/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 384,89 Brent 36,55
Как Минэнерго решает вопросы с небольшими НПЗ

Как Минэнерго решает вопросы с небольшими НПЗ

В министерстве задумались о коммерциализации проекта.

10:55 24 Апрель 2019 6585

Как Минэнерго решает вопросы с небольшими НПЗ

Автор:

Кульпаш Конырова

Благодаря завершившейся модернизации трех крупнейших НПЗ республики Казахстан из страны, которая долгие годы импортировала бензин, превращается в страну – экспортера нефтепродуктов, считает вице-министр энергетики Асет Магауов.

Однако до сих пор проблемным остается вопрос с поставками сырья и цены на него для еще одного НПЗ на западе Казахстана.  Речь идет о небольшом заводе АО «Конденсат», который, как и три крупных НПЗ, также производит нефтепродукты экологического класса К5. В эксклюзивном интервью inbusiness.kz вице-министр рассказал свое видение решения проблемы.

– Асет Маратович, в 2018 году завершилась модернизация трех крупных НПЗ в Казахстане. Как это повлияло на текущую ситуацию на рынке нефтепродуктов и баланс различных видов топлива на внутреннем рынке?

– Как известно, в прошлом году все основные НПЗ страны (Атырауский, Павлодарский и Шымкентский НПЗ) завершили модернизацию. Это позволило увеличить мощности заводов на 20% и увеличить глубину переработки нефти до 80-90%.

Таким образом, в Казахстане выросло производство нефтепродуктов, соответствующих экологическому классу К4, К5. Так, рост по бензину составил 70%, дизельного топлива – 20%, авиатоплива – в 2,4 раза. Соответственно, значительно снизилось производство темных видов нефтепродуктов. Нам также удалось наладить производство нефтехимической продукции с высокой добавленной стоимостью.

В итоге мы закрыли потребности страны в светлых видах нефтепродуктов экологического класса К4 и К5 в полном объеме. Казахстан из страны, которая долгие годы импортировала бензин, превращается в страну-экспортера нефтепродуктов.

В 2019 году объем потенциального экспорта составит порядка 500 тысяч тонн. При этом экспорт дизельного топлива не предусматривается.

– В СМИ, кроме основных НПЗ, которые вы отметили, регулярно упоминается нефтеперерабатывающий завод АО «Конденсат», который, как и остальные заводы, провел модернизацию и вырабатывает нефтепродукты экологического класса К5.

– Немного предыстории. Это малотоннажный завод, который был запущен в эксплуатацию в августе 1998 года и предназначен для переработки нестабильного конденсата Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения.

Действительно, в 2017 году он увеличил свои мощности по переработке нефти и газового конденсата с 600 тысяч до 850 тысяч тонн. При этом технологическое оборудование на НПЗ по-прежнему рассчитано на переработку легкой нефти или конденсата, что даже ниже плотности дизельного топлива.

В частности, на заводе нет установки каталитического крекинга либо гидрокрекинга – одного из главных элементов переработки нефти, нет системы подогрева нефти при сливе из железнодорожных цистерн. Кроме того, имеются ограничения по предельным параметрам установок.

Это требования  лицензиаров по качеству нефти, которые не позволяют перерабатывать более тяжелую нефть. Вместе с тем плотность нефти с большинства западноказахстанских месторождений, расположенных в непосредственной близости к заводу, или поставляемой из системы магистральных нефтепроводов, намного выше.

Иными словами, при проведении работ по увеличению мощностей на этом заводе не были изучены такие основные моменты, как: источники сырья для загрузки НПЗ, качественные параметры нефти, добываемой в данном регионе, и инфраструктура для бесперебойной поставки сырья. Завод увеличил свои мощности по переработке, не имея долгосрочных договоренностей на поставку нефти.

– Как влияет на показатели переработки небольшого производства поставка более тяжелой нефти?

– Учитывая эти недоработки в технологической оснащенности завода, при переработке смеси западноказахстанской нефти не может обеспечить приемлемый выход светлых видов нефтепродуктов.

В сравнении с основными тремя НПЗ страны при переработке смеси западноказахстанской нефти этот небольшой завод, производит малое количество светлых нефтепродуктов (только бензин и дизельное топливо) и большое количество темных видов нефтепродуктов (более 60%), которые, в свою очередь, являются остаточными продуктами и экспортируются, не обеспечивая потребности внутреннего рынка страны в светлых нефтепродуктах.

