Эксперты считают, что в условиях борьбы с COVID-19 города станут менее перспективны

Эксперты считают, что в условиях борьбы с COVID-19 города станут менее перспективны

08:07 05 Январь 2021 2572

Эксперты считают, что в условиях борьбы с COVID-19 города станут менее перспективны

Автор:

Кульпаш Конырова

Фото: Мария Матвиенко

Очередное заседания экспертного клуба "Мир Евразии" было посвящено теме "Будущее городов Евразии: интеграция и дипломатия, технологии урбанизма, устойчивое развитие и новые вызовы".

Словом, речь шла о том, как развитие технологий, а также пандемия отразились на процессах урбанизации и стирания различий между городом и селом. Предлагаем нашим читателям подборку самых интересных цитат казахстанских экспертов.

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ "Мир Евразии":

"Эксперты подсчитали, что в 2050 году около 75% населения будет жить в городах. В XX веке одной из важнейших особенностей процесса урбанизации являлся быстрый рост крупных и крупнейших городов. В то же время в условиях борьбы с COVID-19 появились утверждения о том, что города как форма поселения станут менее перспективны из-за уязвимости к пандемическим вспышкам, их многоэтажные районы превратятся в гетто, а жители, имеющие такую возможность, уедут в загородные дома. Из-за дистанционного режима работы, образования, торговли, культуры и досуга жизнь теряет городское качество.

Тем не менее люди продолжают мигрировать в города, воспринимая их как лучшее место для жизни.

На протяжении всего ХХ века наблюдался беспрецедентный рост городского населения по всему миру. Для Казахстана он также стал веком стремительного роста урбанизации. В Казахстане, согласно последним статистическим данным, городское население составляет почти 59%. В России эта цифра доросла до 74%. Во многих странах Европы доля городского населения составляет порядка 80%. Современные технологии производства позволяют сделать так, что 10-15% загородного населения достаточно, чтобы обеспечить необходимый уровень сельского хозяйства и производства".

Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений:

"Пандемия COVID-19 показала нам новую картину. Многие городские жители сейчас неуютно чувствуют себя в своих малогабаритных квартирах, в том числе ищут возможности жить на природе, где не будут чувствовать себя как в клетках. Идет переоценка ценностей.

Многим горожанам уже нет необходимости тратить время на поездки по делам по городу. Сегодня многое можно решить через Интернет. Ранее престижное понятие "центр" по отношению к понятию "периферия" теряет первоначальный смысл.

В Алматы уже сейчас жилая недвижимость в так называемых экологических чистых районах, ранее вообще относившихся к области, стоит дороже всего.

Еще лет 20 назад, будучи на обучении в США, мы удивились, когда наш профессор пригласил нас к себе в гости в деревенский дом.

Мы удивились: как это профессор живет в деревне? Оказалось, что его дом еще и рядом с кладбищем. Профессор нам тогда сказал, что в Америке в городах в многоквартирных домах живут в основном социально уязвимые категории населения. У кого есть возможность, тот проживает в пригороде, в так называемой субурбии. Он гордился тем, что имеет свой участок земли и на тракторе его обрабатывает".

Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК:

"Урбанизация сегодня входит в перечень ключевых трендов развития человечества. Среди стран ЕАЭС самой урбанизированной страной является Беларусь – 78,1% горожане, 48-я позиция из 195. Россия на 60-м месте – 74,3%, Армения – 89-я позиция, 63,1% живет в городах. Казахстан на 103-м месте с показателем 57,3%, Кыргызстан – 153-я позиция, 36,1% урбанизированного населения.

В Казахстане значимый уровень урбанизации фиксируется в Карагандинской – 80%, Павлодарской – 71%, Актюбинской – 71% областях и ВКО – 62%. Наименее урбанизированными являются Алматинская – 22% и Туркестанская – 20% области.

При этом мы наблюдаем все меньше критериев, по которым город отличается от села. Современные села вполне могут сочетать в себе как одноэтажные частные дома, так и жилые многоэтажки. Но тот же принцип мы видим и в наших городах. Для того чтобы увидеть, как размывается разница между городом и селом, достаточно посмотреть на китайские деревни. Классическим примером является Хуаси (Huaxi). Речь о том, что развитие цифровых технологий так или иначе приведет к стиранию границ между городом и селом в сферах образования и медицины.

Еще один тренд времени – это вытеснение промышленности из городов и приход промышленных производств в село снижают и этот водораздел. Сейчас сельчане уже не ходят с плугами за конями и не только скот пасут. Жителей современных сел уже не удивишь высокими технологиями, Интернетом, развитой сферой услуг. Так что это отличие тоже перестает работать.

Вопрос о культурной составляющей более сложный. Мы можем говорить о доступе горожан и сельчан к культурному досугу. В этом случае ситуация имеет тенденцию к выравниванию. Не потому, что село быстро растет в плане культурного досуга, а потому что город начинает "проседать". Например, работающему или учащемуся городскому жителю сложно посещать музеи и выставки, потому что большая часть учреждений культуры работает только в будние дни. Кроме того, из-за высокой рабочей нагрузки не у каждого остаются силы на культурные мероприятия.

Кроме этого, восприятие сельчан, исключительно как носителей архаичного сознания, а горожан, напротив, как носителей модернизированного сознания, уже само по себе является анахронизмом.

Что касается Казахстана, то урбанизация здесь относится к категории "вынужденной", то есть миграция из села в город происходит не за счет возрастающих потребностей городов в рабочей силе, а за счет снижения привлекательности самого села. Почему бы властям страны и специалистам не поставить вопрос о трансферте градостроительных технологий в казахстанские села?"

Алибек Тажибаев, директор Центра аналитических исследований "Евразийский мониторинг":

"Хочу обратиться к опыту стран ЕС, где люди одновременно являются горожанами и сельчанами. Как это обычно выглядит? Люди зарабатывают в городе, а живут за его пределами. Причем такая картина характерна и для некоторых городов постсоветского пространства, например для Москвы.

Похожая ситуация складывается сейчас в Ташкенте, вокруг города растут новые поселения. Но для этого нужна инфраструктура. Например, вокруг Нур-Султана очень мало мест, удобных для загородного проживания. Газификация только-только начинает реализовываться. Думаю, что по мере расширения мест подключения природного газа, будут развиваться и пригороды.

При этом в Нур-Султане есть такой район, своего рода город в городе, как ЖК "Хайвил Астана", где живут порядка 15-20 тысяч человек. Это достаточно дорогая для жизни часть города. Если посмотрим на тот бизнес, который здесь представлен, то сами жильцы открывают на первых этажах премиальные точки торговли и услуг. Но все это ориентировано на платежеспособное население.

Город Актау на Каспийском море позиционируется как динамично развивающийся. Недавно озвучивалась цифра, что в скором будущем здесь будет 60 микрорайонов (сейчас в городе их около 30). Соответственно, начнет развиваться бизнес, будет увеличиваться региональная конкурентноспособность, Актау сможет конкурировать с такими городами, как Баку, Астрахань".

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета:

"Можно говорить сегодня о такой закономерности: когда нет эффективных путей сообщения (качественных дорог), то авторитет населенных пунктов снижается. В Германии, например, переместиться из одного населенного пункта в другой не представляет никакой сложности. Здесь огромное количество населения проживает в малых городах и совершенно комфортно приезжает в мегаполисы, когда есть на то надобность.

Это повседневная реальность, так как ставка делается не столько на мегаполисы, сколько на развитие локальных городов. Деньги вкладываются в малые населенные пункты, так как именно они дают условия для комфортного проживания без создания давления на окружающую среду".

Айдархан Кусаинов, экономист:

"Сегодня, на мой взгляд, властям нужно не ждать того, что человек приедет в город, и думать, что для него сделать. Нужно озаботиться тем, как сделать так, чтобы он не ехал в город. Но в Казахстане политика ведется в пользу застройщиков, заинтересованных в новых горожанах-клиентах, в пользу решения транспортных проблем с точки зрения вложений в инфраструктуру и отбивания соответствующих затрат.

Если учитывать интересы населения, тогда нужно найти ответы на два вопроса. Во-первых, как сделать так, чтобы люди не ехали на заработки в город, то есть сделать жизнь комфортнее на местах.

Во-вторых, как улучшить жизнь для тех, кто уже живет в городе. Мы видим, что есть миграция из Казахстана в другие страны. Причем казахстанские горожане далеко не всегда перебираются в города. Их, среди прочего, интересуют экология, эффективная социальная поддержка, развитое здравоохранение".

Мадина Нургалиева, руководитель отдела социологических исследований Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК:

"В Казахстане, к сожалению, большинство представителей среднего класса заняты на нескольких работах, живут в жестком ритме, в условиях сложной экологической обстановки, испытывают большую психологическую, эмоциональную, физическую нагрузку. Людям в городах не всегда просто и комфортно. Есть такое явление, которое активно проявляется на Западе и уже имеет место быть в Казахстане, прежде всего у креативного класса, это дауншифтинг. Данное явление, когда успешные люди не выдерживают высоких эмоциональных нагрузок и быстрого городского ритма, бросают все достигнутое (материальные и статусные достижения) и ищут для себя более комфортные условия проживания, отдаляясь от центра, обосновываясь на природе. Эмоциональная усталость – это один из трендов, который будет нарастать в любом информационном и активном обществе".

Галия Мовкебаева, профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ им. Аль-Фараби, директор центра евразийских исследований:

"Наши города действительно перенаселены, загрязнены. Автомобильные пробки, экологические проблемы, перебои с электричеством в некоторых районах Алматы становятся нормой. Массовая урбанизация может привести к социальной нестабильности. Сильно разграничиваются в городах сейчас центр и окраины, периферия и полупериферия. Непродуктивные городские районы и села столкнутся в большей степени с нищетой, экономической зависимостью от дотаций.

Дважды я была в командировках в Китае, где нам показывали модели городов будущего. Здесь уже существуют железные дороги с поездами, развивающими скорость 300 км в час, а недавно Китай провел успешные испытания поезда на магнитной подушке, который может развивать скорость до 600 км в час. Нам показывали дома, которые построены на 15-20 этажей вниз. С парковками, предприятиями, метро. Конечно же, предусмотрено предоставление услуг, которые соответствуют мировым стандартам. В первую очередь это здравоохранение, отдых, безопасность, которые позволят населению вести полноценный образ жизни.

Даже такой проект, как в Кыргызстане, с общественными туалетами, не помешал бы и нам в Алматы. В 2015 году Китай запустил проект по модернизации десятков тысяч общественных туалетов для улучшения качества жизни населения. Его уже прозвали "туалетной революцией".

В Китае также работает программа по сближению сельского населения с городским. Автобусами везут граждан из сел, они посещают городские музеи, и все это бесплатно. В стране огромное количество людей и при этом не видно мусора, потому что внедрены высокие штрафы. Уровень цифровизации достиг таких масштабов, что если человек неправильно перешел дорогу, бросил бумажку мимо урны – его тут же зафиксировали и идентифицировали видеокамеры, а затем приходит штраф".

Замир Каражанов, политолог:

"Сегодня мы видим, как меняется образ жизни людей повсеместно благодаря Интернету и новым цифровым технологиям. Не выходя из дома, мы можем решать многие вопросы по части заработков, приобретения товаров и услуг, в том числе и за рубежом. Мир стал более емким. Естественно, это будет влиять на процессы урбанистики.

Мы сейчас сидим каждый в своем доме или квартире и при этом находимся в общем информационном пространстве. В центр города выбираемся реже, сидим дома и делаем свою работу. Пусть у нас в стране не производят смартфонов, но люди умеют ими пользоваться. Прогресс стучится в наши двери. Неправильно говорить о том, что мы не поспеваем за миром. Технологии меняют само понятие мобильности. Многие города, куда люди стремились, чтобы улучшить свою жизнь, теряют свойство притяжения. Человек, живя в стране с низким уровнем заработных плат, благодаря Интернету может получать гораздо больший доход, чем его соотечественники на традиционных работах. В итоге даже разрушается понятие "средний уровень дохода" по стране. Средний класс может очень сильно поменяться в результате таких процессов.

Помимо интернетизации, в мире идет процесс роботизации. Роботы начинают появляться на улицах. Для доставки посылки кое-где уже не нужен почтальон. Это еще один показатель того, что потребности в рабочей силе уменьшаются, многое за людей начнут делать машины. Люди с низкой квалификацией приезжали в развитые страны, чтобы занять какую-то нишу. Сейчас в такие ниши внедряются автоматы.

Если смартфон чудеса творит с нашей жизнью, что стоит ждать от искусственного интеллекта? Он может радикально изменить понимание развития страны. Также поменять миграционные потоки, которые еще и проблемы несли вместе с нелегальной миграцией.

В мире сейчас стало легче дышать в связи с пандемией коронавируса. Вводятся запреты, жесткие ограничения на загрязнители, прежде всего на транспорт. Это еще один показатель того, что "зеленая" экономика будет менять нашу жизнь. В такой ситуации большое внимание начнут уделять человеческому капиталу. Только знания могут позволить воспользоваться теми преимуществами, которые дает информатизация. Если кто не владеет знаниями в достаточной мере, его уровень жизни будет падать".

Ирина Черных, профессор Казахстанско-Немецкого университета, сотрудник представительства Фонда им. Розы Люксембург в Центральной Азии:

"Урбанизация в Казахстане идет по модели стран третьего мира. Мы повторяем некоторые тенденции. Во-первых, уменьшается численность населения малых городов и поселков городского типа. Фиксируется увеличение миграции из села в крупные города. Если проанализировать миграционную статистику, то окажется, что в Казахстане в последние несколько лет идет увеличение объемов внутренней миграции.

В 2016 году 450 тысяч человек мигрировали внутри Казахстана из малых городов и сельских населенных пунктов в крупные города – Астану, Алматы, Шымкент. В 2020 году внутренней миграцией было охвачено уже более 650 тысяч человек. То есть ее темпы растут.

Второй тренд, который фиксируется в Казахстане, – формирование городских агломераций, когда жители населенных пунктов, прилегающих к ядру, работают в городах-ядрах. Это приводит к неодинаковому доступу населения к социальным услугам и разрывам в качестве жизни. В предместьях инфраструктура развита ниже, существуют серьезные проблемы с трудоустройством населения, с доступом к качественному образованию и медицине, качество жизни хуже, чем в центре мегаполиса.

Один из серьезнейших вопросов заключается в том, насколько городская агломерация может переварить поток внутренних мигрантов. Для Казахстана это большая головная боль. Даже в крупных городах Казахстана (Алматы, Шымкент, Нур-Султан) не все внутренние мигранты могут эффективно трудоустроиться на постоянную работу с доступом к социальным услугами. Большой процент среди приезжих составляют самозанятые.

Отсюда третий тренд – где и в каких условиях они проживают? В пригородах создаются "серые районы" или "серые зоны", где снимает себе углы сельская молодежь, приехавшая работать. Как правило, "серые зоны" являются источником криминогенности. Причем формирование "серых зон" вокруг крупных городских агломераций – это практика не только стран третьего мира, но и развитых государств. Соответственно, возникают задачи социальной поддержки, строительства инфраструктуры (доступных для внутренних мигрантов школ, детских садов, больниц, жилья), обеспечения правопорядка и т.д.

Некоторые эксперты называют такую урбанизацию, которая происходит в Казахстане, ложной или деструктивной. Можем ли мы ввести стратегическое планирование урбанизации, учитывая при этом два основных фактора, влияющих на нее – темпы и характер внутренней миграции, и темпы прироста населения? С моей точки зрения, в Казахстане слабо развита стратегия управления урбанизацией"

Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты zonakz:

"Долгое время я пребывал в иллюзии, что если город достиг миллиона жителей, то он дальше живет самодостаточной жизнью. Однако американский Детройт разрывает шаблоны. В 1950 году он достиг пика численности горожан – 1,8 млн человек, сейчас в городе живет порядка 600 тысяч жителей, то есть город потерял две трети своего населения. Когда-то успешный, сегодня Детройт, пораженный преступностью, бедностью и безработицей, обрел мировую известность в качестве примера городского упадка.

И на евразийском пространстве есть депрессивные города-миллионники. Например, высокая миграционная убыль населения имеется в Омске, за последние три года город потерял около 25 тысяч человек. Получается, если в городе миллион жителей, то это еще не гарантирует ему успешное будущее. В нем необходимы соответствующая среда, современные технологии, преданные люди, потому что город делают горожане. Они должны быть активными, обладать знаниями и умениями. И могли бы воспринимать и реализовывать лучшие образцы жизни других городов для адаптации под местные условия".

Кульпаш Конырова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

kanelo-okonchatelno-prostilsya-s-vesom-ggg

koronavirus-v-kazahstane-glavnoe-na-4-yanvarya

koronavirus-v-kazahstane-glavnoe-na-2-yanvarya

barys-vyigral-v-ledovom-poboishe-v-habarovske

sen-per-vystupit-reanimatorom-habiba

загрузка

Новости

Главные новости arrow
×