/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75 Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56 KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Погода:
-14Нур-Султан
-3Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75
Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56
KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Как внедрить проектное управление в Казахстане

Как внедрить проектное управление в Казахстане

В интервью inbusiness.kz эксперт рассказала о проводимой работе.

04 Апрель 2019 11:15 4337

Как внедрить проектное управление в Казахстане

Новости

Вчера
21:00

Кто против свободных митингов в Казахстане? Ток-шоу «ГРАНИ»

Вчера
19:42

Землетрясение произошло в Алматы

Вчера
19:33

Проект итогового коммюнике конференции по Ливии предусматривает санкции в отношении нарушителей режима прекращения огня

Вчера
19:17

Пользователи сообщают о сбое в работе WhatsApp

Вчера
18:55

Иран пытается самостоятельно расшифровать черные ящики сбитого украинского "Боинга"

Вчера
18:38

Больше всего жителей Алматинской области на приеме у полиции интересовала регистрация авто из ЕАЭС

Вчера
18:11

В Казахстане состоялось празднование Всемирного дня снега

Вчера
17:39

Столичный таксист присвоил деньги пассажирки, забытые в салоне

Вчера
17:17

Иран может пересмотреть отношения с МАГАТЭ, если европейские участники СВПД не выполнят своих обязательств

Вчера
16:28

Опознаны 169 жертв авиакатастрофы под Тегераном

Все новости

Методы проектного управления широко применяются во всем мире. В Казахстане данная тема активно развивается последние несколько лет. О том, какие меры необходимо предпринять для эффективного внедрения проектного управления в нашей стране, мы поговорили с сертифицированным тренером Райхан Исмаиловой.

Райхан Камбаровна, расскажите о своем опыте работы.

– В сфере проектного управления я работаю с 2002 года. Свою карьеру начинала в USAID. Помню, в 2002 году, когда американские компании приходили на казахстанский рынок, они сетовали на отсутствие проектного управления при реализации проектов. Надо отметить, экономическая конъюнктура и приоритеты Казахстана образца 2000 годов были другими. В целом проектное управление мы начали развивать после глобального экономического кризиса 2008-2010 годов, когда понятие «проектное управление» стало активно распространяться и зарождаться в стране. Тогда я работала в компании Pricewaterhouse Coopers, и заказчиками выступали как государственные, так и частные клиенты, которые уже понимали преимущества и выгоды данного подхода. Само по себе проектное управление востребовано в части госорганов, но у нас существует большая проблема – разбалансированность. Проектные офисы созданы при канцелярии Премьер-министра, Академии госуправления при Президенте РК, часто в новостях сообщают, что различные министерства и ведомства применяют проектное управление при реализации государственных задач. Таким образом, создается впечатление, что госорганы применяют проектное управление, но, когда пытаешься детально вникнуть и оценить результаты применения, их тяжело найти. Почему? Потому что в Казахстане нет единого центра проектного управления, не выработаны единый подход и методология, утвержденная на уровне национальных стандартов.

То есть в Казахстане нет единых стандартов проектного управления?

– У нас принят национальный стандарт. Но, если внимательно его изучить, то можно увидеть, что это перевод стандарта ИСО-21500. Но данный стандарт не включает в себя детализацию в подходе управления проектами. Например, ИСО-21500 рассматривает проект и этапы идентичными, и нет четкой процедуры разграничения этапов при реализации проекта. Такие подходы определения экономического обоснования, границы этапов, управление исключениями, планирование продукта в реализации проекта отсутствуют в национальном стандарте проектного управления. Соответственно, при таких условиях сложно оценить достижение целевых индикаторов программы. Более того, основная причина провала – некорректное экономическое обоснование проектов, отсюда неправильное планирование расходов, времени и объемов работ. Международная практика показывает основные причины провала проекта: постоянная корректировка объема работ, плохое планирование, низкая вовлеченность участников проекта, перерасход затрат, несоблюдение установленного графика. Получается ситуация, когда в ходе работы над проектом приходит понимание, что экономическое обоснование было сделано неправильно, отсюда неверно поставленные цели и задачи, плохое планирование, увеличение затрат на реализацию проекта. Как правило, на этом этапе проект умирает либо приостанавливается. 

На что необходимо обратить внимание при реализации проектного управления?

– В первую очередь, тщательная подготовка экономического обоснования в части оценки выгод, преимущества, эффективности проекта не в словах и цифрах, а в реальном денежном выражении. Если речь идет о проекте с госучастием, то надо точно просчитывать, какой окажет мультипликативный эффект, какие выгоды получит население. Далее следует правильное планирование реализации проекта. Надо четко понимать затраты и объемы, виды мероприятий, которые необходимо внедрить для реализации проекта, и в случае возникновения последствий кто в конечном итоге отвечает за неуспех проекта. 

Следующее – это качественное обеспечение людьми, обученными методологиям проектного управления. В мире существует множество различных программ. Мы пытались найти базу сертифицированных специалистов в Казахстане, но единой базы данных в доступе нет. Поэтому мы не понимаем потенциал наших кадров. Почему госорганы не могут эффективно использовать проектное управление? Потому что нет понимания, какое количество сертифицированных проектных менеджеров в разрезе методологий, которые могли бы его внедрить и действительно обладает знаниями и компетенциями в проектном управлении Prince2, SCRUM, AGILE, PMBOK, ITIL и т. д. 

Далее следует обратить внимание на оценку рисков. Многие госорганы в принципе серьезно не рассматривают управление и оценку рисков при реализации проектов, а это очень важный момент. Если вы не предвидите риски, то ничего не сможете сделать, когда они возникнут. В итоге деньги освоены, а результатов проекта нет, так как вовремя не были приняты превентивные меры. 

Заключительное важное правило – вовлеченность стейкхолдеров в реализацию проекта. Часто, когда на уровне министерства разрабатывают программы, исполнение идет местными органами, которые выполняют план мероприятий по реализации. У нас наблюдается большой разрыв на уровне МИО, которые должны исполнять проекты, так как они просто не вовлечены качественно в него при разработке проектов, что ведет к непониманию выгоды от успешности проекта. Идет выполнение для галочки, поэтому и нет эффекта.

В каких странах на правительственном уровне успешно применяются методы проектного управления?

– Примером для Казахстана может служить опыт Великобритании. Здесь на национальном уровне принят британский стандарт проектного управления BS6070. В рамках британского стандарта применяется методология PRINCE2, собственником Prince 2 является британская компания AXELOS. Это совместное предприятие, основанное в 2013 году с участием кабинета министров Великобритании, которому принадлежит 49%, и компании Capita pls, которой принадлежит 51% компании AXELOS. Компания Capita pls является разработчиком методики, что позволяет на государственном уровне использовать методологию PRINCE2 при реализации проектов. Если нам перенять такой опыт, это бы позволило нам эффективно реализовать поставленные задачи.

В Вашей практике по каким причинам проекты не реализовывались?

– Если брать соотношение госпроектов и частных, то большой процент провала первых. Этому есть несколько причин. Постоянное внесение корректировок в проект, объемы работы, урезание бюджета, низкая заинтересованность вовлеченных участников проекта, конечное неправильное экономическое обоснование и планирование в реализации проекта. В итоге это приводит к неудаче в реализации проекта. В частных компаниях другой подход, там взвешенно подходят к экономическому обоснованию, оценки выгод и преимуществ, так как понимают, что применение проектного управления – это инвестирование с ожидаемой просчитываемой прибылью.

Какие меры необходимо принять в Казахстане для полномасштабного внедрения проектного управления?

– Важна политическая воля. В первую очередь надо поменять подходы на государственном уровне, разработать единые стандарты, единую методологию и подход. В таком случае, я думаю, госкомпании будут более успешно работать. Можно разработать стандарты и взять для реализации один пилотный проект. Посмотреть на его результаты и в случае успешности каскадировать на другие ведомства. Также необходима сильная IT-инфраструктура, в зарубежных странах почти во всех госорганах оцифрованы показатели, которые используются для реализации проектов. На информационной платформе все прозрачно, транспарентно, и каждое подотчетное министерство видит результаты своих проектов. Руководитель должен быть с проектом от начала до конца, как спонсор и ответственный за реализацию этих денег. Он должен взять ответственность за успешность проектов в полном объеме. Успех на 10% зависит от руководителя, 90% составляют другие факторы: риски, заинтересованные стороны, правильное планирование, высокая вовлеченность участников при реализации проекта. Если все это правильно и экологично выстроить, система приведет к успешности. Есть два момента – создание проекта и его внедрение. Непосредственное написание проекта – это одно дело. Важно суметь его внедрить, что стоит огромных затрат и сил, человеческих и денежных ресурсов.

В мире разработаны различные методики. Все ли они подходят для Казахстана? 

– В части методологии нужно выбрать оптимальную модель, которую возможно адаптировать к нашим реалиям. Но на государственном уровне нужен единый подход, методология и структура, которая будет комплексно заниматься внедрением проектного управления в стране. По моему мнению, в настоящее время Фонд Первого Президента РК отвечает всем требованиям. На базе данного фонда можно создать единый центр проектного управления с хорошей IТ-инфраструктурой, которая могла бы заниматься цифровизацией бизнес-процессов проектного управления. Этот орган мог бы быть оператором проектного управления в госорганах. В свою очередь население смогло бы оценивать результаты реализации проектов через различные виды коммуникаций. Для того чтобы такую идею в полном объеме реализовать, сначала необходимо провести подготовительную работу. Если в едином центре будут собраны 10-15 ключевых сотрудников, владеющих различными методологиями, то сильная команда сможет внедрить проектное управление в государственном масштабе. Я считаю, в Казахстане есть все необходимые ресурсы, надо их правильно использовать и капитализировать для достижения общих целей. 

Справка: 

• Райхан Исмаилова является аккредитованным тренером PRINCE2 и сертифицированным PRINCE2 Practitioner. 

• Магистр делового администрирования со специализацией «международный бизнес» (European University), Швейцария. 

• Высшее образование: КазУМОиМЯ им. Абылай-хана и Казахский экономический университет им. Т. Рыскулова. 

• Член PPP Global Network, World Bank Institute. 

• Член программы стажировки госдепартамента США. 

• Имеет сертификаты: PPP Skills and Competency Development Certificate, Института государственно-частного партнерства IP3, США, PPP Project Management Skills Development, IP3 Института государственно-частного партнерства IP3, США.

Профессиональный опыт: 

• Управление проектами в рамках реализации проектов USAID в Казахстане. 

• Участвовала при реализации бизнес-проектов компании COP в Казахстане и Туркменистане с отделами в Хьюстоне, Аляске (США), Ставангере (Норвегия). 

• Член команды проектов в сфере консалтинга PwC, в том числе руководила практикой PwC по работе с государственными органами. 

26 апреля в отеле Hilton Astana гуру проектного менеджмента Питер Крисчел проведет семинар. Казахстанцы на примерах реальных кейсов познакомятся с такими передовыми продуктами как PRINCE2®, AgilePM®, SCRUM и Polychor®, позволяющими организациям оставаться конкурентоспособными. Подробнее о семинаре - www.pmit.kz.

Майра Медеубаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Малый бизнес идет в рост

В Казахстане растет количество юрлиц, но происходит это на фоне сокращения крупного и среднего бизнеса, а также рекордного роста числа неактивных предприятий.

14 Январь 2020 11:53 1970

Малый бизнес идет в рост

По состоянию на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 446,7 тысяч юридических лиц. За последний год их количество увеличилось на более чем 12,9 тыс. единиц. Рост продолжается уже как минимум 10 лет подряд: даже в непростые для экономики республики годы юрлиц становилось больше. По сравнению с началом 2010 года их общее количество выросло в полтора раза (с 298 тыс.).

Более 98% из них – это малый бизнес, доля которого растет вместе с количеством регистраций. Только в 2019 году количество субъектов выросло на 13,2 тыс. единиц, практически достигнув 438 тысяч.

Зато средний бизнес становится редкостью. На 1 января 2015 года в республике было зарегистрировано почти 15 тыс. подобных юрлиц. На протяжении четырех из пяти последующих лет их количество сокращалось. Как итог: в 2020 год Казахстан входит менее, чем с 6,3 тыс. предприятиями среднего бизнеса. Только в 2019 году их количество снизилось на 193 единицы. Становится меньше и крупного бизнеса – 2402 ед., что на 86 ед. меньше, чем в начале 2019-го. И это лишь на 30 больше, чем в начале 2010 года.

Государство помогло

Статистика могла бы быть еще хуже, если бы не бюджетные организации. Количество субъектов среднего бизнеса, находящихся в государственной собственности, растет уже четвертый год – их количество на 1 января 2020 года составляет 3418 единиц. При этом частных предприятий становится меньше, причем эта тенденция наблюдается уже пять лет подряд. Сейчас их чуть более 2,6 тыс. единиц. Таким образом, на 10 частных субъектов среднего бизнеса приходится 13 государственных. Чуть лучше ситуация с крупным бизнесом: на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 997 государственных и 1215 частных предприятий (в 94 из них есть доля государства).

Значительное преобладание отмечается в социальных сферах: в образовании, здравоохранении, искусстве, а также развлечениях и отдыхе государственных средних и крупных предприятий в разы больше, чем частных. Преобладание есть и в сфере водоснабжения и управления отходами: из 38 крупных предприятий, зарегистрированных в Казахстане, 20 – полностью государственные, еще в семи у государства доля.

Самая привлекательная сфера – торговля

Бизнес уходит из финансовой системы. По итогам 2019 года количество зарегистрированных юридических лиц, осуществляющих деятельность в области финансовой и страховой деятельности, снизилось на 25 единиц. Почти втрое больший отток произошел в сфере госуправления и обороны, а также обязательного соцобеспечения – количество юрлиц всех размерностей в 2019 году тут снизилось на 70 единиц. Впрочем, дефицита это не вызвало – осталось около 9,9 тыс. единиц.

Во всех сферах деятельности наблюдается прирост зарегистрированных юрлиц. Наиболее сильный – в торговле (+1602 ед.), административном и вспомогательном обслуживании (+1161 ед.) и образовании (+1146 ед.). Помимо этого:

  • Количество юридических лиц, предоставляющих услуги проживания и питания, за год выросло на 12% (до 7371 ед.).
  • В сельском хозяйстве прирост составил 602 ед. – это в 2,4 раза больше, чем в обрабатывающей промышленности (+254 ед.).
  • Почти треть бизнеса занимается торговлей. В розничной и оптовой торговле на 1 января 2020 года зарегистрировано более 131,5 тыс. юрлиц – это 29,5% от общего количества.

Крупный и средний бизнес уходит из строительства

Однако общую динамику формирует малый бизнес, а если смотреть на более крупные предприятия, то выходит иная картина. Например, количество субъектов среднего бизнеса в строительстве за год уменьшилось на 52 ед. (до 325 ед.), в торговле – на 26 (до 439 ед.), в профессиональной, научной и технической деятельности – на 24 (до 219 ед.), в здравоохранении и соцобеспечении – на 33 (до 400 ед.). Чуть больше средних предприятий стало в логистике (+7 до 182 ед.), искусстве, развлечениях и отдыхе (+3 до 235 ед.), образовании (+31 ед. до 2489 ед.) и госуправлении (+4 до 433).

Что касается крупного бизнеса, то его сокращение заметно практически во всех сферах, кроме госуправления (+2 до 273 ед.), а также информации и связи (+7 до 45). Наиболее сильный отток крупного бизнеса в 2019 году  произошел в обрабатывающей промышленности (-13 до 248) и строительстве (-24 до 149).

Почти четверть всех компаний неактивна

Бизнес не только мельчает, но и теряет в качестве. Количество юридических лиц, временно приостановивших деятельность, за год выросло с 73,4 тыс. до 97,5 тыс. единиц. В процессе ликвидации находится около 7,5 тысяч единиц, включая 33 средних и 13 крупных субъектов. На 1 января 2019 года такой статус имело чуть более 5 тыс. юрлиц.

Как итог: общее количество неактивных субъектов бизнеса составляет 104  966 единиц. А это почти каждое четвертое зарегистрированное юридическое лицо (23,5%). Хуже ситуации в минувшем десятилетии не было: даже во время девальваций и кризисов доля юрлиц, продолжающих деятельность, не падала ниже 80%.

Где ситуация хуже всего?

Хуже всего ситуация в горнодобывающем секторе – тут неактивны 34,9% от зарегистрированных юридических лиц (1433 из 4106 ед.). Чуть лучше ситуация в строительстве (34,5%) и сельском хозяйстве (31,6%) – более чувствительным к сезонности сферам деятельности. В обрабатывающей промышленности «простаивает» 27,7% субъектов или почти 6,5 тыс. ед.. В абсолютном выражении худшие показатели в торговле – тут неактивны почти 32,5 тыс. юрлиц или 24,7% от их общего количества.

Наиболее эффективным с этой точки зрения являются госструктуры – тут активны 98,5% зарегистрированных организаций. В образовании процент составляет 87,6%, в финансовой и страховой деятельности – 85,4%.

28% юрлиц зарегистрировано в Алматы

Если смотреть на бизнес в разрезе регионов, то тут прослеживается следующая картина: Алматы с огромным отрывом лидирует по количеству зарегистрированных юридических лиц, на втором месте идет Нур-Султан. Показатель южного мегаполиса – более 125,5 тыс. единиц, столицы – 73,7 тыс., всех остальных регионов вместе взятых – 247,4 тыс.

Больше всего юрлиц, занятых в сельском хозяйстве, зарегистрировано в Туркестанской области – 4086 единиц (22,8% от общереспубликанского показателя). Нур-Султан лидирует по строительным компаниям – 14 660 ед. (24,7%). Больше всего юрлиц, осуществляющих госуправление и соцобеспечение – в Алматинской области (970 ед., или 9,8%). Во всех остальных категориях (их 16) с большим отрывом лидирует Алматы:

  • тут зарегистрировано 44% всех предприятий информации и связи;
  • 41% всех юрлиц, осуществляющих профессиональную, научную и техническую деятельность;
  • 34,4% бизнеса в сфере предоставления услуг по проживанию и питанию;
  • 32,9% всех предприятий торговли;
  • 32% всех компаний в области транспорта и складирования.

За 2019 год количество зарегистрированных в крупнейшем городе Казахстана юрлиц выросло на 1758 единиц. Быстрее бизнес растет только в Нур-Султане (+4546 ед.). Единственным регионом республики, показатели которого сократились, стала Северо-Казахстанская область: тут и так регистраций меньше всего, так еще количество снизилось за год на 142 единицы.

Алексей Никоноров

В Павлодарской области почти на 20% подняли тариф на отопление для бизнеса

Монополисты снова жалуются на недостаток прибыли.  

09 Январь 2020 13:12 2704

В Павлодарской области почти на 20% подняли тариф на отопление для бизнеса

Если в 2018 году после поручения тогда еще президента Нурсултана Назарбаева некоторые тарифы на коммунальные услуги на следующий год снизили, то теперь их снова повышают. Причем заметно сильнее, чем было изначально.

К примеру, непосредственно в Павлодаре снижение составило 3,1% по электроснабжению и 5% по теплу.

«В текущем году совместно с департаментом по регулированию естественных монополий Павлодарской области проводилась работа по сдерживанию тарифов. Так, в целом по результатам проведенной работы повышения тарифов на коммунальные услуги с 1 января 2020 года для населения не ожидается, за исключением увеличения тарифов по вывозу мусора в Павлодаре и Экибастузе, а также теплоснабжению в Павлодаре. Для населения повышение составит 10%, для бюджетных организаций и юридических лиц – 19%», – заявил первый заместитель акима Павлодарской области Улан Жазылбек.

В валюте тариф повысился примерно на 200 тенге для физлиц, в то время как для субъектов бизнеса более чем на 800 тенге за гигакалорию. Такая несущественная, по мнению замакима области, сумма позволит монополистам проводить инвестиционные программы по модернизации. Потому как снижение тарифов, оказывается, «подкашивает работу местных монополистов». ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 сильно изношены, последняя без ремонта, по его словам, максимум лет пять протянет.

В то же время известно, что в Павлодарской области не первый год действуют предельные тарифы, в которые уже заложена часть средств для инвестпрограммы того же «Павлодарэнерго».

C энергетиками такое возможно и более того – уже было применено, когда жильцов, по сути, обязали за свои деньги устанавливать общедомовые приборы учета. В качестве стимула сулили экономию за счет более низкого тарифа. Но, когда определенная часть жилых домов установила счетчики, тариф попросту подняли, заявив, что компания получает недостаточно прибыли с населения. В среднем один такой счетчик стоит порядка 800 тыс. тенге.

2020 год – последний в нынешней пятилетке предельных тарифов. Согласно данной программе, в этом году тариф на тепловую энергию должен был составить порядка 1,2 тыс. тенге за гигакалорию, включая в себя инвестиции в инфраструктуру компании. Однако по факту уже в 2019 году он был 1,8 тыс. тенге, а в 2020-м, как уже говорилось ранее, тариф претерпел очередное повышение.

Таким образом, энергетики любые свои огрехи в работе успешно компенсируют за счет населения. Зачем сокращать издержки, когда можно просто поднять тариф? Напомним, в 2018 году прокуратура Павлодарской области выявила многочисленные нарушения в тарифообразовании Павлодарской распределительной электросетевой компании («дочка» «Павлодарэнерго»).

«В период с 2016 по 2018 годы компания получила дополнительный доход по передаче электричества в размере 2,7 млрд тенге. В тарифную смету были включены затраты по выплате работникам премий, сумма которых за указанные годы составила 74 млн тенге. Более того, за счет потребителей организацией выплачены командировочные расходы работникам подрядных организаций на сумму 39 млн тенге», – сообщала прокуратура Павлодарской области в октябре 2018 года.

Всего в Павлодаре действует три теплоэлектроцентрали, одна из которых принадлежит ERG и две через «Павлодарэнерго» - АО «ЦАТЭК». Также корпорация владеет экибастузской ТЭЦ. Основными акционерами двух данных компаний являются Александр Клебанов (ЦАТЭК), Сергей Кан (ЦАТЭК), Алиджан Ибрагимов (ERG), Александр Машкевич (ERG), Патох Шодиев (ERG) – завсегдатаи рейтингов самых богатых и влиятельных бизнесменов Казахстана. Официальное совокупное состояние пятерых человек – более 8,5 млрд долларов.

Руслан Логинов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: