/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 29 161,11 Hang Seng 27 552,24
РТС 1 515,54 FTSE 100 7 382,01
KASE 2 336,63 Пшеница 559,00
Духовое звучание рока

Духовое звучание рока

Трио из Volga Band представило алматинской публике новую программу.  

19 Ноябрь 2019 12:16 8544

Духовое звучание рока

Автор: Ольга Власенко Фото: Ольга Власенко

Новости

Сегодня
22:50

Научные аграрные разработки не находят применения

Сегодня
22:46

Предпринимательница борется с бездействием госорганов после рейдерского захвата ее бизнеса

Сегодня
22:28

Эксперт об оптимизации госбюджета: «129 млрд тенге ничего не решают»

Сегодня
22:24

Рост экономики Казахстана в 2019 достигнут за счет расходов госбюджета - Halyk Finance

Сегодня
22:16

Проблемы МСБ: почему власти столицы избирательно финансируют частные детские садики?

Сегодня
22:10

МСХ согласовывает одну версию документа, а на регистрацию в Министерство Юстиции отправляет другую

Сегодня
20:02

Казахстан ратифицировал конвенцию ШОС о противодействии экстремизму

Сегодня
19:46

Ежедневный обзор Казахстанской фондовой биржи

Сегодня
19:44

Нацхолдинг "Байтерек" сократит 170 сотрудников после критики Токаева

Сегодня
19:28

Число заразившихся новым коронавирусом в мире приближается к 1000

Все новости

На сцене Алматинской филармонии им. Жамбыла уже не первый раз концертируют художественный руководитель и главный дирижер духового оркестра Volga Band из Cаратова Денис Марьев, вокалистка Ирина Левина и соло-гитарист Вахтанг Торели. Выступление трио сопровождает Духовой оркестр РК под руководством Каната Ахметова. Совместно музыкантами уже сыгран обширный репертуар оркестровых аранжировок хитов русского и зарубежного рока. Концерты собирают полные залы. В эти выходные на суд алматинской публики была представлена новая программа «Классика и рок 2», в которую вошли композиции таких известных групп, как The Beatles, Deep Purple, AC/DC, Scorpions, Bon Jovi, Queen, Metallica, Dire sTraits, The cranberries, Nirvana. Секреты популярности рок-классического контента музыканты раскрыли в эксклюзивном интервью inbusiness.kz.

– Денис, расскажите об особенностях оркестровых аранжировок рок-произведений. Как перекликаются классика и рок?

– Началось все с симфонического оркестра. Кажется, Deep Purple первыми исполнили свои композиции с симфоническим оркестром еще в начале семидесятых. Но жанр духового оркестра более доступен широкой публике. Рядовой обыватель, который не часто ходит в филармонию на симфонические концерты, может видеть духовой оркестр где-нибудь в парке. Мы, работая в духовом оркестре, осознали, что эта ниша не заполнена никем – никто с духовым оркестром рок не играет. Сегодня прозвучит вторая часть программы «Классика и рок». Первую часть программы мы играем уже 17 лет, с 2002 года. Первоначально с ней выступали четыре раза в год и всегда собирали аншлаги. Сейчас мы чередуем ее со второй частью.

Люди любят рок-музыку – она не стареет. В ней огромное количество хитов, можно делать третью, четвертую, пятую части, и они не закончатся. В этом преимущество рок-музыки. Духовой оркестр – это мощный по звучанию коллектив, который способен передать энергетику, заложенную в рок-музыке. Многие рок-группы сотрудничают с симфоническими оркестрами. Например, наши, российские, «Би-2», «Ария», Кипелов сотрудничают с симфоническими оркестрами. Они возят с собой свои ритм-секции или всю группу и арендуют симфонический оркестр. Мы ездим малым коллективом: солист, вокалистка и дирижер. У вас выступаем с вашим духовым оркестром.

– Чем вторая часть программы отличается от первой и как вы подбираете репертуар?

– Первая программа содержала наихитейшие хиты, которые слышали, наверное, все. Даже те, кто не имел к рок-музыке никакого отношения. Но на этом нельзя было останавливаться. Ведь классных песен еще много. Мы играем старую программу и сделали еще новую, которая бы в полной мере раскрыла весь потенциал рок-музыки даже для тех, кто ей не увлекается. Не исключена возможность, что на нашем концерте публика откроет для себя нечто новое и пожелает познакомиться с творчеством той или иной рок-группы поближе.

Обычно мы собираемся впятером, обсуждаем, набрасываем список и потом путем голосования убираем лишнее. Когда мы готовили программу русского рока, то даже устраивали голосование во «ВКонтакте», где пользователи выбирали песни, которые хотели бы услышать на концерте. У нас, в России, эта программа тоже идет с успехом, билеты раскупаются за месяц.

– Как звучит рок в зале филармонии, насколько филармоническая обстановка соответствует атмосфере?

– Многие недоумевают: как? Ведь обычно на рок-концертах слушатели стоят и активно двигаются. Но и в филармонии в конце программы публика обычно тоже подскакивает и танцует.

Ирина Левина: Рок-музыка свободных людей, которые могут свободно выражать себя в звуках, словах, движениях. Этого мы ждем от зрителей. Не надо стесняться, лучше открыться всем своим существом и проникнуться музыкой.

– Звучание классических инструментов не накладывает каких-то ограничений?

– Денис Александрович делает великолепные аранжировки, которые эффектно звучат в духовом составе. Три четверти программы принадлежит его авторству.

Денис: Это надо услышать самому и самому разобраться, в какой степени гитара дополняет оркестр, а в какой оркестр – гитару.

– Насколько сложно аранжировать произведения для классического оркестра?

– Это словно спросить у хирурга, сложно ли вырезать аппендицит. Этому надо учиться. Помимо навыков, нужны способности, терпение и усидчивость. Аранжировка не быстрый процесс, она занимает много времени. Раньше люди писали карандашом и ручкой. Сейчас все компьютеризировано и происходит быстрее. Тем не менее, аранжировка одной песни может занять от трех дней до месяца. Сложно аранжировать или нет, сказать трудно. Тут надо знать определенные правила, и им надо учиться.

– В чем заключается творческая составляющая этого процесса?

– Мы занимаемся хорошей музыкой, и в каждой песне есть что-то свое. Момент рутинности, конечно, не исключается – ноты одни и те же, и, как говорится, их только семь. Но в каждой песне есть свои особенности, которые очень разнообразят процесс аранжировки. Где-то нужно что-то дописать, или домыслить, потому что композитор что-то не успел или не укладывается в оркестровый состав. В рок-группе обычно две гитары, бас и вокалист. Они физически не могут сыграть то, что может сыграть духовой или симфонический оркестр. Поэтому приходится что-то дописывать, разукрашивать и добавлять.

Для Вахтанга Торели, который играет как в разных рок-группах, так и в филармонических коллективах, выступление с оркестром – дело опыта.

«Главное – найти баланс. Звучание духовых и электрических инструментов – разные вещи. Вся рок-музыка основана на солирующих партиях. А тут духовой оркестр надо соединить с электрической соло-гитарой. Это интересное сочетание», – замечает гитарист.

Свою творческую задачу в данной программе музыкант видит в том, чтобы выразить энергию такого инструмента, как электрогитара, и сценически продемонстрировать сущность рок-музыки.

«Когда я обычно сижу в оркестре, я веду себя более сдержанно. Здесь должно быть больше свободы и открытости. Рок-музыка зажигает публику. Посылаешь энергию в зал и получаешь обратный импульс. Со слушателями надо установить контакт», – подчеркивает он.

По мнению Ирины Левиной, вокальное исполнение рок-песен в оркестровой аранжировке дает пережить как певцу, так и слушателям новый опыт восприятия музыки.

«17 лет я работаю с оркестром. Так сложилось, что я исполняю только то, что мне нравится, и каждый раз я открываю перед собой какие-то новые горизонты в прочтении музыки. То, что вы услышите сегодня, нам известно. Но необходимо дорасти до этой музыки головой и нутром. Это приходит с возрастом. И голос – это отражение внутреннего состояния. Есть мнение, что рок-музыка для людей среднего возраста. Ее понимание и воплощение – это свобода выражения. Не в смысле делаю, что хочу, а как свободного разговора с другими. Голос идет туда, куда мы направляем его своей мыслью и энергией.

Время меняет восприятие рок-произведений и обогащает культурный опыт. Песни, которые были написаны рок-музыкантами несколько десятилетий назад, актуальны и сейчас. Они напоминают нам о том, что мы не замечаем или забываем. Сегодня прозвучат зарубежные хиты. В зарубежном роке важна музыка, рифф. Например, у Deep Purple на риффе может быть построено все произведение, и в этом риффе есть грув. Тексты могут быть милыми и даже безобидными, но это рок, в котором есть драйв и своя волна. Тембральный окрас духовых инструментов способствует выражению энергетики рокового звучания, уверена певица.

Ольга Власенко

https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/uRNS269K.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/em4NzPTw.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/9DUQSthX.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/MYvaxQIP.jpg

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Когда стихи чувствуешь как свои

Наталья Булгакова выпустила сольный альбом и подготовила совместно с коллегами новую концертную программу.

17 Февраль 2020 21:33 418

Когда стихи чувствуешь как свои

Певица и музыкант известного алматинского арт-коллектива «Парадокс» рассказала inbusiness.kz о новом этапе творчества совместно с поэтессой из Новосибирска Галиной Хромовой.

«Миражи в треугольнике» – абсолютно новый материал, и старых песен в нем нет. Творчество – тайна, и понять, из чего оно строится, затруднительно. Это вдохновение, попадание в волну, которая поднимает тебя, отражение как внешнего мира, так и внутреннего. Для меня было удивительным, что переживания Галины так сильно совпали с моими. В ее стихах я видела отражение себя. Я поняла, если бы я писала стихи, то делала бы это в таком же духе. Музыка, которая рождалась, была созвучна стихам. Я ощущала их как мои собственные», – делится творческими замыслами Наталья.

До этого певица уже писала музыку на стихи других авторов. Самым первым соавтором Натальи стала алматинка Елена Новикова, с которой она учились в мединституте:

«Поскольку у меня со стихами не особенно ладилось, а Елена писала здорово и бойко, и, видимо, мы были внутренне созвучны, мне удавалось писать на них музыку».

На стихи Новиковой в 2002 году был записан первый небольшой альбом «Африканское танго», а затем полномасштабный альбом «Из бледного света» 2003 года, который включал 16 песен и две инструментальных композиции. В 2006 году записали альбом «Малютина заводь», который был презентован и продавался в магазине «Меломан». Удалось реализовать весь тираж, который был небольшим – 500 экземпляров. Но все они нашли своих слушателей. В 2016 году свет увидел альбом «Синтезатор Бо». Концептуально он получился разноплановым, соединив в себе разные подходы и стили, поэтому название альбома, помимо конкретного, отсылки к прозвищу автора стихов – Елены Большой, имел и смещенный символический смысл. Таким образом, в период с 2012 по 2018 год на стихи Новиковой удалось создать немало хороших песен. Это был первый и значительный этап творческой деятельности Натальи Булгаковой в составе алматинского арт-коллектива «Парадокс».

Со временем певица стала испытывать недостаток в поэзии. Как-то ей посчастливилось услышать стихи Елены Тикуновой в авторском исполнении. Они настолько впечатлили, что Наталья захотела положить их на музыку. Так начался второй этап творческого соавторства в составе «Парадокса». Сейчас в работе находится альбом из 16 песен на стихи этой поэтессы.

Период творчества Натальи в команде «Парадокс» занял двадцать лет, с 1998 по 2018 год. Уже третий год певица выступает в составе новой группы «Бек Сан» или соло. Знакомство с творчеством Галины Хромовой летом 2018 года стало для нее открытием и новым созвучием. Встреча родственных душ состоялась благодаря социальной сети. Наталья прочитала первое стихотворение Галины и сразу влюбилась в поэтический слог, стала следить за выходом новых стихотворений. Галина оказалась плодовитым автором, публиковавшимся в Интернете каждые два-три дня. Все стихи находили отклик в душе Натальи. Появление стихотворения за стихотворением стимулировало к написанию новых песен. Когда песни стали накапливаться, появилась мысль о записи альбома.

 «Найти себя, понять себя, найти созвучие с миром и близким человеком – главные мотивы жизни и творчества. Покуда нет близости с другим, приходится испытывать внутреннюю неприкаянность и неразделенность. Почему именно миражи и треугольники? Треугольник – некое замкнутое пространство, состоящее из переживаний и чаяний. В этом пространстве ты бываешь необъективен, создавая миражи, в которых и живешь, отстраняясь от окружающего и заключая себя в тюрьму из собственных иллюзий. Но из треугольника есть выход – любовь, которая направлена во внешний мир и налаживает мосты с другими людьми. Она позволяет дышать и жить», – рассказывает о своих переживаниях Наталья. Эта тема нашла отражение в таких песнях нового альбома, как «Надежда» и «Рассвет». Его лейтмотив – поиск гармонии, счастья и безусловной любви, которая согревает, поддерживает и делает сильным.

В записи альбома приняли участие Юрий Леонов – перкуссия, запись альбома, Маргарита Фёдорова – скрипка, Евгений Гайковой – флейта, бас-гитара, Сергей Исхаков – перкуссия. В общей сложности Наталья с музыкантами записала 28 песен. В подготовке концертной программы участвовали Павел Тарасевич и Мурат Акатов – бас.

По мнению певицы, разница между работой в команде и созданием сольного проекта в том, что степень нагрузки возрастает, когда стоишь на сцене с багажом замечательных песен и возникает сложная задача выразить весь мощный и чистый поток чувств.

«В одиночку это сделать трудно. Поэтому во время концертов я по возможности стараюсь выступать с друзьями-музыкантами, к которым обращаюсь с просьбой поддержать меня. Мне посчастливилось найти таких людей и подготовить с ними концерт. Мы не сможем исполнить все 28 песен, как физически, так и морально. Поэтому я отобрала 16 композиций, которые прозвучат в двух отделениях», – поясняет она.

Автор стихов Галина Хромова довольна плодом совместных трудов. Наталья послала ей бандероль с дисками. 

«Стихи и музыка – тайна личности, то, как она смотрит на мир и заключает его часть внутрь себя. Мир тоже может заглянуть внутрь этой личности посредством ее произведений», – резюмирует музыкант.

Новая жизнь классики: от оркестра до моушен-дизайна

Народные мелодии можно будет послушать и пережить в современных ритмах и образах.

30 Май 2019 09:47 7042

Новая жизнь классики: от оркестра до моушен-дизайна

Когда-то народные казахские мелодии были переработаны под классические инструменты и аранжированы для исполнения их оркестром. Сегодня в классику пришли цифровые технологии, меняющие не только звучание, но и характер сценического выступления.

Современная интерпретация классических казахских мелодий стала результатом совместного творческого проекта Академического фольклорно-этнографического оркестра «Отрар Сазы» им. Нургисы Тлендиева и группы iFly. Этим летом музыканты представят алматинцам концертную программу, соединившую звучание казахских народных инструментов, электронную музыку и видеошоу. Премьера концертной программы состоялась на выставке EXPO 2017.

«Когда-то и оркестровое исполнение народных песен казалось дерзкой инновацией, актуализирующей, выводящей в авангард что-то из прошлого. Пожалуй, важнее всего мелодия и эмоциональное сообщение песни. Сила этой основы дала произведению жизнь в веках. Мы стараемся бережно сохранить это и дополнить музыкальными деталями из 2019 года. И мы надеемся, что обновленный звук поможет по-новому раскрыть и дополнить ценность оригинальных композиций и их оркестровой подачи. Это будет рассказ о чувствах, в которых слов недостаточно», – уверена эстрадная певица Ксения Сухомазова, известная широкой публике как Xenon, которая исполнит на концерте песни на казахском языке. Певица дала inbusiness.kz эксклюзивное интервью.

Ксения, расскажите о предстоящем выступлении оркестра «Отрар Сазы» и группы iFly. В чем изюминка этого проекта? Как возникла его идея?

– Казалось бы, что может быть общего у этнографического академического оркестра и группы, играющей современную музыку? Наверное, как раз та самая изюминка, которая являет собой фьюжн стилей, культур, эпох, звуков и чувств. Это первый по-настоящему крупный концерт, совмещающий звучание оркестра казахских народных инструментов и современной танцевальной электронной музыки с исполнением казахских народных песен. Это действительно большой эксперимент микса, характерного звучания более шестидесяти народных инструментов и самого свежего синтезированного звука электрогитар, а также необычной вокальной подачи.

Не потеряются ли в новой подаче «живое» и народное звучание? Как известно, одно из направлений работы оркестрового исполнения усиление звука, его глубины, объемности, многогранности. Что делает в этом направлении современная электроника усиливает громкость, работая с массовой аудиторией и популяризируя классику?

– С одной стороны, мы стараемся сделать непривычные современному слушателю аспекты народной музыки (переменные музыкальные размеры, нецикличные ритмы, специфическая вокальная подача и т. д.) проще и легче для восприятия (цикличный бит, пульсирующая ритм-секция, мягкий вокал). С другой стороны, мы дополняем эмоциональную и мелодическую основу некоторыми современными ключами восприятия, помогающими прожить чувства композитора сегодня. Что-то вроде того, как в Средневековье люди легко читали и интерпретировали детали картин, а зрителю современности приходится дополнительно вникать в развернутую текстовую аннотацию, чтобы понять изображение. Иногда наша аннотация будет звучать весьма громко, и на переднем плане композиции в фокусе внимания будут то народные инструменты, то вокал, то гитара, то пролеты синтезаторов. А иногда мы будем затихать настолько, чтобы киловатты звука транслировали все грани звучания маленького глиняного саз-сырная на мягкой подкладке из 60 инструментов, играющих пианиссимо.

Каким будет звук цифровым, аналоговым?  

– Все народные инструменты снимаются аналоговыми микрофонами, но проходят обработку через цифровой пульт. Это помогает гармонично распределить более 60 источников звука по частотам и панораме. Синтезаторы тоже цифровые, но, конечно, мечтаем пополнить парк винтажной аналоговой клавишной техникой, хоть она и очень тяжелая.

Каково место вокального исполнения в этом проекте?

– Вокал в любом музыкальном проекте является одним из основных инструментов. В данном проекте я являюсь солисткой, исполняющей вокальные партии. Разумеется, от моего исполнения зависит 60% успеха исполняемого произведения, то есть если я спою «криво», то, как бы хорошо ни сыграли музыканты оркестра и группы, зритель будет недоволен, да и я вгоню себя в деструктивные эмоции. Родители привили мне в детстве перфекционизм. Сейчас я понимаю, что это достаточно стрессовое состояние, но оно помогает делать все на высоком уровне либо не делать совсем. В процессе исполнения я держу в голове главные задачи для себя – это попасть в нужные ноты, корректно произнести казахские специфичные звуки в словах, помнить текст, передать настроение произведения и слышать музыкантов. Все перечисленное требует длительных репетиций, практики, сил и терпения. Наверное, этим и отличается работа профессионального вокалиста от певца в караоке.

В чем заключаются особенность и различия работы вокалиста в эстрадном ансамбле, группе и с оркестром?

– Моя сольная карьера началась с группы «Рахат-Лукум». Все участницы проекта проходили жесточайший кастинг в несколько этапов, где учитывались не только внешние данные, которые, казалось бы, сейчас актуальны и очевидны для современных «герлз-бэндов», а в первую очередь вокал, хореография и артистизм. С нами занимались лучшие педагоги Казахстана и России. Именно в этом проекте меня научили управлять собственным голосом, телом и быть артистом на сцене. Я гастролировала по Казахстану в начале 2000-х. В регионах, да и часто в больших городах на концертах, организаторы особо не тратились на аппаратуру, которая могла дать хороший звук, поэтому мы пели под фонограмму. Порой даже не хватало микрофонов на всех, это было бы смешно, если бы не было так грустно. «Рахат-Лукум» изначально был шоу-бизнес-проект, в который инвестировали колоссальное количество денег и хорошо на нем зарабатывали. Творчества там практически не было, но это была прекрасная школа, где выживали сильнейшие артистки и где побеждали истинные ценности для каждой из солисток. За 10 лет существования группы в составе поменялось около 25 участниц. Из них на сцене осталась только я.

Следующим этапом стал коллектив iFly. До меня у ребят был проект «Эклектика» где они играли музыку потяжелее. Мы решили сделать совместный экспериментальный проект, где бы не было бизнеса, лишь одно чистое творчество. Мы пробовали работать в разных направлениях, начиная с тяжелых гитарных риффов с экстремальной электроникой, ироничным хип-хопом и поп-рок балладами. С каждым годом группа добавляла в репертуар все больше казахских народных песен и переосмысливала звучание, трансформируя подачу голоса. От звонких эстрадных распевок и вокализов я перешла к нежным и плавным вокальным линиям с мелодическими украшениями, ярко и эмоционально усиливающимися в кульминациях. У группы iFly уже был опыт выступления с симфоническим оркестром во Дворце Республики на рок-премии, именно там мы осознали, как глобально и широко может звучать любой трек, с корректным музыкальным продюсированием. С оркестром «Отрар Сазы» мы впервые выступили на Аstana EXPO 2017.

Организаторы предложили сделать нам коллаборацию из современной электронной музыки и классических народных казахских произведений. Все очень переживали, поскольку для оркестра это был вызов, а для нас огромная ответственность.

Для меня лично исполнять песни в сопровождении оркестра «Отрар Сазы» – это в первую очередь качественный уровень, мой рост как артиста и как вокалиста. Это доверие и поддержка 60 музыкантов и продюсеров проекта. Это звуки и частоты инструментов, которые вибрируют на кардинально ином уровне. Когда я исполняю произведения с оркестром, я наслаждаюсь музыкой, она проникает в каждую клеточку моего тела. Я становлюсь с ней единым целым. Публика слушает музыку из зрительного зала, а я нахожусь внутри нее. Эти ощущения я вам передать не могу, поскольку это запредельный уровень.

В рок-творчестве есть такое понятие, как фронтмен коллектива. Ощущали ли Вы себя в подобной роли? Она ограничивается лишь вокальным исполнением или намного шире?

– По своей сути, вся группа iFLY – это Дмитрий Щеголихин, мы его называем руководителем нашей творческой самодеятельности. Он является продюсером коллектива, автором слов, музыки, оранжировок, клипов, а также партитур для каждого инструмента в оркестре «Отрар Сазы» нашего совместного проекта. Дмитрий – музыкант-мультиинструменталист и креативный директор рекламного агентства. Это один из тех людей современности, гениальностью которого, на мой взгляд, стоит восхищаться. Поэтому я ощущаю себя музыкальным инструментом в его умелых руках, как гитара или фортепиано, как паззл в большой красивой картинке. Скорее, я – голос и лицо коллектива. Но моя роль не ограничивается вокальным исполнением, я принимаю участие в творческом процессе создания наших песен при записи, вношу свои коррективы и конструктивную критику, ведь гениев нужно иногда останавливать, иначе процесс может затянуться.

Кем и как был составлен репертуар, который прозвучит на концерте?

