DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 279,31 Brent 36,55
Индийская экспансия на рынке стали Казахстану не грозит

Индийская экспансия на рынке стали Казахстану не грозит

Поставки индийской стали в республику из-за дорогой логистики и маленького рынка нерентабельны.

22 Март 2017 09:00 3496

Индийская экспансия на рынке стали Казахстану не грозит

Автор:

Олег И. Гусев

Европейский рынок стали не терпит пустоты. Место сдающего позиции Китая в ЕС занимают Индия, Турция и Южная Корея. 6 марта в своем пресс-релизе EUROFER заявила, что резкий рост экспорта из этих стран рискует подорвать прогресс, достигнутый в развертывании «металлургической ЕвроПРО», защитных мер для стабилизации металлургической промышленности против массового демпинга из Китая.

В 2016 году ЕС достиг определенного успеха в выстраивании новой Линии Мажино, защищая Старый Свет от нашествия китайского демпинга.

Защищаться было от чего. Например, в феврале 2014-го горячекатаные рулоны made in Europe стоили 415 евро за тонну, а в то время как стоимость рулонов made in China – 362 евро.

28 июля 2016 года Еврокомиссия сроком на пять лет ввела ввозную пошлину на китайский прокат в среднем (в зависимости от производителя) в 57%, сообщила eur-lex.europa.eu.

«Европейской комиссии, применяя инструменты торговой защиты, удалось охладить массовый всплеск китайского экспорта в ЕС, который наводнил рынок в 2015-2016 годы. Тем не менее ЕК должна также решать вопрос с ростом демпингового импорта из других стран. Импорт в настоящее время составляет 25% рынка ЕС. Иностранным торговым партнерам нужно запретить получать прибыль за счет Европы в обход правил свободной и справедливой торговли», - заявил глава EUROFER Аксель Эггерт.

Всего же в прошлом году ЕС импортировал 24,69 млн тонн углеродистой стали, что на 9,2% больше, чем в предыдущем году, и почти вдвое – на 90,9% превышает уровень 2012 года.

«Несправедливый» экспорт, например, только иранской стали в Европу с 2013 года вырос почти в восемь раз и в 2016 году превысил 1,1 млн тонн в год, выйдя на третье место после Индии – 1,9 млн тонн, и Китая – 5,7 млн тонн.

Согласно данным EUROFER, в 2016 году по сравнению с предыдущим годом импорт углеродистой стали из Китая сократился на 18,5% и составил 5,44 млн тонн. Но одновременно возросли поставки в Европу из других стран:

- Кореи – на 35,8%, до 2,47 млн тонн;
- Турции – на 53,8%, до 2,15 млн тонн;
- Индии – на 78%, до 1,74 млн тонн.

Действительно взрывной – на три четверти – рост индийского экспорта в Европу всего за год не случаен. Как сообщает в своем отчете S&P Global Platts, в течение ближайших полутора лет Индия обгонит Японию и станет вторым по величине производителем стали в мире.

Кстати, первыми «экспортерами» индийской стали и технологии ее производства были македоняне, утверждает официальный сайт МГТУ им. Баумана.

«Еще Аристотель в своих трудах упоминает индийскую булатную сталь, называя её «феррум-кандидум» – «белое железо». Такое железо ценилось очень высоко и продавалось в виде небольших круглых разрезанных пополам лепешек, называемых «вутцами». Вутцы хорошо ковались, обрабатывались и полировались. Из одного вутца получался один меч или кинжал. После походов Александра Македонского крупнейшим центром производства индийской стали и оружия из нее становится город Дамаск в Сирии, куда македонцы вывозили всех мастеров, которых только могли найти в странах Востока».

По данным World Steel Association, в 2016 году вторая по численности страна выплавила 95,6 млн тонн стали, тогда как Япония – 104,8 млн тонн.

В январе 2017 года сталевары Индии дали 12%-ный рост, произведя 8,4 млн тонн. Это при том, что металлургические мощности загружены всего на 68%.

По информации индийского Joint Plant Committee (JPT), в феврале текущего года национальные металлургические компании экспортировали около 750 тысяч тонн стальной продукции, что в 2,5 раза превышает показатель аналогичного периода прошлого года. Впервые за три года экспорт индийских стали превысил импорт.

Согласно данным JPT за первые 11 месяцев текущего индийского финансового года (апрель 2016/март 2017), экспорт увеличился на 77,48%, до 6,62 млн тонн, а импорт снизился на 65,2%, до 6,59 млн тонн.

Ведущие металлургические компании страны SAIL, Tata Steel, JSW Steel, Essar Steel не только расширяют зарубежные поставки, но и наращивают выпуск импортозамещающей продукции, в частности автолиста.

16 марта, министр металлургической промышленности Индии Чаудхари Бирендер Сингх заявил, что государственная SAIL и ArcelorMittal до конца мая текущего года разрешат противоречия, связанные с созданием СП по выпуску автолиста, сообщает Timesofindia.com. Данный проект предусматривает строительство стана холодной прокатки и линий дальнейшей финишной отделки мощностью до 1,2 млн тонн в год и стоимостью 897 млн долларов.

Возвращаясь к теме современных европейских страхов относительно экспансии индийской стали, к ним следует добавить и запуск к концу 2017 года МТК «Север – Юг».

Международный транспортный коридор Хельсинки – Москва – Астара – Бендер-Аббас – Мумбаи протяженностью 7200 км составит конкуренцию маршруту через Суэцкий канал и значительно удешевит перевозки. Тем самым индийская сталь прямиком попадет в Северную Европу, да еще со сниженным на 50% тарифом за транзит по железным дорогам Ирана, Азербайджана и России.

Как сообщает Mehr News, официальный представитель RAI – «Железных дорог Ирана» – Хоссейн Ашури заявил, что в первые 11 месяцев 1395 иранского календарного года (начался 20 марта 2016 года ), RAI транспортировал 950 000 тонн транзитных грузов.

У МТК «Север – Юг» имеется также и Восточная ветка, которая была построена в 2014 году через Болашак: напрямую из Казахстана в Туркменистан с выходом на Иран по пограничному переходу Этрек – Горган.

Учитывая вышеизложенное, возникает вопрос: «Стоит ли и Казахстану бояться индийской экспансии на стальной рынок РК, тем более с учетом ведущихся переговоров по вступлению Индии в зону свободной торговли с ЕАЭС?»

Ответ abctv.kz дал главный эксперт Центра отраслевого анализа АО «Казахстанский институт развития индустрии» Турар Жолмагамбетов: «Сегодня объем производства стали Индии приближается к 100 млн тонн, 90% которого потребляется внутри страны. Дополнительно правительством Индии ведется реализация проекта новой национальной стальной политики до 2030 года, согласно которой производство стали к этому времени должно достичь отметки 300 млн тонн в год. Целью данного проекта является обеспечение стальной продукцией растущий внутренний рынок, который к 2030 году, согласно оценкам, может достичь 250 млн тонн. Этому будет способствовать активное развитие экономики страны, процесс урбанизации в мегаполисах, что в итоге потребует огромного количества металла, в том числе стали как основного материала инфраструктуры. Соответственно, приоритет развития сталелитейной промышленности Индии – это внутреннее обеспечение».

Турар Жолмагамбетов не исключает увеличения экспорта индийской стали в долгосрочной перспективе. Тем более, как показывает практика КНР, при возможном замедлении темпов экономики страны возможна реализация сценария агрессивного экспорта стали на мировой рынок, в том числе через господдержку.

«Тем не менее, по нашему мнению, рынок Казахстана для экспорта стали индийских производителей является экономически нецелесообразным по двум объективным причинам: дорогая логистика. Ввиду отдаленности географического расположения стран, а также учитывая стальную продукцию как крупнотоннажную, с относительно низкой стоимостью и маржей, экспорт в Центральную Азию через схему «море – суша – море» будет менее выгодным, чем экспорт в Юго-Восточную Азию или другие регионы.

