/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 324,80 Пшеница 465,40
Погода:
-19Нур-Султан
-3Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 324,80 Пшеница 465,40
«Нам придется либо ускорять евразийскую интеграцию, либо останавливать ЕАЭС на уровне торгового союза»

«Нам придется либо ускорять евразийскую интеграцию, либо останавливать ЕАЭС на уровне торгового союза»

Но повторять опыт СССР никто не намерен, уверен российский эксперт.

30 Май 2019 12:53 5480

«Нам придется либо ускорять евразийскую интеграцию, либо останавливать ЕАЭС на уровне торгового союза»

29 мая Евразийскому экономическому союзу исполнилось пять лет. Состоялся ли он? С каким багажом он пришел к своему первому юбилею? Трансформируется ли ЕАЭС в политический союз? На эти и другие вопросы мы попросили ответить российского специалиста с длинным перечнем компетенций.

Итак, наш собеседник Семён Уралов – политолог, эксперт в сфере евразийской и союзной интеграции, политэкономии и элитологии постсоветских республик, шеф-редактор проекта «Союзный нарратив 2050», автор книг «Два капитала» и «Миропорядок по-русски».

Отметим, inbusiness.kz делает серию интервью, связанную с интеграцией ЕАЭС.

– Семён Сергеевич, Евразийскому экономическому союзу исполнилось пять лет. Какие пять достижений и пять поражений ЕАЭС Вы бы отметили? Начнем с хорошего.

– Пять лет – слишком маленький срок, для того чтобы можно было делать однозначные выводы относительно ЕАЭС. Это связано с тем, что мы пошли по экстенсивному пути развития, похожему на путь Европейского союза, который двигался от союза «угля и стали» до полноценного союза почти 50 лет.

Ключевые достижения первой пятилетки ЕАЭС мне видятся следующим образом.

Первое: способность к принятию коллегиальных решений

Фото: eurasian-studies.org

Оппоненты евразийской интеграции утверждали, что ЕАЭС станет протекторатом Москвы, однако Евразийская экономическая комиссия оформилась как орган принятия компромиссных решений, которые формируются на основе позиций всех участников.

Второе: рост товарооборота

Фото: eurasian-studies.org

Даже удаленные между собой республики наращивают обмен товарами и услугами. Это хорошо видно на примере отношений Беларусь – Казахстан. В 2018 году товарооборот между странами составил $896,0 млн США и увеличился по сравнению с 2017 годом на 30%.

В Беларуси функционируют 36 предприятий с казахстанским капиталом, их них 11 – совместные, а 25 – иностранные, в Казахстане действуют 256 компаний с белорусским капиталом. Объем казахстанских инвестиций в экономику РБ вырос почти в пять раз и достиг $18,8 млн.

В прошлом году Армения зафиксировала наибольший рост товарооборота в ЕАЭС. За 2016-2018 годы экспорт Армении в страны ЕАЭС более чем удвоился и уже в 2018 году составил $2,4 млрд.

Это означает, что экономические субъекты, и в первую очередь частный бизнес, практикуют евразийскую интеграцию в прагматичном ключе.

Казахстан демонстрирует уверенную динамику роста товарооборота со всеми участниками ЕАЭС. С Россией наиболее успешно реализуется приграничная интеграция. Но наиболее полно выгоды от евразийской интеграции для Казахстана будут видны, когда начнется сопряжение ЕАЭС и «Один пояс, один путь».

Третье: расширение союза

Фото: eurasian-studies.org

Формирование общего рынка привлекательно для новых участников. Зона свободной торговли с Вьетнамом, временная ЗСТ с Ираном – это первые ласточки расширения ЕАЭС. Думаю, что в перспективе можно ожидать подписания соглашений с Турцией и другими странами Ближнего Востока.

Четвертое: кодификация

Фото: eurasian – studies.org

Союз – это в первую очередь договоренности, зафиксированные в праве. Принятие Таможенного кодекса ЕАЭС стало первым примером того, как национальные интересы согласуются с союзными. Формирование союзного правового поля – ключевое условие формирования союза, потому как республики и федерация за 25 лет сформировали суверенные правовые пространства, которые не так просто интегрировать.

Пятое: промышленная кооперация

Фото: eurasian-studies.org

За пять лет не только вырос товарооборот, но и начали оформляться кластеры в машиностроении, добывающих отраслях, транспорте и сельхозпроизводстве. Растут поставки комплектующих и открываются сборочные производства.

В Казахстане развиваются восемь совместных сборочных производств белорусской техники и оборудования, в число которых входят БелАЗ, МТЗ, Гомсельмаш, МАЗ.

Восстановление полноценных кооперационных связей – ключевое условие устойчивости союза. Потому что только промышленный капитал заинтересован в прочных экономических связях, в то время как торговый и финансовый капиталы рассматривают союзников преимущественно как место извлечения краткосрочной прибыли.

– Теперь поговорим о плохом – о пяти поражениях евразийской интеграции.

– С моей точки зрения, говорить о поражениях ЕАЭС не совсем корректно. Более верно говорить о противоречиях, которые ведут к ошибкам и просчетам. Причем стоит выделять субъективные и объективные недостатки евразийской интеграции.

ЕАЭС можно считать детищем Нурсултана Назарбаева, который обозначил необходимость его создания 25 лет назад, в 1994 году. Если бы союз был создан еще тогда, то и большинство противоречий уже было бы разрешено к сегодняшнему дню.

Первый и ключевой недостаток – неспешность евразийской интеграции

Фото: Алексей Дружинин

Мы находимся внутри глобального экономического кризиса, который можно обозначить как политэкономическую прелюдию к мировой войне.

Второй недостаток – контрабанда и реэкспорт

Фото: eurasian-studies.org

Российский рынок остается премиальным и емким. Это приводит к тому, что торговый и финансовый капитал всех без исключения республик ЕАЭС испытывает соблазн выстраивать сомнительные схемы.

– Белорусские креветки стали знаменитой торговой маркой.

– Грешат все: Беларусь – на европейском и украинском, а Кыргызстан и Казахстан злоупотребляют в китайском направлении. Зачастую используется схема ложного транзита, в чем, например, были уличены белорусские компании, которые наладили фиктивный транзит в Казахстан и Кыргызстан, в ходе которого санкционные товары исчезали на территории России. Для Казахстана свойственны схемы контрабанды ГСМ и алкоголя в направлении приграничных Оренбургской и Омской областей.

Такая ситуация не может не вызывать раздражения в Москве, которая будет вынуждена либо укреплять собственную таможенную границу (что противоречит идее единого торгового пространства), либо требовать прозрачности импортно-экспортных операций на внешних границах союза.

Третий недостаток – отсутствие союзного лобби

Фото: deutschlandfunk.de

Евразийскую интеграцию продвигают чиновники, которые естественным образом являются лоббистами национальных интересов. До тех пор, пока не будут созданы союзные корпорации, национальный лоббизм будет превалировать над союзными интересами.

Необходимо создавать субъекты, подобные европейскому концерну Airbus, который объединит производителей во всем ЕАЭС в интересах глубокой промышленной кооперации. Лоббистом союзной интеграции сможет стать только промышленный капитал, потому как торговому и финансовому гораздо интереснее краткосрочные спекуляции, реэкспорт и контрабанда, нежели долгосрочное развитие.

Интервью с Семёном Ураловым было записано 22 мая, а 29 мая 2019 года на заседании Высшего Евразийского экономического совета Нурсултан Назарбаев заявил следующее

«Нужны проекты, объединяющие страны-участницы, как концерн Airbus в Европейском союзе. Он становится ядром. Надо признать, что в нашем объединении важное место занимает Россия, имеющая производственный, технический потенциал. Тот же Airbus производит во многих странах Европы запасные части, и все страны привлечены, все страны зарабатывают, предоставляют рабочие места. Почему бы нам не подумать о таком проекте в наших странах?»

Четвертый недостаток – ограниченные гражданские права и свободы

Фото: eurasian-studies.org

На сегодня ЕАЭС преимущественно работает в интересах капитала – обеспечивается свобода движения товаров и услуг. Граждане же испытывают неудобства и подчас откровенную дискриминацию. Пока что гражданин рассматривается преимущественно как рабочая сила, которой гарантируются права на свободное трудоустройство. До тех пор, пока гражданин любой из республик ЕАЭС не будет вправе выбрать свободное место жительства в любой точке союза, евразийская интеграция не будет полноценной.

– Но этот вопрос пока еще широко и не обсуждался, и «понаехавшие» везде рассматриваются именно как гастарбайтеры, а не как граждане ЕАЭС.

– По-хорошему, необходимо обеспечить облегченное принятие гражданства при переезде гражданина внутри союза, заявительное и безбюрократическое получение вида на жительство. Для обеспечения этой свободы будет необходимо синхронизировать социальную и налоговую политику, потому что сегодня есть республики ЕАЭС, где пенсионное и социальное обеспечение ничтожно по сравнению с той же Россией.

Пятый недостаток – финансовая вторичность

Фото: eurasian-studies.org

Так как участники ЕАЭС не готовы к созданию союзной валюты или эмиссионного центра, то сохраняется зависимость от глобального финансового рынка. По большому счету, российский и белорусский рубль, казахстанский тенге, кыргызский сом, армянский драм являются лишь разменной монетой доллара. Приняв «вашингтонский консенсус» и правила глобальной торговли, мы отказались от финансового суверенитета.

Пока не пришло понимание, что без суверенной финансовой политики и собственного эмиссионного центра мы обречены оставаться ресурсными экономиками, которые зависят от биржевых цен на энергоресурсы и полезные ископаемые.

Однако, для того чтобы принять соответствующее решение, необходима консолидированная политическая воля, что вряд ли возможно в текущих условиях. Думаю, что только переход мировой войны в острую фазу вернет наши элиты в сознание и к пониманию, что есть истинная независимость и каким должен быть полноценный экономический союз.

– ЕАЭС, как экономический союз, не самым лучшим образом, но работает. К сожалению, он так и не стал союзом политическим, так как суверенитет для стран-участниц важнее. Что объединит политические позиции стран-участниц – общая угроза от ИГИЛ, исходящая из Афганистана, или большой штат посольств США в Армении и Казахстане?

– Процитирую монтера Мечникова из бессмертного произведения «12 стульев»: «Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон». Национальные элиты республик находятся, с одной стороны, в активном диалоге с Западом, который выстраивает инфраструктуру влияния внутри – медийную, политическую, лоббистскую, а с другой стороны, испытывают скрытые и зачастую не озвучиваемые фобии перед Москвой. В национальном сознании Россия воспринимается как империя.

Естественно, любые попытки расширения влияния России воспринимаются болезненно и ревниво, потому как в основе независимости всех постсоветских республик лежит «Консенсус-1991», когда границы после краха СССР считаются аксиомой.

Фото: BNews.kz

Следовательно, национальные элиты так или иначе двигаются в логике многовекторности.

Поэтому я сомневаюсь, что ЕАЭС сможет выйти на политический уровень интеграции – этого слишком боятся и в Минске, и в Астане, и в Бишкеке, и в Ереване.

Общие оборонные вызовы могут стать толчком для политической интеграции. Однако наши оппоненты действуют гибридными методами с использованием технологий «цветных революций», потому как вступать в прямой конфликт со второй армией мира не стремятся. Поэтому без внешних потрясений политической субъектностью ЕАЭС обладать не будет.

– Как шеф-редактор проекта «Союзный нарратив 2050», Вы анализируете проблемные вопросы СГ – союзного государства России и Беларуси, которое сейчас приобретает какие-то очертания. В его перспективе – единая валюта и союзный парламент. Следующий шаг в этом направлении из Казахстана видится и «качается» таким: «добровольное» вступление РБ в РФ в качестве субъекта федерации. Но такой сценарий национальным элитам Казахстана, Кыргызстана и Армении претит больше всего, так как интересы элит далеко не всегда совпадают с интересами народа и государства. Получается, что элиты как раз и являются главным тормозом более глубокой интеграции?

– Союзное государство находится в кризисе роста, который еще предстоит испытать ЕАЭС. Условия по свободному передвижению товаров и капиталов между РФ и РБ вышли на высокий уровень, и политэкономическая логика диктует необходимость перехода интеграции на более высокий уровень.

Фото: REUTER

Однако ни на единую валюту, ни к союзным органам власти не согласен в первую очередь Минск.

– В то же время выставочный «белорусский социализм» во многом держится на низких ценах на российские энергоносители и другой поддержке от РФ.

– Москва уже не готова сохранять экономические преференции без политических гарантий, которые она видит в более тесной политической интеграции. Это противоречие выражается в том, что Россия начинает постепенно защищать свой внутренний рынок и устанавливать более жесткий контроль за таможенной границей, которая до последнего времени была абсолютно прозрачна.

Если сохранятся текущие тенденции в отношениях Москвы и Минска, то союзное государство, скорее всего, растворится в ЕАЭС и останется как декларативное двустороннее объединение и переговорная площадка для правящих элит.

– Насколько опыт союзного государства полезен и применим в ЕАЭС?

– По-хорошему, всем участникам ЕАЭС стоило бы повысить свой уровень двусторонних отношений с Россией, как это делает Беларусь с помощью союзного государства. ЕАЭС является многосторонним союзом и будет развиваться очень медленно, а СГ позволяет наладить оперативную коммуникацию чиновников, бизнеса, общественных структур и обеспечить права граждан. Если внутри ЕАЭС возникнут двусторонние альянсы с Россией по типу союзного государства – это будет значительный шаг вперед.

Поэтому я бы не называл национальные элиты тормозом более глубокой интеграции. Они находятся на шпагате интересов национальной экономики и фобий перед Россией.

– Но разве при глубокой интеграции национальные экономики не перестают быть на 100% суверенными? По крайней мере, те ее части, которые не принадлежат транснациональным корпорациям, перед которыми у национальных элит нет фобий.

Фото: AP

– Поставьте себя на место любого политика или чиновника из республики ЕАЭС. Он видит перед собой необъятную Россию, которая оправилась после кризиса19 90-х, модернизировала армию и осваивает Арктику, вышла на положительное торговое сальдо с Китаем, переиграла глобального гегемона в Сирии и активно сопротивляется в Венесуэле. РФ успешно выживает под санкциями. Естественно, любой представитель национальных элит будет как минимум опасаться действий России.

Поэтому в России сформировалось прагматичное отношение к любым союзам: повторять опыт СССР, как бы мы к нему не относились, никто не намерен. Если национальные элиты решат отколоться и перейти в другой геополитический лагерь, как это сделали украинские или грузинские, это будет неприятно для России, но не смертельно.

Другой вопрос, что, используя подобные фобии, США, ЕС и Британия наращивают инфраструктуру влияния внутри республик, подкупая и вербуя элиты, инвестируя в создание сетевых медиа, НКО, экспертных центров и т. д.

Поэтому я думаю, что главные испытания для национальных элит республик ЕАЭС еще впереди. Потому как целей по подрыву государственности с помощью гибридных методов и технологий влияния никто с повестки дня не снимал. Методичка Джина Шарпа работает, даже несмотря на то, что написана она 20 лет назад.

Олег И. Гусев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: