/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 23 784,15 РТС 1 155,49
Hang Seng 24 275,22 KASE 2 243,54
FTSE 100 5 842,66 Алюминий 1 484,00
«Экономический цикл – в зрелой фазе, а значит, риски спада повышаются»

«Экономический цикл – в зрелой фазе, а значит, риски спада повышаются»

Как устроена работа Евразийского фонда стабилизации и развития, правопреемницы Антикризисного фонда ЕврАзЭС, рассказывает inbusiness.kz исполнительный директор Андрей Широков.

15 Август 2019 10:48 3459

«Экономический цикл – в зрелой фазе, а значит, риски спада повышаются»

Автор:

Султан Биманов

– В институциональной архитектуре евразийской интеграции очень мало внимания уделяется ЕФСР. Не могли бы рассказать о миссии фонда, структуре, а также инструментах поддержки?

– В медиапространстве деятельность ЕФСР освещается недостаточно полно. Значительно больше внимания уделяется Международному валютному фонду, чем ЕФСР – евразийскому региональному финансовому механизму, направленному прежде всего на создание условий макроэкономической стабильности.

Фонд был создан в 2009 году, в крайне сложный для мировой экономики период – сразу после глобального финансового-экономического кризиса. Это определило его миссию – содействие государствам-участникам в преодолении последствий экономических кризисов и обеспечение долгосрочной устойчивости и развития их экономик.

При этом роль фонда в регионе, как института, предоставляющего антикризисную поддержку, является значительной. В качестве иллюстрации, в период с 2010 по 2018 год ЕФСР обеспечил около 20% всего финансирования, полученного от международных финансовых организаций Арменией, Беларусью, Кыргызской Республикой и Таджикистаном. Объемы чистых потоков в эти четыре страны сопоставимы с финансированием со стороны Всемирного банка.

Вообще, в мире есть восемь так называемых региональных финансовых механизмов на разных континентах. Самый известный из них – это европейский стабилизационный механизм, огромный по размеру фонд, с помощью которого Евросоюз поддерживает стабильность в таких странах, как Греция, Кипр и Португалия. При этом ЕФСР – единственный РФМ, который имеет двойной мандат, нацеленный на решение задач как макростабилизации, так и финансирования развития, что обусловлено стремлением его акционеров комплексно решать долгосрочные задачи развития.

Высшим руководящим органом ЕФСР является Совет фонда в составе министров финансов государств-участников. Совет фонда принимает решения по вопросам привлечения, размещения и использования средств фонда. На момент учреждения ЕФСР государства-участники согласились, что администрирование средств фонда возьмет на себя Евразийский банк развития, в котором исключительно для нужд фонда было сформировано отдельное подразделение – Проектный блок ЕФСР. При этом принципиальные решения принимаются на уровне Совета фонда.

Фонд наделен уникальным сочетанием инструментов как макроэкономической стабилизации, так и финансирования развития. Если проводить аналогии, то можно представить, что МВФ и Всемирный банк действуют в рамках единой организации.

Кредиты бюджетной поддержки направлены на макроэкономическую стабилизацию посредством поддержки платежного баланса и бюджета и обеспечение устойчивого развития через стимулирование структурных и институциональных преобразований.

Их дополняют инвестиционные кредиты, которые предоставляются государствам – членам ЕФСР преимущественно на развитие базовой электроэнергетической и транспортной инфраструктуры. С 2015 год фонд получил возможность предоставлять гранты для развития социальных сфер, таких как образование и здравоохранение. Максимальный объем гранта на один проект составляет 5 млн долл.

– В своей операционной деятельности фонд пытается совместить антикризисное финансирование с инвестиционным. Как удается связать эти разнонаправленные по сути функции?

– Прежде всего, необходимо уточнить один важный нюанс, связанный с антикризисным финансированием. Действительно, в первые годы своей деятельности фонд прежде всего предоставлял финансовые кредиты на покрытие разрывов бюджета или платежного баланса для поддержания макроэкономической стабильности. Поэтому эти кредиты можно назвать антикризисными.

Однако программы последних лет, поддерживаемые финансовыми кредитами фонда, прежде всего были направлены на поддержку важных реформ и мер с целью обеспечения условий для устойчивого экономического роста стран заемщиков. То есть это скорее не антикризисная поддержка, а бюджетная поддержка, направленная на долгосрочное развитие. Именно поэтому в 2015 году Антикризисный фонд ЕврАзЭС был реорганизован в Евразийский фонд стабилизации и развития, инструментарием которого являются финансовые и инвестиционные кредиты, а также гранты на поддержку социальной сферы.

В этом контексте все инструменты фонда направлены на достижение одной ключевой цели – устойчивое развитие экономик стран-участниц. При этом каждый из инструментов имеет свою специфику, включая проектный цикл, бизнес-процессы и порядок предоставления финансирования. И действительно, для эффективного предоставления всех трех инструментов необходим разный набор компетенций и экспертизы, которую мы в настоящий момент активно наращиваем.

Например, в отличие от инвестиционных кредитов, которые должны быть использованы для финансирования конкретного инфраструктурного проекта, согласно утвержденному плану закупок, финансовые кредиты не имеют подобной целевой привязки. Транши финкредитов выделяются после выполнения страной-заемщиком предварительных условий, согласованных в рамках матрицы мер экономической политики и структурных реформ, после чего его средства могут быть использованы для финансирования расходов бюджета. Также финкредиты могут быть использованы для поддержки платежного баланса. И в этом случае они направляются на поддержку валовых международных резервов страны. Например, размещаются в качестве валютного депозита правительства в центральном банке.

Критерии финансовых кредитов прежде всего включают реалистичность матрицы мер, которая при этом должна содержать ключевые реформы, направленные на обеспечение макроэкономической стабильности и достижение устойчивого долгосрочного экономического роста. Кроме того, запрашиваемое финансирование должно соответствовать реальным потребностям экономики и не приводить к ухудшению долговой устойчивости страны.

– Есть ли у фонда отраслевые приоритеты в финансировании проектов?

– Отраслевые приоритеты на данный момент не оформлены в документах фонда. Как я говорил ранее, стратегия ЕФСР находится в стадии разработки. Мы осуществляем финансирование инфраструктурных проектов в области энергетики, транспорта и сельского хозяйства – проектов, которые обеспечивают долгосрочную устойчивость и экономическое развитие государств – участников фонда, а также интеграцию их экономик. При этом выбор направлений инвестирования напрямую зависит от потребностей, приоритетов и планов развития самой страны. В этой связи мы ведем постоянный диалог с нашими акционерами и партнерами по финансированию развития для определения потребностей и возможностей привлечения средств.

Для фонда важны те направления, которые принесут максимальную пользу экономике с точки зрения долгосрочного эффекта на экономический рост и развитие. Базовая отрасль, на которой строится вся экономика любой страны, – это электроэнергетика, поэтому основной упор делается в этом направлении. Второе направление, без которого невозможно динамичное развитие экономики и вообще любая экономика, – это транспортная инфраструктура. Энергодостаточность и транспортная доступность – базовые условия, без которых об устойчивом экономическом росте говорить не приходится.

Какие проекты и на какую сумму удалось реализовать за последние 10 лет? Сколько составила финансовая отдача от них для ЕФСР? Сколько и какие проекты сейчас находятся на стадии реализации?

– ЕФСР выполнял свои функции в качестве регионального института Глобальной сети финансовой безопасности в отношении Армении, Беларуси и Таджикистана. В этих странах были реализованы стабилизационные программы из средств фонда в объеме более 5 млрд долларов.

Накопленный портфель состоит из 17 проектов на разных стадиях реализации и достиг объема 5,3 млрд долларов. Текущая задолженность составляет 2,9 млрд долларов. Государства-реципиенты получают финансовые средства на льготных условиях, и задача получения прибыли не стоит. При этом за 10 лет существования фонд не получал убытки.

ЕФСР, помимо основного направления по поддержке бюджета и платежного баланса государств-участников, также помогает странам реализовывать проекты по таким направлениям, как строительство и реконструкция автодорог, реабилитация и ввод в эксплуатацию ГЭС, модернизация ирригационных систем, финансирование поставок сельскохозяйственной техники. Недавно фонд начал работать с проектами в области здравоохранения. География проектов включает четыре страны: Армению, Беларусь, Кыргызскую Республику и Таджикистан.

ЕФСР может предоставлять финансирование либо в долларах, либо в евро. Судя по текущим проектам, участники отдают предпочтение кредитоваться в долларах.

ЕФСР заявляет о себе как о региональном финансовом институте объемом 8,5 млрд долларов. Сколько составляет оплаченный капитал со стороны государств-акционеров? Привлекал ли фонд дополнительные средства и какие механизмы фондирования проектов использует? Назовите доступный на сегодня кредитный потенциал фонда?

– 8,5 млрд долларов – это объем первоначальных взносов в фонд. 10% тогда было уплачено в виде денежных средств, все остальное – простыми и необращаемыми векселями. Погашение векселей осуществляется по мере необходимости, точнее говоря, простые векселя погашаются акционерами по требованию. На текущий момент обналичено 2,2 млрд долларов.

Фонд использует только свои собственные ресурсы и не привлекает средства на рынках капитала. Временно свободные средства инвестируются в наименее рискованные инструменты с целью защиты их стоимости. Текущий кредитный потенциал составляет порядка 6 млрд долларов.

– Есть ли у фонда лимиты финансирования по странам, а также «привязана» ли кредитная география с объемом взносов по этим странам? Как Фонд строит взаимоотношения, координирует работу с другими партнерами по развитию?

– У каждой страны есть свой лимит доступа, который устанавливается Советом ЕФСР для каждого государства-участника пропорционально размеру ВНД на душу населения, и при этом они могут перераспределяться. Принятию решения о выделении кредита Фондом предшествует процесс изучения заявки проектным блоком ЕФСР, сбора информации, подготовки экспертного заключения.

С учетом разного объема финансирования самого фонда как построено управление и принятие решений по финансированию между представителями акционеров в кредитной политике?

– Решения о предоставлении финансовых кредитов государствам-участникам основываются на комплексной оценке, включающей анализ финансовых потребностей, платежеспособности и долгосрочной долговой устойчивости. Исследуются институциональные возможности заемщика по достижению заявленных показателей выполнения программ и проектов ЕФСР, качество государственного управления, с учетом оценок Всемирного банка, МВФ и других международных финансовых организаций.

Процедура предоставления инвестиционных кредитов состоит из двух этапов. На первом мы рассматриваем концепцию проекта и возможности для разработки технико-экономического обоснования. Второй и финальный этап состоит в принятии решения о выделении инвестиционного кредита.

В соответствии с уставными документами, решения в Совете фонда принимаются простым большинством. Вес голоса пропорционален размеру денежного взноса страны в фонд. При этом следует понимать, что для достижения максимальной результативности работы фонда важно, чтобы все акционеры в целом были удовлетворены принимаемыми решениями. Для этого стараемся регулярно и оперативно взаимодействовать с акционерами по текущим и стратегическим решениям.

Поскольку мандат фонда заключается в антикризисной поддержке стран, выходит ли кредитная активность за периметр стран ЕврАзЭС? Чем фонд может помочь странам в период, когда кризиса нет?

– Кредитная активность фонда ограничивается государствами – участниками ЕФСР. При этом следует отметить, что фонд открыт для рассмотрения заявок о вступлении новых государств-членов.

В относительно спокойных экономических условиях, когда не требуется оказание антикризисной поддержки, ЕФСР может продолжать финансирование инвестиционных инфраструктурных проектов, выдачу грантов, осуществлять мониторинг макроэкономической ситуации с целью выявления рисков, а также оказывать правительствам экспертную поддержку.

– Значительная доля портфеля фонда – «антикризисные кредиты». Как Вы оцениваете состояние и перспективы экономик стран – участниц фонда (и региона в целом), какие основные риски Вы видите?

– Прежде всего, необходимо отметить «ребрендинг» одного из основных инструментов ЕФСР. С 2015 года используется термин «финансовый кредит», основным критерием которого является проведение осмотрительной макроэкономической политики и структурных реформ, направленных на укрепление рыночных основ экономик стран-заемщиков. Бюджетную поддержку ЕФСР следует рассматривать именно с этой точки зрения, т. к. использование понятия «антикризисный» кредит не до конца отражает суть и основную цель предоставления кредита. Кроме того, рост его портфеля может создать ошибочное впечатление о непрекращающемся кризисе на евразийском пространстве.

Наши государства-заемщики уязвимы к глобальным и региональным рискам, особенно ввиду их высокой долговой нагрузки и относительно низкого уровня международных резервов. Кроме того, экономики всех государств – заемщиков ЕФСР зависят от состояния российской экономики, что проявляется, в частности, через каналы денежных переводов, внешней торговли и инвестиций. Также экономики стран-замщиков сильно зависят от производства и экспорта природных ресурсов. Следовательно, при резком ухудшении экономической динамики в России, а также снижении мировых цен и спроса на сырье могут серьезно пострадать экспортная выручка, доходы бюджета и экономический рост.

Глобальный экономический цикл уже в зрелой фазе, а это значит, что риски спада повышаются. Поэтому мы ожидаем, что власти стран – участниц фонда будут вести взвешенную, по возможности консервативную политику и будут придерживаться своих бюджетных правил.

– Кто в вашем случае является инициатором «антикризисного» проекта – государство или частный оператор? Как выстроены процедуры согласования между оператором проекта, государством – реципиентом финподдержки и фондом?

– Финансовые кредиты являются суверенным займом, инициатором и исполнителем которого является государство. Алгоритм взаимодействия детально прописан в Порядке по предоставлению финансовых кредитов и включает предоставление заявки на получение финансового кредита, ее оценку нашими сотрудниками, вынесение заключения о целесообразности предоставления финансирования на рассмотрение коллегиальных органов – Экспертного совета и Совета ЕФСР.

Финансовые условия традиционно для такого рода институтов – льготные. Мы предоставляем суверенные кредиты, которые отвечают всем требованиям помощи развитию, в том числе и по уровню грант-элемента. В ответ ЕФСР пользуется статусом привилегированного кредитора. Основные условия фонда заключаются в выполнении мер стабилизационных программ странами, т. е. деньги предоставляются за реформы. В случае инвестиционных кредитов и грантов речь, конечно, идет о реализации проектов в соответствии со всеми принятыми сторонами договоренностями.

На текущий момент максимальные возможности фонда по предоставлению нового финансирования составляют около 6 млрд долларов, или около 6% от совокупного ВВП четырех стран-заемщиков. Это эквивалентно примерно 80% суммарного доступа этих стран к ресурсам МВФ на условиях нормального доступа.

Страны – участники фонда сильно зависимы от глобальных и региональных шоков в экономике, а уровень резервов стран – получателей ЕФСР в 2010-2018 гг. составил в среднем 2,4 месяца импорта, что недостаточно для эффективного противостояния кризисным шокам. В таком случае ресурсы фонда в состоянии заметно укрепить резервную позицию этих стран.

Применительно к Казахстану сколько составляет акционерный взнос Правительства в капитал ЕФСР и сколько средств фонда было проинвестировано в страну? Есть ли планы по новым локальным проектам на текущий год? Если да, то расскажите о них подробнее.

– Средства ЕФСР состоят из взносов государств-участников, а также поступлений от предоставления средств фонда на возвратной основе. Общий размер взносов государств-участников в фонд составлял 8,513 млрд долларов.

Взнос Республики Казахстан составил 1 млрд долларов, взнос России – 7,5 млрд долларов. Согласно общей договоренности, 10% первоначальных взносов были внесены на счет фонда в виде денежных средств, 90% – в форме простых, необращаемых и беспроцентных векселей государств-участников. Погашение векселей осуществляется по мере необходимости.

Хотя у ЕФСР нет юридических ограничений на осуществление инвестиций в казахстанскую и российскую экономики, де-факто сложилось понимание, что Казахстан и Россия не привлекают средства фонда. Тем не менее, полагаю, что Казахстан в выигрыше от деятельности ЕФСР. Казахстан, как и Россия, заинтересован в устойчивом экономическом развитии всего постсоветского региона и особенно Центральной Азии. Стабильность в Кыргызстане и Таджикистане объективно выгодна Казахстану, а ЕФСР выступает одним из важных инструментов содействия этим странам.

Какие планы фонда на этот год в целом и на ближайшую трехлетку?

– В целом по итогам 10 лет работы могу сделать осторожный вывод, что государства – участники фонда удовлетворены результатами. Вместе с тем есть понимание, что у ЕФСР есть больший потенциал. Поэтому акционеры решили, что целесообразно начинать двигаться в направлении институционального обновления и укрепления. Перед нами стоят амбициозные задачи сформировать сильный самостоятельный региональный финансовый механизм.

В настоящее время Советом фонда инициирована административная реформа ЕФСР, направленная на институциональное развитие фонда через повышение качества взаимодействия с акционерами и партнерами по развитию; повышение эффективности операционной деятельности, определение ее приоритетных направлений, наращивание внутренней отраслевой и секторальной экспертизы; развитие аналитической деятельности ЕФСР.

До конца 2019 года будет разработана среднесрочная стратегия ЕФСР, которая будет сочетать в себе как накопленный опыт функционирования фонда, так и передовую практику существующих международных финансовых организаций.

Султан Биманов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Нефтяная воронка инвестиций

Приток прямых зарубежных капиталов в нефтегазодобывающую отрасль в 2019 году составил $12 млрд, в переработку – $3,4 млрд.

06 Апрель 2020 16:37 511

Нефтяная воронка инвестиций

Доля прямых иностранных инвестиций в нефтегазодобывающий сектор Казахстана от общего объема прямых зарубежных вложений показывает рекордный прирост. Если в 2016 году показатель равнялся четверти, то уже в 2019 году – половине, составив $12 млрд. Общий объем притока прямых иностранных инвестиций в республику в минувшем году оценивался в $24,1 млрд.

Отрасль нефтедобычи была самой притягательной для иностранных инвестиций на протяжении 15 лет. Как показывает статистика Национального банка, в 2005 году в этот сектор пришли $1,6 млрд, а в 2019 году – $12 млрд. Сектор обрабатывающей промышленности на порядок уступает в этом показателе. В него зарубежных денег вложено в три раза меньше. В 2019 году в обработку инвестировано лишь 14% от валового притока иностранных инвестиций, что в денежном выражении равно $3,4 млрд.

Разбивка притока инвестиций по видам экономической деятельности наглядно показывает, насколько велик разброс прихода объемов внешних инвестиций. Так, сферы научных исследований и разработок, а также производства текстиля и одежды не пользовались интересом у инвесторов в 2019 году совсем. Сельское, лесное и рыбное хозяйство собрали иностранный капитал в объеме $10 млн, «пищевка» – $135 млн, производство металлических изделий – $2,8 млрд, в строительство – $655 млн.

Будет ли казахстанский нефтедобывающий сектор воронкой, в которую стекается большая часть иностранных капиталов в 2020 году, – большой вопрос. Ценовой коллапс на мировом рынке нефти, возникший из-за разногласий основных экспортеров нефти, ставит это под сомнение.

Напомним, в начале марта страны – члены ОПЕК+ не смогли договориться по вопросу ограничения добычи нефти. Это привело к обвалу мировых цен на нефть. Стоимость черного золота в прошлом месяце опускалась ниже отметки $20 за баррель. В апреле игроки начали переговоры об экстренной встрече в составе ОПЕК+, на которой планируется принять решение о сокращении объемов поставок. На этих новостях цены на черное золото эталонных марок начали отыгрывать падение. На понедельник, 6 апреля, стоимость барреля марки Brent составила $34 доллара. К каким договоренностям придут участники ОПЕК+, станет известно 9 апреля.

Динара Куатова

Почему в ВКО буксуют инвестиционные проекты

Ответы на эти вопросы искал inbusiness.kz.

11 Март 2020 15:03 2621

Почему в ВКО буксуют инвестиционные проекты

Фото: Ольга Ушакова

Строительство ТЭЦ-3 в Семее, мясокомбинаты и агрохолдинги в Аягозском районе, Бородулихинском районе, индустриальные зоны, ветровые и солнечные электростанции, лаборатория для сертификации сельскохозяйственной продукции по международным стандартам, которая будет направляться в КНР, – это только часть проектов в Восточном Казахстане, реализация которых сильно тормозит, отстает от сроков, или в конечном итоге они пока остаются на бумаге. Их судьбой корреспондент inbusiness.kz поинтересовался у руководителя управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития ВКО Ержана Шурманова на пресс-конференции, которая посвящалась ходу реализации государственных и отраслевых программ.

Где мясокомбинаты?

Более подробно г-н Шурманов смог рассказать о проектах, которые входят в карту поддержки предпринимательства, соответственно, сопровождаются его ведомством. По поводу строительства мясоперерабатывающего комбината в Аягозском районе он объяснил, что заявителем проекта было частное лицо. Его планировали реализовать с участием австралийской фирмы. И на данный момент под него предоставлен земельный участок, есть инфраструктура, которая должна покрыть необходимые мощности. Ввод объекта планировался в 2021 году, но сроки перенесли.

«Изначально, когда заявлялся проект, австралийская сторона гарантировала 100%-ное финансирование за счет собственных средств при строительстве комбината. Они начали разработку проекта строительства. На заключительном этапе, поскольку учредитель с австралийской стороны поменялся, у него поменялось видение этого комбината, и они начали менять компоновку зданий, – объяснил Ержан Шурманов. – В итоге весь проект был отправлен на повторную доработку. Он делается по казахстанским стандартам, а у австралийской стороны свое видение этого проекта. Мы практически в полтора года имеем отставание, которое связано именно с проектными работами. Смена учредителя однозначно сказалась. В настоящее время начали переписку с ними, от проекта заявители не отказываются».

По информации Ержана Шурманова, о срыве проекта они уведомили дипломатические службы, которые находятся в Австралии, и они тоже этот вопрос взяли на контроль. Что касается Семейского мясокомбината, то этот проект ТОО «АгроПортал» запланировало к реализации совместно с иранской стороной. Как и в предыдущей истории, местные исполнительные власти предоставили землю, подвели необходимую инфраструктуру. Проект планируется реализовать на территории индустриальной зоны города Семея. Иранской стороне предоставили пустующее здание, которое находилось на балансе СПК «Ертыс», для размещения там административных корпусов, вспомогательных помещений. Но, по данным чиновника, опять же заявителем проекта выступало одно лицо, а потом учредителя поменяли.

«Проект прошел в Казахстане все стадии согласования. По последней информации, руководитель иранской стороны вылетел в Иран. С этим проектом он там находится, – говорит Ержан Шурманов. – В связи с коронавирусом замедлен обмен информацией между Ираном и Казахстаном. Параллельно там же решается вопрос о привлечении денег с иранской стороны. Сейчас выбирают банк на территории Республики Казахстан, через который будет идти финансирование. Есть определенные процедуры, которые согласовываются с Нацбанком, правительством, чтобы завести иностранный капитал. Тем не менее эти два проекта нами не исключаются, они находятся в стадии документального согласования».

Лаборатория будет. Но когда – непонятно

Не менее интересна судьба сертифицированной лаборатории, ведь руководство области заверяло общественность, что она откроется в 2019 году. Этот вопрос, по словам Ержана Шурманова, больше касается его коллег из управления сельского хозяйства. Тем не менее он рассказал, что помещение для нее готово, строительно-монтажные работы завершены. Дело за малым – аким ВКО Даниал Ахметов будет встречаться с послом КНР в Казахстане, и тогда, дескать, уже будет поставлена точка в вопросе поставки оборудования.

«По поручению акима ВКО нами ведется совместно с СПК «Ертыс» разработка проекта строительства оптово-распределительного центра в Усть-Каменогорске, – добавил г-н Шурманов. – Планируется, что эта лаборатория будет привязана к оптово-распределительному центру, поскольку все наши сельхозтоваропроизводители станут непосредственно и складировать, и размещать, и продавать продукцию на его территории, и чтобы они могли там в случае пожеланий экспорта в Китай проходить там сертификацию. В целом работы идут, и этот проект будет реализован. Мы больше чем уверены в этом».

Три индустриальные зоны в Восточном Казахстане вообще притча во языцех. Ведь их пытаются развивать уже больше десятка лет.

«Индустриальная зона Семея – вопросов нет, – уверен Ержан Шурманов. – Там порядка десяти проектов реализуются, заполнение есть. Сейчас решаем вопрос по подведению необходимой инженерной инфраструктуры, потому что новые проекты включаются, потребляемая мощность увеличивается. В Усть-Каменогорске – две индустриальные зоны, на улице Машиностроителей и в районе КШТ, «Оркен». На Машиностроителей есть один заявитель – это алматинская фирма «Медсервис плюс». ПСД разработана, привязка к земельному участку есть. Решены вопросы, связанные с подведением необходимой инфраструктуры. Думаю, мы начнем в этом году реализацию первого проекта».

В индустриальной зоне «Оркен» чиновники совместно с ТОО «Силумин-Восток» прорабатывают проект по строительству завода сборных металлоконструкций. Но инфраструктуры в зоне нет. По ПСД, которая сейчас находится на экспертизе, общая стоимость инженерных коммуникаций оценивается в 580 млн тенге. На первом этапе ТОО «Силумин – Восток» понадобится порядка 15 га земли. Один их проект займет 80% индустриальной зоны.

«Мы с Палатой предпринимателей ВКО в рамках «экономики простых вещей» рассматривали еще один проект. ТОО «КЭМОНТ» на 15 млрд тенге. Если будет решен вопрос финансирования в рамках госпрограмм, то он тоже будет размещен в индустриальной зоне. Работа идет», – обнадежил Ержан Шурманов.

Он оказался не готов ответить с ходу, что происходит с проектами строительства ТЭЦ-3 в Семее и агрохолдинга в Бородулихинском районе. По его словам, проект агрохолдинга не входит в карту поддержки предпринимательства. А по итогам 2019 года местные исполнительные власти перенесли реализацию только двух проектов по этой карте – Аягозского и Семейского мясокомбинатов.

Ветер есть, а станции – нет

В рамках карты поддержки предпринимательства первая солнечная электростанция по ВКО была введена в прошлом году. Это ТОО «Жангиз Солар», мощность станции порядка 25 МВт, площадь земельного участка – около 60 га. По словам Ержана Шурманова, объект введен в эксплуатацию и в настоящее время поставляет электроэнергию по сетям КЕГОК.

«Что касается ветровой электроэнергии, то много проектов рассматривалось, в том числе по строительству станций в Уланском, Жарминском районах. Сейчас мы прорабатываем вопрос по строительству ветровой электростанции в Аягозском районе, в районе поселка Актогай. Вблизи расположен Актогайский ГОК, поэтому проблем не будет. Инвестор есть, казахстанское ТОО «Жилэлектрик». В настоящее время земельный участок определили, – сообщил Ержан Шурманов. – Сейчас есть вопросы, связанные со строительством, предоставлением грунтовых карьеров. Это непосредственно то, что будет связано со строительством мачт. А сигнальная мачта, которая снимает характеристики, показания ветра в течение года, она ими была еще в прошлом году установлена. Те предварительные данные, которые получены от этой сигнальной мачты, инвестора устраивают. Характеристика ветра, мощность, которая будет, соответствует заявляемым».

По словам Ержана Шурманова, общая суммарная мощность этой электростанции будет около 100 МВт. Стоимость проекта – 40 млрд тенге будет. Это тоже будет первая ветровая электростанция на территории ВКО, которая будет называться «Абай-1». Конечно, журналистов интересовала и судьба проектов НИОКР, а именно производства сверхпровода, медицинских имплантов. Их образцы получены, но когда ждать серийного производства?

«Мы в прошлом году получили первый опытный образец сверхпровода. Образцы неоднократно направлялись в Японию, но есть требования, связанные с чистотой самого металла. Мы не можем приступить к промышленному выпуску, потому что есть определенные стандарты, по которым работает АО «УМЗ», а оно имеет и специалистов, и оборудование для производства сверхпровода. Это предприятие функционирует еще с советских времен. А еще есть определенные технические требования, которые предъявляет японская сторона, компания Furukawa. Здесь вопрос находится в коммерческой плоскости».

Что касается имплантатов, то в ВКО, по словам Ержана Шурманова, есть металл, технология, чертежи и оборудование на базе местного технического университета для создания опытных образцов. АО «Титано-магниевый комбинат» был включен в процесс, чтобы приступить к промышленному изготовлению имплантов. Но и здесь загвоздка, по словам чиновника, «находится в коммерческой составляющей».

«АО «ТМК» заинтересовано, но у него свое видение. Есть цены мировых производителей, есть цена, за которую готово работать АО «ТМК». Есть вещи, которые готов предложить наш технический университет. У АО «ТМК» свое видение коммерциализации. На этом этапе согласования идут, если будет найден компромисс, то АО «ТМК» с этой задачей сможет справиться», – заключил г-н Шурманов.

Тем временем ВКО является лидером инновационного развития по республике. По последним данным, уровень инновационной активности у нас достиг 15,5%, это наивысший показатель в стране. В карту поддержки предпринимательства области включены 74 инвестиционных проекта на сумму более 1,3 трлн тенге с созданием более 17 тыс. рабочих мест. В течение второй пятилетки, с 2015 по 2019 год, реализовано 20 проектов на общую сумму 530 млрд тенге. В текущем году запланирована реализация пяти проектов на общую сумму более 16 млрд тенге. По итогам 2020 года власти намерены привлечь в экономику области порядка 690 млрд тенге инвестиций.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: