/img/tv1.svg
RU KZ
Эльдар Жумагазиев: Утильсбор нужно отсрочить на два года

Эльдар Жумагазиев: Утильсбор нужно отсрочить на два года

Фермеры и депутаты просят правительство отменить утилизационный сбор на сельскохозяйственную технику или пересмотреть коэффициенты в сторону уменьшения. Об этом сообщил первый заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Эльдар Жумагазиев.

18:06 08 Сентябрь 2020 4139

Эльдар Жумагазиев: Утильсбор нужно отсрочить на два года

Автор:

Саян Абаев

НПП РК «Атамекен» неоднократно выступала за сохранение базы приказа № 95 от 5 декабря 2019 года, где прописана норма распространения утильсбора только на виды с/х техники, которые производятся в РК. При этом требуемая Казахстану ежегодная норма обновления парка с/х техники составляет 10% (сейчас составляет на уровне 5%).

Нацпалата внесла следующие предложения:

  • Ежегодно фермеры приобретают порядка 2684 ед. тракторов и 1061 ед. комбайнов. Доля импортных тракторов занимает 83,9%, комбайнов – 67,9%, включая страны ЕАЭС.

Отечественное производство не позволяет покрыть необходимую потребность. Техника дальнего зарубежья имеет более широкий спектр моделей, а также ряд технических характеристик (интеллектуальная система, спутниковая навигация, автоматическое вождение и т. д.). В моделях отечественного производства и стран ЕАЭС таких «наворотов» нет.

  • За последние пять лет из-за роста курса доллара в 2,1 раза стоимость техники дальнего зарубежья тоже выросла.

При этом курс рубля за последние пять лет увеличился в 1,2 раза (с 3,6 до 5,9 тенге), а стоимость российских и белорусских машинокомплектов увеличилась в 2,4 раза.

С начала 2020 года цены на с/х технику из Европы и США выросли на 16%. После введения утильсбора общий рост цен на с/х технику составил 26-28%. 

Утильсбор не привел к ценовому преимуществу отечественной с/х техники, считает Э. Жумагазиев.

«По факту же после введения утильсбора цены на отечественные тракторы «Беларусь» и импортные вышли на практически одинаковый ценовой уровень (разница всего 1%). А должны были быть дешевле как минимум на 22% (ставка утилизационного сбора, налоговые преференции и т. д.). В итоге фермеры будут переплачивать ежегодно 57,2 млрд тенге на с/х технику! Мировые гиганты по производству с/х техники планируют зайти на наш рынок. Отлично! Но сколько времени необходимо до выпуска первого комбайна?! Не рано ли мы ввели утильсбор?» – отмечает представитель Нацпалаты.

При введении утильсбора говорилось об открытии в 2020 году производства с/х техники марок Case IH, New Holland, Claas и John Deere. По John Deere проект временно приостановлен в связи с введением того же утильсбора. По Claas имеется недавно подписанное соглашение о промсборке, но не были озвучены заявленные объемы производства (сборки). По проекту Claas не подписан специальный инвестиционный контракт, не построен завод и не налажен технологический процесс, не открыт свободный склад, не оформлены прочие соглашения, не наняты сотрудники, не пройден процесс индустриальной сертификации и т. д. Оцениваемый срок решения данных вопросов – не менее двух лет.

  • В Предпринимательский кодекс РК введено требование к заключению промышленной сборки, предусматривающей обязательный запуск новых производств сельхозтехники со сваркой, гибкой, покраской. Данное требование отсрочит запуск производства с/х техники еще на два-три года.

Кроме того, с момента подписания приказа № 95 от 05.12.2019 г. не принято ни одной единицы сельхозмашины на утилизацию, не построен завод по утилизации, не выработана программа по приему выбывшей из эксплуатации техники. На решение данных вопросов также требуется порядка двух-трех лет.

«Учитывая все вышесказанное, считаем, что утильсбор необходимо вводить через два года», – подытоживает Эльдар Жумагазиев.

Тимур Кулибаев: Взвешенность налогового, экологического регулирования позволит сохранить привлекательность отраслей для инвесторов

«Необходимо посмотреть, как возможное увеличение КПН и НДС может повлиять на занятость, реализацию планируемых проектов».

30 Сентябрь 2020 11:33 1439

Фото: atameken.kz

Председатель комитета геологической отрасли, горнорудной, угледобывающей и металлургической промышленности НПП «Атамекен» Николай Радостовец выразил опасение относительно повышения налогов для горно-металлургической промышленности (ГМП) на заседании комитета геологической отрасли, горнорудной, угледобывающей и металлургической промышленности председателю президиума НПП РК «Атамекен» Тимуру Кулибаеву.

По словам руководителя отраслевого комитета, в СМИ все чаще стали появляться новости о повышении налоговой базы.

