/img/tv1.svg
RU KZ
Эксперты считают, что, если бы не борьба с СOVID-19, экология стала бы главной мировой повесткой 2020 года

Эксперты считают, что, если бы не борьба с СOVID-19, экология стала бы главной мировой повесткой 2020 года

Тем временем именно пандемия показала важность экологического воспитания в казахстанском обществе.

08:06 10 Октябрь 2020 1248

Эксперты считают, что, если бы не борьба с СOVID-19, экология стала бы главной мировой повесткой 2020 года

Автор:

Кульпаш Конырова

Казахстанцы, лишенные возможности вылететь нынешним летом на отдых в заморские страны из-за карантина, стали активно осваивать природные уголки собственной республики. Результат такого «освоения»: горы мусора в Чарынском каньоне, истерзанное не только ногами, но и колесами внедорожников «розовое озеро» Кобейтуз… список можно продолжать. Своим видением формирования экологической политики в стране с inbusiness.kz поделились казахстанские эксперты.

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии»:

«Экологическая ситуация сегодня становится все более значимым фактором в мире. В этом году ООН провела исследование, в котором пыталась выяснить, чего боятся люди на планете. Главным страхом оказалась угроза значительного изменения климата (49% респондентов уверены, что экологическая ситуация на планете ухудшится). Эксперты считают, что, если бы не борьба с СOVID-19, экология стала бы главной мировой повесткой 2020 года.

Что касается Казахстана, то по рейтингу индекса загрязнения на 2020 год наша республика занимает 26-ю строчку в списке самых грязных стран мира из 110. Не сомневаюсь, что внимание казахстанцев к экологическим вопросам обоснованно и будет только усиливаться год от года.

Недавно казахстанский министр информации и общественного развития Аида Балаева заявила, что в последнее время наблюдается варварское отношение человека к природе. Кстати, через месяц в Кокшетау состоится очередной, XVII Форум межрегионального сотрудничества Казахстана и России с участием глав государств, который будет посвящен «Сотрудничеству в области экологии и «зеленого» роста».

Наконец, хочу напомнить, вторым пунктом повестки дня открывшейся 75-й сессии Генассамблеи ООН стали экология и снижение масштабов выбросов в атмосферу углекислого газа. Президент Казахстана озвучил позицию страны по экологическим вопросам на общеполитических дебатах данной сессии.

«Трагедии Аральского моря и Семипалатинского полигона, быстрое таяние ледников и опустынивание угрожают не только нашей стране и региону Центральной Азии, но и всему миру…Мы сократим выбросы парниковых газов на 15% к 2030 году за счет системной трансформации экономики и модернизации промышленности. Параллельно с этим в ближайшие пять лет мы планируем высадить в нашей стране более двух миллиардов саженцев деревьев», – отметил он.

Судя по словам главы государства, получается по 400 млн деревьев в год, или ежегодно примерно по 20 на каждого казахстанца.

То есть фокус на экологическую политику, повторюсь, будет усиливаться во многих странах мира в последующие год».

Марат Шибутов, член общественного совета Алматы:

«Поднимая тему экологии, не могу обойти стороной такую модную нынче тему, как «зеленая» экономика. Как мы видим, она нам все больше и больше не по карману. Например, мы не можем сделать гарантированный закуп большого объема солнечных батарей, когда у нас стоимость угольной электроэнергии гораздо дешевле. Трудно будет эту разницу покрывать, тем более за счет повышения тарифов для населения.

Что действительно мы имеем в виду, говоря о «зеленой» экономике, это на самом деле лоббирование технологий Европы, США и Японии, которые мы будем покупать в ущерб собственным производителям. Наступает время делать выбор, исходя из возможностей страны.

На мой взгляд, мы должны выбрать свой собственный путь, посмотреть, что реально нужно нашей природе, не подстраиваясь под общемировые тренды и стандарты, которые лоббируются развитыми странами и международными организациями, а для Казахстана они могут быть абсолютно неактуальными».

Сергей Домнин, экономический обозреватель:

«А на мой взгляд, для того чтобы «зеленая» экономика все же развивалась, а не стала «бить по нашему карману», ей нужна поддержка в виде стимулирующих факторов со стороны государства. Например, в Китае, где с аналогичной ситуацией столкнулись жители крупнейших городов, эта индустрия двигалась вперед.

Сейчас мы видим в сфере «зеленой» энергетики настолько ощутимый прогресс, что в некоторых странах она стала вполне конкурентоспособной не только по установленной мощности, но и по тарифам традиционной энергетики, которая, как правило, представлена газом или углем.

Здесь я имею в виду развитые страны. В развивающихся ситуация иная, потому что здесь налоговая составляющая другая и экологические кодексы более мягкие».

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований China Center:

«Коль затронут Китай, то хочу продолжить эту тему. Несмотря на то, что эту страну сильно критикуют в мире, тем не менее, ее экологический опыт очень интересен. Так, в Китае ставится задача стимулировать желания людей быть более экологичными. Например, электроскутеры практически полностью вытеснили бензиновые мотоциклы и мопеды, особенно в крупных городах.

Дома укомплектованы панелями, перерабатывающими солнечные лучи в электроэнергию. В сельской местности выстроены бесконечные поля ветроэлектрогенераторов. Прежде всего это осуществляется за счет вливаний государства, которое всячески стимулирует «зеленую» энергию.

Приведу один пример. В пекинском университете если профессор приезжает на работу на автомобиле, то он должен заплатить вузу за въезд на его территорию. Сумма оплаты отнюдь не маленькая. Если профессор приезжает на работу и декларирует, что отказался от транспорта на двигателе внутреннего сгорания, то ему выдаются денежные дотации на транспорт, квота на приглашение иностранного гостя, трансфер из аэропорта. Также он ничего не платит, если имеет электромобиль.

Задача для Китая до 2030 года (это касается основных регионов) – сделать экономику «зеленой». Скажем, в Шанхае постепенно были введены меры по разделению мусора. Существуют настоящие программы, как обучить людей этому, а потом воздействовать с одной стороны штрафами, а с другой – экономическими мерами, чтобы мусор было выгодно сортировать. В крупных городах эта программа удалась. Причем Китай в этом плане не новатор, он брал пример с Южной Кореи. Вот там выброс мусора и его сортировка – это целая наука.

Можно было бы и нам обратить на нее внимание. Но для Казахстана стоит вопрос: что дальше с этим мусором делать? Если в Китае заводы по переработке мусора работают, то в Казахстане с ними были проблемы. К тому же мусоропереработка – довольно закрытая сфера для общественности».

Александр Губерт, старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право» Алматы Менеджмент Университет (AlmaU):

«Продолжая мысль Адиля Каукенова относительно КНР, и, развивая ее, скажу следующее – пока тому же Китаю было выгодно или не доставляло проблем на международном уровне развивать свое производство, используя самый дешевый, но и самый экологически грязный вид топлива – каменный уголь, он это делал и продолжает делать. Частично поэтому образуется низкая себестоимость и конкурентоспособность китайских товаров.

Сегодня Европейский союз развивает альтернативную, чистую энергетику, которая гораздо дороже традиционной. Тем самым ее стоимость вкладывается в конечную стоимость европейских услуг и товаров, которые, соответственно, дорожают. Поэтому в Европе сейчас рассматривают возможность введения высоких пошлин и штрафов производителям, использующим в производстве «грязную энергетику», это так называемый «штраф за СО2».

Думаю, тому же Китаю очень скоро и быстро придется переориентировать свою энергетическую отрасль, и он, без сомнения, это сделает. Следовательно, последние выступления руководства Китая на тему экологии обусловлены в том числе и этим обстоятельством.

Поэтому многим развивающимся и даже развитым экономикам придется переходить на эти новые стандарты, мотивировать и субсидировать производителей, чтобы соответствовать необходимым требованиям. Потому что Европа – это огромный и платежеспособный рынок. Может, нам эти штрафы пока сильно не грозят. Отечественные товары на рынках США и ЕС особо не представлены. Но, тем не менее, экологические требования становятся еще одним инструментом у экономически развитых стран для защиты своих рынков и производителей.

Была затронута проблема мусороперерабатывающих заводов, твердых бытовых отходов и полигонов. Это действительно почти закрытая тема. Наш завод под Алматы непонятно как работает, если работает вообще. Вероятно, это экономически невыгодное предприятие. Оно не выполняет свою функцию как положено, чтобы все отходы, которые имеются, либо перерабатывались, либо сжигались. Бутылки стеклянные сегодня некуда сдать, их приходится выбрасывать. Потому что даже того механизма сбора вторсырья, который был в СССР, сегодня фактически нет. Разве что пластиковые бутылки и картонные коробки дешево принимают в переработку».

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета:

«А на мой взгляд, для Казахстана проблема защиты от техногенных угроз трансграничного характера является более важной, чем общие размышления об экологии и некоей «зеленой» экономике.

Ярчайший пример – прорыв в мае 2020 года дамбы Сардобинского водохранилища в Узбекистане, в результате чего вода затопила юг Казахстана. Нашей стране разве что добровольно возместил некоторый ущерб российский олигарх Алишер Усманов, выделив более 5 млн долларов США.

По большому счету Узбекистан мог просто ничего не платить, потому что нет никаких соглашений, нет регулятива. Затоплен целый регион Казахстана, и никто по факту за это не несет ответственности.

На подобные аспекты мы должны обращать повышенное внимание».

Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений:

«Да, ситуация в Узбекистане с прорывом дамбы действительно показала, что при возникновении каких-либо катастроф в одной стране ее соседи оказываются незащищенными. Поэтому хотя бы в рамках ЕАЭС нужно инициировать создание некоего экологического кодекса, даже экологической конституции (как хотите, так и назовите), благодаря которым страны могли бы в определенной мере руководствоваться.

Я думаю, для Казахстана это было бы выгодно. Большая проблема для нашей страны связана со стоком рек, идущих с сопредельных территорий. На уровне двусторонних отношений республики ничего существенного сделать не могут. Поэтому хорошо было бы инициировать принятие общего экологического документа, согласно которому государства были взаимно солидарными в соблюдении экологическим норм.

А в процессе переговоров Казахстан мог бы отстоять какие-то позиции. Действительно, малые государства мало что могут сделать, но хотя бы несколько таких государств вполне способны предоставить консолидированную позицию, с которой станут считаться.

Я считаю, сегодня в Казахстане правильно поставлен знак равенства между экологией и устойчивым развитием. Если страна сейчас не будет делать инвестиций в экологию, завтра у нее не станет экономики».

Ерлан Смайлов, руководитель аналитической группы «Кипр»:

«А на мой взгляд, еще одно серьезное направление – экологическая культура населения, его соответствующее воспитание. Негативное антропогенное воздействие видно и в городах, и даже в безлюдной степи – полно всяких пакетов и бутылок. Решение проблемы можно найти, в том числе в развитии экологического туризма.

Скажем, у Беларуси или России достаточно большой опыт в части организации заповедного, экологического туризма. У этих стран есть научная методологическая школа в данном направлении, можно адаптировать сей опыт. В Казахстане разработки на данную тему также есть, но их применительной практики пока мало видно».

Айжан Скакова, директор Научно-исследовательского института проблем экологии Казахского Национального университета им. Аль-Фараби:

«В Казахстане только формируется научная школа экологического туризма. Думаю, что она будет развиваться в том числе благодаря реализации уже принятой госпрограммы. Казахстанские национальные парки сегодня начали формировать свою инфраструктуру.

Давно назрела необходимость утверждения национального проекта «Экология» по примеру России с адекватным финансированием из бюджета».

Мадина Нургалиева, советник директора Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан:

«Во многих странах мира модной стала тема переработки. Интересно, что законодателями этой моды могут выступать крупные мировые бренды. Например, присутствующий в Казахстане мировой бренд одежды H&M предлагает скидки для тех покупателей, которые приносят уже неиспользуемую одежду на переработку. Приобретение предметов быта и одежды из переработанных материалов гораздо дешевле с финансовой точки зрения.

Еще один интересный тренд – это так называемая мусорная тема, которая активно проявлялась в протестной повестке на глобальном уровне. Вспомните отдельный резонанс, связанный с юной экоактивисткой Гретой Тунберг. Если бы не фактор пандемии, не исключено, что экологическая тема более стремительно «вписалась» бы в общественно-политическую повестку».

Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан:

«Согласна, в последние, как минимум, два года фиксируется рост значимости экологической проблематики в общем массиве общественно-политического дискурса. Прошлый год продемонстрировал беспрецедентный рост гражданской активности и масштабных экологических протестов.

В-третьих, формирование действительно экологического мышления у населения. Приведу в пример жителей Германии, которые при выборе места работы или жительства учитывают расстояние между этими двумя точками, для того чтобы можно было добираться на велосипеде или самокате.

Казахстанцы же в случае необходимости выбора между «экономически выгодно» и «экологически выгодно» чаще выбирают первое. В качестве примера приведу проведенный во время карантина масштабный эксперимент по выявлению доли автотранспорта в общем массиве загрязнителей атмосферы. Так, в Алматы в результате ограничений на передвижение автотранспорта произошло 60-кратное сокращение концентрации фенола. Сократилось также и содержание в атмосфере оксида азота и диоксида азота. Однако снятие ограничений на передвижение граждан показало, что даже наглядные результаты экспериментальных замеров не мотивируют наше население к отказу от личного автотранспорта».

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»:

«По результатам опроса, который проводился в 2018 году, выяснилось, что экологические проблемы оказались только на шестом месте в рейтинге при оценке рисков реализации проекта «Экономический пояс Шелкового пути». То есть в опросах тема экологии присутствует, но люди ее недостаточно оценивают с точки зрения рисков.

Например, два года назад чаще всего говорили о переносе грязных производств из Китая в Казахстан, а сегодня информационная повестка совершенно другая. Также периодически то затухает, то разгорается тема недостатка воды в трансграничных реках.

Власти страны должны понять, что экологию легко превратить в понятные качественные показатели, которые для населения будут близки и понятны».

Вот здесь экология может стать перспективным полем деятельности для аналитиков, политтехнологов и экспертов, задействованных в разработке новой экономической и международной политики в своих странах.

Кульпаш Конырова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!