Баннер втб
RU KZ
Рекламный баннер Dell
Дело о хищениях в доме ребенка ВКО: новые подробности

Дело о хищениях в доме ребенка ВКО: новые подробности

08:00 06 Сентябрь 2020 5669

Дело о хищениях в доме ребенка ВКО: новые подробности

Автор:

Жанар Асылханова

Досудебное расследование по проверке причастности к преступлениям бывшего руководителя учреждения возобновлено.

Только после вмешательства Генеральной прокуратуры по жалобам экс-директора признали подозреваемой.

На сегодня подозреваемыми по делу проходят трое: экс-директор Гульнар Даниярова, бывшие главный бухгалтер Ботагос Елемесова и специалист отдела кадров Ж. Увазырова, работавшие в коммунальном государственном казенном предприятии «Специализированный дом ребенка города Усть-Каменогорска», учредителем которого является акимат Восточно-Казахстанской области. Они обвиняются по статье 189 УК РК, ч. 4 (присвоение и растрата вверенного чужого имущества).

Отметим, главный бухгалтер данного предприятия в январе прошлого года сделала резонансное заявление, признавшись коллективу в присвоении 15 млн тенге и, что в преступной схеме участвовала бывший директор дома ребенка. Видео любительской съемки стало вирусным и разлетелось по соцсетям. Правоохранительными органами было возбуждено уголовное дело. Следствие длится уже полтора года.

По информации inbusiness.kz, сейчас речь идет уже не о 15 млн тенге, как озвучила впервые бывший главный бухгалтер предприятия, а о 50 млн тенге.

Нарушения были нормой?

Аудиторская проверка в доме ребенка выявила множество нарушений в деятельности учреждения с 2010 по 2019 год, в том числе незаконные перечисления средств с бюджетного счета на спонсорский счет, со спонсорского счета на счет предприятий-поставщиков.

Например, с марта 2017 года по декабрь 2018 года коммунальным предприятием без основания за счет сумм, предназначенных для выполнения государственного задания, были осуществлены платежи в некое ТОО (наименование предприятия есть в распоряжении редакции) в общей сумме 47 030,5 тыс. тенге (в том числе: за 2017 год – 16 651,З тыс. тенге, 2018 год – 30 379,2 тыс. тенге), без наличия документов, подтверждающих обоснованность платежа: договора о государственных закупках товаров, работ и услуг, счетов-фактур или накладных о поставке товаров или акта выполненных работ, оказанных услуг. И такие факты не единичны.

Также зафиксированы необоснованные надбавки к заработной плате сотрудников, перечисление денег за фактически не отработанное время, незаконное начисление командировочных. Командировочные оформлялись, но по факту никаких поездок не было, а деньги обналичивались.

Кроме этого, выявлены необоснованные превышения фактического количества воспитанников. К примеру, в 2015 году в доме ребенка проживало 96 человек, а объем оказания услуг утвержден на 107 детей. В 2016 году было 93 ребенка, объем оказания услуг указан на 106 детей. И увеличение штатной численности. В 2015 году – на 19 единиц, в 2016 году – на 34 единицы, в 2017 году – на 30 единиц, в 2018 году – на три единицы. Были и факты завышения расходов на приобретение продуктов питания и медикаментов, списание имущества без согласования с органом, осуществляющим управление, то есть областным управлением здравоохранения.

Снимались деньги со счетов умерших детей. С 2010 по 2018 год снято 601,3 тыс. тенге, эти средства использованы на нужды предприятия. Хотя по действующему законодательству деньги должны быть возвращены в бюджет, их снятие запрещено.

Всего за этот период выбыло 814 детей, из которых усыновлены или взяты под опеку 390, выбыли в другие учреждения 108, умерли 17.

И это только часть выявленных нарушений.

«Секретные материалы» дома ребенка

В своих показаниях подозреваемая – бывший главный бухгалтер предприятия рассказала подробности хищений в доме ребенка и что преступные деяния совершались на системной основе.

«Причем речь идет о хищениях посредством получения «откатов» по заключенным договорам госзакупок, за трудоустройство «мертвых душ», увеличения штатной численности сотрудников из числа знакомых, родственников и завышения фактической численности детей для бюджетного финансирования. Установлено, что дополнительные соглашения с поставщиками заключены без каких-либо оснований на несуществующие работы и в нарушение закона, а также что все поставщики – знакомые экс-директора. По уставу детского учреждения, все хозяйственно-финансовые документы должны и были подписаны экс-директором предприятия. То есть право первой подписи было у нее. Без ее подписи и одобрения такие системные манипуляции с деньгами невозможно провернуть», – говорит адвокат бывшего главного бухгалтера Руслан Шерубаев.

Защитник и его подопечная настаивают на привлечении к ответственности всех виновных лиц. В самом начале следственных мероприятий, по словам юриста Руслана Шерубаева, подозреваемых было больше. Все они – сотрудники специализированного дома ребенка Усть-Каменогорска, включая уже бывшего руководителя учреждения.

«Изначально там подозреваемыми были шесть человек: директор, главный бухгалтер, бухгалтер, госзакупщик, специалист отдела кадров, завхоз. Но потом в отношении кого-то дело прекратили. А экс-директор Гульнар Даниярова обжаловала статус подозреваемой, суд удовлетворил ее жалобу, и она была в статусе свидетеля, имеющего право на защиту. Хотя по другим уголовным делам, если с такими жалобами в суд обращаешься, они пишут, что не могут такие жалобы удовлетворить, потому что это вне компетенции суда. То есть другим отказывали, а ей удовлетворили. Мы считаем, что следствие, судя по материалам уголовного дела, уводит от уголовной ответственности причастных к незаконным деяниям лиц», – рассказывает юрист Руслан Шерубаев.

К слову, супруг бывшего директора дома ребенка является действующим судьей областного суда.

Жанар Асылханова, ВКО


Подпишитесь на наш канал Telegram!