/img/tv1.svg
RU KZ
Как рынок люксовых и премиальных товаров готовится к постпандемийному кризису?

Как рынок люксовых и премиальных товаров готовится к постпандемийному кризису?

Айгуль Амиржанова, глава VILED Group, крупнейшего игрока на рынке люксовых и премиальных товаров, рассказала об особенностях этого бизнеса в Казахстане, а также о том, почему она не советует новичкам идти в этот сегмент и каким антикризисным планом сегодня вооружились в лакшери-торговле.  

14:09 01 Июнь 2020 8345

Как рынок люксовых и премиальных товаров готовится к постпандемийному кризису?

Автор:

Мадина Ерик

Айгуль, прежде чем мы с Вами начнем разбирать положение дел в лакшери-сегменте, хотелось бы получить свежую информацию о современном состоянии бизнеса, которым Вы руководите. Известно, к примеру, что стартовые 600 квадратов на четыре магазина сегодня выросли до 17 с лишним тысяч квадратов. Расскажите, пожалуйста, что сегодня представляет из себя компания VILED – в цифрах, тенденциях?

Во-первых, спасибо за то, что владеете столь точной информацией о размере нашего бизнеса. Сегодня наша группа компаний действительно является одним из лидеров розничного рынка Казахстана.

Уточню лишь: мы предлагаем широкий ассортимент качественных товаров, как в премиальном, так и доступном ценовых диапазонах.

40 наших офлайн-магазинов работают в четырех городах Казахстана: Нур-Султане, Алматы, Актобе и Атырау. А благодаря онлайн-площадке viled.kz мы готовы работать с нашими клиентами вне зависимости от их географического местонахождения.

Сейчас VILED сосредоточена на пяти направлениях: ювелирно-часовое, с которого начинался бизнес нашей группы, фешен, парфюмерия/косметика, entertainment и цифровые технологии.

В каждом из этих сегментов мы стремимся работать с глобальными и сильными партнерами, которые позволяют усиливать наши позиции. Так, в ювелирно-часовом направлении это Cartier, Van Cleef & Arpels, Graff, Chopard, Tiffany & Co, в фешен – Gucci, Valentino, Saint Laurent, Dolce&Gabbana, Loro Piana, Brunello Cucinelli, в парфюмерии и косметике – Dior, Chanel, Jo Malone, Bobbi Brown, Kiehl’s. Большинство из более чем 400 брендов представлены у нас эксклюзивно.

И еще о цифрах: с 2003 года CAGR (совокупный среднегодовой темп роста) VILED с учетом девальвационных процессов в стране в тенге составляет 20%, в долларах – 4-5%.

Вы практически всегда делаете акцент на кадровом вопросе, говоря в целом об успехах в бизнесе. Это по-прежнему важно в вашем деле, учитывая повальную автоматизацию, цифровизацию в большинстве бизнес-процессов?

Помимо нашей большой ставки на онлайн и цифровые технологии, мы активно вкладываем в человеческий капитал. Из свежих примеров – тренинговый проект «VILED академия». Тренерами в нем становятся не привлеченные специалисты, а сотрудники наших магазинов. Они будут собирать свои команды и «прокачивать» их в вопросах сервиса, продаж, знания брендов, коллекций. Команды будут соревноваться между собой, у них будет своя «Лига чемпионов». Поэтому, когда мы услышали об инициативе президента о том, что пора ввести лиги в системе казахстанских вузов для поднятия духа конкуренции, то поняли, что движемся в нужном направлении.

Сколько человек сейчас работает в VILED?

Более 600. Не секрет, что последние месяцы были для всех нас непростыми. Однако для компании было принципиально важно, чтобы в карантинный период, когда не работал ни один из магазинов, трудовой коллектив сохранился, а люди продолжили получать заработную плату.

Как в целом оцениваете уровень развития лакшери-сегмента в нашей стране? Насколько полноценно он представлен?

Люксовый сегмент розничного рынка представлен в Казахстане достаточно полноценно. Однако порядка его 90% сосредоточено в двух больших городах – Нур-Султане и Алматы. Практически все основные мировые бренды представлены в стране либо отдельными магазинами, либо достаточно хорошими коллекциями в мультибрендовых бутиках.

Остались буквально один-два бренда, которые еще не имеют официальных точек продаж в Казахстане, но я уверена, в ближайшие два-три года и они зайдут на наш рынок.

Вы пришли в компанию в 2003 году. В каком состоянии была Viled тогда и как компания развивалась последние 17 лет? Какими достижениями вы гордитесь особенно?

В 2003 году VILED представляла собой совершенно небольшую компанию, состоящую из четырех магазинов. Тогда у нас работало всего 30 человек. Но мы вместе с владельцами компании и командой менеджеров сразу же приступили к разработке и активному воплощению планов по развитию. Как результат – даже в кризисные годы мы не прекращали искать возможности для развития, выхода в новые сегменты рынка.

Так, мы были первыми, кто еще в 2005 году начал открывать ювелирно-часовые мономагазины. В 2012 году наша компания открыла магазин Saks Fifth Avenue. Таким образом, Алматы стал вторым городом в Восточной Европе и СНГ, где появился премиальный департмент-стор.

В 2019 мы выступили лидером проекта по открытию лайф-стайл-пространства Talan Gallery, которое поставило Нур-Султан в ряд мировых городов с развитой инфраструктурой розничного рынка.

В период пандемии особую популярность приобрел формат онлайн-продаж. Вы уже сказали, что активно работаете в этом направлении, но, наверняка, в последние месяцы онлайн стал своего рода вакциной от кризиса в торговле?

В эту сторону мы смотрели давно. Однако особенности контрактных обязательств с брендами не позволяли нам реализовывать их продукцию онлайн. В этом году нам удалось убедить партнеров в необходимости торговли через Интернет. Так, весной заработал упомянутый мной ранее онлайн-магазин viled.kz, где представлен практически весь ассортимент наших офлайновых торговых точек. Наша цель – чтобы этот канал продаж приносил до 10-15% выручки компании.

И если еще больше углубиться в ваш вопрос об онлайне, то могу с гордостью сказать, что одно из наших подразделений готовит к выходу на рынок продукт, который позволит не просто совершать покупки в несколько кликов, но он объединит множество цифровых сервисов в одном.

Это первое отечественное суперприложение, которое станет незаменимым инструментом каждого казахстанца для решения всех повседневных нужд, вне зависимости от доходов. С его помощью можно будет не только совершать платежи, покупать билеты или заказывать еду, но и записаться к врачу, вызвать специалиста или сделать покупки в маркетплейсе, работающем по всему Казахстану.

Если вернуться к тенденциям в офлайн-продажах, что Вы можете сказать о том, как поменялся казахстанский покупатель в премиальном сегменте?

Самой важной особенностью покупателя люксовых товаров является то, что он не ограничен географически одной локацией при принятии решения о покупке. Обычно покупатель сейчас сравнивает цены в различных городах мира, ориентируясь на свои планируемые поездки (так было до недавнего времени) и на предложения, доступные онлайн.

Хотела бы отметить, что в последние два года очень явна тенденция, когда при выборе товара клиенты смотрят в смартфон и сравнивают цену в нашем магазине с ценой на интернет-ресурсах. Исследования показывают, что не менее 50% клиентов непосредственно перед принятием решения о покупке ищут подобные изделия в Сети.  

Как Вы оцениваете конкуренцию в лакшери-сегменте, есть ли у вас конкуренты в Казахстане?

К счастью, есть. И они помогают всегда находиться в хорошей форме и тонусе. В общем розничном товарообороте непродовольственных товаров в Казахстане премиальный и люксовый сегменты занимают всего 1-1.5 %. И можете себе представить, какая в этой доле серьезная конкуренция.

Можете ли Вы дать оценку аналогичным рынкам в странах ближнего зарубежья?

В Азербайджане уже сформирован сегмент люксовых и премиальных брендов, но их концентрация с очень высокой конкуренцией наблюдается только в одном городе – Баку.

В Узбекистане и Кыргызстане мы видим потенциал к развитию. По прогнозам, на узбекском рынке ожидается скачок, что вызывает интерес у розничных игроков, в том числе и у нас.

Говоря о рынке России, можно отметить, что по привычкам и поведению потребителей он очень схож с нашим, правда, примерно в 10 раз больше. Кстати, благодаря онлайн-платформам нам удалось получить клиентов и там, но ввиду законодательных ограничений этот процент пока еще очень мал.

Возможно, у наших соседей есть бизнес-модели, к которым можно стремиться или перенимать опыт?

Компании, подобные VILED, существуют по всему миру, однако до сих пор нам удавалось идти по своему пути. За годы работы мы вкладывали усилия в укрепление позиции собственного бренда на международном уровне. На глобальном рынке наша группа компаний известна практически среди всех мировых брендов.

С высоты Вашего опыта что Вы можете посоветовать начинающим предпринимателям, которым также интересен данный сегмент?

Откровенно могу сказать, что в лакшери-бизнесе новичку будет тяжело. В нашем сегменте для начинающего предпринимателя высокий барьер входа и жесткая конкуренция.

Я бы посоветовала обратить внимание на множество других сфер, в первую очередь на производство. Казахстан сейчас, по сути, представляет собой greenfield – широкое поле для деятельности с нуля. Можно пробовать себя в разном.

Не могу не спросить Вас о посткарантинном кризисе во всех сегментах экономики. Как пандемия сказалась на вашем рынке? Есть ли у вас антикризисный план на ближайшие месяцы или годы?

Сейчас для нас наступил очень необычный период, мы впервые за все время нашей работы мыслим не долгосрочными, а более краткосрочными целями. В резко поменявшихся условиях мы разработали стресс-сценарии до конца 2020 года.

При этом уже сейчас мы планируем нашу активность на 2021 год, в частности, через три недели начнем размещать заказы на фешен-товары, которые будем продавать летом 2021 года. Так работает индустрия. Но впервые за долгое время выехать в шоурумы не получится, все заказы будут происходить онлайн.

После карантина планируем отработать полноценных два-три месяца, чтобы увидеть тенденции и понять изменяющиеся или сохраняющиеся привычки наших клиентов. Мы понимаем, что началось непростое время для всего мира. Повсеместно наблюдается снижение выручки, а как следствие – и производства, придется сокращать расходы.

Главное для нас в этом невероятном кризисе – сохранить наши коллективы и торговые точки. Победит тот, у кого хватит запаса прочности и знаний, с кем будет рядом верная и профессиональная команда. После кризиса всегда бывает рост, и надо быть готовым к этому росту.

Какой Вы видите компанию в ближайшие 5-10 лет?

Вижу, что мы лидеры на нашем рынке, при этом мы не локальный, а региональный игрок. Вижу, что мы успешны не только в сегменте люкс и премиум. Вижу себя в окружении людей, которые горды и счастливы работать бок о бок. Чтобы они могли быть уверенными в завтрашнем дне. И все мы жили на качественно новом уровне.

Спасибо большое за беседу, успехов Вам!

Мадина Ерик​

Тимур Кулибаев: меры господдержки нужно направить на восстановление пострадавших секторов бизнеса

В рамках встреч председателя президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Кулибаева Т. А. с обновленными составами региональных советов предпринимателей (в период с июля по август т. г. путем выборов сформированы регсоветы в 15 регионах республики) были поставлены многие вопросы.  

22 Сентябрь 2020 14:14 1541

В рамках встреч председателя президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Кулибаева Т. А. с обновленными составами региональных советов предпринимателей (в период с июля по август т. г. путем выборов сформированы регсоветы в 15 регионах республики) были поставлены многие вопросы.

Во встречах приняли участие 463 предпринимателя из всех уголков Казахстана. Диапазон вопросов был самым широким, но при этом наиболее часто поднимались вопросы по следующим темам: меры поддержки и восстановление бизнеса после пандемии, проблемы сферы АПК, закупки недропользователей и АО «Самрук-Казына», развитие местного содержания, вопросы утилизационного сбора, вопросы налогообложения и защиты собственного рынка и др.

«По итогам первой в текущем году встречи с региональным бизнесом пакет вопросов был озвучен на уровне премьер-министра. Как итог 41 из 84 системных вопросов решены, остальные на стадии решения совместно с госорганами, нацкомпаниями и МИО. Формат онлайн-встреч с бизнесом будет постоянным», – подчеркнул председатель президиума НПП «Атамекен» Тимур Кулибаев.

Предприниматели из разных регионов Казахстана озвучили проблемные вопросы, которые препятствуют восстановлению бизнеса.

Директор ТЦ CITY Shopping Center Николай Чабаненко из Актюбинской области:

«На сегодняшний день растет напряженность среди арендаторов торговых домов, так как на 40% сократилось время работы. Растет недовольство, потому как проходит сезон торговли товарами, закупленными и не реализованными весенними товарами. На закуп зимних товаров нет оборотных средств у арендаторов. На сегодняшний день в 135 торговых объектах заняты 8,5 тыс. торгующих. Просим рассмотреть вопрос разрешения работы для объектов торговли».

Также алматинские бизнесмены пожаловались, что отдельные виды бизнеса все еще остаются под запретом, при этом в перечень наиболее пострадавших отраслей экономики в период режима ЧП и карантина не включены столовые в школах, боулинги, компьютерные клубы и др.

ОКЭД указанных видов деятельности не включены в число наиболее пострадавших отраслей экономики (Постановление правительства Республики Казахстан от 20 апреля 2020 года № 224 «О дальнейших мерах по реализации Указа президента Республики Казахстан от 16 марта 2020 года № 287 «О дальнейших мерах по стабилизации экономики» по вопросам налогообложения»).

Следовательно, данные отрасли экономики не получили льготы от государства в виде освобождения от налогов и социальных платежей в фонд оплаты труда.

«Предприниматели не могут работать, а значит, выплачивать заработную плату и оплачивать обязательные платежи, в том числе и отчисления в Фонд обязательного медицинского страхования. В связи с чем заболевшие сотрудники, которые были отправлены в неоплачиваемый отпуск, не могут получить медицинскую помощь из-за отсутствия платежей в данный фонд во время приостановления деятельности предприятия. Им предлагают оплачивать все медицинские услуги самостоятельно, но у неработающих людей нет на это средств», – отметил генеральный директор ТОО Izo-Market KМ Константин Босиков (Алматы).

С существенными проблемами сталкиваются предприниматели, специализирующиеся на пассажирских перевозках. 

«Перевозчики сегодня испытывают финансовые затруднения. Это связано с тем, что деятельность общественного транспорта тоже была приостановлена актами государственных органов, доходов нет. Предлагаем поддержать возможные меры: внести изменения и дополнения в Налоговый кодекс для предоставления налоговых льгот в виде освобождения по налогу на транспортные средства», – отметила директор ТОО «Дана-Дель» Бахыткуль Токтыбаева (Жамбылская область).

Предприниматели подчеркивают, что ограничение по количеству посетителей практически остановило деятельность таких объектов общественного питания, как банкетные залы.

«Знаем, что общественное мнение разделилось по вопросу широкого развития услуг по проведению банкетов. Но дело в том, что данная категория предпринимателей на самом деле оказалась в безвыходном финансовом положении. Есть коллективы, обязательства по кредитам. Работать по своему направлению нельзя уже на протяжении полугода, дополнительный кредит на изменение вида деятельности уже не выдадут. Следует ожидать ареста имущества и выставления на продажу. Действующие антикризисные меры для данной категории предпринимателей недостаточны», – отметила руководитель Ассоциации предприятий общественного питания Ляна Турсынова.

Представители Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» участвуют в разработке и дополнении плана дополнительных мер поддержки субъектов предпринимательства в наиболее пострадавших отраслях. В данный план включена отсрочка по налогам и социальным платежам для субъектов МСП до конца текущего года, норма по неначислению процентов по отсроченным кредитам субъектов микро-, малого и среднего предпринимательства за период отсрочки, по освобождению до конца 2020 года субъектов МСП от платы за аренду объектов госимущества и имущества субъектов квазигоссектора.

Вопрос компенсации оплаты коммунальных услуг предприятий, деятельность которых ограничена в период карантина, будет вынесен на очередное заседание госкомиссии по восстановлению экономического роста. Также эксперты НПП «Атамекен» активно участвуют в рабочей группе по разработке условий по субсидированию процентной ставки, озвученной президентом РК Касым-Жомартом Токаевым в рамках послания от 1 сентября 2020 г.

«По итогам первой в текущем году встречи с региональным бизнесом в мае 41 из 84 системных вопросов решены, остальные на стадии решения совместно с госорганами, нацкомпаниями и МИО.  Вопросы, которые озвучил бизнес сегодня, будут решаться в таком же формате. Часть ваших предложений была включена коллегами в план дополнительных мер поддержки субъектов предпринимательства в наиболее пострадавших отраслях, часть после анализа будет включена в ближайшее время», – отметил председатель президиума НПП «Атамекен» Тимур Кулибаев.

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Как устроен бизнес по переработке аккумуляторов

Павлодарский предприниматель выстроил сеть по утилизации отработанных аккумуляторов и производству свинца.  

22 Сентябрь 2020 11:23 1340

Компания появилась в Павлодаре в 2007 году и первые десять лет занималась только торговлей аккумуляторами. Постепенно расширяясь, к 2017 году предприятие дополнило свою деятельность утилизацией и переработкой аккумуляторов. Создание нового производства обошлось в сумму порядка 250-300 млн тенге. Основная часть пришлась на собственные средства. Однако впоследствии возникла необходимость взять заем на пополнение оборотных средств. Заем удалось взять по государственной программе «Дорожная карта бизнеса», а процентную ставку субсидировать через фонд «Даму». В 2020 году предприятие снова получило кредит на пополнение оборотных средств в размере 50 млн тенге. Ставка по кредиту составила 13%, почти половину которой финансирует государство.

Процесс переработки аккумуляторов выглядит нехитро. Так, из отработанных аккумуляторов удаляют электролит, который нейтрализуется с помощью каустической соды до состояния воды и утилизируется. Далее из него извлекается два вида сырья – в основном это свинец, а также в виде побочного продукта – пластик. В дальнейшем пластик промывается и дробится на фракции, свинец выливают в чушки. Оба вида продукции компания экспортирует в Россию.

«У нас есть сертификат соответствия ГОСТ – на пластик и свинец. Мы продаем не просто лом, это не продажа сырья – это производство продукции первого передела», – рассказал Павел Горбачев, руководитель компании.

Цена на свинец не фиксирована и привязана к торгам на Лондонской бирже металлов (LME). Свинец, к слову, может достигать до 55% от массы самого аккумулятора.Пластик стоит порядка 40 российских рублей за килограмм. На выходе пластик составляет порядка 6% от массы аккумулятора. Таким образом, компании в месяц удается накопить около 10-15 тонн пластика.

Чтобы не перегружать линию производства, компания старается перерабатывать в сутки порядка десяти тонн аккумуляторов. Тогда это выходит в месячный норматив порядка 250 тонн. Кроме павлодарцев, в Казахстане в данной сфере также работает завод в Талдыкоргане, построенный еще в советское время. Объёмы завода, конечно, намного превосходят объемы переработки небольшого частного предприятия, однако при этом ожесточенной конкуренции между двумя предприятиями нет.

«Мы находим свои рынки. Завод, к примеру, слишком большой для каких-то заказов. Мы же более мобильны в этом плане. Поэтому нам нет необходимости воевать в цене. Всегда можно найти свои ниши», – считает Павел Горбачев.

В западных странах автомобилисты сами платят за услуги по утилизации своего аккумулятора, казахстанские реалии другие. Здесь отработанный аккумулятор продается, хотя бы не выкидывается на свалку. Даже в магазине при покупке нового аккумулятора покупателю могут предоставить скидку, если он согласен отдать старый. Зачастую такие аккумуляторы даже не разбирают, а просто экспортируют, к примеру, в Россию на ту же самую переработку. В розницу компания приобретает старые отработанные аккумуляторы по ценам в пределах от 3 тыс. до 15 тыс. тенге. Конечная цена зависит от нескольких факторов, в первую очередь это его масса, что напрямую сказывается на содержании в нем свинца.

На долю розничных поставщиков приходится порядка 30-40% от общего потока аккумуляторов. Точки приема компании функционируют в Павлодаре, Экибастузе, Усть-Каменогорске, Караганде, Семее и Алматы.

Помимо этого, существуют и оптовые поставщики. Например, в прошлом году павлодарский предприниматель заключил договор на покупку старых аккумуляторов с ресайклинг-фирмой. Это компания, которая скупает по Казахстану старые автомобили для их дальнейшей утилизации. Там по нормативу при сдаче авто должен быть в том числе и аккумулятор.

Сейчас общий штат предприятия насчитывает порядка 60 работников, в то время как на производстве работают 12 человек. В ближайшем будущем предприниматель собирается построить небольшой завод, на котором, помимо свинца, можно будет перерабатывать, к примеру, цветные металлы, такие как медь и дюраль.

Пока по понятным причинам неясно, во сколько обойдется строительство завода. Сам же предприниматель оценивает эту сумму примерно в 3-4 млн долларов. К слову, вентиляция и системы очистки воздуха занимают в предварительной смете порядка трети всего бюджета и выходят дороже самого оборудования. В качестве одного из вариантов для будущего строительства рассматривается территория специальной экономической зоны «Павлодар». Там предпринимателю могут предоставить значительные льготы, а также выстроена удобная логистика.

Руслан Логинов

Подпишитесь на наш канал Telegram!