Эльмира Обри: Обучение должно быть прикладным и адаптивным

2468

Какими профессиональными и личностными качествами нужно обладать, чтобы быть востребованным специалистом? На каких областях сфокусироваться? Куда пойти учиться и чем измеряется эффективность образования?

Эльмира Обри: Обучение должно быть прикладным и адаптивным

Об этом в интервью корреспонденту inbusiness.kz рассказала глава BCPD (Бюро непрерывного профессионального развития) Эльмира Обри.

– Эльмира, что происходит в системе образования сегодня и куда движется рынок?

– Проект Coursera провел исследование Global Skills Report по Юго-Восточной и Центральной Азии (Coursera Global skills report, 2021), в котором выделил три основных направления развития: бизнес-образование, технологии и работа с большими данными (Data science). В этом исследовании Казахстан на 81-м месте, в числе отстающих. Доля бизнес-навыков в глобальном рэнкинге составляет 34%, домен-технологии – 36%, Data science – 20%.

Несмотря на это, по ряду отдельных показателей мы на достаточно высоком уровне. Так, программирование в структуре показателей зафиксировано на уровне 95%, что является хорошим показателем даже для развитых стран. Например, в Японии тот же показатель составляет 96%. Это говорит о том, что образование в сфере ИТ продолжает пользоваться высоким спросом и соответствует мировым стандартам качества. У Казахстана большой потенциал в развитии этого рынка, особенно на фоне цифровизации экономики. При наличии понимания и согласованных действий между бизнесом, государством и обществом мы можем конкурировать даже с развитыми странами в подготовке кадров.

Напротив, в бизнес-образовании нам есть, куда расти. Я считаю, что основы предпринимательства должны преподаваться со школы, как минимум со старших классов. То же самое касается юридической и финансовой грамотности. Это уже не просто влияние времени, а необходимость, продиктованная условиями развития рынка и интеграционными процессами в мировой экономике. Современным школьникам важно знать свои права и обязанности, уметь разбираться в финансах хотя бы на бытовом уровне: как копить и тратить деньги, знать, какие финансовые инструменты существуют, что такое депозиты и кредиты, как работает банковская система и пр.

Во многих развитых странах драйвером экономики является бизнес-среда, в частности МСБ. Хотелось бы, чтобы образовательные институты обратили на это внимание при разработке образовательных программ.

В целом подводя итоги по отчету важно отметить, что разрыв в качестве между развитыми и развивающимися рынками остается. Можно постараться заполнить его за счет развития внутреннего рынка и наращивания экспертизы, а также за счет локализации международного опыта.

– Что изучать в 2022 году, чтобы повысить свою профессиональную ценность и быть востребованным специалистом? На каких областях Вы бы рекомендовали сфокусироваться?

– Международная консалтинговая компания McKinsey & Company провела анализ 18 тыс. человек из 15 стран. Исследование 2021 года выявило 56 основных навыков, которые помогут преуспеть в работе в будущем, назвав их дельтами (DELTA), как смесь навыков и отношений. Например, "приспособляемость" и "преодоление неопределенности".

Академические исследования и опыт McKinsey в области обучения взрослых позволили выделить основополагающие навыки. Из них четыре основных категории, по которым, как они считают, пойдет развитие в будущем: когнитивные, цифровые, межличностные и лидерские. Затем определили 13 отдельных групп навыков, принадлежащих к этим категориям. Эффективность командной работы, к примеру, относится к межличностной категории.

Цифровые компетенции, вполне ожидаемые, такие как: Data Science, программные разработки, инженерные решения, цифровая грамотность, цифровое обучение, кибербезопасность. Появляются и новые междисциплинарные направления, например диджитал-этика, что призвано разрешать дилеммы при взаимодействии человека и машины.

В межличностных коммуникациях можно выделить коучинговое направление, моделирование ситуаций, мотивацию, коллаборацию, инклюзивность и даже доверие. Интересно, что доверие в организациях нового формата возникает не по иерархии. Управление становится все более гибким. Появляются новые форматы лидерства и корпоративного управления. Старые подходы становятся менее эффективными. Им на смену приходят адаптивные форматы.

В кластер персонального лидерства входят такие навыки, как предпринимательство, управление изменениями, целеполагание, умение управлять собой, энергия и оптимизм, понимание своих сильных сторон. Сюда же были включены такие категории, как работа с жизненной энергией, оптимизм и владение инструментами управления изменениями и сценарное планирование.

Наиболее любопытный кластер – когнитивный. Синтезирование коммуникаций, адаптивность, способность к обучению, постановка правильных вопросов, структурирование решения проблем – это лишь часть из перечня необычных навыков. Среди прочих – активное слушание, сторителлинг и поиск релевантной информации.

Интересно, что участники опроса с высшим образованием имели более высокие средние баллы, что позволяет предположить, что люди с более высоким уровнем образования лучше подготовлены к изменениям на рабочем месте. Но для многих категорий лидерства и межличностных качеств, таких как "уверенность в себе", "способность справляться с неопределенностью", "смелость и умение идти на риск", "эмпатия", "коучинг" и "разрешение конфликтов", такой связи нет.

В то же время у респондента с более высоким уровнем владения цифровыми навыками на 41% больше шансов получить более высокий доход, чем у респондентов с более низким цифровым знанием. Эквивалентное сравнение составило 30% для когнитивных навыков, 24% для лидерских и 14% для межличностных дельта.

– То есть на успешность компании влияет не только то, какими навыками обладают ее сотрудники, но и внутреннее взаимодействие между ними?

– Да. Я адепт гибких систем управления. Я называю это "прозрачный менеджмент". Роль лидера в этой системе состоит в том, чтобы помочь раскрыть потенциал своей команды. Только так можно динамично и устойчиво развиваться в долгосрочной перспективе в современных условиях.

– В каких специалистах рынок испытывает потребность?

– Чем более многогранен специалист, тем более он ценен – новая реальность. Но в то же время, несмотря на множество новых технологических веяний, все еще остается большой спрос и на узких специалистов. В целом же будущее за работниками с развитой экспертизой в узкой области, большой надсмотренностью в смежных областях и широким кругозором.

Из-за дефицита на рынке труда мы наблюдаем ротацию кадров, из одной компании в другую, при этом приток новых специалистов незначителен, несмотря на наличие предложений с рынка. В этом основная диспропорция и парадокс. К тому же фактор "утечки мозгов", который связан, в том числе с уровнем квалифицированной безработицы. Государство вкладывает огромные деньги на поддержку различных программ для получения качественного образования. Однако найти себя на рынке не всегда представляется возможным. Хороших позиций и предложений не так много. Не находя себя на локальном рынке, выбор такого специалиста невелик – часто просто уехать. Однако есть и позитивный тренд. Многие выпускники вузов сейчас охотнее идут в бизнес, нежели в наем, потому что там больше шансов проявиться и найти себя в профессии.

Наблюдается дефицит и в специалистах средней квалификации в основном в сервисных отраслях. Здесь упущение на уровне колледжей, которых у нас по Казахстану более 800. Пробел можно заполнить переходом от количества к качеству и развитием приоритетных направлений согласно структуре нашей экономики, в том числе с участием международных партнеров. Колледжи можно и нужно выводить на качественно новый уровень, тогда спрос и предложение сойдутся.

– Каким должно быть эффективное обучение? В чем состоит его главная задача?

– Обучение должно быть максимально прикладным и адаптивным. Сейчас все больше говорят не о рамках компетенции, а об индивидуальной траектории развития, что априори дает гибкость. Человек сам выбирает, как ему расти – по вертикали и/или горизонтали, осваивая все новые отрасли и тем самым становясь более ценным специалистом.

Обучение должно быть персонализированным. Все меняется очень быстро. Наша главная задача – научить детей мыслить, понимать жизнь, умело применять полученные знания и учиться быстро адаптироваться. Умение работать с большими данными и объемами информации – это суперспособность современности. И в этом будут помогать машины и алгоритмы. Но даже для обучения машины нужен человек. Многие преувеличивают роль и место роботизации. Как мне кажется, с внедрением технологий спрос на межличностное общение будет только расти. Об этом, в том числе, говорят отчеты мировых экспертов.  

– Что делать старшему поколению, куда идти обучаться, чтобы получить новые навыки в текущей реальности?

– Лучшая инвестиция – это инвестиция в образование. В любой непонятной ситуации идите учиться. Это надежный вклад. Если хочется быстрого результата в карьерном росте, безусловно, это международные сертификации. Они котируются во всем мире, и это хороший пропускной билет в высшую лигу. Международная сертификация, например CFA (инвестиционный менеджмент), FRM (финансовый инжиниринг и риски), PMP (проектное управление), – показатель качества, на который ориентируются во всем мире. Практически в каждой отрасли есть свои международные стандарты и сертификации, которые влияют не только на статус, но и на уровень оплаты труда.

– По Вашему, мнению, какое будущее ждет сферу образования? Какие изменения? Как долго еще будет сохраняться традиционный формат обучения?

– Мы двигаемся в сторону инклюзивного образования, медленно, но двигаемся. В данном контексте инклюзия – про максимальное раскрытие синергии при взаимодействии и поиск персонализированного подхода к каждому человеку, оценивая его как личность с персональными потребностями. В частных школах этого пока что больше, чем в общеобразовательных.

Считается, что у нас равное и доступное образование. Но по факту, к сожалению, не везде так. Об этом свидетельствуют отчеты PISA (оценивает качество образования страны в глобальном рейтинге). Во многих регионах качественное образование остается единственным социальным лифтом, и не у всех есть к этому доступ. Разрыв в качестве образования между крупными городами, регионами и селами сохраняется. До сих пор есть дети, не охваченные средним образованием. К 2025 году контингент учащихся должен удвоиться. Уже сейчас нагрузка на систему образования огромная. Не хватает школ, педагогов, экспертизы, знаний. Если через пять лет мы не хотим получить очередное "упущенное поколение", необходимо всем вместе подтягивать эти показатели. Острый вопрос, которым нужно озадачить не только отраслевое министерство, но и рынок. Нужен системный подход, исходя из пользы для каждого конечного бенефициара системы образования. Тогда все сложится.

Мария Галушко