RU KZ
Каспий – не Мексиканский залив

Каспий – не Мексиканский залив

08:13 23 Октябрь 2019 7389

Каспий – не Мексиканский залив

Автор:

Кульпаш Конырова

Когда в партнерах нет согласия.

Нефтедобывающие страны сегодня возлагают надежды на инвесторов из Индии и Китая для освоения новых месторождений.

Новость о том, что акционеры международного консорциума North Caspian Operating Company (NCOC) и британско-нидерландская нефтегазовая компания Shell отказались осваивать новые проекты в казахстанской части Каспийского шельфа, для узких специалистов не стала «сюрпризом».

Напомним, что в прошедший вторник пресс-служба Минэнерго Казахстана распространило официальное сообщение, что зарубежные компании отказались осваивать такие новые проекты, как Каламкас-море и Хазар. В пресс-релизе ведомства говорилось, что свое решение инвесторы объяснили низкой рентабельностью морских проектов на шельфе Каспия.

Что же имели в виду инвесторы, когда говорили о низкой рентабельности? И почему они ранее так рвались получить эти проекты, а теперь отказались? Ответы на эти вопросы прозвучали еще полгода назад.

В марте текущего года председатель нефтяного концерна Shell в Казахстане Оливье Лазар и глава казахстанского представительства французской Total Паскаль Бреан во время встречи с журналистами ясно дали понять, чего хотят инвесторы от казахстанских властей, чтобы продолжить здесь освоение новых месторождений на шельфе Каспия.

Оба были единодушны во мнении, что вопрос упирается в законодательство, которое, несмотря на уже предпринятые казахстанским Правительством шаги, все еще нуждается в усовершенствовании. И оба подробно объяснили свои позиции.

«Говоря о перспективности освоения морских месторождений нефти Хазар и Каламкас, то их ни в коем случае не следует разрабатывать в отдельности. Это будет очень дорого. Нам нужна экономия средств от масштаба», – отметил тогда глава Shell в Казахстане г-н Лазар.

Напомним, совокупные извлекаемые запасы двух месторождений – Хазар и Каламкас-море – составляют почти 70 миллионов тонн нефти, а газа – девять миллиардов кубометров. Их освоение планируется начать в отрезке 2021-2027 годов. Под масштабностью, которая может дать серьезную экономию средств при освоении небольших по сравнению с Кашаганом морских месторождений, Оливье Лазар подразумевал создание хабов на Каспии.

«Нам нужны хабы, то есть центры сосредоточения средств, инфраструктуры, сервисных предприятий, человеческих ресурсов. И тогда мы сможем начать освоение новых месторождений на шельфе. Вокруг этих хабов будут поселки и предприятия-спутники, как в Мексиканском заливе. Нам нужны большие объемы, нам нужно много новых проектов, чтобы они шли один за другим и, таким образом, обеспечили бы целесообразность привлечения новых инвестиций в экономику Казахстана, чего добиваются сегодня власти республики», – подчеркнул г-н Лазар.

Масштабность, по мнению эксперта, позволит привлечь как можно больше участников, то есть создать ту самую конкурентную среду, которая, в свою очередь, приведет к снижению цен, а следовательно, к удешевлению стоимости проектов. Он отметил, что морские проекты Хазар и Каламкас как раз могут стать очередными «якорями» дальнейшего развития Каспийского региона.

В то же время г-н Лазар напомнил, что Каспий – не Мексиканский залив. Мало того что затраты на нефтедобычу на море всегда выше, чем на суше, в условиях Каспия они возрастают в разы. Здесь непрозрачные воды, сильное заледенение в зимний период, высокое пластовое давление.

Shell и другие участники международного консорциума (NCOC. – Прим. автора), используя свой опыт, постараются сделать все возможное для освоения новых проектов на шельфе. Но нам нужна помощь со стороны всех игроков: Правительства Казахстана, сообщества поставщиков и подрядчиков, потому что мы (международные нефтегазовые компании. – Прим. автора) начинаем игру на новом поле», – добавил г-н Лазар.

«Могут возникнуть возражения, мол, зачем менять законодательство ради нескольких компаний, но без новых правил игры мы не сможем гарантировать яркое будущее Каспийского моря», – резюмировал Оливье Лазар.

Глава «Тоталь» в Казахстане Паскаль Бреан также посетовал на то, что офшорные проекты на Каспии сложные и очень затратные. Кроме этого, процесс обсуждения проектов с властями очень длительные. По его словам, компании Total, которая работает во многих странах мира, потребовалось четыре года, чтобы запустить проект в соседней с Казахстаном России. А в Казахстане переговоры с подрядчиками и поставщиками занимают вдвое больше времени, почти семь лет.

И, судя по вчерашнему заявлению акционеров NCOC и Shell, власти республики и инвесторы не пришли к единому видению по дальнейшему освоению новых проектов на Каспии.

Свято место пусто не бывает

Тем временем российский эксперт по нефтегазовым проектам Каспийского региона Игорь Ивахненко считает, что уход инвесторов связан с причиной более глобального, а не локального характера.

«Близится очередной цикл глобального снижения цен на сырьевые товары. В том числе на углеводороды. Предполагается, что снижение будет сильным. Для публичных иностранных компаний эти ожидания важны, помимо прочего, отчетностью перед акционерами. Акционеры хотят знать, насколько защищены их капиталы. А это зависит в том числе от того, какое соотношение у той или иной компании в активах прибыльных и рискованных проектов. Поэтому нефтяники начинают избавляться от проектов с рискованной экономикой», – сказал в интервью inbusiness.kz г-н Ивахненко. Он также заметил, что Северо-Каспийский проект (Кашаган), как и вся казахстанская часть каспийского шельфа в целом – зона высокого риска.

«Примерно такая же ситуация имела место при освоениии российского шельфа Арктики. До 2013 года инвесторы жестоко конкурировали за возможность доступа туда. Но теперь все запланированные проекты остановились», – сказал г-н Ивахненко.

По его мнению, в последующие несколько лет выход международных компаний из рискованных проектов продолжится.

Тем временем эксперт считает, что на место акционеров NCOC и Shell, которые заявили о своем уходе с новых проектов, придут другие.

«Единственная надежда для таких нефтедобывающих стран, как Казахстан, – это инвесторы из Индии и Китая. Они решают государственные задачи, а это обеспечение энергией и нефтехимическим сырьем своего быстрорастущего населения и построенных мощностей глубокой переработки. Для этих компаний коммерческая прибыль имеет второстепенное значение, поэтому они будут держаться за нефтегазовые активы и перспективы в России и Казахстане дольше компаний из любых других стран», – резюмировал г-н Ивахненко.

Кульпаш Конырова