DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 279,31 Brent 36,55
ЕБРР предостерегает от ошибок

ЕБРР предостерегает от ошибок

Только этот банк кредитует сектор водоснабжения и водоотведения в Казахстане. И потому хорошо знаком с его проблемами.

10 Июнь 2017 09:02 12240

ЕБРР предостерегает от ошибок

Автор:

Дина Ермаганбетова

По данным Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), он за два года профинансировал в Казахстане восемь предприятий, работающих в секторе водоснабжения и водоотведения, на сумму 180 млн долларов. В этом году ЕБРР рассчитывает подписать еще несколько соглашений с субъектами естественных монополий, работающих в этом секторе.

Сам сектор не является инвестиционно-привлекательным, поскольку тарифы субъектов естественных монополий регулируются государством и не позволяют выйти на прибыльность. Поэтому они не интересны частным инвесторам, способным улучшить ситуацию. Об этом речь шла на семинаре в Астане, посвященном вопросам водоснабжения и водоотведения в Казахстане.

«Качество активов в секторе водоснабжения и водоотведения ухудшается и требует значительного привлечения инвестиций. Географически Казахстан занимает большую территорию, в связи с чем не везде имеется доступ к пресной воде. Поэтому эксплуатационные затраты на производство одного кубометра воды или доставку воды на одно домохозяйство в целом выше, чем в более маленьких странах или странах с высокой плотностью населения. Основные проблемы сектора: ухудшение качества активов, большие технические потери, низкое качество воды, не везде существует доступ к услугам водоотведения. Конечно, это плохое финансовое состояние многих предприятий, отсутствие стратегии реформирования этих предприятий, а также низкие тарифы, не покрывающие затраты. Одним из исключений является шымкентский водоканал – достаточно прибыльное предприятие, где у нас есть частный инвестор. Существует также ряд других частных инвесторов в Казахстане, но пока участие частного сектора минимальное», - говорит представитель ЕБРР, директор по инфраструктуре по России и Центральной Азии Екатерина Мирошник.

По ее словам, вложенные ЕБРР инвестиции в отрасль водоснабжения и водоотведения в Казахстане – это «очень небольшая сумма по сравнению с теми потребностями, которые есть».

«Наверное, потребность в 10-20 раз больше той суммы, которую мы смогли предоставить. К сожалению, на данном этапе невозможно увеличить финансирование этого сектора, поскольку у компаний водоканалов низкая кредитоспособность. Они реально не могут больше потянуть и не могут больше денег потом вернуть. Что же нужно сделать, чтобы увеличить инвестиции? Это тарифообразование, чтобы оно позволило обеспечить полное покрытие затрат, плюс долгосрочные тарифы. Это поможет и муниципальным предприятиям, а также поможет привлечь частный бизнес в этот сектор», - отмечает г-жа Мирошник.

По словам специалистов ЕБРР, выдача банком пусть небольшого кредита позволяет запустить процесс коммерциализации предприятий ЖКХ.

«Если мы приходим в водоканал, у которого убыточный тариф, то первое, что мы спрашиваем: возможно ли повышение тарифа? И делаем расчеты, до какого уровня нужно их повысить, чтобы водоканал хотя бы немного всплыл из своей пучины безнадежности и вышел в ноль. А дальше обсуждаем: можем ли включить в тариф дополнительно выплату долга в течение 13 лет? Второе – внутренняя экономия, повышение эффективности, усиление менеджмента. На все это три года, кредит в этот период не выплачивается», - рассказывает вице-президент ЕБРР, старший банкир департамента инфраструктуры по России и Центральной Азии Светлана Радченко.

Внедрению механизма ГЧП в секторе водоснабжения и водоотведения также неминуемо будет предшествовать процесс коммерциализации предприятий, отмечает представитель ЕБРР: «Должен быть постепенный, поэтапный переход к привлечению частного сектора. Сначала, возможно, на основе контрактов на управление, чтобы повысить эффективность, а потом уже на каких-то более сложных договорных отношениях».

