/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 646,60 Hang Seng 28 800,87 KASE 2 382,60 FTSE 100 7 651,44 Пшеница 571,00
Погода:
-7Нур-Султан
-7Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 646,60
Hang Seng 28 800,87 KASE 2 382,60
FTSE 100 7 651,44 Пшеница 571,00
Как, не нарушив закон, открыть свой бизнес

Как, не нарушив закон, открыть свой бизнес

История одного предпринимателя.

19 Ноябрь 2019 11:24 6179

Как, не нарушив закон, открыть свой бизнес

В Степногорске предприниматель закрыла магазин, не успев толком поработать. Налоговые органы конфисковали товар, хотя виновата не только предприниматель.

Жанна Шевченко зарегистрировалась как индивидуальный предприниматель в 2018 году. Решила открыть свой бизнес, опыт в торговле уже был. Оформила все документы, но запускать продуктовый магазин сразу не стала. Только в марте этого года взяла в аренду павильон и открылась. Закупила продукцию, в очередной раз подала документы на лицензию реализовывать алкоголь. Но тут предпринимательница поторопилась, не дождавшись документов, она приобрела алкогольную продукцию. Следом пришла тематическая по отдельным вопросам налоговая проверка.

«В марте я взяла в аренду магазин и открыла, закупила продукцию, но второго числа пришла ко мне налоговая инспекция и конфисковала у меня алкогольную продукцию, так как у меня нет лицензии. На основании того, что у меня нет лицензии, все было конфисковано. Дело в том, что на лицензию я подавала неоднократно. Ошибка Комитета государственных доходов была, они сделали неправильно регистрационную карточку», – рассказывает Жанна Шевченко.

Эта самая тематическая по отдельным вопросам налоговая проверка проводится так: определяется территория, круг вопросов, которые необходимо исследовать в ходе рейдовой проверки. Этими вопросами могут быть: наличие и подлинность акцизных и учетно-контрольных марок; наличие и подлинность сопроводительных накладных на алкогольную продукцию, нефтепродукты и биотопливо, табачные изделия; наличие лицензии и так далее. Сами проверяющие имеют право зайти в любой объект бизнеса, причем делается это без каких-либо предупреждений. Все бы ничего, но здесь ошиблась не только предприниматель. Комитет государственных доходов сделал неправильно регистрационную карточку, по которой бизнесмены получают лицензию.

«По этой карточке я не смогла получить лицензию. Заполнил неправильно сотрудник УГД регистрационную карточку, оформили неправильно. Оказывается, лицензия дается в течение одних суток. Но я понять не могла, я три раза ходила в ЦОН, ездила, целый месяц я там жила, я не могла понять, почему в конечном итоге, когда я пришла, показала все это им, они мне сказали: «Ой, тут что-то не то! Мы исправим!» Сделали мне перерегистрацию. Но уже проверка прошла, я потеряла товар, который конфисковали», – продолжает Шевченко.

Жанна Шевченко в какой-то мере нарушила закон и закупила алкогольную продукцию до получения лицензии. Но произвела закуп она только после того, как повторно отправила документы на лицензию. В первый раз по ошибке и невнимательности сотрудника УГД ей отказали. Налоговая установила, что документов нет, и конфисковала порядка 400 бутылок алкоголя на сумму около 500 тыс. тенге. Получается, что свои ошибки государственный орган не видит, и если видит в бизнесе мишень – действует четко и метко. Городской суд освободил предпринимательницу от административной ответственности и поручил вернуть назад конфискат. Суд посчитал, что такие проверки просто душат бизнес. Дальше по апелляции прокурора назначили суд второй инстанции, где областной суд нашел причины для административного нарушения Жанны Шевченко.

«Со своей стороны я исполнила, оплатила штраф, который мне присудили законно. С их стороны я два месяца ждала. Налоговый комитет у нас не исполняет, закон у нас не работает. В пользу предпринимателя – у нас не работает вообще никак. Я, получается, открылась, и они меня закрыли. У нас есть государственные программы, которые работают на поддержку малого бизнеса. Людям надо работать, и я столкнулась с этой ситуацией», – сетует предприниматель.

Всего предприниматель прошла пять судов с Налоговым комитетом. В итоге Кокшетауский суд 8 августа этого года присудил пополам: бизнесвумен виновата в том, что выставила продукцию без лицензии, также виноват Налоговый комитет, за то что изъяли. Возвращать, кстати, алкогольную продукцию сразу никто не спешил, для этого Налоговому комитету понадобилось два месяца. Объясняли это намерениями добиться в вышестоящей судебной инстанции более желаемого для себя решения. В официальном письме так и говорится:

«Учитывая обстоятельства, действуя в интересах государственной безопасности и руководствуясь Конституцией РК, управление отказывает в передаче контрафактной алкогольной продукции до окончательного вынесения решения специализированной судебной коллегии Верховного суда РК».

«Я хочу сказать, что это неправильно. За это кто-то должен понести ответственность. Получается, у нас УГД отметилось вот так: вы должны, вы виноваты, а мы нет. Когда была конференция в Кокшетау по этому поводу, им задали вопрос конкретно, спросили, почему вы не исполняете решение суда? Они даже на это не смогли ответить. То есть я со своей стороны хочу сказать так: на данный момент я, как индивидуальный предприниматель, закрываюсь. Они мне уже пригрозили, сказали, что они не дадут мне работать. Эту алкогольную продукцию, которую я забрала, я, естественно, ее уже никуда не дену. Мне с ней что-то надо делать, я не знаю», – говорит Жанна Шевченко.

Этот случай наглядно показал, что бизнес у нас, столкнувшись с государственными органами, может просто закрыться. Этот спор Жанна вроде бы выиграла, но, видимо, ценой собственного бизнеса. А сколько еще таких случаев по всей стране? Сколько угроз и внеплановых проверок ожидается, об освобождении от которых, кстати, постоянно говорится с высоких трибун?

Константин Харламов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Малый бизнес идет в рост

В Казахстане растет количество юрлиц, но происходит это на фоне сокращения крупного и среднего бизнеса, а также рекордного роста числа неактивных предприятий.

14 Январь 2020 11:53 2038

Малый бизнес идет в рост

По состоянию на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 446,7 тысяч юридических лиц. За последний год их количество увеличилось на более чем 12,9 тыс. единиц. Рост продолжается уже как минимум 10 лет подряд: даже в непростые для экономики республики годы юрлиц становилось больше. По сравнению с началом 2010 года их общее количество выросло в полтора раза (с 298 тыс.).

Более 98% из них – это малый бизнес, доля которого растет вместе с количеством регистраций. Только в 2019 году количество субъектов выросло на 13,2 тыс. единиц, практически достигнув 438 тысяч.

Зато средний бизнес становится редкостью. На 1 января 2015 года в республике было зарегистрировано почти 15 тыс. подобных юрлиц. На протяжении четырех из пяти последующих лет их количество сокращалось. Как итог: в 2020 год Казахстан входит менее, чем с 6,3 тыс. предприятиями среднего бизнеса. Только в 2019 году их количество снизилось на 193 единицы. Становится меньше и крупного бизнеса – 2402 ед., что на 86 ед. меньше, чем в начале 2019-го. И это лишь на 30 больше, чем в начале 2010 года.

Государство помогло

Статистика могла бы быть еще хуже, если бы не бюджетные организации. Количество субъектов среднего бизнеса, находящихся в государственной собственности, растет уже четвертый год – их количество на 1 января 2020 года составляет 3418 единиц. При этом частных предприятий становится меньше, причем эта тенденция наблюдается уже пять лет подряд. Сейчас их чуть более 2,6 тыс. единиц. Таким образом, на 10 частных субъектов среднего бизнеса приходится 13 государственных. Чуть лучше ситуация с крупным бизнесом: на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 997 государственных и 1215 частных предприятий (в 94 из них есть доля государства).

Значительное преобладание отмечается в социальных сферах: в образовании, здравоохранении, искусстве, а также развлечениях и отдыхе государственных средних и крупных предприятий в разы больше, чем частных. Преобладание есть и в сфере водоснабжения и управления отходами: из 38 крупных предприятий, зарегистрированных в Казахстане, 20 – полностью государственные, еще в семи у государства доля.

Самая привлекательная сфера – торговля

Бизнес уходит из финансовой системы. По итогам 2019 года количество зарегистрированных юридических лиц, осуществляющих деятельность в области финансовой и страховой деятельности, снизилось на 25 единиц. Почти втрое больший отток произошел в сфере госуправления и обороны, а также обязательного соцобеспечения – количество юрлиц всех размерностей в 2019 году тут снизилось на 70 единиц. Впрочем, дефицита это не вызвало – осталось около 9,9 тыс. единиц.

Во всех сферах деятельности наблюдается прирост зарегистрированных юрлиц. Наиболее сильный – в торговле (+1602 ед.), административном и вспомогательном обслуживании (+1161 ед.) и образовании (+1146 ед.). Помимо этого:

  • Количество юридических лиц, предоставляющих услуги проживания и питания, за год выросло на 12% (до 7371 ед.).
  • В сельском хозяйстве прирост составил 602 ед. – это в 2,4 раза больше, чем в обрабатывающей промышленности (+254 ед.).
  • Почти треть бизнеса занимается торговлей. В розничной и оптовой торговле на 1 января 2020 года зарегистрировано более 131,5 тыс. юрлиц – это 29,5% от общего количества.

Крупный и средний бизнес уходит из строительства

Однако общую динамику формирует малый бизнес, а если смотреть на более крупные предприятия, то выходит иная картина. Например, количество субъектов среднего бизнеса в строительстве за год уменьшилось на 52 ед. (до 325 ед.), в торговле – на 26 (до 439 ед.), в профессиональной, научной и технической деятельности – на 24 (до 219 ед.), в здравоохранении и соцобеспечении – на 33 (до 400 ед.). Чуть больше средних предприятий стало в логистике (+7 до 182 ед.), искусстве, развлечениях и отдыхе (+3 до 235 ед.), образовании (+31 ед. до 2489 ед.) и госуправлении (+4 до 433).

Что касается крупного бизнеса, то его сокращение заметно практически во всех сферах, кроме госуправления (+2 до 273 ед.), а также информации и связи (+7 до 45). Наиболее сильный отток крупного бизнеса в 2019 году  произошел в обрабатывающей промышленности (-13 до 248) и строительстве (-24 до 149).

Почти четверть всех компаний неактивна

Бизнес не только мельчает, но и теряет в качестве. Количество юридических лиц, временно приостановивших деятельность, за год выросло с 73,4 тыс. до 97,5 тыс. единиц. В процессе ликвидации находится около 7,5 тысяч единиц, включая 33 средних и 13 крупных субъектов. На 1 января 2019 года такой статус имело чуть более 5 тыс. юрлиц.

Как итог: общее количество неактивных субъектов бизнеса составляет 104  966 единиц. А это почти каждое четвертое зарегистрированное юридическое лицо (23,5%). Хуже ситуации в минувшем десятилетии не было: даже во время девальваций и кризисов доля юрлиц, продолжающих деятельность, не падала ниже 80%.

Где ситуация хуже всего?

Хуже всего ситуация в горнодобывающем секторе – тут неактивны 34,9% от зарегистрированных юридических лиц (1433 из 4106 ед.). Чуть лучше ситуация в строительстве (34,5%) и сельском хозяйстве (31,6%) – более чувствительным к сезонности сферам деятельности. В обрабатывающей промышленности «простаивает» 27,7% субъектов или почти 6,5 тыс. ед.. В абсолютном выражении худшие показатели в торговле – тут неактивны почти 32,5 тыс. юрлиц или 24,7% от их общего количества.

Наиболее эффективным с этой точки зрения являются госструктуры – тут активны 98,5% зарегистрированных организаций. В образовании процент составляет 87,6%, в финансовой и страховой деятельности – 85,4%.

28% юрлиц зарегистрировано в Алматы

Если смотреть на бизнес в разрезе регионов, то тут прослеживается следующая картина: Алматы с огромным отрывом лидирует по количеству зарегистрированных юридических лиц, на втором месте идет Нур-Султан. Показатель южного мегаполиса – более 125,5 тыс. единиц, столицы – 73,7 тыс., всех остальных регионов вместе взятых – 247,4 тыс.

Больше всего юрлиц, занятых в сельском хозяйстве, зарегистрировано в Туркестанской области – 4086 единиц (22,8% от общереспубликанского показателя). Нур-Султан лидирует по строительным компаниям – 14 660 ед. (24,7%). Больше всего юрлиц, осуществляющих госуправление и соцобеспечение – в Алматинской области (970 ед., или 9,8%). Во всех остальных категориях (их 16) с большим отрывом лидирует Алматы:

  • тут зарегистрировано 44% всех предприятий информации и связи;
  • 41% всех юрлиц, осуществляющих профессиональную, научную и техническую деятельность;
  • 34,4% бизнеса в сфере предоставления услуг по проживанию и питанию;
  • 32,9% всех предприятий торговли;
  • 32% всех компаний в области транспорта и складирования.

За 2019 год количество зарегистрированных в крупнейшем городе Казахстана юрлиц выросло на 1758 единиц. Быстрее бизнес растет только в Нур-Султане (+4546 ед.). Единственным регионом республики, показатели которого сократились, стала Северо-Казахстанская область: тут и так регистраций меньше всего, так еще количество снизилось за год на 142 единицы.

Алексей Никоноров

В Павлодарской области почти на 20% подняли тариф на отопление для бизнеса

Монополисты снова жалуются на недостаток прибыли.  

09 Январь 2020 13:12 2768

В Павлодарской области почти на 20% подняли тариф на отопление для бизнеса

Если в 2018 году после поручения тогда еще президента Нурсултана Назарбаева некоторые тарифы на коммунальные услуги на следующий год снизили, то теперь их снова повышают. Причем заметно сильнее, чем было изначально.

К примеру, непосредственно в Павлодаре снижение составило 3,1% по электроснабжению и 5% по теплу.

«В текущем году совместно с департаментом по регулированию естественных монополий Павлодарской области проводилась работа по сдерживанию тарифов. Так, в целом по результатам проведенной работы повышения тарифов на коммунальные услуги с 1 января 2020 года для населения не ожидается, за исключением увеличения тарифов по вывозу мусора в Павлодаре и Экибастузе, а также теплоснабжению в Павлодаре. Для населения повышение составит 10%, для бюджетных организаций и юридических лиц – 19%», – заявил первый заместитель акима Павлодарской области Улан Жазылбек.

В валюте тариф повысился примерно на 200 тенге для физлиц, в то время как для субъектов бизнеса более чем на 800 тенге за гигакалорию. Такая несущественная, по мнению замакима области, сумма позволит монополистам проводить инвестиционные программы по модернизации. Потому как снижение тарифов, оказывается, «подкашивает работу местных монополистов». ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 сильно изношены, последняя без ремонта, по его словам, максимум лет пять протянет.

В то же время известно, что в Павлодарской области не первый год действуют предельные тарифы, в которые уже заложена часть средств для инвестпрограммы того же «Павлодарэнерго».

C энергетиками такое возможно и более того – уже было применено, когда жильцов, по сути, обязали за свои деньги устанавливать общедомовые приборы учета. В качестве стимула сулили экономию за счет более низкого тарифа. Но, когда определенная часть жилых домов установила счетчики, тариф попросту подняли, заявив, что компания получает недостаточно прибыли с населения. В среднем один такой счетчик стоит порядка 800 тыс. тенге.

2020 год – последний в нынешней пятилетке предельных тарифов. Согласно данной программе, в этом году тариф на тепловую энергию должен был составить порядка 1,2 тыс. тенге за гигакалорию, включая в себя инвестиции в инфраструктуру компании. Однако по факту уже в 2019 году он был 1,8 тыс. тенге, а в 2020-м, как уже говорилось ранее, тариф претерпел очередное повышение.

Таким образом, энергетики любые свои огрехи в работе успешно компенсируют за счет населения. Зачем сокращать издержки, когда можно просто поднять тариф? Напомним, в 2018 году прокуратура Павлодарской области выявила многочисленные нарушения в тарифообразовании Павлодарской распределительной электросетевой компании («дочка» «Павлодарэнерго»).

«В период с 2016 по 2018 годы компания получила дополнительный доход по передаче электричества в размере 2,7 млрд тенге. В тарифную смету были включены затраты по выплате работникам премий, сумма которых за указанные годы составила 74 млн тенге. Более того, за счет потребителей организацией выплачены командировочные расходы работникам подрядных организаций на сумму 39 млн тенге», – сообщала прокуратура Павлодарской области в октябре 2018 года.

Всего в Павлодаре действует три теплоэлектроцентрали, одна из которых принадлежит ERG и две через «Павлодарэнерго» - АО «ЦАТЭК». Также корпорация владеет экибастузской ТЭЦ. Основными акционерами двух данных компаний являются Александр Клебанов (ЦАТЭК), Сергей Кан (ЦАТЭК), Алиджан Ибрагимов (ERG), Александр Машкевич (ERG), Патох Шодиев (ERG) – завсегдатаи рейтингов самых богатых и влиятельных бизнесменов Казахстана. Официальное совокупное состояние пятерых человек – более 8,5 млрд долларов.

Руслан Логинов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: