/img/tv1.svg
RU KZ
Дмитрий Панкин: «МСФО-9 не несет для нас финансовых рисков»

Дмитрий Панкин: «МСФО-9 не несет для нас финансовых рисков»

Abctv.kz побеседовал с председателем правления Евразийского банка развития Дмитрием Панкиным о текущей деятельности и перспективах развития финансового института. 

17:27 07 Сентябрь 2017 5198

Дмитрий Панкин: «МСФО-9 не несет для нас финансовых рисков»

Авторы:

Жанболат Мамышев

Арман Джакуб

– Недавно в Астане прошел международный форум «Евразийская неделя» – крупнейшее деловое мероприятие, посвященное развитию экономик, инвестиционного и экспортного потенциала стран Евразийского экономического союза. Одна из ключевых структур в этом направлении, бесспорно, Евразийский банк развития (ЕАБР) – межгосударственный институт развития, миссией которого является развитие экономики и расширение торгово-экономических связей стран – участниц банка. Своим видением текущей деятельности и планах на будущее регионального банка развития с аbctv.kz на полях форума поделился председатель правления ЕАБР Дмитрий Панкин.  

– Здравствуйте, Дмитрий Владимирович! Какова валютная структура кредитного портфеля ЕАБР на сегодня? И отразилась ли девальвация тенге на качестве кредитного портфеля ЕАБР?

– В долларах выдано 39,2% кредитов, в рублях – 29,6%, в евро – 10,1%. Кредиты в тенге занимают более 21% кредитного портфеля нашего банка.

Относительно второй части вопроса могу сказать, что на наши проекты в Казахстане это не повлияло. У них был запас прочности, который закладывался во время подготовки проектов и проведения стресс-тестов.

– Падение цен на нефть еще не так давно привело к обвалу валют ряда постсоветских стран, включая российский рубль и тенге. Как это повлияло на качество кредитного портфеля ЕАБР и удалось ли нивелировать последствия? Планируется ли по некоторым из них проводить процедуру переконвертации долга, рефинансирования или реструктуризации части задолженности?

– Такие проблемы были в предшествующие годы, до того как я пришел сюда. Были проблемы с рядом заемщиков. В частности, с Тихвинским вагоностроительным заводом, где менеджментом была проведена конвертация займа в рубли.

Сейчас наш кредитный портфель достаточно сбалансирован с точки зрения валютной структуры. Если у компании есть валютная выручка, ей можно выдать валютный кредит. Например, сырьевым компаниям. Если заемщик ориентируется на внутренний рынок, например инфраструктурный, то его, конечно же, нужно кредитовать в нацвалюте.

Перед тем как выдать кредит, мы всегда анализируем устойчивость компании к внешним стрессам, включая колебания валют. Поэтому сказать, что у каких-то клиентов есть серьезные проблемы, мы не можем. Все достаточно стабильно.

– Готовясь к встрече с Вами, мы обратили внимание на то, что доля проектов из Казахстана в кредитном портфеле превалирует над проектами из других стран. Какова доля кредитов в разбивке по странам в кредитном портфеле?

– Более 41% текущего инвестпортфеля локализовано в Казахстане, около 38% – в России и 18% – в Беларуси. Остальная часть приходится на другие страны – участницы ЕАБР. Если посмотреть на эти цифры, то показатели по Казахстану и России достаточно близкие.

– С чем связано превалирование казахстанских проектов в портфеле банка? Какое влияние на географию кредитования оказывает факт нахождения штаб-квартиры банка в Казахстане?

– Тот факт, что головной офис банка расположен в Казахстане, в определенной степени является показателем того, что ЕАБР играет заметную роль в реализации крупных локальных и национальных проектов.

Также хотел бы отметить качественное повышение уровня инвестиционного климата в Казахстане. Особенно в последние годы.

– Экономики России и Казахстана выходят из рецессии. Каковы в связи с этим планы банка по кредитованию на текущий год?

– Мы активно работаем над наращиванием проектного портфеля. Подчеркну, что большое внимание уделяется не только количеству проектов, но и их качеству. Это важно. В прошлом году подписано 21 кредитное соглашение на общую сумму 800 миллионов долларов. В этом году наша планка – подписать соглашения на миллиард долларов и увеличить балансовый портфель займов на 400 миллионов долларов.

– О чем говорят итоги полугодия? Удастся ли реализовать годовой план?

– Пока сказать сложно. Ключевым моментом являются темпы освоения кредитных ресурсов, которые, к сожалению, достаточно низкие. То есть мы подписываем кредитные соглашения, готовы финансировать, но дальше время начала реализации проекта переносится по тем или иным причинам со стороны клиента. Это вносит свои коррективы и в наши планы соответственно.

Относительно итогов первого полугодия могу сказать, что чистая прибыль ЕАБР составила почти 18 миллионов долларов, активы выросли до 3,4 миллиарда долларов. Объем подписанных инвестпроектов достиг 2,5 миллиарда долларов. Это неплохой показатель. Также отмечу, что объем выпущенных долговых ценных бумаг ЕАБР превысил миллиард долларов.

– Планируете ли выходить на рынок заимствований?

– В данный момент мы фиксируем наличие избыточной ликвидности на рынке. Особой потребности выходить на долговой рынок для привлечения крупных займов у нас нет. Поэтому основная текущая задача банка – наращивание кредитного портфеля.

Также стоит сказать, что у нас идут достаточно крупные погашения. Был проект «Пулково» в Санкт-Петербурге, который погашен. Тихвинский вагоностроительный завод только что погасил заем. Это также сказывается на нашей потребности в деньгах.

Тем не менее, у нас в планах есть размещение тенгового выпуска. Ориентировочно осенью. Размер выпуска около 30 миллиардов тенге. Если и будем рассматривать заимствования в рублях, то не раньше конца года. Что касается обязательств в долларах и евро, в ближайшие 12 месяцев не планируем их наращивание ввиду отсутствия такой необходимости.

– Расскажите о наиболее интересных текущих проектах.

– Сейчас у нас достаточно много интересных проектов. В этом году планируем профинансировать строительство платных дорог. Мы подписали кредитные соглашения по участию в строительстве третьего участка центральной кольцевой автодороги вокруг Москвы. Второй дорожный проект – это строительство платной скоростной дороги в Санкт-Петербурге. Ряд аналогичных проектов сейчас рассматривается в Татарстане.

В Казахстане, я надеюсь, будет подписано соглашение с ТОО «Богатырь Комир». Цель – большой проект по реконструкции угольного разреза на сумму около 200 миллионов долларов. Планируем подписать соглашение ближе к осени.

– В портфеле банка очень много производственных проектов. Расскажите подробнее о том, как в банке поставлена работа по проведению технической экспертизы и аудиту таких проектов. Как происходит поиск и отбор экспертов в этой области?

– Банки развития тем и отличаются от других, что у них обязательно должна быть грамотная экспертиза проектов, как на этапе отбора и подписания, так и на этапе их реализации. На этапе отбора нам важно подобрать консультанта, который качественно проанализирует рынок, подтвердит, что спрос на рынке на этот продукт есть.

Далее в игру вступает технический консультант, который дает свою оценку техническим решениям, насколько они актуальные и эффективные. У нас нет фиксированного списка аккредитованных консультантов. Как правило, отправляется запрос в три-четыре компании, которые мы считаем компетентными и которые могут сделать грамотное заключение. Они дают свои предложения по цене. И дальше менеджмент банка на основе этих предложений проводит дальнейший отбор по поиску технического и маркетингового консультанта.

Следующий и, наверное, главный этап – реализация проекта. Почему нам важно следить за ходом реализации проекта? Во-первых, мы оцениваем, насколько тщательно соблюдаются технологии и другие решения, заложенные в проект. Во-вторых, по каким ценам осуществляются закупки материалов и оборудования. Для нас важно, чтобы деньги не растащили на этапе освоения, чтобы они были использованы эффективно.

– В заключение не могу не спросить про МСФО-9. Есть мнение на рынке, что новый стандарт финотчетности потребует формирования существенных провизий, что приведет к убыткам. Можете прокомментировать, как он повлияет на ваш бизнес?

– Мы считаем, что МСФО-9 несет правильный подход и на него надо переходить. Сейчас в существующих стандартах отчетности все анализируют уже понесенные риски, когда проблема уже проявила себя, и ты занимаешься их провизированием. А идея МСФО-9 кроется в желании предугадать те проблемы, которые могут возникнуть, и сформировать резервы под будущие проблемы. И это абсолютно правильный подход.

Если говорить о нас, то замечу, что наш портфель не относится к очень рискованным. Доля резервов составляет примерно 6% кредитного портфеля, и к концу этого года мы ожидаем снижения до 5%.

Для нас МСФО-9 не несет финансовых рисков.

Жанболат Мамышев, Арман Джакуб

Вес Казахстана в кредитном портфеле ЕАБР может вырасти до 50%

В горизонте нескольких месяцев банк планирует профинансировать ряд проектов в энергетической и добывающей отраслях на территории Казахстана.

15 Декабрь 2019 09:08 1666

Вес Казахстана в кредитном портфеле ЕАБР может вырасти до 50%

Подписание всех запланированных соглашений по финансированию может увеличить долю казахстанских проектов в структуре ссудного портфеля Евразийского банка развития (ЕАБР) с текущих 40% до 50%. Об этом inbusiness.kz в кулуарах XIV Международной конференции «Евразийская экономическая интеграция» заявил заместитель председателя правления банка, Амангельды Исенов.

В отраслевом аспекте речь в первую очередь идет о проектах в сфере энергетики, а также добывающем секторе, уточнил он, отметив, что сейчас идет подготовительный этап, предполагающий конфиденциальность всех сторон и операций.

В 2016-2018 годах казахстанский кредитный портфель ЕАБР немного снизился.

«Причиной [снижения казахстанского портфеля] стало снижение потребности в долларовом финансировании, как базовой валюте банка, со стороны потенциальных клиентов после девальвационных событий в Казахстане, подчеркивает Исенов.- Это не целенаправленное наше решение, а скорее последствия девальвации и не высокой деловой активности. Если посмотреть на динамику корпоративного кредитования банков второго уровня, прослеживаются коррелирующие тренды».

По словам банкира, большой вклад в казахстанскую копилку внесло строительство газопровода «Сарыарка», и ЕАБР имеет аппетит участвовать в финансировании строительства газораспределительных сетей в столице Казахстана.

«Говорить о том, приглашали нас или нет, сейчас, наверное, неправильно. Если бы кого-то приглашали, мы бы уже знали. Потому что для таких проектов рынок кредиторов узкий. Пока непонятен формат реализации по внутригородским сетям. И, насколько мне известно, нет четкой конфигурации по реализации перехода на газ для ТЭЦ. Насколько я знаю, там технически решение пока не готово, но я могу ошибаться. Возвращаясь к газораспределительным сетям, если речь будет идти о внятных структурах проекта, мы готовы. Мы готовы вплоть до того, что сами отструктурируем проект. Для нас важно понимать, какие будут источники для погашения инвестиций. Какие обеспечительные меры будут приниматься. Но в целом к проекту мы готовы, это наш мандат абсолютно», – отметил зампредправления ЕАБР.

Другим крупным проектом в казахстанском портфеле ЕАБР может стать строительство Большой Алматинской кольцевой автодороги (БАКАД).

«Ожидаем, сейчас идет организация пула кредиторов. С реализацией проблем не вижу. Там же ГЧП – концессия. Условия я не могу разглашать. Вопрос в том, какой будет сформирован пул кредиторов и когда будет подписана сделка. Мы, как банк, ориентируемся, что примем участие. Наш объем [в составе синдиката] пока не определен. В потенциале, зная значимость этого проекта, ЕАБР готов участвовать в значимом объеме. Для нас это не препятствие», – резюмировал Аменгельды Исенов.

Саян Абаев

ЕЭК необходимо создать союзный эксимбанк

Фининститут можно построить на базе ЕАБР за счет расширения мандата. 

02 Декабрь 2019 11:00 3430

ЕЭК необходимо создать союзный эксимбанк

Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) необходимо реформировать правовую базу, включив понятие «союзный экспорт» или «экспорт Евразийского экономического союза (ЕАЭС)» в третьи страны, а также рассмотреть возможность создания союзного экспортно-импортного банка. Последний можно сделать путем расширения текущего мандата Евразийского банка развития (ЕАБР). Это позволит странам кооперироваться ради совместной конкуренции на внешнем периметре союза и проводить большее импортозамещение на союзном рынке не в ущерб взаимной торговле. Соответствующее предложение озвучил председатель правления АО «ЭСК KazakhExport» Руслан Искаков.

«Нам нужна нормальная правовая база внутри ЕАЭС, которая будет регламентирована и утверждена всеми, что даст толчок развитию союза, и создать те самые добавленные цепочки внутри него. Если говорить об имплементации и институциональном развитии, то сегодня у нас есть разрозненный вес, рост. У нас нет союзного эксимбанка, поскольку нет даже понятия общего экспорта ЕАЭС. И этого института сегодня не хватает. Этот институт можно было создать на базе ЕАБР, просто расширить его мандат», – подчеркнул глава государственной страховой компании, специализирующейся на продвижении несырьевого экспорта.

В союзном масштабе создание соответствующего института на базе ЕАБР улучшит кооперацию бизнеса на территории стран-участниц и позволит лучше взаимодействовать с институтами развития, отметил Искаков на XIV Ежегодной международной конференции «Евразийская экономическая интеграция», прошедшей в Москве в минувшую пятницу.

«Если раньше ЕАБР генерировал интеграционные процессы, то совместный экспорт из ЕАЭС – чем это не интеграция? Это как раз та самая интеграция, которая позволяет развиваться предприятиям, генерировать цепочки добавленной стоимости, формировать конкурентные условия как внутри ЕАЭС, так и за его пределами. Поэтому одно из условий, которое можно было бы поставить перед ЕЭК, – это создание союзных институтов развития, как эксимбанк ЕАЭС, например, который может функционировать на базе ЕАБР. Мы даже разбирали конкретную ситуацию. Сейчас ЕАБР не может кредитовать заемщиков в Узбекистане, даже если поставки будут осуществляться из Казахстана, России и Белоруссии», – приводит пример глава АО «ЭСК KazakhExport».

При этом развитие экспортного финансирования должно осуществляться в нацвалютах, что может стать как инструментом стимулирования продаж внутри ЕАЭС, так и весомым конкурентным преимуществом на внешних рынка ЕАЭС, отмечает Руслан Искаков.

Пока же экспорт, который мы осуществляем и поддерживаем, больше связан с понятием национального экспорта, констатирует Искаков. И в рамках целей углубления интеграции в формате создания взаимных цепочек с добавленной стоимостью и промышленной кооперацией назрела необходимость ставить вопрос о внедрении понятия «экспорт ЕАЭС» и его стимулирования за периметром союза.

Ранее inbusiness.kz писал о том, что внутри ЕАЭС растет внутренний протекционизм, что приводит к стагнации взаимной торговли, ставя крест на общих интеграционных проектах с созданием взаимных цепочек добавленной стоимости на евразийском пространстве.

Султан Биманов