Сама процедура передачи активов в частные руки должна быть на конкурсной основе на прозрачных и конкурентных условиях, а договоры должны учитывать в равной степени интересы двух сторон – бизнеса и государства, отмечает г-жа Радченко. В противном случае, по ее словам, предприятие ЖКХ не будет застраховано от рисков и, как следствие, будет испытывать сложности с привлечением финансирования.

Опыт Камбоджи в пример Казахстану
На семинаре приводился опыт столицы Камбоджи – Пномпеня. В 1993 году город обеспечивала водоснабжением единственная госкомпания. Ее услугами было охвачено только 25% жителей, только 48% потребителей оплачивали счета, потери воды составляли 72%, тарифы были ниже себестоимости, распределительные сети были изношены. Доходы компании покрывали менее 50% операционных расходов.

В 1996 году компании международные финансовые институты, ПРООН предоставили гранты и займы, которые были направлены на меры по коммерциализации предприятия. За счет комплексной программы оздоровления клиентская база с 26 тыс. человек в 1993 году поднялась до 202 тыс. человек в 2010 году, или в более 750 раз. Тарифы увеличились в несколько раз, обслуживанием охвачено 95% населения. При этом доступ к воде получили малоимущие: для них введены субсидии до 100% от размера тарифов. Оплачивают по счетам 99,9% потребителей, потери воды сократились до 6%. Компания с 1995 года вышла на прибыль, которая в 2011 году достигла 31,9 млрд риелей (по текущему курсу это более 8 млн долларов).

Специалисты ЕБРР отмечают, что по такой же схеме возможны реформы в секторе водоснабжения и водоотведения Казахстана.

«В Камбодже тариф на воду – 25 центов за кубометр. В Казахстане средний тариф примерно такой же и чуть выше. Но есть регионы, где тариф составляет 10-20 центов, например в Кызылорде: это, в принципе, мало. Хотя в Казахстане в сравнении с Камбоджей другой уровень жизни, и, возможно, население готово платить больше. Понятно, что это социальный вопрос, его нужно исследовать и понять, каким образом сделать так, чтобы и населению было приемлемо. Мы пропагандируем сделать единый тариф, но беднейшим слоям населения платить субсидию. Мировая практика показывает, что именно сектор водоснабжения и водоотведения окупаем через тариф. Водоканал может получать нормальные деньги, покрывать свои затраты, и у него будут деньги и по кредитам расплачиваться, и еще дополнительно инвестировать», - говорит Екатерина Мирошник.

В настоящее время, по ее словам, Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей изучает возможность повышения тарифов по ряду услуг субъектов ЖКХ и введения механизма субсидирования социально уязвимых слоев населения.   

«Мы сейчас КРЕМу даем гранты на консультантов, чтобы помочь разработать систему субсидирования. Работа ведется по тарифообразованию в пяти секторах – водоснабжение, теплоснабжение, электричество, порт и аэропорт. Мы хотим рассчитать по новой методологии, каким должен быть тариф, и дальше КРЕМ решит, как это внедрять и в каких регионах», - отмечает г-жа Мирошник.

Сроки завершения этой работы, как и возможные ее результаты, представитель ЕБРР предпочла не комментировать. Однако присутствовавшие на семинаре должностные лица от министерства финансов высказали позицию, что в настоящее время правительство готово «рассматривать проекты ГЧП в любом виде».

«Министерство финансов и министерство национальной экономики сейчас очень заточены на реализацию проектов ГЧП, в каком бы виде они ни были. Сейчас это наша отдушина. Мы закрываем займы, деньги в бюджете ограничены, поэтому должны двигать частный сектор, чтобы они вливали деньги. И понятно, мы должны гарантировать им возврат и рентабельность инвестиций. Если вы внесете это предложение, мы тоже его рассмотрим. И думаю, что все это возможно», - сказал директор департамента государственного заимствования Минфина Руслан Мейрханов, отвечая на вопрос г-жи Мирошник о возможности введения долгосрочных тарифов в секторе ЖКХ.

Специалисты ЕБРР, поскольку хорошо знакомы с проблемами отрасли ЖКХ в Казахстане, не исключают, что частные операторы в ней появятся, но только в отдаленной перспективе.

Дина Ермаганбетова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Как накопить на безбедную старость?

Эксперты рассказали, как начать копить и куда вкладывать свои деньги.

28 Апрель 2020 12:45 3343

Как накопить на безбедную старость?

Пока весь мир стоит «на паузе», приостановлена экономическая деятельность, население находится на самоизоляции, вопрос накопления на будущее отходит на второй план. Тем не менее жизнь после карантина и кризиса продолжится, и придет время позаботиться о своей старости. Inbusiness.kz спросил у аналитиков и экспертов, как грамотно копить на старость.

Сегодня средняя сумма пенсионных накоплений казахстанцев в ЕНПФ составляет около миллиона тенге. У граждан, которые регулярно отчисляют средства с 1998 года, на пенсионном счету накопилось около 5 млн тенге. Много это или мало, судить, конечно, каждому, однако обеспечить себе достойную старость вполне возможно. И делать это лучше как можно раньше, говорят эксперты.

В идеале копить на старость лучше, начиная уже с первой зарплаты, на это может уйти до 15-20 лет. Если просто на постоянной основе регулярно откладывать 10% с любого дохода, то время выхода на пенсию человек сможет сам отрегулировать, отмечает эксперт по личным финансам, коуч и бизнес-тренер Айгуль Абдраимова.

«Здесь работает правило сложного процента, когда доход реинвестируется и на проценты начисляются проценты, – поясняет генеральный директор ТОО DAMU Capital Management Мурат Кастаев, – и чем раньше человек начинает инвестировать, тем быстрее и большую сумму он накопит».

Можно настроить автоматический перевод определенной суммы на ваш депозитный счет. На первом этапе Айгуль Абдураимова советует использовать накопительные программы с суммой взноса 6000, 10 000, 20 000, 50 000 тенге – с разными сроками накопления.

«Создать капитал под силу абсолютно любому казахстанцу, – говорит Айгуль Дильдабековна. – Но сделать это людям обычно мешают отсутствие элементарного финансового плана, низкий уровень грамотности в этом вопросе, а также ложные убеждения, лень, отсутствие мотивации и целей. Все это можно более подробно и основательно изучить, пройдя курсы и тренинги по финансовой грамотности».

Эксперт также назвала возможные источники дохода для накоплений на старость для рядовых казахстанцев со средним уровнем достатка. Кроме депозитов, это также могут быть дивиденды от акций, но в обоих случаях вначале нужно будет создать первоначальный капитал. Среди других вариантов заработка могут быть: доход от сдачи в аренду квартиры или комнаты, а также машины, дополнительная смена на выходных в местном магазине, свой бизнес, овладение новыми навыками, к примеру занятия по йоге, ремонт компьютеров, различные услуги соседям, кулинария на продажу, копирайтинг, переводы и т. д.

Эксперт инвестиционного дома «Астана-Инвест» Серик Козыбаев обращает внимание и на то, что мода на сетевой маркетинг как источник дополнительного дохода постепенно уходит. Он также предостерегает от финансовых пирамид. И считает, что первые накопления не обязательно классифицировать как «на старость». Их можно потратить на образование, а позже – и на остальные варианты. 

В этом с ним солидарен и Мурат Кастаев:

«Образование – это способность зарабатывать больше и больше инвестировать. Также не стоит забывать инвестировать в свое здоровье, а значит, в способность зарабатывать».

«На первом этапе мы советуем создать «подушку безопасности» – сумму, достаточную для покрытия шести месяцев расходов, – говорит Мурат Кастаев. – Этот резерв необходим на случай потери источника дохода, крупных непредвиденных расходов и т. д. Данную сумму лучше держать в тенге на банковском депозите, позволяющем дополнительные взносы и снятия без ограничений и потери процентов. На втором этапе мы рекомендуем продукты страхования. Человек должен обезопасить себя от возможных крупных потерь/расходов и застраховать свои активы (недвижимость, автомобиль) и свою способность зарабатывать (страхование жизни и здоровья). И уже на третьем этапе, когда вопросы резерва безопасности и страхования решены, можно спокойно начать заниматься инвестициями».

Куда и как вкладывать накопления?

Эксперты советуют распределить инвестиции в разные инструменты – депозиты, акции, облигации, золото, недвижимость и др., а также в разные валюты и по возможности в ценные бумаги разных стран мира. Какими должны быть пропорции – на этот случай нет универсальных советов, все зависит от целей инвестора, терпимости к риску, долгосрочности инвестирования и других индивидуальных параметров, отмечает Мурат Кастаев. Все эти расчеты инвестору помогут сделать финансовые или инвестиционные консультанты. Но в целом эксперт советует такой расклад: не более 10% инвестиций в золоте, не более 15% – в недвижимости, остальная сумма делится поровну между акциями, облигациями и депозитами.

Он отмечает, что некоторые инструменты, к примеру недвижимость или золото, имеет смысл подключать, только когда инвестиционный портфель измеряется десятками тысяч долларов.

«Мы считаем лучшим инструментом акции, к примеру, индекс S&P 500 (акции 500 крупнейших компаний США) исторически растет в диапазоне 6-8% годовой доходности в долларах США».

Между тем Серик Козыбаев предупреждает, что для инвестиций на фондовом рынке нужны дополнительные знания, однако долгосрочные вложения в индекс акций чаще всего выгоднее депозита. Но в настоящее время аналитик советует не покупать ни золото, ни акции каких-либо компаний.

«Влияние коронавируса на глобальную экономику крайне негативно. Лучше переждать», – поясняет он.

В целом эксперт считает, что так как фондовый рынок более рискованный, чем инвестиции в недвижимость, то лучше начать именно с этого. Хотя недвижимость и не дает высокую доходность, добавляет он. Как правило, она дорожает вместе с повышением уровня инфляции.

«Но еще раз, на сегодня влияние распространения коронавируса не располагает к инвестициям», – осторожен Серик Козыбаев.

Учитывая возросшие риски в мире, ситуация, естественно, не располагает вкладываться среднему инвестору и в зарубежную недвижимость, добавляет Айгуль Абдураимова.

Что касается того, в какой валюте хранить деньги, то здесь у каждого эксперта свои нюансы. Так, Айгуль Абдураимова рекомендует большинству казахстанцев лучше откладывать в тенге. Серик Козыбаев советует половину суммы хранить в тенге, так как в любом случае все расходы в тенге, и плюс ставка депозита больше, а половину – в валюте, как правило, в долларах США.  Мурат Кастаев также считает, что вначале это может быть 50/50 в тенге и долларах, но по мере увеличения портфеля доля мировых резервных валют (их пять – доллар США, евро, фунт стерлингов, швейцарский франк и японская иена) должна стать преобладающей. Это касается и ценных бумаг.

«В самом начале инвестору можно ограничиться казахстанскими бумагами, но, как только портфель превысит, скажем, 10 000 долларов США, можно и нужно инвестировать только в акции мировых компаний, с распределением их по регионам (Северная Америка, Европа, Юго-Восточная Азия, Ближний Восток и т. д.)», – отмечает он.

На вопрос, стоит ли вкладывать в золото, Айгуль Абдураимова поделилась мнением, что «золото – инструмент для диверсификации рисков для более опытных инвесторов». Большинству инвесторов она рекомендует часть денег разместить на ОМС (обязательное медицинское страхование).  

По словам г-жи Абдураимовой, при системном и регулярном подходе для накопления достаточной суммы на старость необходимо как минимум 15-20 лет.

Есть ли риск потерять все накопления?

«Риск лишиться всех накоплений достаточно низок, – считает Серик Козыбаев. – Если часть денег вы инвестировали в недвижимость, то не нужно беспокоиться о падении цен на недвижимость, которое случается периодически, как, например, в 2008 году. Экономика, а вместе с ней и цены на недвижимость, цикличны. После падения всегда будет рост. Инвестиция же в фондовый рынок более рискованная. При отсутствии знания, опыта, дисциплины деньги могут быть легко потеряны».

Мурат Кастаев также согласен с тем, что вряд ли можно потерять все деньги, если применять все вышеописанные правила (резервный фонд, страхование, инвестирование с диверсификацией).

«Невозможно представить, что все компании, акции/облигации которых инвестор приобрел, разом обанкротились или что стоимость недвижимости и золота упала до нуля и так далее, – говорит он. – Естественно, во времена спадов и кризисов активы будут дешеветь, но их стоимость не падает до нуля и восстанавливается по мере роста и восстановления экономики».

«Риски присутствуют везде и всегда, поэтому надо учиться ими управлять, – резюмирует Айгуль Абдураимова. – В этом помогают финконсультанты. В деле управления личными финансами и накопления капитала обязательно нужен наставник».

Гульсум Кунелекова, Жанторе Касым

Кто теряет инвесторов: на обрабатывающую промышленность приходится лишь 6% вложений

Финансирование ряда секторов сократилось более чем в 10 раз.

24 Апрель 2020 08:00 1174

Кто теряет инвесторов: на обрабатывающую промышленность приходится лишь 6% вложений

В I квартале 2020 года объем инвестиций в обрабатывающую промышленность составил 140,1 млрд тенге. По сравнению с январем-мартом 2019-го показатель упал на 9,3%. Да и в целом нынешний уровень – худший за последние пять лет. Если смотреть только на абсолютные показатели, то в последний раз столь слабое начало года было в 2015 году.

Однако тенге сегодня стоит в 2,1 раза меньше, чем пять лет назад. Поэтому при пересчете инвестиций в доллары (по среднеквартальному курсу) окажется, что так мало в обрабатывающую промышленность республики не инвестировали как минимум 10 лет! В 2011 году объем инвестиций в январе-марте составлял 55,2 млрд тенге, или $377,3 млн. В 2020-м – 140,1 млрд тенге или $359,6 млн.

Еще одна тревожная тенденция – это сокращение роли обрабатывающей промышленности в общем объеме инвестиций. В I квартале 2020 года эта отрасль получила лишь 6,1% от вообще всех вложений в основной капитал. И это также худший показатель за 10 лет. Пик, к слову, приходился на 2017 год: тогда по итогам января-марта доля обработки составила 15,9%.

Кто теряет инвесторов?

Таких направлений, к сожалению, в обрабатывающей промышленности хоть отбавляй. И в некоторых из них ситуация аховая. Например:

  • Инвестиции в производство компьютеров, электронного и оптического оборудования по итогам I квартала 2020 года составили лишь 4,5% от уровня за аналогичный период предыдущего года (всего 27,7 млн тенге).
  • Производство текстильных изделий – 4,8% (91,3 млн).
  • Производство деревянных и пробковых изделий без учета мебели – 9,3% (20,6 млн).
  • Производство табачной продукции – 14,3% (390 млн).
  • Полиграфическую деятельность – 15,5% (224,6 млн),
  • Производство электрического оборудования – 19,4% (482,8 млн).

То есть по всем этим направлениям объем инвестиций за год сократился как минимум в пять раз (а как максимум – более, чем в 20 раз). Но это далеко не полный список. Например, падение привлеченных средств отмечается в фармакологической промышленности – инвестиции сократились на 54,2%, составив менее 740 млн тенге. В развитие производства лекарств в январе-марте 2020 года вложено меньше, чем, например, в производство бумаги и бумажной продукции (935,5 млн тенге).

Также, хоть и не столь стремительно, сократились вложения в производство продуктов питания – инвестиции снизились на 1,3%, составив около 13 млрд тенге. Инвестиции в производство напитков ушли в серьезный минус по сравнению с 2019 годом – минус 57,9%, до 2,7 млрд тенге.

В обрабатывающей промышленности не так много секторов, внимание к которым со стороны инвесторов растет. Один из них – это металлургия, которая получила более 60% от всех вложений в обработку. По итогам I квартала 2020 года тут в основные средства вложено 84,5 млрд тенге – это на 44,8% больше, чем в январе-марте 2019-го.

Кроме того, рост инвестиций произошел в производстве одежды (в 6,5 раза), мебели (в 3,4 раза) и автомобилей, прицепов и полуприцепов (на 56,5%). Но даже с учетом этого привлекательность для инвесторов в этих секторах невысока – общий объем вложений в I квартале составил 1 млрд тенге, что составляет всего 0,7% от общего уровня вложений в обрабатывающую промышленность.

Больше половины всех инвестиций уходят в добычу

Пока обрабатывающая отрасль становится все менее востребованной, горнодобывающая промышленность демонстрирует уверенный рост. В январе-марте 2020 года сюда было инвестировано более 1,3 трлн тенге – это на 6,9% (или 121,2 млрд тенге) больше показателей I квартала предыдущего года. Добыча сырья остается самой притягательной сферой для инвесторов – 57,3% от общего объема вложений идут именно сюда. В пересчете на американскую валюту общий квартальный объем превысил 3,3 млрд долларов. И это максимальные показатели за последние как минимум 10 лет.

Ключевое направление – это, конечно, добыча нефти и газа. Сюда за три месяца инвестировано 1 трлн 132,7 млрд тенге, что на 5,7% больше, чем год назад. Растут вложения и в другие сектора:

  • В добычу угля – на 11,8% (до 16,3 млрд тенге).
  • В добычу металлических руд – на 20,1% (149,8 млрд тенге).
  • В добычу прочих полезных ископаемых – в 9,1 раза (12,2 млрд тенге).

Инвестиции в сельхоз выросли на четверть

Вложения в агрокомплекс увеличились на 26,2%, превысив 73 млрд тенге. Более, чем на четверть, вырос и объем привлеченных средств в операции с недвижимым имуществом – до 341,1 млрд тенге. Еще сильнее в относительном выражении выросли инвестиции в предоставление услуг по проживанию и питанию (+77,2%), искусство, развлечение и отдых (+60,8%). Ну а лидером по темпам прироста инвестиций стали госуправление и оборона: за три месяца 2020 года в основные средства тут инвестировано 10,7 млрд тенге, что в 4,3 раза больше, чем в I квартале 2019-го.

Впрочем, далеко не все сектора экономики идут в рост:

  • Инвестиции в логистику сократились на 35,6%.
  • В торговлю – на 27,2%.
  • В образование – на 23,9%.
  • В строительство – на 53,3%.
  • В профессиональную, научную и техническую деятельность – на 48,4%.

Больше 40% инвестиций получает один регион

В целом по итогам I квартала 2020 года объем инвестиций в основной капитал в Казахстане составил 2,3 трлн тенге, показав годовой рост на 5,1%. Так много средств в начале года отечественная экономика еще не получала. Рост привлеченных средств в январе-марте наблюдается в 13 из 17 регионов республики. Примечательно, что среди отстающих регионов наряду с Кызылординской (-52,8%), Алматинской (-12,1%) областями и Шымкентом (-32,4%), также и Атырауская область: за год объем вложений сократился на 5,6%, однако их общий уровень все равно остается на недосягаемом для остальных регионов уровне – 988,2 млрд тенге. То есть из каждых 100 тенге, вложенных в Казахстане в основной капитал, 43 приходится на Атыраускую область.

Наибольший рост за год показала Акмолинская область – объем привлеченных инвестиций тут вырос на 92,2%. В Нур-Султане показатель увеличился на 53,2%, в Туркестанской и Западно-Казахстанской областях – более, чем на 40%.

По общему объему инвестиций лидирует Атырауская область, на втором месте с большим отрывом расположилась Алматы: по итогам первых трех месяцев года инвестиции в южный мегаполис составили 140 млрд тенге (+4,7%). Лишь немногим меньше получили Карагандинская (135,1 млрд, +21,4%) и Западно-Казахстанская (133 млрд, +40,5%) области. Наименьший показатель – в Шымкенте – всего 26,4 млрд тенге, или 1,1% от общереспубликанского показателя.

Если смотреть на регионы в размере секторов, то:

  • В Северо-Казахстанской области наибольший объем инвестиций пришелся на сельское хозяйство.
  • В Алматинской и Жамбылской областях, а также Нур-Султане и Алматы – на операции с недвижимым имуществом.
  • В Туркестанской и Акмолинской областях больше всего средств инвестировано в снабжение электроэнергией, газом, паром, горячей водой, а также на воздушное кондиционирование.
  • В Карагандинской и Павлодарской областях основные инвестиции идут в обрабатывающую промышленность.
  • Во всех остальных регионах самые популярные вложения – в добывающий сектор.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: