/img/tv1.svg
RU KZ
Неформально занятых граждан выведут из тени

Неформально занятых граждан выведут из тени

Около 200 тысяч казахстанцев получат статус «не установлен по месту жительства».

16:10 18 Январь 2018 10261

Неформально занятых граждан выведут из тени

Автор:

Алина Альбекова

В Казахстане, так же как в Италии и Корее, самозанятое население составляет четверть рабочей силы. Тогда как в США и Канаде эта категория граждан составляет 10%, а в Японии, Финляндии и Великобритании – 15%.

«Самозанятые в нашей стране – это продукт переходного периода. С 1991 по 2001 год в результате массовых закрытий предприятий и сокращения рабочих мест количество самозанятых увеличилось с 327 тысяч человек до 2,8 миллиона, или в 8,7 раза», – сообщила министр труда и соцзащиты Тамара Дуйсенова.

Лишь с 2010 года в Казахстане стала наблюдаться тенденция к снижению. За последние семь лет, по ее данным, численность самозанятых уменьшилась на полмиллиона человек, а их доля в составе активно экономического населения упала с 31% до 26%. Причиной тому в ведомстве назвали активную реализацию ряда программ занятости населения и улучшение экономической ситуации в стране. Однако нынешние показатели министр по-прежнему считает слишком высокими, при этом связывая с ними теневую экономику, неформальную занятость, сокрытие доходов и социальную незащищенность.

Для точного определения количества самозанятых, безработных и непродуктивно занятых с января по март 2017 года министерством труда и соцзащиты была проведена сверка с информационными системами всех госорганов.

«За основу была взята информация, содержащаяся в государственной базе данных физических лиц, в которой на начало 2017 года находились персональные данные 18,9 миллиона человек, то есть намного больше, чем по данным официальной статистики. Это свидетельствует о неактуальности имеющихся в них данных», – поделилась своим мнением министр.

Информационные системы госорганов тоже не отличились точностью. На 1 апреля 2017 года в ходе сверки был определен социальный статус только 13,2 миллиона человек, при этом 5,7 миллиона человек так и не были идентифицированы. По данным государственной базы физлиц, они официально проживают в Казахстане. Однако специалисты Минтруда не обнаружили их ни среди работников, отчисляющих обязательные пенсионные взносы, ни среди студентов или получателей социальных выплат.

Такие «неожиданные» результаты сподвигнули ведомство обратиться к акиматам областей с просьбой провести подворовой обход и уточнить статус каждого посписочно. Результат: с апреля по август прошлого года местными исполнительными органами были актуализированы статусы 1,5 миллиона человек. Однако статусы 943 тысяч граждан, отмеченных как выехавшие и умершие или студенты, так и остались неактуализированными. Не удалось формализовать практическую занятость и 1,7 миллиона человек, из которых 1,5 миллиона заявили себя наемными работниками, а 233 тысячи – индивидуальными предпринимателями, но при этом ни те, ни другие не отчисляли пенсионные взносы.

«Итоги подворового обхода доказали неактуальность данных не только в госбазе физлиц, но и в информационных системах государственных органов, которые являются в свою очередь источниками информации для эталонной базы», – констатировала Тамара Дуйсенова.

Поэтому с августа по декабрь 2017 года в работу были вовлечены «причастные к решению данных проблем» центральные госорганы. В итоге на начало 2018 года из 943 тысяч человек в статусе «не установлены» остались 542 тысячи человек.

«Мы свою актуализацию баз данных закончили и не выявили 9,9 тысячи человек. Их нет в нашей системе образования. Скорее всего, эти люди выехали за границу, они могут там жить и учиться, может, они просто студенческого возраста. Министерство образования не имеет сейчас каких-то рычагов или инструментов для нахождения этих людей за границей. Поэтому нам нужно, чтобы поручение было исполнено или министерством внутренних дел, или министерством иностранных дел», – прокомментировал министр образования и науки Аслан Саринжипов.

В свою очередь, министр внутренних дел Калмуханбет Касымов тоже предоставил данные.

«Мы нашли 245 тысяч человек. Это граждане, выехавшие за границу. Чуть больше 4,7 тысячи человек признаны умершими, и чуть больше 30 тысяч человек оказались дважды зарегистрированными. Остальных, а это 175 тысяч, мы совместно с Минюстом сделали «не установленными по месту жительства». Будем уточнять информацию по ним по мере обращения в госорганы за услугами», – уточнил он.

По наемным работникам и индивидуальным предпринимателям сложилась иная ситуация. По данным министра труда и соцзащиты, налоговыми органами на местах за 2017 год из 1,7 миллиона человек было зарегистрировано 54 тысячи индивидуальных предпринимателей и формализованы трудовые отношения 560 тысяч наемных работников. Это подтверждается регулярными перечислениями пенсионных взносов и социальных отчислений. Формализация оставшегося миллиона человек, по словам Тамары Дуйсеновой, остается проблематичной из-за норм действующего законодательства, точнее, из-за принятых в 2015 году поправок в Предпринимательский и Налоговый кодексы. Согласно этим документам, регистрация индивидуальных предпринимателей с доходами ниже 12-кратной МЗП, а с 1 января 2018 года уже с доходами ниже 24 МЗП, не обязательна.

«Внедрение системы медстрахования должно было учесть этих граждан. Однако в связи с переносом срока медстрахования вывести из тени неформально занятых граждан пока затруднительно, – посетовала чиновница.

Однако сообщила, что Минтруда без дела не сидит. Так, совместно с национальными экспертами разработан комплекс мер по выводу самозанятых граждан из тени. Во-первых, это внесение изменений в НПА в части определения правового статуса самозанятых, упрощения регистрации трудовых отношений и внедрение единого механизма их статучета. Во-вторых, фискальные меры, то есть внедрение специальных налоговых режимов в отраслях с высокой неформальной занятостью, как сельское хозяйство и розничная торговля, где находится почти 50% всех самозанятых, которых мы определили. Это также снижение налоговой нагрузки на низкооплачиваемых работников, проведение «амнистии» по начисленным штрафам за несвоевременную уплату пенсионных взносов и социальных отчислений. В-третьих, это экономические меры, то есть расширение инструментов микрокредитования и создание системы грантовой поддержки. Все эти предложения планируется внести на рассмотрение правительства уже в феврале этого года, после согласования с заинтересованными госорганами.  

В целом, по данным Тамары Дуйсеновой, менее чем за год министерством труда и соцзащиты был определен и формализован статус около трех миллионов человек из 5,7 миллиона ранее не имевших статуса. Из 2,7 миллиона граждан без статусов 1,14 миллиона – это неформально занятые, для формализации которых необходимы законодательные изменения, 1,5 миллиона – непродуктивно самозанятые и безработные, которых предстоит вовлечь в продуктивную занятость. 

Алина Альбекова

Цифры не «бьют»: достоверно неизвестно о ситуации на рынке труда

Реальное число самозанятых гораздо выше официальных данных: правительство не владеет ситуацией, сообщили в центре прикладных исследований «ТАЛАП».

02 Март 2018 11:01 3084

Согласно официальной статистике, из девяти миллионов трудоспособного населения занятыми считаются 8,6 миллиона человек, и порядка 400 тысяч остаются неохваченными рынком труда. В структуре занятых 6,5 миллиона человек – наемные работники,  еще 2,1 миллиона  человек относят себя к самозанятым.

Безработные и самозанятые формируют так называемую группу риска – людей с непостоянным или с низким доходом. Нормативы разделяют их на непродуктивных самозанятых, неформально занятых наемных работников и на безработных (часть неактивного населения, которая выпала из рабочей силы, но готова работать). По официальным оценкам, в категорию риска попадает миллион человек из девятимиллионного экономически активного населения.

Поясним, что статус самозанятых – абсолютно домашнее изобретение и включает в себя работников семейных предприятий; лиц, работающих на индивидуальной основе без найма работников; членов производственных кооперативов; работодателей. В мировой практике эти категории выделены в отдельные группы, понятия «самозанятые»  нигде в мире больше  нет. И тем более наша собственная инициатива  – разделение самозанятых на непродуктивных и продуктивных. Критерием продуктивности является доход свыше 28 тысяч тенге в  месяц, и насколько правилен подход к определению – поле для дискуссии, полагают экономисты.

Проблема самозанятых – одна из самых острых в обществе и в экономике. Как недавно отмечала  бывший министр труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова, собираемость налогов у самозанятых составляет лишь 2%. Они фактически не перечисляют деньги в пенсионный фонд  и в фонды медицинского и социального страхования. Затраты по их лечению, пособиям и по будущей пенсионной поддержке фактически ложатся на бюджет, хотя категория самозанятых не является социально уязвимой. Соответственно, неформально занятые казахстанцы нуждаются в легализации, и профильное министерство вступает за изменения в законодательстве по рынку труда – получить право применять фискальные меры для стимуляции граждан показывать доход и платить налоги.

Центр «ТАЛАП» презентовал исследование «Актуальные вопросы рынка труда Казахстана», в котором проанализировал рынок труда и пришел к неожиданным выводам. Хотя официальная статистика формируется по мировым стандартам и вполне легитимна, другие базы данных показывают иную картину на рынке труда. Согласно данным исследования, в группу риска попадает от 2,2 миллиона до 3,4 миллиона человек, или от 24% до 37% экономически активного населения страны. Это существенные цифры и существенное отклонение от официальных данных.

Разрыв в данных обозначили несколько источников. Во-первых, в начале прошлого года

министерство труда и социальной защиты провело подворовой обход, фактическую перепись большой группы населения. Обход показал, что разные государственные структуры дают отличные друг от друга данные по безработным и самозанятым.

Например, в IV квартале 2017 года комитет по статистике  путем статистического обследования  получил 439 тысяч безработных. Центры занятости акиматов через регистрацию и учет насчитали за этот же период 129 тысяч безработных, а министерство труда и социальной защиты через подворовой обход – 258 тысяч человек.

Неформально занятые у статистиков и министерства тоже не совпадают: 382 тысячи человек насчитывает статистика, обход показывает 1,5 миллиона человек. Непродуктивно самозанятых у комитета по статистике получилось 256 тысяч человек, по итогам подушевого обхода – порядка  1,1 миллиона человек.

Идентичная картина по безработным. В центрах занятости зарегистрировано 129 тысяч безработных, по итогам обхода – 258 тысяч человек, по данным статистики – уже 439 тысяч человек. 

Как отмечают эксперты, официальные данные  рассчитываются в соответствии с мировыми стандартами и вполне легитимны. Проблема – в однобокости исследуемых баз данных. Например, статистика по самозанятым формируется на опросах населения, а не по данным ЕНПФ и Государственного фонда социального страхования (ГФСС). По данным ЕНПФ, при общем числе занятых в 6,3 миллиарда человек число вкладчиков, сделавших 12 взносов за 2016 год, составляет 1,4 миллиона человек.  Вкладчиков, сделавших хотя бы один взнос, – 5,8 миллиона человек. Получается, что часть безработных скрыта в неактивной части населения.

Другая проблема запутанной статистики – в отсутствии внятных инструментов формализации самозанятых. Высокая нагрузка на фонд оплаты труда никак не толкает самозанятых показывать доходы и через них учитываться в той или иной группе занятости. И до сих пор не понятно, какие изменения предлагаются в налоговой политике для формализации этой части населения. 

Министр труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова на заедании правительства в феврале сообщила, что «будут предусмотрены меры налогового стимулирования при выходе самозанятых из тени и упрощения налогового администрирования. В свою очередь министр национальной экономики Тимур Сулейменов тогда же, в феврале заявил, что нужно стимулировать переход людей, не имеющих постоянного источника заработка, в «светлый» сектор экономики, чтобы они платили пенсионные взносы (10%), либо предусмотреть для них условный фиксированный платеж: 10-15 тысяч тенге в месяц. 

Есть еще и технические моменты. Так, официальная статистика фиксирует снижение числа самозанятых лиц. В I квартале 2016 года непродуктивно самозанятые сократились сразу на 213 тысяч человек. Интересно то, что почти на это же количество увеличились лица, не входящие в состав рабочей силы.

В «ТАЛАП» ситуацию связали с изменением методики подсчета.

«Мы подозреваем, что произошло очень серьезное изменение методологии, и приличная статистика по самозанятым может объясняться тем, что из-за пересчетов растут другие категории. Причем до конца не понятно, какие категории могут быть отнесены к новым категориям, – поделился сомнениями  руководитель центра «ТАЛАП» Рахим Ошакбаев. – В 2016 году по новой методике Минтруда большая часть «непродуктивно самозанятых», не вставшая на официальный учет в качестве безработных, была отнесена к «неактивным», что позволило сохранить общий уровень безработицы в 5,1% вместо роста до 6,4%».

Что касается безработных, то разночтения в их количестве – отсутствие детального изучения вопроса и интеграции баз данных заинтересованных министерств. Исследование отмечает, что не все безработные обращаются в центры занятости, хотя ищут работу. Комитет по статистике выяснил, что основными способами поиска работы в IV квартале 2017 года оказались: обращение за помощью к друзьям или родственникам – им воспользовались 247 тысяч человек; на втором месте – поиск работы через Интернет, к нему прибегли 221 тысяча человек; 186 тысяч человек сами размещали объявления в открытых источниках. Лишь 53 тысячи человек обращались в центры занятости.

Анализируя рынок труда, в «ТАЛАП» называют ключевые проблемы в сборе и анализе данных. Во-первых, требование отмечаться не реже раза в 10 рабочих дней в центре занятости является препятствием для регистрации безработных. «ТАЛАП» предлагает пересмотреть требования с учетом наступающей цифровизации и перевести регистрацию в онлайн.

Во-вторых, разделение самозанятых на продуктивных и непродуктивных на основе ниже или выше прожиточного минимума не отражает реальную ситуацию. Предлагается использовать в качестве основного критериия продуктивной самозанятости регистрацию и осуществление деятельности в рамках ИП.

В-третьих, отсутствуют достоверные данные о численности наемных работников, занятых неформально и на минимальную зарплату. Предлагается открыть обезличенные данные ЕНПФ и ГФСС для анализа, и на их основе формировать статистику по неформальной занятости.

В-четвертых, отсутствует статистика по потенциальной рабочей силе, тех, кто никогда не был ни занятым, ни безработным, но готов работать. По мнению экспертов «ТАЛАП», в рамках обследования следует формировать более детальные данные о причинах такой неактивности.

Ну и, конечно, исследование делает выводы. Вывод первый: достоверно неизвестно, какая ситуация на рынке труда. Вывод второй: условная группа риска – люди с низким доходом и без социальной поддержки составляют 1/3 рабочей силы. Вывод третий: ни общество, ни правительство не имеют понимания о государственной политике в сфере занятости, которая сейчас сводится к учету и регистрации самозанятых. Вывод четвертый: действующая система налогообложения максимально дестимулирует формализацию трудовых отношений. В 2017 году совокупные налоги составляли 32%, к 2020 году они вырастут до 38%.

Необходимо уйти от практики контроля, выявления и наказания – к пониманию того, что требуется для создания эффективного рынка труда, и создать для этого комфортные условия.

Татьяна Батищева

Казахстанские безработные «опустошили» казну на 150 миллионов

Электронная биржа труда, заработавшая в РК с января 2018 года, может значительно расширить свою географию.

22 Февраль 2018 14:24 14200

«Все идет к тому, что у нас будет единая электронная онлайн-площадка, и люди смогут находить себе работу не только на территории Казахстана, но и на территории стран ЕАЭС», – сообщил вице-министр труда и соцзащиты Нуржан Альтаев, подводя итоги первых месяцев работы нового казахстанского онлайн-портала enbek.kz.

Но если создание единой биржи труда на Евразийском пространстве всего лишь вопрос времени, электронная биржа труда в Казахстане уже реальность. Правда, не дешевая – на поддержку и развитие портала из бюджета ежегодно планируется затрачивать более 150 миллионов тенге.

Зато эффект налицо, уверили в Минтруда. По данным ведомства, только за январь этого года на онлайн-площадке по трудоустройству, разработчиком которой выступило само министерство, было зарегистрировано свыше 50 тысяч резюме от соискателей и более 30 тысяч вакансий от работодателей. Большая активность потенциальных работников отмечена из Южно -Казахстанской области – жители этого региона оставили на сайте уже более 15 тысяч резюме. Тогда как большинство вакансий поступает на портал от работодателей Астаны и Алматы. К слову, минимальное количество соискателей отмечено из Акмолинской, Атырауской и Мангистауской областей, примерно по 2000 резюме из каждого региона.

Особой популярностью у работодателей, уточнили в Минтруда, пользуются: подсобный рабочий (1695), воспитатель (406), водитель автомобиля (405), уборщик производственных и служебных помещений (378), медсестра/медбрат (335), помощник воспитателя (286). Тогда как среди соискателей оказалось: 8406 подсобных рабочих, 2542 социальных работника, 1022 юриста, 840 водителей и 805 уборщиков территорий. 

По словам Нуржана Альтаева, благодаря электронной бирже труда, которая работает всего пару месяцев, около 18 тысяч казахстанцев уже нашли себе работу. Во многом благодаря тому, что к порталу были подключены все 199 государственных центров занятости, 34 частных агентства по трудоустройству и четыре сайта по поиску работы, как hipo.kz, market.kz, rabota.nur.kz, zarplata.kz.

Электронная биржа труда, отметил чиновник, даст возможность частным кадровым агентствам использовать базу данных портала для осуществления своей коммерческой деятельности, а государственным центрам занятости населения поможет трансформироваться в эффективные HR-службы. Если сегодня они работают в формате госучреждений, получая фиксированный оклад в размере 80000-120000 тенге, вне зависимости от проделанной работы, то с нынешнего года система изменится. Сотрудники государственных центров занятости будут получать зарплату за количество трудоустроенных людей, по принципу «чем больше результат, тем больше зарплата».

Более того, министерство труда и соцзащиты пообещало устроить в сфере услуг по трудоустройству жесткую конкуренцию, введя в игру на правах аутсорсинга частные агентства занятости. Их финансирование, уточнил вице-министр труда, также будет заависеть от результатов работы. По словам Нуржана Альтаева, расчеты на сегодняшний день уже ведутся, но тариф пока не утвержден.

В том виде, в котором сегодня работают государственные центры занятости, отметил чиновник, они оставаться больше не могут. Об этом говорит и официальная статистика: из 2,2 миллиона человек, которые постоянно находятся в движении, меняют работу, впервые устраиваются, уходят с рынка труда, государственными службами занятости охватывается только 10%. Тогда как 1,7 миллиона человек трудоустраиваются самостоятельно. Правда, не всегда по своей профессии.

По словам президента АО «Центр развития трудовых ресурсов» Даулета Аргандыкова, это следствие недостаточной информированности населения о бесплатных и эффективных инструментах трудоустройства.  

«Симметрия информации на рынке труда, согласно исследованиям McKinsey & Company, ежегодно ведет к потере более 2% роста мирового ВВП, который мог быть достигнут при равновесном рынке труда, то есть при полном соответствии трудовых ресурсов и рабочих мест», – прокомментировал глава центра, сославшись на исследования зарубежных консультантов.

Но при этом добавил: активное использование онлайн-площадок для трудоустройства населения, по оценке этой же компании, к 2025 году может добавить к мировому ВВП порядка 2,7 миллиона долларов. И электронная биржа труда Казахстана должна сыграть в этом хоть и маленькую, но все же роль.

Алина Альбекова