– В обсуждении репертуара для концерта участвовали главный дирижер оркестра «Отрар Сазы» Динзухра Тлендиева, организаторы проекта и група iFLY в лице Дмитрия Щеголихина и меня. Мы оставили в программе три композиции, исполнявшиеся ранее. Это Yapur-ai, Qosni Qorlan и Bir bala, добавили всем известные и полюбившиеся произведения Нургисы Тлендиева Saryzhailau, Qustar ani, Alatau и пару народных песен, также на концерте вы сможете услышать виртуозное исполнение солистов оркестра – домбриста Данияра Байжуманова и мультиинструменталистки Гаухар Жумагуловой, а также несколько композиций несравненной скрипачки Джамили Серкебаевой.

Кто создает техническое и визуальное обеспечение? Расскажите немного о проекте, как о коллективной работе.  

– Техническое обеспечение создают технический директор проекта Роман Кирпиченков и команда людей с большим стажем и опытом работы в этой области. Коллективная работа – это большой механизм, где каждый выполняет свою функцию. В первую очередь хотелось бы отметить молодых, хрупких, но очень сильных девушек, которые занимаются организационными вопросами, связями с общественностью и СМИ. Иногда мне кажется, что им подвластно свернуть горы. То, как они ведут дела, достойно восхищения. Еще мне нравится, что в нашем коллективе все горят проектом, а это уже половина успеха мероприятия.

Порой я наблюдаю, как оркестранты, никогда до этого не играющие современные ритмы и мелодии, обескуражены своими новыми партиями и как они приятно удивляются гармонии этнического и авангардного звучания.

Костюмы к концерту создал казахстанский дизайнер Михаил Kravez, который специально разработал целую коллекцию для всего оркестра и нашей группы. Это колоссальная работа, но очень эффектная. Этим концертом мы не заканчиваем проект «Отрар-Сазы» & iFLY». Мы хотим, чтобы как можно больше людей услышали эту прекрасную музыку, вспомнили о корнях, традициях своего народа и посмотрели в будущее, ведь именно так звучит наш международный слоган: POWERED BY TRADITIONS LOOKING INTO THE FUTURE

Каково место шоу в музыкальном творчестве? Стоят ли какие-то специальные задачи перед видеошоу, как составляющей оркестрового, вокального исполнения?

– Сейчас словом «шоу» может называться любое действие, цепляющее ваш взгляд. Даже ссора ваших соседей на лестничной площадке – это тоже своего рода шоу.

Сейчас уже никого не удивишь исполнителем, выступающим без видео бэкграунда, подтанцовки, световых эффектов и так далее. Людям нужны эмоции, они хотят восхищаться тем, что видят на сцене, иначе они будут скупы на аплодисменты и обратную связь, а это очень важно для артиста. В современном мире визуальные эффекты на сцене – это часть любого перформанса.

Под словом «шоу» в нашем случае подразумевается визуальный видеоряд. Вся наша музыкальная программа поддерживается композицией из LED-экранов с моушен-дизайном, в минималистичной графике с элементами супрематизма, погружая зрителя в особое состояние восприятия казахской народной музыки с электроникой.

Какую роль сегодня играют цифровые технологии в презентации вокального и инструментального исполнения?

– Если коротко, то теперь меньшими усилиями можно создать больше красоты. Множество технических нюансов позволяют прибрать дефекты и подчеркнуть характер партии исполнителя. Характер очень важен и для народных инструментов. И с помощью современной цифровой обработки звука мы сделаем все, чтобы зрители в зале услышали каждый инструмент, как будто бы находятся на месте дирижера.

Каковы идеалы и образцы современного вокального исполнения? На что оно ориентируется? Чем должен обладать исполнитель? Что он может приобрести и благодаря чему?

– Самое важное – это быть свежим, интересным в своей индивидуальности и особенной красоте. Можно обладать потрясающей силой голоса, как SIA или LP, а можно петь полушепотом, но креативно и «цепляюще», как Billie Eilish. А можно кричать, как Bjork, или просто рассказывать в жанре spoken word – что угодно может захватить зрителя. Когда люди слушают нашу музыку, мы часто слышим от них выражение «у меня мурашки по коже». Уверена, что эти самые «мурашки» и есть показатель того, что эмоциональная связь со слушателем, зрителем установлена и дает конструктивную обратную связь.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: