RU KZ
Экологи против нефтяников: кто прав?

Экологи против нефтяников: кто прав?

10:00 08 Апрель 2021 7558

Экологи против нефтяников: кто прав?

Автор:

Кульпаш Конырова

В социальных сетях разгорается очередная информационная война.

На этот раз под прицелом оказались не чиновники с их запаздывающей реакцией в борьбе с ковидом, а нефтяники – те, кто, несмотря на связанные с пандемией ограничения, продолжают добывать для страны черное золото на одном из крупнейших месторождений в мире – Кашагане. Inbusiness.kz попытался разобраться в возникшей ситуации.

Что за шум, а драки нет?

Поводом для информационной атаки посредством социальных сетей стало возмущение экопатриотов, которые выступили с инициативой сбора подписей среди казахстанцев для петиции, направленной против строительства двух 56-километровых каналов по дну Каспия в непосредственной близости к месторождению Кашаган. Главный аргумент инициативной группы: этот проект может нанести невосполнимый ущерб местной флоре и фауне и создать угрозу экологии. Авторы петиции предлагают запретить любые работы по углублению дна моря, провести новые общественные слушания, а также присвоить статус особо охраняемой природной территории национального значения северо-восточного Каспия.

Этот документ нацелен на вполне конкретного «виновника» – компанию NCOC (оператор Кашаганского проекта – международный консорциума North Caspian Operating Company. – Прим. автора).

На днях компания опубликовала на своем сайте официальное сообщение, в котором говорится, что падение уровня Каспийского моря и его обмеление в районе расположения морских объектов месторождения Кашаган привело к ограничению использования морских транспортных средств.

«Это создало угрозу безопасной эксплуатации морских производственных объектов, что может привести к полной остановке одного из крупнейших месторождений Казахстана», – отмечается в сообщении.

Во избежание таких последствий компания NCOC, оператор Северо-Каспийского проекта, разработала проект морских судоходных каналов. В компании заверили, что при строительстве каналов будут использованы наилучшие доступные технологии, учитывающие все требования Экологического кодекса Казахстана.

Почему мелеет Каспий?

История любого нефтяного месторождения, в том числе и многострадального Кашагана, – это изначально история перманентно возникающего противостояния между экологами и нефтяниками.

Первые ратуют за сохранность родных земель, где были обнаружены немалые залежи черного золота. Вторые считают, что скрытые в недрах нужные миру ресурсы должны быть добыты и приносить прибыль Казахстану.

Правы по-своему и те, и другие. Но истина в балансе и достижении компромисса между сторонами: наладить добычу, но при соблюдении особых мер предосторожности.

Inbusiness.kz обратился за комментариями к одному из гражданских лидеров в области охраны окружающей среды, директору неправительственного учреждения «Эко Мангыстау» Кириллу Осину.

– Господин Осин, а каково Ваше мнение по проекту судоходных каналов на Каспии? Является ли это решение, на Ваш взгляд, наиболее верным?

– Да, действительно, я видел последние публикации, как в ряде СМИ, так и в социальных сетях. Активизация вокруг этого проекта удивляет, ведь прошло полгода с проведения общественных слушаний. Насколько я помню, тогда не было таких дискуссий, как они вспыхнули сейчас.

Что касается моего отношения к проекту, то мне видится, что решение о проведении дноуглубительных работ компанией NCOC вполне оправданно. Я изучил все стороны этого вопроса, все озвученные альтернативные варианты, экономическую составляющую проекта, а также риски при отказе от проекта, в том числе определенное воздействие на биоту (био́та – исторически сложившаяся совокупность видов живых организмов, объединенных общей областью обитания, в настоящее время или в прошедшие геологические эпохи).

Мы должны вспомнить, как строились сами искусственные острова, как затем строился подземный нефтепровод. Если посмотреть на прошлые работы на Каспии, то мы увидим, что существенных и критических изменений не произошло.

Безусловно, сама нефтедобыча у меня вызывает беспокойство, и еще десять лет назад до момента освоения шельфа я призывал правительство к мораторию.

Но факт случился – добыча нефти на Кашагане уже осуществляется, а потому важно исходить из нынешних реалий и следовать строгому соблюдению природоохранного законодательства, в том числе применять лучшие и самые строгие мировые практики в сфере охраны окружающей среды.

На фоне падения уровня моря уже в скором времени встанет вопрос обеспечения логистики и безопасности работников, работающих на Кашагане. Если не отреагировать на вызовы сегодня, то последствия могут быть непредсказуемыми, в том числе и для экологии Каспия.

Но любые работы, любое производство всегда тревожат устоявшееся спокойствие в природе. Как эколог-общественник, как Вы оцениваете масштаб ущерба для экологии Северного Каспия от этого проекта?

– Безусловно, ущерб от проводимых работ будет. Компания этого и не скрывает. Если мы посмотрим материалы, которые были представлены на общественных слушаниях, мы увидим, что в период проведения работ ожидается повышение мутности воды, что, в свою очередь, приведет к снижению фотосинтеза, будет гибель планктона, уничтожен бентос при дноуглубительных работах.

Но в то же время расчеты показывают, что в течение трех лет произойдет полное восстановление утраченных ресурсов. Это все, конечно, является частью кормовой базы рыб, но я не могу утверждать, что эти работы приведут к гибели или значительному сокращению рыбы в море.

Повторюсь, что на момент строительства самих островов вокруг месторождения Кашаган активность в море была более значительной. И потом, суда по этим маршрутам регулярно ходят последние 25 лет, обеспечивая логистическое сообщение между островами и берегом. То есть фактор беспокойства, о котором говорят инициаторы петиции, сформировался уже давно, и большая часть биоты уже адаптирована либо сменила ареалы обитания.

И в качестве одной из мер восстановления биоразнообразия компания заявляет о выпуске молоди рыбы в море. У меня нет сомнения в этих заверениях, потому что компания на регулярной основе уже много лет выпускает молодь рыб осетровых пород.

– Компания обвиняется в том, что проект не был обсужден с общественностью, а общественные слушания прошли формально «ради галочки». Согласны ли Вы с этим?

– Не хочу показаться чьим-то «адвокатом», но могу сказать, что компания NCOC имеет наилучшую практику в Казахстане по вовлечению общественности в обсуждение своих планов и проектов. Общественные слушания проводятся на высшем уровне, обеспечивая участие самого широкого круга заинтересованных сторон.

При этом существует практика, когда проводятся предварительные консультации с общественностью, собираются предварительные вопросы и замечания, чтобы максимально ответить на вопросы на самих слушаниях, тем самым обеспечить не просто общественное участие, но и учет мнения.

По проекту строительства судоходных каналов слушания прошли в сентябре 2020 года в режиме онлайн. Я сам лично не смог принять в них участие, но не было никаких проблем с получением материалов самих слушаний для тщательного ознакомления. И сегодня, спустя 7 месяцев, когда я читаю, что слушания были формальны, у меня это вызывает только улыбку. Нет проблем с тем, чтобы получить материалы и их внимательно изучить, было бы желание, как говорится.

– Как специалист, объясните мне, почему мелеет Каспий? И почему его уровень так важен?

– Уровень моря стратегически всегда важен для экологии и экономики. Тем не менее на картинке, которую я вам предоставил, видна история колебания моря. Красная линия – максимальный разлив моря, и синяя линяя – минимальный уровень моря. Это имело свои экономические последствия, но вот по части биоразнообразия и тюлени, и осетры справились.

В Каспий впадает 130 рек, но научное сообщество напрямую связывает проблему понижения его уровня с обмелением его главных поставщиков водных ресурсов – Волги и Урала. 85% водоснабжения приходится именно на них.

К несчастью, эти реки сейчас деградируют, как никогда в своей истории. Причины просты – загрязнение русел, снижение осадков, серьезный забор воды на хозяйственные нужды. Так, Российская Федерация строит свои водохранилища, производит значительный забор вод на нужды сельского хозяйства и промышленности. При этом на фоне изменения климата, снижения осадков реки не успевают пополнять свой объем воды.

Предотвратить снижение уровня моря вряд ли возможно – у него своя цикличность, периодические падение и подъем уровня воды. Море опускается на 6-7 сантиметров в год. По прогнозам, уровень моря может упасть еще на 9-18 метров при самых неблагоприятных сценариях.

Записала Кульпаш Конырова


СПРАВКА inbusiness.kz:

Кашаган – первое морское нефтегазовое месторождение в казахстанском секторе Каспийского моря, а также крупнейший международный инвестпроект в стране.Коммерческая добыча на Кашагане началась 1 ноября 2016 года. Ориентировочные затраты на освоение первого этапа освоения месторождения составляют примерно 55 миллиардов долларов США. В настоящее время здесь добывается около 400 тысяч баррелей в сутки.

Поэтапно общий объем добычи до конца текущего десятилетия может ориентировочно возрасти до 700 тысяч баррелей нефти в сутки. На развитие местного содержания NCOC за последние 17 лет внесла свыше 15 миллиардов долларов США.

Акционерами консорциума NCOC, оператора Кашагана, являются KMG Kashagan B.V. (16,877%), Shell Kazakhstan Development B.V. (16,807%), Total EP Kazakhstan (16,807%), AgipCaspian Sea B.V. (16,807%), ExxonMobil Kazakhstan Inc. (16,807%), CNPC Kazakhstan B.V. (8,333%) и Inpex NorthCaspian Sea Ltd. (7,563%).


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!