/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 403,19 Brent 36,55
Даурен Абаев: «Усиленный контроль на госгранице – нормальная практика»

Даурен Абаев: «Усиленный контроль на госгранице – нормальная практика»

Министр информации и коммуникаций РК прокомментировал ситуацию на казахстанско-кыргызской границе. 

16:41 14 Октябрь 2017 6776

Даурен Абаев: «Усиленный контроль на госгранице –  нормальная практика»

Автор:

Дана Иман

Даурен Абаев обратил внимание на то, что на усиленный режим казахстанские пограничные службы переведены по всему периметру госграницы Казахстана.

«Ведется плановая работа. Усилен контроль по всему периметру государственной границы Казахстана. Средствами массовой информации сделан акцент на казахстанско-кыргызском участке из-за высказываний Атамбаева. Насколько мне известно, в связи с президентскими выборами аналогичные меры предприняты и другими сопредельными государствами. Это нормальная практика», – сказал глава Мининформа.

На границе с Кыргызстаном пограничной службой Казахстана усилен досмотр лиц, транспортных средств, грузов и товаров. Но каких-либо ограничений или запретов на пересечение границы наложено не было.

«Только за последние три дня были зафиксированы многочисленные факты нарушения транспортного и таможенного законодательства кыргызскими перевозчиками. Так, из 447 проверенных транспортных средств выявлено 78 автомашин, следующих с грубыми нарушениями. Это превышение весогабаритных параметров, осуществление каботажных перевозок, отсутствие казахстанского бланка разрешения и другие. Кроме того, семь пассажирских автобусов помещены на штрафстоянку за отсутствие разрешения на осуществление регулярных пассажирских перевозок. Всего за вышеуказанные нарушения наложены административные штрафы на общую сумму свыше трех миллионов тенге», – сообщил министр.

С момента усиления фитосанитарного контроля, по его данным, было выявлено пять фактов нарушений. Всего возвращено продукции весом 25 тонн и наложено штрафа на сумму 68 тысяч тенге.

Напомним, 10-11 октября пограничная служба комитета национальной безопасности Казахстана начала плановую пограничную операцию по всей территории государственной границы.

«Целями данной операции является пресечение противоправной деятельности в пограничном пространстве, выявление лиц, причастных к террористической, контрабандной и иной преступной деятельности, проверка соблюдения пограничного режима и миграционного законодательства. В связи с этим усилен досмотр лиц, транспортных средств, грузов и товаров, пересекающих границу», – сообщала пресс-служба КНБ РК.

Также в силовым ведомстве заявляли, что с учетом заявления кыргызских властей о подготовке в день выборов массовых беспорядков с привлечением криминалитета пограничная служба КНБ принимает дополнительные меры по недопущению проникновения на территорию Казахстана преступных элементов.

В свою очередь, тема ситуации на границе Казахстана с Кыргызстаном стала причиной  политического скандала. Премьер-министр Кыргызской Республики Сапар Исаков на своей странице в Facebook сообщил о том, что на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи провел переговоры с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым по текущей ситуации на границе. 

После чего пресс-служба премьер-министра Казахстана опровергла эту информацию.

«В связи с обращениями ряда СМИ касательно информации премьер-министра Кыргызской Республики Сапара Исакова от 11 октября 2017 года на персональной странице в социальной сети Facebook о своих переговорах с президентом Республики Казахстан по текущей ситуации на кыргызско-казахстанской государственной границе пресс-служба премьер-министра РК официально заявила, что «в рамках заседания Высшего Евразийского экономического совета в Сочи (РФ) переговоров президента Казахстана с премьер-министром Кыргызстана не проводилось».

Дана Иман 

Кыргызстан опроверг информацию о выходе из ЕАЭС из-за-разногласий с РК

Какие условия примет Кыргызстан.

24 Июнь 2020 10:24 1266

Кыргызстан опроверг информацию о выходе из ЕАЭС из-за-разногласий с РК

Кыргызстан не будет выходить из ЕАЭС из-за разногласий с Казахстаном. Об этом в эксклюзивном материале телеканала Atameken Business сообщил замминистра экономики соседней страны Эльдар Алишеров. Более того, он уточнил, что Кыргызстан готов принять ряд условий нашей стороны. Эксклюзивное интервью записала Молдир Абдуалиева.

Действительно, градус напряжения между двумя республиками в торговых вопросах пошел на спад. Во-первых, заместитель министра экономики Кыргызстана опроверг информацию о возможном выходе страны из состава ЕАЭС из-за разногласий с Казахстаном. Эльдар Алишеров сообщил, что заявления были неверно интерпретированы и подобные угрозы с их стороны не звучали. А две недели назад представители их экономического ведомства провели видеопереговоры с отечественным министерством торговли и комитетом госдоходов. В итоге рабочие группы договорились разработать механизмы для урегулирования сложившейся ситуации. Среди них – маркировка товаров, создание дорожной транзитной карты и построение цифрового транспортного коридора. Кроме того, Кыргызстан заявил о готовности внедрения навигационных пломб, то есть систем слежения за передвижением грузовых транспортов для решения проблемы лжетранзита. Не остался без внимания и вопрос неуплаты налогов.

Эльдар Алишеров – заместитель министра экономики Кыргызстана:

«Допустим, погранконтроль совместно работает с вашими налоговиками. Предоставляет информацию, что такая-то машина заехала в Казахстан, сказали, что едет в Россию, но в Российскую Федерацию не выехала. Все. По номерам машины ее поймали и оштрафовали. Вот так со лжетранзитом можно решить вопрос. По поводу того, что у вас налогоплательщики не хотят регистрироваться и платить налоги, – эта проблема и у нас есть. Это в любой стране, особенно на постсоветском пространстве. Мы сказали, давайте попробуем «пилот» «пломб». Хотя мы у себя ловим таких нерадивых налогоплательщиков, которые привозят товар и не регистрируют, чтобы не платить. Только мы это делаем не на границе, а другими инструментами – посредством счетов-фактур, фискальных чеков».

По мнению заместителя министра, ужесточение проверок на границе в отношении предпринимателей стран – участниц ЕАЭС нарушает принцип свободы передвижения товаров. Но, поскольку казахстанская сторона выступила инициатором разработки электронных систем и Кыргызстан ответил согласием, Алишеров уточнил, что теперь их сторона в ожидании ответа.

Эльдар Алишеров:

«Теперь ждем, они (казахстанская сторона)  сказали, с этой компанией поговорят, дадут нам ответ. Мы ждем. Мы готовы принять все условия в рамках перевозки грузов, но это не должно быть так, что только Кыргызстан это делает. Давайте «пилот» проведем в течение месяца-двух, как вам удобно. Вы устанавливаете, и мы смотрим, что происходит. И все видят. Всем странам ЕАЭС покажем эффективность этой работы».

Ранее государства обменялись взаимными упреками. Кыргызстан направил жалобу в ВТО, заявив об ужесточении мер пропуска грузового транспорта и досмотра товаров. Казахстан же ответил, что подобные мероприятия проводятся в отношении всех стран – участниц ЕАЭС. Но недостаточное администрирование с киргизской стороны приводит к потерям бюджета от неуплаты НДС и таможенных пошлин. Например, в 2019-м было зарегистрировано более 2,5 тысячи фактов ввоза товара фиктивным резидентам Казахстана, и при этом НДС киргизские предприниматели не оплатили. Сейчас казахстанские министерства торговли и финансов от комментариев воздерживаются. Полагаю, что наша сторона также рассматривает способы разрешения имеющихся проблем. Мы будем следить за развитием ситуации.

Меруерт Абдуалиева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Кыргызстан ждут очень большие проблемы»

Экономика КР умрет явно быстрее, чем страна успеет подготовиться.

12 Апрель 2020 11:31 12078

«Кыргызстан ждут очень большие проблемы»

Об этом в эксклюзивном интервью inbusiness.kz рассказал политолог из Бишкека, директор ОФ «Трансграничная исследовательская сеть Центральной Евразии» Денис Бердаков.

В Кыргызстане на сегодня 298 подтвержденных фактов коронавируса, пять человек скончались. На территории Бишкека, Оша и Джалал-Абада, Ноокатского и Кара-Суйского районов Ошской области, Сузакского района Джалал-Абадской области введено чрезвычайное положение и комендантский час. Работа общественного транспорта и такси остановлена, разрешается передвигаться только на личном авто. Причем днем передвижения граждан по населенным пунктам ограничены, с 20:00 до 07:00 – полностью запрещены.

– Денис, какова обстановка в Кыргызстане на данный момент?

– Ситуация, как и во многих странах мира, действительно сложная. Коронавирус, кроме всего прочего, приводит к огромным социально-экономическим и политическим последствиям, и этот феномен оказал очень сильное влияние на жизнь всей республики. Ситуация новая и сложная, такой не было никогда. Элиты давно не встречались с таким системным вызовом. И, даже несмотря на то, что вирус не настолько страшен, как его малюют, ситуация с ним поставила некоторые государства на грань социальной и экономической катастрофы.

– А как оперативно ваши власти отреагировали на эпидемию?

– У нас было много времени [для принятия решений], мы уже видели пример Китая, Италии, Ирана. Полностью закрыть авиасообщение надо было недели за три-четыре, а не в третьей декаде марта. На мой взгляд, если бы мы закрылись 2-5 марта, то имели бы только единичные случаи заболевания. Но очень тяжело решиться на такие шаги: в тех регионах, где введено чрезвычайное положение, экономика почти полностью встала.

В Кыргызстане введен серьезнейший карантинный режим, ночью введен комендантский час, но уже понятно, что вирус вырвется (зараженные есть помимо тех, кто находится в обсервации), и все предпринимаемые меры – это просто отсрочка.

Но мы не понимаем, как долго это все будет продолжаться: сколько экономику и людей нужно будет держать на карантине? По разным оценкам, от полугода до полутора лет. То есть пока все не переболеют или не появится вакцина.

– Насколько сильно «оборонительные бои» с COVID-19 ослабят экономику страны?

– Бои действительно идут очень серьезные. Я не помню такого серьезного падения доходной части бюджета. При плане на 2020 год в 2,2-2,3 млрд долларов (в зависимости от курса), по оценкам президента, мы потеряем 400-450 млн долларов.

– Пятую часть, серьезно.

– Наш президент достаточно быстро смог найти ресурсы у крупных международных организаций и финансовых институтов:

  • МВФ выделил $120 млн;
  • Германия (GIZ) – $550 тыс.;
  • Исламский банк развития – $11 млн;
  • Всемирный банк – более $21 млн;
  • ЕБРР рассматривает выделение $100-150 млн;
  • Азиатский банк развития утвердил выделение $200 тысяч на приобретение оборудования и медикаментов, также АБР выделит дополнительные гранты и кредиты для укрепления системы здравоохранения.

Россия, США, Китай и Турция помогают тестами, масками, аппаратами ИВЛ.

– А Казахстан чем помог?

– Тем, что разрешил нам за деньги покупать свою муку. Но таковы нынешние реалии, и за это спасибо.

– Экономика страны – это в первую очередь ее бюджет. В мае прошлого года Вы говорили, что в 2018 году от киргизских трудовых мигрантов поступило 2,6 млрд долларов, а госбюджет КР составил около 2,1 млрд долларов. Кроме этих переводов, какие сектора пострадают в наибольшей степени?

– В Кыргызстане роль бюджета крайне низка по сравнению, например, с Россией, Казахстаном или Белоруссией. Наш бюджет – это не бюджет развития, это содержание чиновников, зарплаты государственных служащих: врачей, учителей, полиции, военных и немного строительство дорог… У нас слабо финансируемые слабые государственные институты: зарплата в министерствах от 100 до 200 долларов.

Бюджетникам мы зарплату и пенсии выплатим. Но гораздо серьезнее ситуация в самой экономике, она была экспортно ориентированной и завязана на внешний мир. Последние годы она состояла из четырех потоков, и по этим системным потокам нанесен очень серьезный удар.

Первый. Довольно мощный кластер швейного производства, в котором занято 200-300 тыс. человек. Из Турции и Китая поступали ткань и фурнитура, в Бишкеке все отшивалось и продавалось в Россию, Казахстан и даже некоторые страны Восточной Европы.

Хоть и с проблемами, но он развивался и давал огромную низовую занятость: люди платили простейший патент по 4-5 тыс. сомов на каждую швею и шили столько, сколько могли продать. В этом секторе проблемы начались раньше введения режима ЧП, еще с февраля: Россия и некоторые другие страны прекратили заказывать продукцию. А еще раньше – с января – Китай закрыл границу и начался дефицит тканей. Сейчас вся отрасль уже больше месяца стоит. В России, например, спрос на одежду и обувь упал на 90%. Так что после окончания карантина нам понадобятся месяцы, чтобы загрузить швейную отрасль.

Второе, на чем жил Кыргызстан, – это переводы трудовых мигрантов. У нас, кроме России, были трудовые мигранты в Турции, Южной Корее и немного в США. По итогам февраля мы видим падение переводов на 20-30%, а в апреле они упадут на 40-45%.

А каждый мигрант содержит здесь двух-трех человек. Это огромная ударная волна, которая начинает идти оттуда. Более того, у нашего государства нет денег, чтобы эвакуировать их из стран пребывания, а у самих людей уже не будет денег на подорожавшие билеты. Это настолько сложный системный вызов, что не понятно, что с ним делать.

Третий. Реэкспорт товаров из Китая, который шел почти на все СНГ. Теперь это все рухнуло. Мы не получаем НДС, наши предприниматели не работают на крупнейших рынках «Дордой» и «Карасу» – они закрыты.

На одном «Дордое» работали десятки тысяч людей, тысяча водителей фур, тысячи грузчиков и тачечников, которые жили от получки до получки, зачастую ежедневной. Это третий мощнейший удар по экономике, причем как по официальному, так и неофициальному денежному потоку, который шел в страну.

– Давайте «не отходя от кассы» поговорим о закрытой границе между Казахстаном и Кыргызстаном. Как сейчас с легальной торговлей и не меньшим объемом контрабанды?

– Да, граница закрыта. Контрабанда же шла с ведома и киргизской, и казахской погранслужб, которые так или иначе в этом участвовали. По крайней мере, знали или догадывались об этом. Сейчас даже было бы хорошо, чтобы хоть какая-то контрабанда шла, потому что в Кыргызстане по многим позициям очень нужны продукты, но их нет. Все просто боятся появления дополнительных очагов вируса на своей территории. Торговля встала и с Казахстаном, и с Узбекистаном, и с Таджикистаном, и с Китаем. Как и большинство стран мира, мы оказались в полной изоляции, и непонятно, когда это все закончится: будут возникать новые вспышки заболевания, районы будут закрывать и т. д. Хорошо, что есть железная дорога и открытые ж/д перевозки до Бишкека из Казахстана, и спрос на эти перевозки растет.

Четвертый поток. Таксисты, водители маршруток, мелкий и средний бизнес: магазины, кафе и рестораны очень сильно пострадали.

– Бишкек славился самым большим количеством кафе на душу населения.

– Это огромная по занятости сфера, которая потребляла массу продуктов питания и организовывала много рабочих мест, в первую очередь для студентов.

В одном только Бишкеке зарегистрировано 16 тыс. таксистов, в основном это люди многодетные и небогатые, арендующие машины и бусики. Им тяжело будет протянуть без заработка даже две-три недели, и без работы они встанут на грань голода. Серьезнейший удар по экономике и низовой занятости.

– Вы как-то говорили, что Кыргызстан – это, по сути, торговая республика венецианского типа, где слабые государственные институты, но в целом люди жили на уровне «нам хватало». А теперь не хватает очень широкому слою населения?

– Сейчас с этим очень сложно, и что делать с экономикой – вопрос тоже сложный. Если бы мы победили коронавирус простым введением ЧС до 15 апреля, было бы хорошо. Но количество зараженных растет, и всем понятно, что нужно продлевать еще на месяц, а то и на два. Как говорят в ВОЗ, все эти карантины только для того, чтобы смазать волну и дать время государствам подготовиться: закупить оборудование, аппараты ИВО, подготовить медиков…

– А может быть, просто не видеть невидимый вирус?

– В этом плане интересен опыт Таджикистана, который банально на все закрыл глаза с пониманием, что у него молодое, сильное население, и оно перенесет коронавирус. То есть, на их взгляд, отсутствие ограничений и режима ЧС спасет больше жизней, чем попытки играть в самоизоляцию и сильную страну с успешным здравоохранением. У нас сейчас побочных явлений от введения ЧС очень много: больные онкологией не могут из регионов попасть в больницу в Бишкеке, беременные не могут попасть на прием и т. д.

Но для нас уже понятно, что экономика умрет явно быстрее, чем мы успеем подготовиться необходимым образом. И нас ждут если не голодные бунты, то большие проблемы: уже сейчас, по подсчетам правительства, 210-230 тысяч семей нуждаются в регулярной помощи государства. Это те люди, которым надо раз в неделю выдавать большой продуктовый набор. Сейчас кабинет оказывает помощь 35 тысячам. При продолжении нынешней ситуации еще на три-четыре недели таких семей уже будет 500-600 тысяч.

– А страна обладает такими государственными материальными резервами?

– Нет. Бюджет, который с помощью доноров будет еле-еле сведен, придется тратить на питание своих граждан. Отчаяния нет, но и нет таких запасов, как в России и у Казахстана, у которого, на мой взгляд, были очень хорошие меры по поддержке малого бизнеса (освобождение от налогов) и адресная помощь в 42 500 тенге. У нас таких мер, к сожалению, нет. Если ситуация продлится еще полтора-два месяца, то мелкий бизнес просто вымрет.

Олег И. Гусев