А на трех основных НПЗ страны производится более широкая линейка нефтепродуктов (бензин, дизельное топливо и авиатопливо), а выход светлых нефтепродуктов составляет более 60%.

Этот завод может достичь заявленного высокого выхода светлых видов нефтепродуктов только при переработке легких сортов нефти или газового конденсата, например, с Карачаганакского месторождения. Поэтому, учитывая полную обеспеченность внутреннего рынка в нефтепродуктах, а также низкую глубину переработки, дополнительные поставки именно смеси западноказахстанской нефти на этот завод являются нецелесообразными.

– Весь вопрос в качестве сырья. Чтобы выпускать нефтепродукты экологического класса К5 в необходимом объеме, завод должен загружаться только легкой нефтью?

– Все верно, но вопрос качества поставляемой нефти не единственная проблема этого НПЗ. С июля 2018 года для загрузки завода Министерство энергетики включило его в ежемесячный график поставок нефти. Однако недпропользователи периодически не доставляли сырье в полном объеме.

В связи с этим по просьбе завода в августе 2018 года министерство провело совещание с участием недропользователей, где обсуждались основные причины неисполнения нефтедобывающими компаниями графика поставки нефти.

Как поясняют недропользователи, существенной проблемой при поставке нефти является отсутствие подводящего нефтепровода к НПЗ, соединенного с системой магистральных нефтепроводов. Единственным вариантом поставки нефти остается железная дорога, которая увеличивает затраты при транспортировке.

Несмотря на большое количество недропользователей в данном регионе, только у считанного количества из них имеются наливные железнодорожные эстакады, и лишь у двух-трех недропользователей есть легкая нефть, запрашиваемая НПЗ.

У всех остальных недропользователей имеется доступ только к системе магистральных нефтепроводов, которая позволяет поставлять нефть на основные НПЗ страны с меньшими затратами и потерями, но в усредненном качестве.

Кроме того, есть сложности по приему нефти на самом заводе. Это срыв со стороны НПЗ поставок железнодорожных цистерн, а также несоответствие предлагаемых этим заводом цен на нефть коммерческим интересам недропользователей.

Для повышения коммерческой привлекательности поставок нефти и загрузки завода необходимым количеством нефти министерством были даны рекомендации работать в режиме переработки давальческого сырья.

Такой режим переработки позволяет недропользователям переработать свою нефть на НПЗ и самим реализовывать полученные нефтепродукты, а им получать выручку за услуги по переработке нефти.

Однако недропользователей не устроил избирательный подход НПЗ. Так получалось, что выход нефтепродуктов для каждого недропользователя был разным, а также этот показатель часто менялся уже в процессе переработки.

В настоящее время эти вопросы там сохраняются, на других НПЗ такие проблемы отсутствуют. Стоит отметить, что вопросы, связанные с ценами и прочими коммерческими условиями поставки нефти, выходят за рамки полномочий министерства и должны решаться непосредственно между недропользователями и этим НПЗ.

– А как сейчас поставляется нефть на завод?

– Первый вариант – это отгрузка сырья с месторождения при наличии наливной эстакады. Остальные недропользователи могут отправлять нефть с месторождений по нефтепроводу до нефтеперекачивающей станции имени Касымова (недалеко от АНПЗ), далее переваливать сырье в железнодорожные цистерны и поставлять на завод. Этот маршрут поставки является стандартным в настоящее время.

– Тогда почему бы не поставлять нефть на НПЗ с Карачаганакского месторождения? Таким образом, решились бы все вопросы по инфраструктуре.

– В рамках окончательного соглашения о разделе продукции по Карачаганакскому месторождению (ОСРП) нет обязательств по поставке нефти на внутренний рынок. Согласно ОСРП, карачаганакское сырье должно реализовываться по направлениям, обеспечивающим наибольшую выручку. Данным направлением для проекта является трубопроводная система КТК.

Как вы знаете, на сегодняшний день экспорт через КТК обеспечивает самую высокую цену. Изредка небольшие объемы карачаганакской нефти экспортируются через трубопровод Атырау – Самара. Поставки газового конденсата на НПЗ осуществляются во время ремонтных работ на Карачаганакском перерабатывающем комплексе (КПК), в небольшом количестве по приемлемым ценам. 

Однако во время ремонтных работ на Карачаганакском перерабатывающем комплексе (КПК) были поставки незначительных объемов газового конденсата на АО «Конденсат» по приемлемым ценам. При этом по мере постепенного снижения производства жидких углеводородов с увеличением добычи газа из скважин на Карачаганакском месторождении такие поставки на завод сокращаются.

Кроме того, в январе 2019 года завершился проект модернизации системы подготовки нефти на КПК. Соответственно, объем нестабильного газового конденсата, который ранее направлялся на НПЗ, стал незначительным. Ожидается, что после проведения планово-предупредительных работ осенью 2019 года производительность КПК по переработке нестабильного конденсата возрастет.

Для устойчивых поставок нестабильного конденсата на этот НПЗ по низким ценам необходимо согласие инвесторов Карачаганакского проекта (компании Shell, Chevron, ENI, «Лукойл» и НК «КазМунайГаз»), а также решение Правительства, так как это может привести к снижению денежных поступлений от проекта. При этом в рамках текущих переговоров с карачаганакским консорциумом достигнута принципиальная договоренность о возможных поставках нефти на местный НПЗ на коммерческих условиях.

– То есть вновь возникает вопрос цены на сырье?

– По примерным оценкам, если поставлять 800 тысяч тонн из экспортных ресурсов Карачаганакского месторождения на этот НПЗ, упущенная выгода государства более чем в шесть раз превысит предполагаемые налоговые поступления от нефтепродуктов и составит более 19 миллиардов тенге в год, без учета упущенной выгоды остальных акционеров Карачаганакского проекта.

– Какие перспективы решения вопроса загрузки НПЗ?

– Минэнерго рассмотрело все возможные варианты обеспечения нефтью НПЗ «Конденсат», с учетом требований по качеству нефти, а также наличия возможности доставки нефти железнодорожным транспортом. Полагаем, что вопрос по обеспечению нефтью должен решаться с учетом комплексного обеспечения потребностей внутреннего рынка в нефтепродуктах и технических возможностей нефтеперерабатывающего завода.

По нашему мнению, здесь может быть несколько вариантов решения вопроса. Первый: для обеспечения стабильной загрузки конденсатом с Карачаганакского месторождения необходимо решить вопрос экспорта бензина и дизельного топлива с адекватным уровнем экспортных таможенных пошлин на нефтепродукты.

Это позволит увеличить закупочные цены на сырье и компенсировать затраты других недропользователей при поставках железнодорожным транспортом, повысив тем самым их заинтересованность. Министерство уже обсуждает этот вопрос с заинтересованными государственными органами.

Во-вторых, самому заводу необходимо устранить «узкие места», связанные с железнодорожной логистикой, а также провести экономическую оценку по строительству дополнительных установок, позволяющих вести переработку более тяжелых сортов нефти, а также подводящего трубопровода от магистрального нефтепровода.

Кульпаш Конырова

Перевозчик против запуска нефтепровода, потому что с его запуском потеряет часть прибыли

Владельцы трубопровода второй год отстаивают свои права в судах.

11 Июль 2020 08:24 3012

Перевозчик против запуска нефтепровода, потому что с его запуском потеряет часть прибыли

Торговая война или экономический конфликт между железнодорожниками и нефтяниками в Мангистауской области входит в новую фазу. Первые не желают терять прибыль от перевозки нефтепродуктов в цистернах, а вторые хотят оптимизировать и логистику, и финансовые потоки, построив свой 20-километровый нефтепровод, избавившись от лишних затрат.

Самый наглядный пример торговых войн – это битва титанов: США и Китая. Еще в ходе своей предвыборной кампании осенью 2016 года Дональд Трамп постоянно критиковал торговые отношения с Поднебесной, заявляя, в частности, что «Китай насилует нашу страну несправедливой торговой политикой».

«Изнасилование» орла драконом состояло в гигантском торговом дисбалансе: в 2017 году США импортировали из Китая товаров на сумму 526 млрд долларов, в то время как импорт Китая из США составил всего 154 млрд долларов. Притом для самого Трампа совсем не важно, что Поднебесную как раз и развивали для того, чтобы она была дешевой мировой мастерской.

Как бы то ни было, но «тоталитарный Китай» не дает житья «светочу мировой демократии», а потому в рамках продвижения этой самой демократии совершенно недемократическими методами его нужно уничтожить.

Если же говорить о нашем примере, то и здесь все достаточно просто.

В этой торгово-судебной войне с одной стороны участвует собственник некоторого количества железнодорожных путей, которого назовем региональный перевозчик, а с другой – ТОО Caspian Oil Trans, которое строит «Приемо-сдаточный пункт (ПСП) с подводящим трубопроводом».

Трубопровод первоначальной длиной 14,4 км и пропускной способностью до 1 млн тонн в год соединяет два значимых объекта нефтегазовой промышленности города Актау – битумный завод ТОО «СП CASPI BITUM» и головную нефтеперекачивающую станцию «Актау» Мангистауского нефтепроводного управления АО «КазТрансОйл».

И если ТОО запустит трубопровод, то железнодорожная компания, которая пока еще в цистернах перевозит нефть для этих объектов, потеряет ежегодный объем перевозок даже не в один миллион долларов.

Caspian Oil Trans, получив все необходимые разрешения – от местных органов власти до соответствующих министерств и экспертных организаций, эту ветку построило. Поскольку трубопровод по проекту пересекал железную дорогу регионального перевозчика, то разрешение было получено, в том числе, и от него.

Но, когда нефтепровод был уже построен, транспортники отозвали свое разрешение и обратились в суд.

Исковые требования регионального перевозчика

Стороны в течение года доказывали законность/незаконность своих требований и действий. Когда рассматриваются такого рода дела с массой документов и необходимостью их сортировки на две стопки «за» и «против», то на память сразу приходит мультфильм «Как лечить удава» со сценой, в которой мартышка и слоненок размышляли: «Три ореха – это куча? А шесть орехов?».

В конечном итоге региональный перевозчик и ТОО Caspian Oil Trans добрались до Верховного суда, который удовлетворил исковые требования железнодорожников. И нефтяникам пришлось разобрать 4 тыс. метров.

Схема трубопровода, красным выделен первоначальный вариант. Желтым – новый обходной участок

Но Caspian Oil Trans разработало новую проектно-сметную документацию, пустив 9,5 км трубопровода в обход железнодорожных путей.

Однако позже выяснилось, что еще 28 метров трубопровода проходит по земле, которая на правах аренды принадлежит Другому Перевозчику. Он эту землю получили ещё в далёком 2011 году для строительства и эксплуатации железнодорожного пути, однако «железку» за девять лет так и не построил. Так что государство при соблюдении норм Земельного Кодекса (ст. 92, 94) эту землю у них имеет полное право изъять.

16 января 2020 года нефтяники обратились к этому Другому Перевозчику с просьбой о предоставлении сервитута на 28-метровый клочок земли, но те не только ответили отказом, но и подали на Caspian Oil Trans в суд.

Требования истца были таковы:

Исковые требования Другого Перевозчика

Ничего не напоминает?

Стоит ли в этом случае говорить об иронии судьбы, но единственным учредителем Другого Перевозчика является уже известный нам Региональный Перевозчик. Потому вполне естественно, что ТОО Caspian Oil Trans нарвалось на новый иск.

Но суд первой инстанции встал на сторону нефтяников.

Решение суда первой инстанции

Война железнодорожников с нефтяниками идет не только в судах: началось активное формирование общественного мнения. Уже появились статьи о «негативном влиянии» 20-километрового трубопровода на экосистему всей области, в которых для сравнения приводится недавняя авария в Норильске с разливом 17 тыс. тонн нефтепродуктов. Но не говорится о том, что в Мангистауской области по трубам перекачивается до 95% всей добытой нефти, а в некоторых областях Казахстана этот показатель доходит до 100%.

К слову, протяженность магистральных нефтепроводов регионального нефтепроводного управления АО «КазТрансОйл» составляет почти 1000 км.

По данным сайта kaztransoil.kz.

Однако никто «плач Ярославны» по этому поводу не устраивает, и не требует признать их незаконными.

Также жителям региона, опять же – в связи со строительством нефтепровода, напоминают о крушении жилищного комплекса «Бесоба» в Караганде, и о говорят о влиянии ветки трубопровода даже на работу подразделения «Казатомпрома» – Мангистауского атомного энергетического комбината.

1 июля 2020 года Другой Перевозчик – дочернее предприятие Регионального Перевозчика, подал апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции, опять добиваясь запрета строительства нефтепровода. Еще раз напомним: если трубопровод будет запущен, Региональный Перевозчик потеряет весьма крупного клиента, а вместе с ним и весьма немалые деньги. Так что эта торговая война будет длиться ещё долго.

Саян Абаев


 Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Нефтегазовый сектор: пит-стоп длиной в квартал

Аналитики «Ренессанс Капитал» считают, что II квартал стал худшим периодом года для производителей и переработчиков нефти: весь сектор накрыл «идеальный шторм», состоящий из упавшего спроса на нефть, резкого снижения цен на сырьевые товары и маржи НПЗ, а также сокращения объемов добычи и переработки.

09 Июль 2020 08:30 646

Нефтегазовый сектор: пит-стоп длиной в квартал

Тем не менее мы считаем, что худшее уже позади, в особенности для перерабатывающего сегмента. В России нашими фаворитами в секторе являются «Роснефть», «Татнефть» и «НОВАТЭК»; в развивающихся странах Европы мы отдаем предпочтение MOL Group, Grupa LOTOS и Tupras.

II квартал оказался слабым для российских нефтяных компаний

Во II кв. 2020 г. целая совокупность негативных факторов, а именно падение цен на нефть и нефтепродукты из-за пандемии и снижение спроса на нефть, способствовали усугублению положения российских нефтяных компаний – сокращению объемов добычи на 11,2% относительно предыдущего квартала ввиду соглашения ОПЕК+. Средняя цена на нефть марки Brent в II квартале составила $31,44/барр., что ниже на 54% г/г и на 38% меньше, чем в I квартале. Цена на нефть марки Urals снизилась на 53% г/г и на 33% кв./кв. Разница в цене Urals/Brent оказалась положительной во II кв. 2020 г. и составила в среднем $0.89/барр. В рублевом выражении цена на марку Urals снизилась на 47% г/г и 28% кв./кв.

Маржа переработки на европейском рынке резко упала во II квартале

Маржа переработки резко снизилась во II квартале после сильных показателей I квартала: отрасль попала под негативное влияние «идеального шторма», состоявшего из сниженного спроса на продукцию, меньших крек-спредов по ключевым нефтепродуктам (дизельное топливо, бензин и авиационный керосин), растущей разницы в цене между марками Urals и Brent и сокращения объема переработки; даже резкое падение средней цены на нефть и крек-спреды по мазуту лучше ожиданий не смогли компенсировать потери. В мае маржа оказалась минимальной, данные за июнь также был слабыми ввиду восстановления цен на марку Brent (+38% м/м), снижения крек-спредов по дизельному топливу (-17% м/м) и мазуту (-17%), а также уменьшения на $0,9/барр. разницы в цене между марками Urals и Brent, которое, однако, оказалось нивелировано ростом на 26% м/м крек-спредов по бензину.

Мы ожидаем более высоких результатов во второй половине 2020 г. и в целом сохраняем прогноз цены на марку Brent в 2020 г.

Мы считаем, что второе полугодие будет более позитивным для всего сектора, и оставляем наш прогноз цен на нефть преимущественно без изменений – в среднем $42/барр. для марки Brent в 2020 г. и $50/барр. далее. Мы полагаем, что восстановление спроса вкупе с сокращением запасов и ожидаемым нами соблюдением договоренностей ОПЕК+ должно обеспечить дальнейшее восстановление цены на нефть марки Brent до уровня, который мы считаем предельными издержками производства, а именно $50/барр. Особо отметим, что заседание ОПЕК+ 6 июня 2020 г. (по итогам которого сокращение добычи было продлено на один месяц) продемонстрировало важную вещь: страны – участницы ОПЕК+ полностью возобновили сотрудничество после мартовской размолвки и продолжают контролировать ситуацию на нефтяных рынках. Решение также создало прецедент пересмотра сокращения объемов добычи на ежемесячной основе и указало на то, что при неблагоприятной динамике цен возможно дополнительно сокращение объемов добычи.

После того как в мае-июне цена Brent восстановилась на 73%, текущая цена на нефть ($42,6/барр.) теперь превышает наш прогноз средней цены на III кв. 2020 г. – $40/барр.; при этом приверженность ОПЕК+ поддержанию равновесия на рынке нефти укрепляет нас в ожиданиях дальнейшего восстановления цен на нефть в среднем до $40/барр. в III квартале и $45/барр. в IV квартале 2020 г. Мы считаем этот уровень достаточным для поддержания адекватного уровня резервных добывающих мощностей в краткосрочной перспективе, которые позволят удовлетворить посткарантинный подъем спроса. При этом мы по-прежнему ожидаем, что в 2021 г. цена на нефть вернется к долгосрочному равновесному значению $50/барр. Наши ожидания роста цен на нефть также поддерживаются существенным уменьшением контанго по фьючерсам на один год, который снизился всего до 5% с пикового значения 80% на 21 апреля 2020 г.

«Ренессанс Капитал»


Подпишитесь на наш канал Telegram!