/img/tv1.svg
RU KZ
Инклюзивные услуги становятся «безбарьерными»

Инклюзивные услуги становятся «безбарьерными»

В Казахстане насчитывается более 660 тысяч людей с особыми потребностями.

08:30 20 Февраль 2018 3623

Инклюзивные услуги становятся «безбарьерными»

Автор:

Алина Альбекова

Фото: ortcom.kz

По данным министерства труда и социальной защиты, на сегодняшний день в стране насчитывается 662,5 тысячи лиц с особыми потребностями, что составляет от общей численности населения 3,7%. Однако коэффициент инвалидизации от общей численности проживающего населения в регионах, по словам вице-министра труда и соцзащиты Светланы Жакуповой, на сегодняшний день превышает средний республиканский уровень – он намного выше, чем 3,7%.

«Показатели страшные – от 3,9 до 4,7%. Лидирующие регионы – Караганда, ВКО. Здесь, наверное, надо заострить внимание акимов и замакимов, руководителей управлений здравоохранения, чтобы они работали не постфактум, а на профилактику инвалидизации», – высказалась чиновница.

Она также отметила, что для усиления социальной интеграции министерством проводится поэтапная модернизация службы социального обслуживания. Так, в прошлом году ведомством совместно с Минздравом была обеспечена интеграция информационной системы в поликлиниках и централизованные базы данных в части передачи формы 88 в электронном формате. А также рассмотрены вопросы оказания отделами МСЭК проактивной формы шести государственных услуг.

«Мы постоянно держим на контроле вопросы создания безбарьерной среды. Рабочие группы, куда входят НПО и активисты, регулярно проводят мониторинг по оценке состояния доступности объектов и услуг в основных сферах жизни инвалидов. На сегодня доля объектов, обеспечивших доступность для инвалидов, из общего количества паспортизированных объектов социальной инфраструктуры составляет 90%. На 1 января паспортизировано 31200 объектов, из них 19500 подлежат адаптации, и уже проведена адаптация более 16,5 тысячи объектов. Следующим этапом модернизации специальных социальных услуг является переход от заявительного к проявительному принципу оказания социальных услуг», – сообщила вице-министр.

Председатель ОО «Ассоциация женщин-инвалидов «Шырак» Ляззат Калтаева заметила, что «безбарьерная» среда – это не только лифты и пандусы, что это прежде всего свободный доступ к услугам и информации.

«Раньше мы ходили в разные инстанции, чтобы получить несколько услуг. Сейчас создали композитные услуги – это реальная помощь в том, чтобы получить услугу быстро и не тратить на это много времени и сил», – отметила она.

Еще одним огромным шагом в «безбарьерную» среду, по ее мнению, стало расширение перечня технических вспомогательных компенсаторных средств: специальных средств передвижения для инвалидов, самостоятельное обслуживание которых затруднено вследствие физических нарушений; обязательных гигиенических средств; а также увеличение времени оказания услуг специалистов жестового языка для инвалидов по слуху с 30 до 60 часов в год.

Расширение этого перечня, по словам Ляззат Калтаевой, это не просто создание комфортной среды для людей с ограниченными возможностями, но и возможность для них принимать активное участие в жизни общества. Например, благодаря инватакси, которые заработали по всему Казахстану, «особенные» люди стали активно заниматься своим образованием, применять свои профессиональные навыки, посещать специальные клубы.

«Услуга личного помощника, сурдоперевод – это все новые виды услуг, которые реально влияют на нашу жизнь. Их становится все больше и больше, оказываются они не только государством, но и НПО. Форматы очень разные. Самое главное, что они появились по месту жительства, не нужно уезжать из своего города в Астану или Алматы, не нужно семье решать, кто будет сопровождать человека в поездке», – рассказала она о плюсах инклюзивных нововведений.

По словам Светланы Жакуповой, определенная работа по обеспечению инвалидов техническими средствами реабилитации проводится на местах совместно с акиматами областей. Анализ полученных данных показал, что доля обеспеченных техсредствами на 1 января составила 71%. Низкие показатели уровня обеспеченности приходятся на Алматинскую, Карагандинскую, Костанайскую, Северо-Казахстанскую, Мангистаускую, Восточно-Казахстанскую области.

«Я думаю, что заместители акимов обратят на эти показатели особенное внимание», – выразила уверенность вице-министр.

Помимо этого, она напомнила, что с 1 июля 2018 года в Казахстане будет введено новое пособие для лиц, осуществляющих уход за совершеннолетними инвалидами первой группы с детства в размере не ниже одного прожиточного минимума. Ожидается, что новые пособия будут получать не менее 14 тысяч семей. Проект закона, по словам чиновницы, находится в настоящее время на рассмотрении в мажилисе.

Ляззат Калтаева назвала это долгожданным событием, к которому общество шло довольно долго. А также рассказала про практику создания специальных полустационаров в Алматы, куда родители могут доверить своих детей-инвалидов в руки профессионалов, чтобы заняться собственной жизнью и карьерой. И если поначалу такие центры оказывали помощь по четыре часа в день, то сейчас уже по восемь часов.

В целом план мероприятий по обеспечению прав и улучшению качества жизни людей с инвалидностью на 2012-2018 годы, а также ратификация конвенции о правах людей с инвалидностью в 2018 году, по мнению советника министра труда и соцзащиты, депутата маслихата Алматы и председателя ОО «Ассоциация женщин-инвалидов «Шырак» Ляззат Калтаевой, для всех означает смену парадигмы: от социальной защиты лиц с инвалидностью к признанию прав и созданию равных условий.

Гражданское общество, отметила она, в последнее время стало активно взаимодействовать с государством и правительством и часто становится инициатором каких-то решений. Ярким доказательством тому – организация «Арба» в Уральске, которая постоянно поднимала вопросы лечения пролежней и добилась внимания управления здравоохранения. В Уральске была создана школа лечения пролежней, благодаря чему многие пациенты, годами привязанные к кровати, восстанавливаются и приступают к активной жизни, становятся более активными и трудоспособными. Кроме того, если раньше речь шла о безбарьерных поликлиниках и больницах, сейчас на повестке дня, по ее словам, стоят вопросы доступности парков и детских площадок.

«Все это соответствует нормам и современным принципам реабилитации. Я считаю, что Казахстан тем самым попал в приверженность основным принципам конвенции», – высказала она свое мнение.

В плане трудоустройства, по словам Ляззат Калтаевой, важным подспорьем стало создание стандартов рабочих мест, а также субсидирование работодателей, которые будут переоборудовать эти рабочие места у себя в компаниях. К слову, сегодня по Казахстану ведется большой проект по развитию предпринимательства женщин с инвалидностью, где они получают не только профессиональные навыки, но и психологическую поддержку, после чего открывают свое дело либо устраиваются на работу.

«Опыт этого проекта дал начало новому подходу трудоустройства людей с инвалидностью. При ассоциации были открыты курсы от центра занятости, которые не просто давали какую-то профессию, но и психологически подготавливали человека к тому, как он будет работать, общаться с работодателями, как он будет устраиваться на рабочее место. Все это дало начало еще одному проекту – коучингу, или тренерству, когда человек с инвалидностью проходит оценку своих потребностей, возможностей, профессиональное профилирование и идет на собеседование с работодателем, при этом его сопровождают на рабочее место. Опыт показал, что коучинг, как часть всемирной системы сопровождаемой занятости, – это реальное будущее для трудоустройства лиц с инвалидностью. И в Алматы центр занятости уже собирается открывать такие курсы», – сообщила она.

Ляззат Калтаева отметила, что в Казахстане есть два уникальных опыта – это работа координационных советов по вопросам людей с инвалидностью, чем уже заинтересовались в ОНН, и институт советников (людей с инвалидностью) при министрах и акимах областей, городов и районов.

«Сфера создания возможностей для лиц с инвалидностью очень обширная. Она затрагивает и медицину, и образование, и политическую область нашего общества. Феномен инвалидности, согласно Конвенции о правах людей с инвалидностью, это эволюционирующее понятие. Впереди еще много работы, много дел. Но то, что делается уже сейчас, мы ощущаем каждый день, ощущаем все позитивные изменения. И мы готовы делать вклад в продолжение изменений», – заключила председатель ОО «Ассоциация женщин-инвалидов «Шырак».

Алина Альбекова

Цифры не «бьют»: достоверно неизвестно о ситуации на рынке труда

Реальное число самозанятых гораздо выше официальных данных: правительство не владеет ситуацией, сообщили в центре прикладных исследований «ТАЛАП».

02 Март 2018 11:01 3100

Согласно официальной статистике, из девяти миллионов трудоспособного населения занятыми считаются 8,6 миллиона человек, и порядка 400 тысяч остаются неохваченными рынком труда. В структуре занятых 6,5 миллиона человек – наемные работники,  еще 2,1 миллиона  человек относят себя к самозанятым.

Безработные и самозанятые формируют так называемую группу риска – людей с непостоянным или с низким доходом. Нормативы разделяют их на непродуктивных самозанятых, неформально занятых наемных работников и на безработных (часть неактивного населения, которая выпала из рабочей силы, но готова работать). По официальным оценкам, в категорию риска попадает миллион человек из девятимиллионного экономически активного населения.

Поясним, что статус самозанятых – абсолютно домашнее изобретение и включает в себя работников семейных предприятий; лиц, работающих на индивидуальной основе без найма работников; членов производственных кооперативов; работодателей. В мировой практике эти категории выделены в отдельные группы, понятия «самозанятые»  нигде в мире больше  нет. И тем более наша собственная инициатива  – разделение самозанятых на непродуктивных и продуктивных. Критерием продуктивности является доход свыше 28 тысяч тенге в  месяц, и насколько правилен подход к определению – поле для дискуссии, полагают экономисты.

Проблема самозанятых – одна из самых острых в обществе и в экономике. Как недавно отмечала  бывший министр труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова, собираемость налогов у самозанятых составляет лишь 2%. Они фактически не перечисляют деньги в пенсионный фонд  и в фонды медицинского и социального страхования. Затраты по их лечению, пособиям и по будущей пенсионной поддержке фактически ложатся на бюджет, хотя категория самозанятых не является социально уязвимой. Соответственно, неформально занятые казахстанцы нуждаются в легализации, и профильное министерство вступает за изменения в законодательстве по рынку труда – получить право применять фискальные меры для стимуляции граждан показывать доход и платить налоги.

Центр «ТАЛАП» презентовал исследование «Актуальные вопросы рынка труда Казахстана», в котором проанализировал рынок труда и пришел к неожиданным выводам. Хотя официальная статистика формируется по мировым стандартам и вполне легитимна, другие базы данных показывают иную картину на рынке труда. Согласно данным исследования, в группу риска попадает от 2,2 миллиона до 3,4 миллиона человек, или от 24% до 37% экономически активного населения страны. Это существенные цифры и существенное отклонение от официальных данных.

Разрыв в данных обозначили несколько источников. Во-первых, в начале прошлого года

министерство труда и социальной защиты провело подворовой обход, фактическую перепись большой группы населения. Обход показал, что разные государственные структуры дают отличные друг от друга данные по безработным и самозанятым.

Например, в IV квартале 2017 года комитет по статистике  путем статистического обследования  получил 439 тысяч безработных. Центры занятости акиматов через регистрацию и учет насчитали за этот же период 129 тысяч безработных, а министерство труда и социальной защиты через подворовой обход – 258 тысяч человек.

Неформально занятые у статистиков и министерства тоже не совпадают: 382 тысячи человек насчитывает статистика, обход показывает 1,5 миллиона человек. Непродуктивно самозанятых у комитета по статистике получилось 256 тысяч человек, по итогам подушевого обхода – порядка  1,1 миллиона человек.

Идентичная картина по безработным. В центрах занятости зарегистрировано 129 тысяч безработных, по итогам обхода – 258 тысяч человек, по данным статистики – уже 439 тысяч человек. 

Как отмечают эксперты, официальные данные  рассчитываются в соответствии с мировыми стандартами и вполне легитимны. Проблема – в однобокости исследуемых баз данных. Например, статистика по самозанятым формируется на опросах населения, а не по данным ЕНПФ и Государственного фонда социального страхования (ГФСС). По данным ЕНПФ, при общем числе занятых в 6,3 миллиарда человек число вкладчиков, сделавших 12 взносов за 2016 год, составляет 1,4 миллиона человек.  Вкладчиков, сделавших хотя бы один взнос, – 5,8 миллиона человек. Получается, что часть безработных скрыта в неактивной части населения.

Другая проблема запутанной статистики – в отсутствии внятных инструментов формализации самозанятых. Высокая нагрузка на фонд оплаты труда никак не толкает самозанятых показывать доходы и через них учитываться в той или иной группе занятости. И до сих пор не понятно, какие изменения предлагаются в налоговой политике для формализации этой части населения. 

Министр труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова на заедании правительства в феврале сообщила, что «будут предусмотрены меры налогового стимулирования при выходе самозанятых из тени и упрощения налогового администрирования. В свою очередь министр национальной экономики Тимур Сулейменов тогда же, в феврале заявил, что нужно стимулировать переход людей, не имеющих постоянного источника заработка, в «светлый» сектор экономики, чтобы они платили пенсионные взносы (10%), либо предусмотреть для них условный фиксированный платеж: 10-15 тысяч тенге в месяц. 

Есть еще и технические моменты. Так, официальная статистика фиксирует снижение числа самозанятых лиц. В I квартале 2016 года непродуктивно самозанятые сократились сразу на 213 тысяч человек. Интересно то, что почти на это же количество увеличились лица, не входящие в состав рабочей силы.

В «ТАЛАП» ситуацию связали с изменением методики подсчета.

«Мы подозреваем, что произошло очень серьезное изменение методологии, и приличная статистика по самозанятым может объясняться тем, что из-за пересчетов растут другие категории. Причем до конца не понятно, какие категории могут быть отнесены к новым категориям, – поделился сомнениями  руководитель центра «ТАЛАП» Рахим Ошакбаев. – В 2016 году по новой методике Минтруда большая часть «непродуктивно самозанятых», не вставшая на официальный учет в качестве безработных, была отнесена к «неактивным», что позволило сохранить общий уровень безработицы в 5,1% вместо роста до 6,4%».

Что касается безработных, то разночтения в их количестве – отсутствие детального изучения вопроса и интеграции баз данных заинтересованных министерств. Исследование отмечает, что не все безработные обращаются в центры занятости, хотя ищут работу. Комитет по статистике выяснил, что основными способами поиска работы в IV квартале 2017 года оказались: обращение за помощью к друзьям или родственникам – им воспользовались 247 тысяч человек; на втором месте – поиск работы через Интернет, к нему прибегли 221 тысяча человек; 186 тысяч человек сами размещали объявления в открытых источниках. Лишь 53 тысячи человек обращались в центры занятости.

Анализируя рынок труда, в «ТАЛАП» называют ключевые проблемы в сборе и анализе данных. Во-первых, требование отмечаться не реже раза в 10 рабочих дней в центре занятости является препятствием для регистрации безработных. «ТАЛАП» предлагает пересмотреть требования с учетом наступающей цифровизации и перевести регистрацию в онлайн.

Во-вторых, разделение самозанятых на продуктивных и непродуктивных на основе ниже или выше прожиточного минимума не отражает реальную ситуацию. Предлагается использовать в качестве основного критериия продуктивной самозанятости регистрацию и осуществление деятельности в рамках ИП.

В-третьих, отсутствуют достоверные данные о численности наемных работников, занятых неформально и на минимальную зарплату. Предлагается открыть обезличенные данные ЕНПФ и ГФСС для анализа, и на их основе формировать статистику по неформальной занятости.

В-четвертых, отсутствует статистика по потенциальной рабочей силе, тех, кто никогда не был ни занятым, ни безработным, но готов работать. По мнению экспертов «ТАЛАП», в рамках обследования следует формировать более детальные данные о причинах такой неактивности.

Ну и, конечно, исследование делает выводы. Вывод первый: достоверно неизвестно, какая ситуация на рынке труда. Вывод второй: условная группа риска – люди с низким доходом и без социальной поддержки составляют 1/3 рабочей силы. Вывод третий: ни общество, ни правительство не имеют понимания о государственной политике в сфере занятости, которая сейчас сводится к учету и регистрации самозанятых. Вывод четвертый: действующая система налогообложения максимально дестимулирует формализацию трудовых отношений. В 2017 году совокупные налоги составляли 32%, к 2020 году они вырастут до 38%.

Необходимо уйти от практики контроля, выявления и наказания – к пониманию того, что требуется для создания эффективного рынка труда, и создать для этого комфортные условия.

Татьяна Батищева

Казахстанские безработные «опустошили» казну на 150 миллионов

Электронная биржа труда, заработавшая в РК с января 2018 года, может значительно расширить свою географию.

22 Февраль 2018 14:24 14243

«Все идет к тому, что у нас будет единая электронная онлайн-площадка, и люди смогут находить себе работу не только на территории Казахстана, но и на территории стран ЕАЭС», – сообщил вице-министр труда и соцзащиты Нуржан Альтаев, подводя итоги первых месяцев работы нового казахстанского онлайн-портала enbek.kz.

Но если создание единой биржи труда на Евразийском пространстве всего лишь вопрос времени, электронная биржа труда в Казахстане уже реальность. Правда, не дешевая – на поддержку и развитие портала из бюджета ежегодно планируется затрачивать более 150 миллионов тенге.

Зато эффект налицо, уверили в Минтруда. По данным ведомства, только за январь этого года на онлайн-площадке по трудоустройству, разработчиком которой выступило само министерство, было зарегистрировано свыше 50 тысяч резюме от соискателей и более 30 тысяч вакансий от работодателей. Большая активность потенциальных работников отмечена из Южно -Казахстанской области – жители этого региона оставили на сайте уже более 15 тысяч резюме. Тогда как большинство вакансий поступает на портал от работодателей Астаны и Алматы. К слову, минимальное количество соискателей отмечено из Акмолинской, Атырауской и Мангистауской областей, примерно по 2000 резюме из каждого региона.

Особой популярностью у работодателей, уточнили в Минтруда, пользуются: подсобный рабочий (1695), воспитатель (406), водитель автомобиля (405), уборщик производственных и служебных помещений (378), медсестра/медбрат (335), помощник воспитателя (286). Тогда как среди соискателей оказалось: 8406 подсобных рабочих, 2542 социальных работника, 1022 юриста, 840 водителей и 805 уборщиков территорий. 

По словам Нуржана Альтаева, благодаря электронной бирже труда, которая работает всего пару месяцев, около 18 тысяч казахстанцев уже нашли себе работу. Во многом благодаря тому, что к порталу были подключены все 199 государственных центров занятости, 34 частных агентства по трудоустройству и четыре сайта по поиску работы, как hipo.kz, market.kz, rabota.nur.kz, zarplata.kz.

Электронная биржа труда, отметил чиновник, даст возможность частным кадровым агентствам использовать базу данных портала для осуществления своей коммерческой деятельности, а государственным центрам занятости населения поможет трансформироваться в эффективные HR-службы. Если сегодня они работают в формате госучреждений, получая фиксированный оклад в размере 80000-120000 тенге, вне зависимости от проделанной работы, то с нынешнего года система изменится. Сотрудники государственных центров занятости будут получать зарплату за количество трудоустроенных людей, по принципу «чем больше результат, тем больше зарплата».

Более того, министерство труда и соцзащиты пообещало устроить в сфере услуг по трудоустройству жесткую конкуренцию, введя в игру на правах аутсорсинга частные агентства занятости. Их финансирование, уточнил вице-министр труда, также будет заависеть от результатов работы. По словам Нуржана Альтаева, расчеты на сегодняшний день уже ведутся, но тариф пока не утвержден.

В том виде, в котором сегодня работают государственные центры занятости, отметил чиновник, они оставаться больше не могут. Об этом говорит и официальная статистика: из 2,2 миллиона человек, которые постоянно находятся в движении, меняют работу, впервые устраиваются, уходят с рынка труда, государственными службами занятости охватывается только 10%. Тогда как 1,7 миллиона человек трудоустраиваются самостоятельно. Правда, не всегда по своей профессии.

По словам президента АО «Центр развития трудовых ресурсов» Даулета Аргандыкова, это следствие недостаточной информированности населения о бесплатных и эффективных инструментах трудоустройства.  

«Симметрия информации на рынке труда, согласно исследованиям McKinsey & Company, ежегодно ведет к потере более 2% роста мирового ВВП, который мог быть достигнут при равновесном рынке труда, то есть при полном соответствии трудовых ресурсов и рабочих мест», – прокомментировал глава центра, сославшись на исследования зарубежных консультантов.

Но при этом добавил: активное использование онлайн-площадок для трудоустройства населения, по оценке этой же компании, к 2025 году может добавить к мировому ВВП порядка 2,7 миллиона долларов. И электронная биржа труда Казахстана должна сыграть в этом хоть и маленькую, но все же роль.

Алина Альбекова