«Нас все время пугают повышением налогов. Официально в бюджете увеличение налогов не предусмотрено. Однако мы видим документы на согласовании в парламенте, где заложен рост КПН с 20% до 24% по ГМК и «нефтянке» и НДС с 12% до 16%. То есть увеличение доходной части бюджета с 2022 года будет за счет увеличения налогов. Все руководители крупных предприятий подписали обращение к министру Даленову (министр национальной экономики Руслан Даленов. – Прим.). В сложившейся с коронавирусом ситуации количество инвестиций снизилось. Если мы сейчас поднимем КПН и НДС, как просчитывать долгосрочные проекты и перспективы вложения?» – возмутился Николай Радостовец.

Он уверен в том, что если дать возможность предприятиям восстановиться, то в суммарном выражении отрасль принесет в бюджет больше, чем планируется от увеличения налогов.

«Необходимо посмотреть, как возможное увеличение КПН и НДС может повлиять на занятость, реализацию планируемых проектов. Давайте посмотрим, какая налоговая нагрузка действует на предприятиях в других странах, приведем собственные расчеты. Изучите международный опыт: предусматривается ли дифференциация для предприятий, отрабатывающих низкорентабельные месторождения. Из-за пандемии госбюджет потерял, но были задействованы средства из Нацфонда, которые пошли на возмещение. Мы должны восстановить работы, достичь показателей докризисного уровня производства и таким образом восстановить платежеспособность», – сказал председатель президиума НПП РК «Атамекен» Тимур Кулибаев.

В рамках изменений и дополнений в Налоговый кодекс МНЭ вносит поправку, которая ограничит деятельность предпринимателей и внесет неясность в регулирование налогообложения при добыче полезных ископаемых. Предлагается не относить к потерям объемы отходов производства, образованных в процессе первичной переработки минерального сырья. Сегодня налогом облагаются лишь фактически добытые объемы, коэффициент извлечения варьирует в диапазоне 15-65% в зависимости от состава руд. После поправки налогооблагаемым станет весь объем запасов, так как переработка ТМО относится к первичной.

В 2020 году комитет вместе с предпринимателями разработал меры по развитию золотодобывающей (снять монополию на закуп аффинированного золота Нацбанком), угольной и геологической отраслей. При этом министерство индустрии и инфраструктурного развития РК предлагает ввести госрегулирование цен на уголь.

«Это нонсенс, нигде в мире цена не регулируется. Мера может привести к сужению рынка, тем более что экспорт угля значительно снизился. Кроме того, совместно с НПП мы разработали предложения по поддержке геологоразведочной отрасли. После принятия Кодекса о недрах активизации не произошло. Мы считаем, что должно быть одно окно, куда приходит инвестор, сдает пакет документов и получает его через один-два месяца уже согласованный со всеми заинтересованными госорганами в цифровом формате», – отметил руководитель отраслевого комитета НПП.

Тимур Кулибаев подчеркнул, что при принятии кодекса госорган ссылался на прогрессивную австралийскую модель развития.

«Давайте этот вопрос вынесем на комитет ГМК и комитет нефтегазовой промышленности, обсудим все нюансы. Понимаю, что бизнес-климат требует больших усилий, чтобы стать привлекательным для инвесторов. Для этого необходимы изменения, начиная с судебной системы. Три года – достаточный срок, чтобы понять эффективность кодекса и принятых мер. Обсудим», – предложил глава Нацпалаты.

Наиболее актуальным для недропользователей остается вопрос принятия в конце 2020 года Экологического кодекса. Николай Радостовец отметил, что проект Экологического кодекса рассматривается отдельно от Налогового, без участия министерства нацэкономики и министерства финансов РК.

«Мы не договорились по принципиальным вопросам. Например, что справочники будут писаться по европейским стандартам с учетом наших особенностей. Данная поправка была исключена. Порядка 15 принципиальных предложений отвергнуто, так как принятие идет в ускоренном режиме. «Атамекеном» проведена сравнительная оценка влияния предполагаемых инвестиций в экологическую модернизацию предприятий на их экономические показатели. Была проведена оценка крупнейших 26 компаний по четырем отраслям: ГМК, нефтедобыча, энергетика и нефтепереработка – на основании имеющихся российских справочников, сумма инвестиций может составить от 4 трлн до 16 трлн тенге! Мы поддерживаем инициативу разработчика в части обнуления ставок платы за эмиссию при переходе на комплексное экологическое разрешение (КЭР), это позволит компаниям использовать их для целевого использования на внедрение наилучших доступных технологий – НДТ. Вместе с тем у нас есть дополнительные предложения в налоговое законодательство по стимулированию предприятий к внедрению НДТ», – сказал Николай Радостовец.

Финансовые показатели при предоставлении дополнительных мер стимулирования:

Отмена платы за эмиссии возможна при внедрении комплексных экологических разрешений с дальнейшим переходом к НДТ. В случае их неприменения поэтапное повышение налоговых ставок платы за эмиссии может возрасти в восемь раз. В первую очередь внедрение НДТ коснется энергетических компаний, где действующий тариф на электроэнергию не позволит модернизировать предприятия. Инвестиции на внедрение НДТ возможны через повышение тарифов либо через субсидирование за счет бюджетных средств.

«Должен быть взвешенный подход. Мы говорим о практике развитых стран, где высокие экологические требования, но возмещения идут за счет высоких тарифов для населения, которое готово за это платить. Сможем ли мы с низкой покупательной способностью создать высокие стандарты и повысить экономику? Нужно обсудить и внимательно изучить расчеты. Предлагаю еще раз рассмотреть вопрос с министерствами, выслушать все стороны и выработать консолидированное решение», – резюмировал встречу Тимур Кулибаев.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Как чувствует себя казахстанский бизнес в настоящее время

Вопросы последствий кризиса прозвучали на Kazakhstan Growth Forum.

23 Сентябрь 2020 21:06 2208

Сегодня в ходе Kazakhstan Growth Forum форума председатель правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Аблай Мырзахметов рассказал о текущем состоянии бизнеса. В начале своего выступления он напомнил, что казахстанские власти прогнозировали, что во время пандемии падение ВВП страны составит порядка 1%, международные организации оценивали в 2,7-3%.

«По итогам восьми месяцев мы видим падение на уровне 3%, в сфере услуг падение составило 6,1%. В основном это касается как раз-таки тех сфер, которые были серьезно поддержаны во время пандемии. Рост производства произошел на уровне 1,7%, в строительстве он составил 6,5%, в сельском хозяйстве – 4,9%, в обрабатывающей промышленности – 3,3%», – рассказал глава Нацпалаты.

По данным НПП, в сфере развлечений падение составило более 60%, торжеств, банкетных залов – более 70%, это дает понимание того, в каком критическом состоянии оказалась сфера услуг. Так, по данным главы НПП, бизнес пережил два уровня ограничений – чрезвычайное положение с середины марта до середины мая, в этот период НПП получила более 55 тысяч обращений от предпринимателей. Если посмотреть на структуру обращений, то можно выделить пять основных проблем, с которыми столкнулись предприниматели: налоговые послабления, финансовые меры поддержки, форс-мажорные обстоятельства, отсрочки по арендной плате, проблемы со сбытом, проблемы с поставками импортного сырья.

Далее, продолжил Аблай Мырзахметов, во второй период карантина, после снятия ЧП – с июня до конца августа, поступило более 20 тысяч обращений от предпринимателей. Опросы показали, что из 1,3 млн действующих субъектов бизнеса порядка 800 тысяч зарегистрированы в форме ИП, которые заняты в сфере услуг. Кроме того, Нацпалата самостоятельно провела опрос порядка 70 тысяч субъектов МСБ. Более половины опрошенных на тот момент поднимали вопросы, связанные с ужесточением санитарных норм: установка санитайзеров, социальное дистанцирование. На второй строчке проблемных вопросов расположилась отсрочка по кредитам и налогам, продолжались вопросы по форс-мажору, по сбыту.

«В целом вся ситуация с пандемией породила кризис спроса и сейчас для нас главное – это понять размер кризиса спроса. Какие сектора, какие виды бизнеса его переживают, все ли приняты меры, позволяющие решить этот вопрос. Понятно, что полностью решить вопрос восстановления спроса будет тяжело, и, скорее всего, невозможно, но нужно понимать последствия и то, как стимулировать спрос в этих условиях», – подчеркнул Аблай Мырзахметов.

Также, по его словам, много вопросов ставилось по теме исчерпывающего перечня отраслей, которые можно считать пострадавшими, на которые распространяются налоговые послабления, особенно по фонду оплаты труда. Как известно, МНЭ признало всего 29 отраслей.

По ситуации в настоящее время глава НПП рассказал о результатах опроса 10% казахстанского МСБ (порядка 70 тыс субъектов бизнеса) в наиболее пострадавших отраслях экономики.

«Так, опрос показал следующие результаты. Более 30% опрошенных к началу сентября были вынуждены пойти на оптимизацию персонала, 16% из опрошенных уже провели сокращения – 80 тысяч работников уже сокращены, 90 тысяч сотрудников отправлены в отпуск без сохранения заработной платы. Эти цифры мы не наблюдаем в официальной статистике, стоит задача – как нивелировать эти последствия. Более 30% опрошенных находятся в преддверии закрытия бизнеса – общепит, частные школы и сады, туризм. Если экстраполировать полученные данные на остальной бизнес, то можно понять, с каким масштабом сокращений и закрытия бизнеса мы столкнемся в ближайшее время», – резюмировал Аблай Мырзахметов.

Саян Абаев

Подпишитесь на наш канал Telegram!