Маленький рынок. Рынок Казахстана с ежегодной емкостью всего 3-3,5 мл тонн в год также является неприоритетным для прогнозируемого экспорта индийской стали в объеме 20-30 млн тонн», - заявил эксперт.   

Олег И. Гусев    

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Европейский союз выделил 8 млн евро на борьбу с коррупцией в Центральной Азии

Посол ЕС Свен-Олов Карлссон перечислил главные барьеры для европейского бизнеса при вхождении на рынок Казахстана.   

17 Февраль 2020 14:50 970

Европейский союз выделил 8 млн евро на борьбу с коррупцией в Центральной Азии

Фото: Кульпаш Конырова

Судя по тому, как часто стали появляться в СМИ сообщения о возбуждении уголовных дел против чиновников разного ранга по фактам коррупции, мы видим, как власти Казахстана активно демонстрируют борьбу. Самой любимой «дойной коровой» для коррупционеров всех мастей и уровней является бизнес, причем, не важно какой – крупный или мелкий. 

Тема коррупционной составляющей  была затронута на встрече руководства НПП «Атамекен» с представителями дипломатических миссий. В рамках дискуссий посол ЕС Свен-Олов Карлссон подтвердил намерение европейского сообщества поделиться наработанным опытом со странами Центральной Азии.

Редакция информационного агентства inbusiness.kz побеседовала с послом ЕС об инициативах и опыте.

– Представители ЕС на разных уровнях не раз говорили о своей готовности предоставить свою помощь Казахстану в борьбе с коррупцией. Расскажите подробнее, о чем именно идет речь? 

– Ну, во-первых, начну с главного: Европейский союз выделил 8 млн евро для новой региональной программы по укреплению верховенства закона для Центральной Азии, которая будет осуществляться Советом Европы. 

Программа нацелена на облегчение доступа правительствам стран Центральной Азии, включая Казахстан, к региональным сетям и тренингам. 

Кроме этого, мы окажем поддержку центральноазиатским республикам в создании антикоррупционных практик. Поделимся методами оценки рисков и, что очень важно, механизмами защиты осведомителей. 

В то же время эта программа призвана содействовать прозрачности и подотчетности правительства и принятию мер против экономических преступлений.

– Какие-то шаги уже предприняты в рамках новой программы ЕС в Центральной Азии?

– Да, борьба с коррупцией находится в списке важнейших пунктов нашего двустороннего сотрудничества. Первый шаг сделан был самим Казахстаном.

Так, на последнем заседании Совета сотрудничества ЕС – Казахстан, которое состоялось в Брюсселе 20 января 2020 года, ЕС поздравил Казахстан с ратификацией 4 января 2020 года соглашения с Советом Европы  в отношении привилегий и иммунитетов представителей членов Группы государств против коррупции (ГРЕКО), Антикоррупционной мониторинговой организации Совета Европы. 

И уже в феврале текущего года в рамках платформы диалога высокого уровня ЕС – Казахстан по вопросам экономики и бизнеса под председательством премьер-министра Казахстана Аскара Мамина мы рассмотрели вопрос соблюдения нормативных правил. 

Согласитесь, что на уровне компании невыполнение нормативных правил может нанести ущерб как самой компании, так и ее клиентам. На национальном уровне несоблюдение законов, нормативных актов и стандартов может иметь более значительные последствия. Следовательно, соблюдение правил очень важно как для бизнеса, так и для государства. 

Поэтому именно соблюдение норм и правил является одним из важных условий для предотвращения коррупции. И чем меньше коррупции, тем меньше требуется усилий для устранения ее последствий. 

Таким образом, ЕС приветствует вступление Казахстана в ГРЕКО в качестве его 50-го члена в январе текущего года и расценивает это как важный шаг для установления доверия среди бизнеса и инвесторов. Это дает возможность ЕС и представителям частного бизнеса проводить сравнения и делиться опытом в области соблюдения нормативных требований.

– Что, на Ваш взгляд, мешает развитию бизнес-контактов ЕС и Казахстана?

– ЕС является крупнейшим инвестором и торговым партнером Казахстана. У нас установлены тесные деловые связи с Казахстаном, и мы хотим развивать их дальше.

Мы приветствуем открытость правительства Казахстана к экспертным оценкам и мнениям относительно продолжения структурных реформ и экономической политики, ориентированной на внешние рынки.

В связи с этим в июле прошлого года ЕС и Казахстан создали платформу высокого уровня по вопросам экономики и бизнеса под председательством премьер-министра Аскара Мамина. Мы обсудили тогда вопросы, представляющие общий интерес для бизнеса ЕС и Казахстана. 

Речь идет об установлении сотрудничества в области инвестиционного климата и деловой среды, а также о снижении барьеров в торговле, налогообложении, государственных закупках и верховенства закона. 

К дискуссиям в рамках этой платформы были привлечены деловые ассоциации и компании, работающие в Казахстане. Нам в первую очередь важно было услышать их мнения и их проблемы.

– Могли бы Вы все-таки перечислить главные барьеры в инвестклимате Казахстана?

– Нередко можно услышать, что инвестиции в Казахстане часто связаны с лоббированием в государственном и частном секторах. В результате существуют значительные барьеры по вхождению на местный рынок и проблема защищенности секторов. 

Существуют также проблемы в применении соглашений об избежании двойного налогообложения и проведении тендеров. Преференции государства и субсидии также являются мерами, которые напрямую влияют на деловой климат. Еще одним важным элементом ведения бизнеса в вашем регионе является признание международного арбитража.

Уверен, что многие европейские компании (особенно малый и средний бизнес) инвестировали бы, если бы у них действительно имелись текущие проекты или хорошо налаженная торговля. Присутствие малого и среднего бизнеса европейских стран в Казахстане значительно ниже своего потенциала. 

Причин такой ситуации несколько. Во-первых, здесь относительно небольшой рынок и экономика, которая все еще сильно зависит от углеводородов. Кроме этого, имеет место зависимость к колебанию цен на нефть, в том числе в заказах на госзакупки. 

Многие компании, прежде чем прийти на казахстанский рынок со своими инвестициями, обращают внимание на верховенство закона и соблюдение правил. А компании, работающие в сфере высоких технологий и высокой стоимости, учитывают уровень защиты интеллектуальной собственности и риски параллельного импорта. 

Еще одна немаловажная проблема – это кадровый вопрос. Европейские компании сегодня, особенно новые инвесторы, сталкиваются с такими вопросами, как разрешение на работу иностранцам, сложность административных процедур, гражданские и коммерческие судебные процедуры.

Евросоюз поддерживает рекомендации ОЭСР по снижению все еще очень большой роли государства в экономике. На наш взгляд, можно получить значительные выгоды от открытия для конкуренции сетей и инфраструктуры, от оптимизации регулирования цен и тарифов, снижения барьеров в торговле и инвестициях с целью создать дополнительные стимулы для инновационной, конкурентоспособной и гибкой экономики. 

Словом, мы видим большой потенциал по вовлечению ЕС в развитие Казахстана и региона. Мы считаем, что настало время претворить наши амбициозные экономические и политические обязательства в нечто более конкретное, в то, что жители региона могут действительно увидеть и почувствовать. 

Большие надежды связываем с еще одним конкретным шагом: с 1 марта текущего года вступает в полную силу Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Казахстаном (СРПС). 

Документ охватывает сотрудничество в 29 областях и направлен на создание улучшенной нормативно-правовой базы для бизнеса в таких областях, как торговля услугами, создание и функционирование компаний, движение капитала, сырье и энергетика, права интеллектуальной собственности. 

СПРАВКА inbusiness.kz: ЕС является первым торговым партнером Казахстана, на долю которого приходится более трети внешней торговли страны и больше половины всех прямых инвестиций в Казахстане. В 2018 году общий товарооборот между ЕС и Казахстаном составил более 26 миллиардов евро, в то время как в 1999 году он составлял всего 2,2 миллиарда долларов. За первые девять месяцев 2019 года товарооборот между двумя странами достиг почти 20 миллиардов евро.

Казахстан поставляет 75% своей нефти в страны ЕС (около 6% общего импорта ЕС) и является третьим крупнейшим поставщиком ЕС среди стран, не являющихся членами Организации стран – экспортеров нефти. Казахстан импортирует из ЕС машинное и транспортное оборудование, лекарственные препараты, а также химическую продукцию, пластмассовые изделия, медицинское оборудование и мебель.

Кульпаш Конырова

Alageum Electric проведет переговоры с российским меткомбинатом при посредничестве ЕЭК

Казахстанский производитель трансформаторов будет настаивать на единых правилах ценообразования НЛМК на трансформаторную сталь для потребителей в странах ЕАЭС.

24 Октябрь 2019 08:09 8354

Alageum Electric проведет переговоры с российским меткомбинатом при посредничестве ЕЭК

Производитель трансформаторов Alageum Electric при участии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) проведет переговоры с Новолипецким металлургическим комбинатом (НЛМК) по вопросу единого ценообразования российской бизнес-группы на трансформаторную сталь. Об этом сообщает пресс-служба казахстанской компании.

«На следующей неделе совместно с ЕЭК и НЛМК мы проведем переговоры по обсуждению, согласованию и утверждению единых правил торгово-сбытовой политики российской металлургической группы, которая единственная на территории ЕАЭС выпускает специальную марку трансформаторной стали. Нам необходимо единое положение от НЛМК при посредничестве департамента антимонопольного регулирования ЕЭК, которое бы, наряду с типовым договором, определяло равные условия поставок для потребителей в РФ, Беларуси и Казахстане. Чтобы не получилось, что у белорусов – одни условия, а у нас – другие», – рассказал заместитель председателя АО Alageum Electric Еркебулан Ильясов в комментарии.

По словам топ-менеджера, в торгово-сбытовой политике группы компаний НЛМК необходима прозрачность, которую можно обеспечить за счет публикаций единых условий и цен продаж на сайте комбината или в других источниках ценовой информации.

«Я понимаю, что по ценам бывают чуть-чуть другие условия, многое зависит от количества объемов – кто больше потребляет, тому и больше скидки. Но тогда мы настаиваем, чтобы конкретно указали на сайте – если клиент потребляет 5 тыс. тонн, по 10 тыс. тонн – такая цена, 15 тыс. тонн – такая цена, 20 тыс. тонн – такая цена. Плюс-минус разбег 5% допускается из-за рынка. Условия поставок должны быть тоже едиными и прозрачными. Чтобы не получилось, что россиянам – лучше условия, например, 30%-ная предоплата, а 70% – по факту доставки, тогда как по отношению к нам, казахстанским потребителям, идет полная стопроцентная предоплата за месяц вперед», – считает руководитель Alageum.

Напомним, год назад inbusiness.kz писал о том, что Кентауский трансформаторный завод, входящий в Alageum Electric, подал в ЕЭК жалобу на НЛМК из-за нарушения правил конкуренции при поставке трансформаторной стали в Казахстан. Как известно, завод металлургического гиганта «ВИЗ-Сталь» является единственным на территории ЕАЭС поставщиком качественной марки этого вида продукции. Основным аргументом обращения стала более высокая цена на металлургическую продукцию, установленная меткомбинатом для казахстанского потребителя, нежели для российских клиентов. Со своей стороны, НЛМК обосновало свое завышенное ценообразование в Казахстане тем, что при поставках в страну применялся коэффициент макроэкономического риска из-за нестабильности казахстанского рынка, непостоянства закупок и слабой платежной дисциплины.

По итогам расследования ЕЭК предписала НЛМК прекратить дискриминацию в отношении покупателей в ЕАЭС, так как факт неравных условий поставки для казахстанского потребителя транформаторной стали подтвердился. В итоге на российскую бизнес-группу был наложен штраф в размере 217 млн рублей. При этом вопрос до сих пор находится в поле зрения департамента антимонопольного регулирования ЕЭК.

Alageum Electric владеет несколькими трансформаторными заводами на юге и западе Казахстана. Большая часть его продукции нацелена на экспорт в Россию.

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: