/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 20 947,78 Hang Seng 23 076,46
FTSE 100 5 454,57 РТС 987,75
KASE 2 212,62 Brent 25,60
«ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это все фантазии»

«ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это все фантазии»

Период кризисного перехода прошел, ЕАЭС позволит нам взаимно развиваться внутри союза.

30 Май 2019 13:08 2914

«ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это все фантазии»

Автор:

Олег И. Гусев

Inbusiness.kz продолжает разговор о первом юбилее Евразийского союза. Свою позицию о пятилетних итогах экономической интеграции в рамках ЕАЭС изложит казахстанский экономист, аналитик и независимый эксперт Айдархан Кусаинов.

– Айдархан Маратович, давайте подведем итоги первой пятилетки ЕАЭС, поговорим о достижениях и проблемах евразийского проекта.

– Очень важно понимать, что пять лет, с одной стороны, не достаточный срок, чтобы ожидать [быстрого] результата, но с другой стороны, это достаточный срок для того, чтобы анализировать тенденции, а не то, что сделано.

Я думаю, что главное достижение – это то, что мы добились свободного передвижения людей: в рамках ЕАЭС люди свободно перемещаются и работают. Круговая миграция дала людям больше возможностей. И это подталкивает страны развивать и обращать внимание на социальные аспекты.

– А с другой стороны, в рамках ЕАЭС обострилась конкуренция товаров.

– И это тоже замечательно. Не секрет, что наш переход к свободно плавающему курсу тенге, к новой кредитно-денежной политике (а это передовые, нормальные, хорошие, эффективные политики), что во многом ЕАЭС заставил нас перейти к ним.

Россия перешла исходя из геополитических требований, она встала в жесткий цейтнот, и ей пришлось проводить эффективную экономическую политику, перестраиваться. Мы тоже были сильно простимулированы действовать вслед за Россией в этом плане. Повторюсь, перейти к нормальной эффективной денежно-кредитной политике и перестаивать экономическую политику.

– То есть если мы сами и не хотели бы, то ЕАЭС нас к этому подтолкнул?

– Да, вот это очень важно. В принципе, закрытая страна может делать, что хочет, внутри себя. Но как только открывается движение товаров и людей, то страна уже должна быть более эффективной, она вынуждена перестраивать свою социальную и экономическую политику.

– И Вас эти проблемы роста, такие как, например, скопление фур на границе, санкционные польские яблоки вместо киргизских, белорусские мидии и креветки, не смущают, и Вы считаете, что они рассосутся сами собой?

– Абсолютно не смущают. Это хорошие моменты с точки зрения того, что они показывают слабые места. То есть благодаря им повышается эффективность таможенного регулирования в тех странах, в которых оно было слабее. Не секрет, что в Кыргызстане с «Дордоем» сильно переживали.

– Это вообще государство в государстве. (Рынок «Дордой» с момента своего появления в 1990-е годах являлся одним из крупнейших каналов контрабанды товаров из Китая, Турции и Южной Кореи в Среднюю Азию, Россию и Прибалтику. По данным Минэкономики КР, контрабанда в начале 2015 года составляла до 39% ВВП страны. – Авт.).

– Также как и «особенная политика» Беларуси с их креветками. То есть в процессе реализации евразийского проекта выявляются слабые места. В этом ничего страшного нет, из этого не нужно делать трагедии, это нормальные моменты. Они показывают направление работы.

– В рамках ЕАЭС мы сблизили свои позиции в торговле, начинаем создавать большие совместные проекты, как, например, с белорусами собираем в Казахстане технику. А что подтолкнет нас к тому, чтобы мы сблизили свои политические позиции и стали выступать не только экономически, но и политически «единым фронтом»?

– А зачем? Давайте, как в той поговорке: и мухи отдельно, и котлеты отдельно. Кто собирается двигаться к углубленной политической интеграции? Это очень тонкие моменты, и я считаю, что различные спекуляции или пожелания некоторых людей на тему «двигаться и углублять» в этом направлении абсолютно не обсуждаются в формате ЕАЭС. В рамках союза это не предусматривалось: ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это пожелания или страхи других людей, это все фантазии.

– Отсюда следующий вопрос: то, что сейчас происходит с союзным государством России и Беларуси, нас в Казахстане не смущает? Ведь в конечном итоге может получиться так, что РБ войдет в состав РФ «белорусским краем».

– Во-первых, это тоже во многом спекуляции. Пока. Домыслы и фантазии. Никто официально это не объявлял. А во-вторых, союзное государство существовало задолго до создания ЕАЭС. Это отдельный проект, абсолютно не связанный с ЕАЭС, там совершенно другие соглашения, другой формат, отдельная жизнь. И то, что две страны – участницы ЕАЭС делают между собой, пусть делают, ничего страшного [для нас] в этом нет, все останутся в Евразийском союзе. Все эти попытки экстраполировать – это опять же домыслы. Соглашения в рамках СГ и ЕАЭС – это совершенно разные соглашения. И никогда такой идеи не было, чтобы кто-то, кроме Беларуси, собирался делать союзное государство с Россией.

– Каким Вы видите ЕАЭС через следующие пять лет?

– Я – евразооптимист и считаю, что у всех стран союза есть эффективные возможности взаимодействия. Потрясения и шоки прошли, все страны евразийского проекта вошли в новую реальность, соглашения отработались, и я считаю, что сейчас развитие союза очень сильно ускорится. Период кризисного перехода прошел, а в новых условиях ЕАЭС позволит нам взаимно развиваться внутри союза.

Олег И. Гусев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Страны – члены Евразийского экономического союза договорились работать над устранением барьеров

31 января 2020 года может стать историческим днем по двумя причинам. 

31 Январь 2020 20:33 915

Страны – члены Евразийского экономического союза договорились работать над устранением барьеров

Фото: primeminister.kz

Во-первых, в столице Туманного Альбиона готовятся в полночь к такому важном событию, как Brexit – выходу Британии из Евросоюза.

Тем временем в азиатской части Евразийского материка, а именно в крупнейшем мегаполисе Казахстана – Алматы, напротив, обсудили укрепление сотрудничества в другом экономическом объединении – Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

И если до начала Brexit еще есть время, то в другой части страны члены ЕАЭС пришли к некоторому соглашению. Главы правительств России, Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана в рамках прошедшего в Алматы заседания Евразийского межправительственного совета сели за стол переговоров, главной темой которого был вопрос об устранении существующих на сегодня барьеров между партнерами.

Но для начала напомню, что при создании ЕАЭС предполагалось, что между странами – членами этого объединения будет действовать «правило четырех свобод» – это свобода передвижения капитала, рабочей силы, товаров и услуг.

Так, премьер-министр Казахстана Аскар Мамин не стал миндальничать, а заявил о необходимости эффективнее устранять существующие барьеры.

«На сегодня ведется реестр согласованных препятствий, сейчас он содержит 68 препятствий. Мы этот реестр начинали с 60, и, вместо того чтобы снизить этот показатель, к сожалению, мы с каждым годом его увеличиваем, создавая все новые и новые барьеры либо затягивая их устранение», – сказал премьер-министр Казахстана в ходе заседания Евразийского межправительственного совета в расширенном составе в пятницу.

Аскар Мамин подчеркнул, что ранее Казахстан инициировал поправки по устранению барьеров, позволяющие регламентировать процесс рассмотрения обращений до трех месяцев.

«Вместе с тем до настоящего времени продвижения в данном вопросе нет», – констатировал он.

«Учитывая, что целью нашего объединения является обеспечение четырех свобод – товаров, услуг, рабочей силы и капитала, – предлагаю поручить комиссии ускорить согласование со сторонами данных поправок», – резюмировал казахстанский премьер- министр.

Но не только Казахстан недоволен существующими в рамках ЕАЭС ситуацией. Есть претензии и со стороны Беларуси. За 10 дней до начала заседания в Алматы президент Беларуси Александр Лукашенко поднял обострившийся в последнее время вопрос о поставках нефти для белорусских НПЗ из Казахстана через территорию России.

«Возможно, Казахстан сможет поставить нам нефть, если Россия согласится с этим», – заявил ранее Лукашенко и подчеркнул: – Странно, наш союзник (Россия по ЕАЭС. – Прим. автора) не дает согласия на поставку нефти от нашего другого союзника (Казахстана по ЕАЭС. – Прим. автора). Что ж, такая ситуация сейчас по поставкам нефти, и мы должны с этим разобраться», – сказал Лукашенко на совещании в Минске.

Белорусский лидер отметил, что Минску надо стремиться закупать треть необходимого объема нефти у России, остальные объемы диверсифицировать.

Покупать весь необходимый объем российской нефти, как это было ранее, Минск не согласен, в связи с тем что с 1 января текущего года российская нефть подорожала.

Следующее заседание Евразийского межправительственного совета состоится в столице Беларуси 9-10 апреля.

Комментируя сегодняшнее заседание ЕАЭС в Алматы, казахстанский политолог, руководитель «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев сказал в интервью EFE, что в «ЕАЭС политика первична, а экономика вторична».

«За несколько дней до визита в Казахстан Мишустин провел совещание, где приняли, цитирую, «конкретные решения по активизации межведомственного взаимодействия с целью продвижения приоритетов Российской Федерации в Евразийском экономическом союзе».

В принципе, все эти российские приоритеты были ясны с момента появления ЕАЭС; политика первична, экономика вторична; бей других, лоббируй своих; никаких партнеров, только саттелиты; кто не с ними, тот против них. И за прошедшие шесть лет с момента создания ЕАЭС все это было очень наглядно и хорошо продемонстрировано», – сказал Досым Сатпаев.

Заседание Межправсовета Евразийского союза традиционно прошло в узком и расширенном форматах. В нем приняли участие премьеры Казахстана, России, Армении, Беларуси и Кыргызстана: Аскар Мамин, Михаил Мишустин, Никол Пашинян, Сергей Румас, Мухаммедкалый Абылгазиев.

Также в пятницу в Алматы прошел форум Digital Almaty, в нем приняли участие главы правительств Казахстана, России и Беларуси, вице-премьеры Армении и Кыргызстана, а также премьеры Азербайджана, Узбекистана и Молдовы.

Кульпаш Конырова

Как меняются торговые отношения с партнерами по ЕАЭС

Казахстан стал продавать в страны Евразийского экономического союза больше сырья и увеличил импорт продуктов питания.

29 Декабрь 2019 09:11 2571

Как меняются торговые отношения с партнерами по ЕАЭС

В 2020 году исполняется пять лет Евразийскому экономическому союзу. В канун юбилея в Санкт-Петербурге прошло заседание Высшего Евразийского экономического совета, на котором в том числе были подведены некоторые итоги работы за прошедший период. Казахстан на этом форуме представляла делегация во главе с почетным председателем совета Нурсултаном Назарбаевым.

Участники отметили, что за прошедшие годы удалось разработать наднациональное законодательство, которое обеспечивает свободное движение товаров, услуг, рабочей силы на евразийском пространстве. Едиными стандартами качества охвачено около 85% всех товаров. Рынок капитала находится на этапе формирования и будет включать не только сферу банковского взаимодействия, но и страховой рынок, брокерские услуги, то есть весь спектр финансовых услуг. Среди главных задач, стоящих сейчас перед ЕАЭС, – формирование общего рынка электроэнергии, газа, нефти, нефтепродуктов, а также реализация цифровой повестки.

«Утверждены основные направления ее реализации до 2025 года. Экономический эффект от этого увеличит ВВП ЕАЭС примерно на 10,6% от общего ожидаемого роста совокупного ВВП стран союза к 2025 году. Потенциальный эффект почти в два раза превышает возможный размер увеличения ВВП государств-членов в результате цифрового развития без реализации общей цифровой повестки», – говорится в сообщении Евразийской экономической комиссии.

Одной из важных целей, стоящих перед союзом, было и остается развитие торговли, как между участниками, так и с третьими странами. Облегчение процедур должно помочь увеличить товарооборот республик. В целом товарооборот Казахстана со странами ЕАЭС действительно вырос, но полностью потенциал пока не реализован

Дальний родственник

Товарооборот между Казахстаном и Армений за 10 месяцев 2019 года превысил объемы торговли за полный 2015 год в 2,6 раза. Экспорт отечественной продукции вырос в 9,4 раза. Однако эти цифры не должны вводить в заблуждение: торговые отношения между странами развиты очень слабо.

В январе-октябре 2019 года общий объем казахстанского экспорта в Армению, по данным комитета по статистике РК, составил всего $6,8 млн (+64,5% к аналогичному периоду 2018 года). Импорт еще меньше – $5 млн (72,7% от прошлогодних показателей). Но и эти невысокие показатели являются рекордными – по сравнению с 10 месяцами предыдущего года товарооборот увеличился на 6,9%.

Судя по статистике, больше всего от союза выиграли армянские производители этилового спирта. За весь 2015 год Казахстан импортировал товара на $1,1 млн, за 10 месяцев 2019-го – уже $2,2 млн. Это единственная сколько-нибудь значимая статья торговли между партнерами по ЕАЭС – сделки по другим видам продукции не дотягивают даже до полумиллиона долларов.

При этом стороны неоднократно заявляли о том, что готовы развивать сотрудничество. В начале декабря прошла презентация «Казахстан – Армения: экспорт возможностей», участие в которой приняли предприниматели и политики из двух стран. Темами встречи стали не только торговые, но и инвестиционные отношения между странами.

«Пытаемся привлечь армянских бизнесменов, которые будут не только импортировать казахстанскую продукцию, но и инвестировать в Казахстан. То есть открывать свой бизнес,  дочерние компании в Казахстане. На форуме присутствуют некоторые бизнесмены из Армении, которые уже ведут удачную деятельность в Казахстане в разных сферах – строительство, сфера пищевой промышленности, есть несколько участников, которые хотят открыть свои филиалы в Казахстане», – рассказал почетный консул Казахстана в Армении Арам Абраамян.

Пока же объем инвестиций Армении в казахстанскую экономику небольшой – менее $2 млн, накопившихся с 2003 года. РК в экономику партнера вкладывает больше – около $52 млн.

Нефть в обмен на тракторы

Товарооборот с Беларусью для Казахстана построен на импорте продукции. По итогам января-октября текущего года объем составил $526,4 млн – это на 3,5% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. И это уже больше, чем за весь 2015 или 2016 год. При этом меняется и характер торговли. В первый год ЕАЭС ключевыми позициями импорта были бензин, нефтепродукты и шины – суммарный объем тогда составил $135,1 млн. К 2019 году в основу легла продукция агрокомплекса (мясо, молоко, сливки), а также продукция для сельского хозяйства (тракторы).

Динамика экспорта хуже. В первые три года показатели росли, составив по итогам 2017-го $95,5 млн. На следующий год объемы упали до $87,5 млн, а по итогам 2019-го могут оказаться еще ниже. За 10 месяцев экспорт в Беларусь составил $77,6 млн – это 84,3% от уровня за аналогичный период прошлого года. В 2015 году основными видами продаваемой продукции были плоский прокат и необработанный алюминий. Сейчас – нефть и мазут. То есть на смену продукции металлургии пришла нефтянка.

И ее роль в торговых отношениях между странами будет возрастать. В начале 2020 года между странами может быть подписан договор о поставке нефти в объеме 3,5 млн тонн в год. Кроме того, белорусский рынок считается одним из перспективных для казахстанских НПЗ – сюда может продаваться бензин, которого в Казахстане с недавних пор стало в избытке.

Перспективы сотрудничества между странами плотно обсуждались в конце октября в ходе визита президента РБ Александра Лукашенко в Казахстан. В ходе визита состоялся и бизнес-форум, где было подписано соглашений на 75 млн долларов. В основном они касаются проектов в сельхозмашиностроении, агропроме, пищевой и легкой промышленности.

Одежда из Бишкека стала не нужна

Экспорт продукции в Кыргызстан по итогам 10 месяцев составил $465,3 млн – это лишь 85,7% от уровня прошлого года. Снизился и импорт, который составил $201,1 млн (97,1%). Тем не менее за январь-октябрь 2019 года товарооборот между странами оказался больше, чем за весь 2016 год. Это говорит о том, что торговые отношения между странами развиваются, хотя это развитие и застопорилось в текущем году.

В 2015-м Казахстан продавал южному соседу пшеницу и уголь – общий экспорт тогда составил $98,4 млн. За январь-октябрь 2019-го объема не набралось и $31,5 млн. На смену этим товарам пришли нефть, газ и плоский прокат: $184,1 млн по итогам 2018 года и $87,1 млн за 10 месяцев 2019-го.

Изменился за прошедшие годы и импорт. В 2015 году казахстанцы активно покупали одежду, завозимую из Кыргызстана: за год оттуда было завезено 14,7 тыс. тонн продукции на общую сумму $35,4 млн долларов. Сейчас это направление почти забыто: менее $1 млн за 10 месяцев 2019-го. Перестала поступать и электроэнергия ($130 тыс против $6 млн в 2015-м). На замену этим товарам пришли керамические плитки (больше в РК их поставляют только Россия и Китай), молоко и сливки, а также бумажная продукция.

В конце ноября прошла встреча президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева с его киргизским коллегой Сооронбаем Жээнбековым. Не обошлось и без обсуждения вопросов экономического сотрудничества. Стороны намерены принять меры по сокращению торговых барьеров, а также развивать взаимодействие между бизнес-сообществом двух стран.

«Для поддержки деловых связей двух стран мы договорились создать отдельную площадку, где предприниматели на регулярной основе могли бы налаживать прямые контакты. Одним из возможных вариантов может стать внедрение практики проведения межрегиональных форумов Казахстана и Кыргызстана. Во всяком случае, такое предложение было высказано сегодня мною во время заседания Межгоссовета. Правительствам поручено проработать данное предложение», – отметил Касым-Жомарт Токаев.

Стратегический партнер

О важности торговли с Россией можно говорить много. Например, больше всего иностранных товаров в Казахстан приходит из РФ: по итогам 10 месяцев импорт превысил $10,9 млрд (+1,3%).Россия также входит в число главных рынков сбыта отечественной продукции – экспорт за январь-октябрь составил $4,4 млрд (на уровне прошлого года).

Основные торговые связи между странами стабильны, хотя и без изменения структуры торговли за пять лет не обошлось. Среди крупных: падение экспорта золота ($167,1 млн в 2015-м против $0,8 млн в январе-октябре 2019-го) и продукции неорганической химии (с $804 млн до $459 млн), а также рост продаж плоского проката (с $362,3 млн до $591,1 млн). Что касается импорта, то тут:

  • Упал импорт бензина (с $503 млн до $7,1 млн).
  • Снизились поставки легковых автомобилей (с $606,4 млн до $319,2 млн).
  • Вырос импорт газа (со $131,5 млн до $339,6 млн).
  • Увеличились поставки труб из черных металлов (с $261,9 млн до $429 млн).

Не исключено, что экспорт казахстанской продукции был бы выше, если бы не административные барьеры. Министр торговли и интеграции Бахыт Султанов в конце октября заявил, что партнеры по ЕАЭС не готовы открыть алкогольные рынки для казахстанской продукции. С проблемами сталкиваются и производители продуктов питания.

«Каждая партия, например, сливок или кефира, которая экспортируется в Россию или Кыргызстан, должна получать отдельный сертификат происхождения. Это не только ложится дополнительной финансовой нагрузкой на экспортера, но и сокращает время годности нашего продукта на рынке», — сообщил Султанов.

Кроме того, казахстанские власти неоднократно говорили о негласных ограничениях и запретах, с которыми сталкиваются отечественные производители: российские сети предпочитают продавать свою продукцию, а не завезенную из соседнего государства.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: