/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 147,88 Пшеница 465,40
$ 386.05 € 428.25 ₽ 5.84
Погода:
+19Нур-Султан
+23Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 147,88 Пшеница 465,40
«ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это все фантазии»

«ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это все фантазии»

Период кризисного перехода прошел, ЕАЭС позволит нам взаимно развиваться внутри союза.

30 Май 2019 13:08 2714

«ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это все фантазии»

Inbusiness.kz продолжает разговор о первом юбилее Евразийского союза. Свою позицию о пятилетних итогах экономической интеграции в рамках ЕАЭС изложит казахстанский экономист, аналитик и независимый эксперт Айдархан Кусаинов.

– Айдархан Маратович, давайте подведем итоги первой пятилетки ЕАЭС, поговорим о достижениях и проблемах евразийского проекта.

– Очень важно понимать, что пять лет, с одной стороны, не достаточный срок, чтобы ожидать [быстрого] результата, но с другой стороны, это достаточный срок для того, чтобы анализировать тенденции, а не то, что сделано.

Я думаю, что главное достижение – это то, что мы добились свободного передвижения людей: в рамках ЕАЭС люди свободно перемещаются и работают. Круговая миграция дала людям больше возможностей. И это подталкивает страны развивать и обращать внимание на социальные аспекты.

– А с другой стороны, в рамках ЕАЭС обострилась конкуренция товаров.

– И это тоже замечательно. Не секрет, что наш переход к свободно плавающему курсу тенге, к новой кредитно-денежной политике (а это передовые, нормальные, хорошие, эффективные политики), что во многом ЕАЭС заставил нас перейти к ним.

Россия перешла исходя из геополитических требований, она встала в жесткий цейтнот, и ей пришлось проводить эффективную экономическую политику, перестраиваться. Мы тоже были сильно простимулированы действовать вслед за Россией в этом плане. Повторюсь, перейти к нормальной эффективной денежно-кредитной политике и перестаивать экономическую политику.

– То есть если мы сами и не хотели бы, то ЕАЭС нас к этому подтолкнул?

– Да, вот это очень важно. В принципе, закрытая страна может делать, что хочет, внутри себя. Но как только открывается движение товаров и людей, то страна уже должна быть более эффективной, она вынуждена перестраивать свою социальную и экономическую политику.

– И Вас эти проблемы роста, такие как, например, скопление фур на границе, санкционные польские яблоки вместо киргизских, белорусские мидии и креветки, не смущают, и Вы считаете, что они рассосутся сами собой?

– Абсолютно не смущают. Это хорошие моменты с точки зрения того, что они показывают слабые места. То есть благодаря им повышается эффективность таможенного регулирования в тех странах, в которых оно было слабее. Не секрет, что в Кыргызстане с «Дордоем» сильно переживали.

– Это вообще государство в государстве. (Рынок «Дордой» с момента своего появления в 1990-е годах являлся одним из крупнейших каналов контрабанды товаров из Китая, Турции и Южной Кореи в Среднюю Азию, Россию и Прибалтику. По данным Минэкономики КР, контрабанда в начале 2015 года составляла до 39% ВВП страны. – Авт.).

– Также как и «особенная политика» Беларуси с их креветками. То есть в процессе реализации евразийского проекта выявляются слабые места. В этом ничего страшного нет, из этого не нужно делать трагедии, это нормальные моменты. Они показывают направление работы.

– В рамках ЕАЭС мы сблизили свои позиции в торговле, начинаем создавать большие совместные проекты, как, например, с белорусами собираем в Казахстане технику. А что подтолкнет нас к тому, чтобы мы сблизили свои политические позиции и стали выступать не только экономически, но и политически «единым фронтом»?

– А зачем? Давайте, как в той поговорке: и мухи отдельно, и котлеты отдельно. Кто собирается двигаться к углубленной политической интеграции? Это очень тонкие моменты, и я считаю, что различные спекуляции или пожелания некоторых людей на тему «двигаться и углублять» в этом направлении абсолютно не обсуждаются в формате ЕАЭС. В рамках союза это не предусматривалось: ЕАЭС – это четкая экономическая платформа. А политическая интеграция – это пожелания или страхи других людей, это все фантазии.

– Отсюда следующий вопрос: то, что сейчас происходит с союзным государством России и Беларуси, нас в Казахстане не смущает? Ведь в конечном итоге может получиться так, что РБ войдет в состав РФ «белорусским краем».

– Во-первых, это тоже во многом спекуляции. Пока. Домыслы и фантазии. Никто официально это не объявлял. А во-вторых, союзное государство существовало задолго до создания ЕАЭС. Это отдельный проект, абсолютно не связанный с ЕАЭС, там совершенно другие соглашения, другой формат, отдельная жизнь. И то, что две страны – участницы ЕАЭС делают между собой, пусть делают, ничего страшного [для нас] в этом нет, все останутся в Евразийском союзе. Все эти попытки экстраполировать – это опять же домыслы. Соглашения в рамках СГ и ЕАЭС – это совершенно разные соглашения. И никогда такой идеи не было, чтобы кто-то, кроме Беларуси, собирался делать союзное государство с Россией.

– Каким Вы видите ЕАЭС через следующие пять лет?

– Я – евразооптимист и считаю, что у всех стран союза есть эффективные возможности взаимодействия. Потрясения и шоки прошли, все страны евразийского проекта вошли в новую реальность, соглашения отработались, и я считаю, что сейчас развитие союза очень сильно ускорится. Период кризисного перехода прошел, а в новых условиях ЕАЭС позволит нам взаимно развиваться внутри союза.

Олег И. Гусев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: