/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 448,70 Brent 36,55
Каспийскому морю прописали конституцию

Каспийскому морю прописали конституцию

Военных баз США в Актау не будет.

16:42 13 Август 2018 2754

Каспийскому морю прописали конституцию

Автор:

Аскар Муминов

Завершившийся в Актау саммит глав государств пяти прикаспийских государств изначально называли историческим, его итоги подтвердили это утверждение. Впервые за 20 лет лидеры всех стран Каспия пришли к общему знаменателю и согласовали правила пользования морем.

«Конвенция – своего рода конституция Каспийского моря. Заключив конвенцию, мы создаем базу для сотрудничества. Особое внимание в конвенции уделено обеспечению безопасности на Каспийском море», – заявил Нурсултан Назарбаев.

Он отметил, что совокупная численность населения государств составляет около 240 млн человек, что обусловило необходимость совместного решения всего комплекса вопросов, связанных с Каспием.

Общее водное пространство

Было отмечено, что конвенция является основным всеобъемлющим документом, регулирующим права и обязательства сторон в отношении Каспийского моря, включая его воды, дно, недра, природные ресурсы и воздушное пространство, особое внимание в конвенции было уделено вопросам обеспечения безопасности, предупреждения и предотвращения последствий чрезвычайных ситуаций и военной деятельности прикаспийских государств.

Итак, в конвенции отмечено, что на Каспийском море не будет вооруженных сил, не принадлежащих странам «пятерки», то есть Казахстану, Азербайджану, Ирану, Туркменистану и России. Таким образом, снят с повестки вопрос об американских базах в Актау. Были установлены территориальные воды шириной 15 морских миль, при этом их внешние границы обретают статус государственных. К территориальным водам примыкают десятимильные рыболовные зоны, где каждое государство обладает исключительными правами на промысел.

За пределами рыболовных зон сохраняется общее водное пространство. Вне морских государственных границ будет действовать свобода мореплавания для судов под флагами прибрежных стран. Достигнута договоренность о свободе транзита к другим морям и Мировому океану. Каждое государство реализует суверенные права на недропользование в границах своего сектора дна. При этом предусмотрена возможность прокладки по дну моря магистральных трубопроводов и кабелей с условием соблюдения экологических требований.

Казахстан также предложил меры по развитию сотрудничества на Каспийском море, заключение отдельного пятистороннего договора по согласованным мерам доверия в области военной деятельности, стимулирование реализации проектов в энергетической сфере, оптимизацию тарифной политики и улучшение условий транспортировки, а также принятие документа по борьбе с незаконным промыслом биологических ресурсов.

Для выполнения конвенции принято решение о создании механизма пятисторонних регулярных консультаций под эгидой министерств иностранных дел на уровне заместителей министров иностранных дел, полномочных представителей прикаспийских государств и проведении первых консультаций не позднее шести месяцев со дня подписания документа. С целью развития контактов между предпринимателями и бизнес-структурами пяти стран предложено провести первый Каспийский экономический форум в 2019 году в Туркменистане.

Была отмечена важность развития туристического сегмента экономики в Каспийском регионе, учитывая значительный культурный и рекреационный потенциал моря и его прибрежной зоны. Будут проведены пятисторонние консультации по тематике туризма на Каспии.

Эксперты, опрошенные аbctv.kz, отметили, что встреча в Актау действительно имела важное значение, так как статус Каспия оставался одним из центральных нерешенных вопросов региона.

Впереди еще ратификация

Депутат нижней палаты Парламента РК Айкын Конуров отметил, что переговоры по Каспию «прикаспийской пятерки» имеют свою давнюю историю, и многие моменты уже были урегулированы в формате двусторонних соглашений. Конвенция же стала логическим завершением многолетней работы, и ее подписание в Актау произошло именно в то время и в том месте, потому что изменилась геополитическая ситуация и экономические приоритеты для стран Прикаспия.

Эксперт заметил, что возможности внутреннего моря теперь больше рассматриваются с точки зрения улучшения транзита и развития биоресурсов, чем добычи углеводородов, а в этом плане должно быть общее понимание и консенсус. К тому же стало очевидно, что бездонных запасов нефти на Каспии в реальности нет, что и обусловило легкость принятия конвенции.

«Запрет на размещение иностранных баз на Каспии, как и активное взаимодействие пограничных и антитеррористических подразделений, думаю, придаст региону стабильности. Иран же, находясь под санкционным давлением, ожидаемо ищет дружбы и, соответственно, идет на компромиссы с ближайшими соседями, ведь именно позиция Тегерана, который хотел получить более жирный кусок на Каспии, долгие годы не позволяла согласовать позиции. Хотя и оставил себе возможность затягивания процесса ратификации. Глава Ирана четко заявил, что ратификация и ее сроки будут зависеть от парламентариев», « подчеркнул Айкын Конуров.

Политолог Султанбек Султангалиев считает, что правы те, кто называет Актауский саммит и принятую на нем конвенцию историческими. Действительно, спустя 27 лет после распада Советского Союза статус Каспийского моря оказался закреплен международным договором, а его акватория была согласованно разделена между пятью прикаспийскими государствами, с огромной площадью совместного рыболовства. Однако, по его словам, впадать в эйфорию и строить далеко идущие планы, особенно Азербайджану и Туркменистану, совершенно не стоит. Один из ключевых вопросов – возможность строительства Транскаспийского газопровода по дну моря – абсолютно не решен, и ключи решения по-прежнему находятся в Москве и Тегеране.

Г-н Султангалиев убежден, что прикаспийские государства еще долго могли бы тянуть за хвост переговорный процесс, если бы не конструктивная роль США. Дональд Трамп, разорвав ядерное соглашение с Ираном и введя новые санкции, одним ударом разрушил все надежды иранского руководства на улучшение отношений с Западом и тем самым толкнул Тегеран на пересмотр своих позиций по каспийской проблематике. Для другого неуступчивого партнера – Туркменистана – мотиватором стали экономический кризис, возникший внутри страны, и надежды на возобновление переговоров по строительству газопровода на более оптимистичной основе, заметил он.

«Недопущение вооруженных сил других государств на Каспий – главное военно-политическое достижение прошедшего саммита. Тем самым в прикаспийском регионе прочно устанавливается военная гегемония России и Ирана. Для других государств данный аспект также является позитивным, так как гарантирует отсутствие потенциальных военных столкновений в Каспийском море в обозримом будущем. Конечно сложные переговоры по разделу самого лакомого кусочка Каспия – его дна со значительными запасами нефти и газа – еще впереди, но самый главный шаг – принятие Конвенции о статусе Каспийского моря – сделан», – сказал г-н Султангалиев.

Споры еще впереди

Политолог Ислам Кураев заметил, что страны многие годы пытались решить вопрос границ, и это удалось сделать в Актау. По его словам, страны довольны, однако осталось немало вопросов и противоречий, особенно между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном. Все спорные месторождения находятся в их акватории, и странам придется на основе двухсторонних и трехсторонних соглашений решать свои вопросы.

Пока Иран обозначил в качестве приоритетных вопросы национальной безопасности, а уже территориальные и экономические блага отошли на второй план, поэтому Тегеран согласился подписать соглашение, но не факт, что в будущем не продолжатся споры, так как конвенция вступит в силу только после того, как парламент ИРИ ее ратифицирует, подчеркнул он.

«На самом деле решили только территориальные вопросы и вопросы безопасности, однако с точки зрения экономических, геологических, экологических сфер проблем осталось немало, и они могут привести к разногласиям в будущем. Иран будет и дальше гнуть свою линию. Для всех важно, чтобы не было военных третьих стран на Каспии, а также что военный флот и самолеты «каспийской пятерки» имеют право спокойно передвигаться как на воде, так и по воздуху. Поэтому пока акцент сделан именно на этом», – заключил Ислам Кураев.

Аскар Муминов

Создание хабов на Каспии даст новый импульс нефтяной индустрии

Инвесторы и отечественные предприниматели поделились своим видением привлечения инвестиций в нефтегазовый сектор Казахстана.

05 Март 2019 07:09 3531

Создание хабов на Каспии даст новый импульс нефтяной индустрии

Каспий не Мексиканский залив

Дальнейшее освоение Каспийского шельфа, в частности таких перспективных месторождений, как Каламкас-море и Хазар, требует дальнейшей поддержки со стороны правительства республики и местных нефтесервисных компаний, считает председатель нефтяного концерна в Казахстане Оливье Лазар.

«Не секрет, что больших новых нефтегазовых проектов в Казахстане не было почти 20 лет. И правительство хорошо осведомлено об этом, а потому пошло на принятие нового законодательства (в сфере недропользования. – Прим. автора), чтобы стимулировать освоение новых проектов», – заметил г-н Лазар.

Такого же мнения придерживается и глава французского представительства в Казахстане Паскаль Бреан.

«Тот факт, что почти 20 лет назад был запущен последний крупный проект в Казахстане, – это тревожный звоночек», – заявил г-н Бреан.

Эксперты единодушны во мнении, что вопрос упирается в законодательство, которое, несмотря на уже предпринятые казахстанским правительством шаги, все еще нуждается в усовершенствовании. И оба подробно объяснили, на что еще следует обратить внимание властям.

Г-н Оливье Лазар напомнил, что в нефтедобывающих странах именно крупные проекты становятся «якорями» для развития всей нефтегазовой отрасли. В Казахстане в последние 20 лет такими «якорями» стали такие месторождения, как Карачаганак, Кашаган и Тенгиз.

Но и правительство республики, и мировые нефтедобывающие компании, работающие в Казахстане, сегодня нацелены идти дальше и осваивать новые перспективные участки в казахстанской части Каспийского шельфа. Правда, речь уже идет не о миллиардных запасах нефти, как на Кашагане, а о миллионах тонн.

Тем не менее, прогнозы в сотни миллионов тонн тоже привлекательны, и самое главное – их можно извлечь. По прогнозам международных экспертов, несмотря на бурное развитие ВИЭ, нефть и газ будут востребованы еще долгие десятилетия на Земле. А Казахстан, львиная доля доходов которого приходится на нефть, намерен планомерно наращивать ежегодные объемы добычи черного золота к 2035 году до 105 миллионов тонн с последующим увеличением до 120-130 миллионов тонн нефти.

«Говоря о перспективности освоения морских месторождений нефти Хазар и Каламкас, то их ни в коем случае не следует разрабатывать в отдельности. Это будет очень дорого. Нам нужна экономия средств от масштаба», – отметил глава «Шелл» в Казахстане г-н Лазар.

Напомним, совокупные извлекаемые запасы двух месторождений – Хазар и Каламкас-море – составляют почти 70 миллионов тонн нефти, а газа – девять миллиардов кубометров. Их освоение планируется начать в отрезке 2021-2027 годов.

Под масштабностью, которая может дать серьезную экономию средств при освоении небольших по сравнению с Кашаганом морских месторождений, Оливье Лазар подразумевал создание хабов на Каспии.

«Нам нужны хабы, то есть центры сосредоточения средств, инфраструктуры, сервисных предприятий, человеческих ресурсов. И тогда мы сможем начать освоение новых месторождений на шельфе. Вокруг этих хабов будут поселки и предприятия-спутники, как в Мексиканском заливе. Нам нужны большие объемы, нам нужно много новых проектов, чтобы они шли один за другим и, таким образом, обеспечили бы целесообразность привлечения новых инвестиций в экономику Казахстана, чего добиваются сегодня власти республики», – подчеркнул г-н Лазар.

Масштабность, по мнению эксперта, позволит привлечь как можно больше участников, то есть создать ту самую конкурентную среду, которая, в свою очередь, приведет к снижению цен, а, следовательно, к удешевлению стоимости проектов.

«Новые морские проекты Хазар и Каламкас как раз могут стать очередными «якорями» дальнейшего развития Каспийского региона», – подчеркнул г-н Лазар.

В то же время он напомнил, что Каспий – не Мексиканский залив. Мало того что затраты на нефтедобычу на море всегда выше, чем на суше, в условиях Каспия они возрастают в разы. Здесь непрозрачные воды, сильное заледенение в зимний период, высокое пластовое давление.

«Шелл» и другие участники международного консорциума (NCOC. – Прим. автора), используя свой опыт, постараются сделать все возможное для освоения новых проектов на шельфе. Но нам нужна помощь со стороны всех игроков: правительства Казахстана, сообщества поставщиков и подрядчиков, потому что мы (международные нефтегазовые компании. – Прим. автора) начинаем игру на новом поле», – добавил г-н Лазар.

Как выяснилось, проекты Каламкас и Хазар не попали под действие закона об СРП (соглашение о разделе продукции. – Прим. автора).

«Могут возникнуть возражения, мол, зачем менять законодательство ради нескольких компаний, но без новых правил игры мы не сможем гарантировать яркое будущее Каспийского моря», – резюмировал Оливье Лазар.

Цифровизация и повторные переговоры

Глава «Тоталь» в Казахстане Паскаль Бреан также посетовал на то, что офшорные проекты на Каспии сложные и очень затратные. Он предложил свое видение решения проблемы.

«Сложные проекты и нет конкуренции – вот главные проблемы Каспийского шельфа в Казахстане. Давайте создадим эту самую конкуренцию. Мы не контролируем цены на нефть, но мы (Министерство энергетики и операторы проектов) можем контролировать исполнение проектов, то есть затраты и стратегию заключения договоров», – сказал г-н Бреан.

По его словам, компании, которая работает во многих странах мира, потребовалось четыре года, чтобы запустить проект в соседней с Казахстаном России. А здесь переговоры с подрядчиками и поставщиками занимают вдвое больше времени, почти семь лет. Это очень долго.

Г-н Бреан назвал два пути для снижения времени, затрат и стоимости проектов на шельфе Каспия. Первый – это создать в Каспийском регионе конкурентную среду для нефтесервисных компаний.

Второй путь – это цифровизация всех процессов. Компания давно уже работает в этом направлении и достаточно успешно. Это позволило сократить по миру свои удельные затраты на 40%, притом что она увеличила производство нефти в целом на 20%.

По мнению Бреана, Казахстан тоже должен быть конкурентоспособным в плане привлечения инвестиций, а потому должен работать над оптимизацией своих расходов путем внедрения передовых методов работы. И компания готова поделиться своим опытом.

«Сегодня Казахстан, производящий 1,8 миллиона баррелей нефти в день, становится крупным поставщиком нефти. А потому вам следует адаптировать свою стратегию, чтобы идти в ногу с глобальными изменениями», – резюмировал Паскаль Бреан.

Таможенная пошлина главный барьер для отечественных компаний

В свою очередь представители отечественных нефтесервисных компаний и поставщики считают, что проблема заключается в другом, а не в отсутствии достаточного количества участников.

«Один из давних и самых болезненных вопросов – это неравные условия на тендерах для крупных международных нефтегазовых компаний. Речь идет об особом таможенном режиме для ряда компаний. Есть договор с государством, где закреплено, что эти «избранные» освобождены от таможенных пошлин и НДС», – говорит казахстанский эксперт Асхат Дуйсалиев.

По его словам, некоторые европейские компании, поверив заверениям о нашем благоприятном инвестиционном климате, пришли в Казахстан, вложили сотни миллионов долларов для открытия на территории республики предприятий, оснащенных по последнему слову техники, в надежде наладить здесь надежное производство.

Но эти ожидания развеялись при проведении первых же тендеров для участия в крупных нефтегазовых проектах. Побеждали и получали заказы те, кто был в списке особого таможенного режима. Действительно, нагрузка от таможенной пошлины или НДС увеличивала стоимость услуг и поставляемого оборудования на 10-15%. Это существенная разница и один из главных доводов для отказа от дальнейшего сотрудничества при проведении тендера.

«Наши зарубежные партнеры-инвесторы задавали нам вопрос: если смысл им открывать и развивать здесь предприятия? Многие предприятия закрылись. Многие инвесторы ушли из Казахстана», – рассказал г-н Дуйсалиев.

Этот вопрос имеет давнюю историю и не раз поднимался в рамках Союза нефтесервисных компаний и НПП «Атамекен», но до сих пор не решен, добавил заместитель председателя Комитета машиностроения и металлообработки НПП «Атамекен» Казахстана Павел Беклемишев.

В то же время Асхат Дуйсалиев считает, что выход есть и его можно применить сейчас, не ожидая долгих законодательных процедур.

«Выход – в применении обратной пошлины. То есть мы можем предоставить наши услуги и товары крупным нефтегазовым компаниям, а государство будет возмещать нам таможенную пошлину. Главное, чтобы этот процесс был прозрачным. И тогда государство получит большой мультипликативный эффект от создания тысячи рабочих мест и новых производств на своей территории», – резюмировал г-н Дуйсалиев.

Кульпаш Конырова, Астана

Озеро надежды – озеро мира

12 августа главы пяти прикаспийских государств встретятся в Актау, чтобы поставить точку в многолетних дискуссиях по определению статуса Каспийского моря.

05 Август 2018 07:00 1673

Озеро надежды – озеро мира

Ты помнишь, как все начиналось...

Начало каспийской эпопеи между пятью прикаспийскими державами началось еще в 1992 году, когда после распада Советского Союза на побережье Каспия возникло четыре новых независимых государства – Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркменистан.

Все эти годы все пять стран обсуждали спорные для себя вопросы, касающиеся совместного использования Каспия и всего того, что скрывают его глубины.

Как известно, Каспий имеет не только богатую флору и фауну, но и содержит большие запасы нефти и газа – одних из самых востребованных товаров в мире. Именно на шельфе Каспия было обнаружено крупнейшее за последние годы в мире месторождение – Кашаган, для освоения которого в далекий и малоизвестный четверть века тому назад Казахстан пришли крупнейшие акулы нефтяного бизнеса: Chevron, ConocoPhillips, Shell, Agip, CNPC, Inpex…

Казахстанские нефтяники любят говорить, что мировой рынок нефти не где-то там далеко, а здесь, именно на западе Казахстана, берега которого омывают воды Каспия. Сюда, где беспощадно жаркое лето и соленые ветра, вложены сотни миллиардов американских долларов, и отсюда на мировые рынки по проложенным тысячекилометровым трубопроводам черное золото уходит на мировые рынки.

А еще в водах Каспия обитает знаменитый осетр и белуга, а если к этому добавить и знаменитую каспийскую икру, то и здесь мы видим немалую прибыль. Именно поэтому страны, расположенные на побережье Каспия, сели за стол переговоров, чтобы прийти к единому решению, как мирно и без конфликтов пользоваться столь щедрым подарком природы.

Озеро или море

В первую очередь между переговорщиками пяти стран встал вопрос: как осуществить делимитацию водной и подводной части Каспия. Было предложено два варианта. Первый – поделить Каспий на пять равных частей, то есть по 20 процентов каждой стране. На этом настаивал официальный Тегеран. Но! С этим не соглашался никто из остальной четверки.

Второй вариант – водную поверхность и дно поделить соответственно прибрежной материковой территории, которая принадлежит той или иной стране. Здесь больше всего страдали интересы Ирана, материковая часть которого была меньше, чем у остальных соседей.

Напомним, что Каспий отличается от других водоемов тем, что не имеет прямого выхода к океану, а расположен внутри материковой части Евразии. А следовательно, не может считаться морем, но и назвать озером его тоже трудно. Словом, все уперлось в определение статуса Каспия. Если это море, то тут однозначно можно было бы применять уже существующие нормы международного морского права.

Чтобы не углубляться во все юридические тонкости предлагаемых вариантов в ходе двадцатилетних переговоров пяти прикаспийских государств, сфокусируемся уже на предстоящей встрече в казахстанском городе Актау. Планируется, что на пятом саммите прикаспийских государств наконец-то должна быть подписана конвенция по определению статуса Каспийского моря.

Посол по особым поручениям Министерства иностранных дел Казахстана Зульфия Аманжолова в преддверии саммита в интервью государственным СМИ напомнила о позиции Казахстана.

«Астана считала, что акватория моря подлежит разграничению на территориальные воды и национальные рыболовные зоны согласованной ширины. Остальная часть моря открывалась бы для свободного мореплавания судов под флагами прибрежных государств. Эксплуатацию биоресурсов предполагалось осуществлять в соответствующих рыболовных зонах и в общем водном пространстве на основе согласованных квот и путем лицензирования промысла», – сообщила г-жа Аманжолова.

Открытым оставлялось и воздушное пространство над морем для полетов по согласованным маршрутам. Внутриконтинентальным государствам обеспечивалось бы право свободы транзита для выхода в другие моря и Мировой океан. Позже, в октябре 1997 года позиция Казахстана была распространена в качестве официального документа Организации Объединенных Наций.

Документ компромиссов

Предстоящий, пятый по счету Каспийский саммит – плановое мероприятие. Подписание итоговой концепции по статусу Каспия имеет огромное значение не только для самих прикаспийских стран, но и для остального мира.

«Подписание конвенции по статусу Каспия означает, что «большая каспийская сделка» заключена. Главное – этот документ формирует согласие стран региона в том, как использовать природные ресурсы Каспийского моря и на каких условиях», – сообщил в интервью нашему изданию российский эксперт по Каспийскому региону Игорь Ивахненко.

В запланированном виде конвенция предусматривает разделение моря на национальные сектора, исходя из сегодняшних границ на суше.

«Такое решение является компромиссом в том плане, что прежде официальный Тегеран настаивал на равномерном распределении акватории между всеми странами. Такой подход увеличил бы площадь иранского сектора, но уменьшил бы казахстанского. Теперь ясно, что споры по этому поводу закончены, Иран пошел на уступки. Можно сказать, в концептуальном плане каспийское согласие достигнуто», – подчеркнул г-н Ивахненко.

Второй, не менее важный аспект будущей конвенции: каким образом решена проблема строительства трубопроводов через Каспий? Как известно, ранее Россия и Иран выступали категорически против подобных замыслов, а, например, Туркменистан настаивал, желая создать Трансазиатский газопровод.

Вместе с тем подписанный ранее «пятеркой» протокол ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) провозглашает, что перед реализацией таких проектов необходимо коллективное обсуждение экологических рисков всеми прикаспийскими странами, и без природоохранного разрешения каждой из них осуществление планов по строительству глубинных трубопроводов недопустимо.

«Но все зависит от того, есть ли пункт о правах сопредельных стран строить, условно говоря, газопроводы/нефтепроводы. Если можно, то это большой успех Туркменистана, который давно хочет построить Транскаспийский газопровод. Если такого пункта в конвенции нет, то это значит, Ашхабад потерпел дипломатическое поражение», – заметил г-н Ивахненко.

Что касается Казахстана, то, по мнению российского эксперта, для него конвенция не имеет такого драматичного значения. С прошлого десятилетия действует российско-казахстанская сделка о совместной разработке трансграничных месторождений. Между Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном таких месторождений нет. Нужно ли Казахстану строить трубопроводы через Каспий – большой вопрос.

«Газопровод точно не нужен – это экономически бессмысленно. Нефтепровод – себестоимость кашаганской и Каламкас-моря нефти ужасно высока. Еще больше увеличивать затраты за счет строительства Транскаспийского нефтепровода, а затем его интеграции с Баку – Тбилиси – Джейхан и использования этого дорогущего маршрута инвесторы не захотят. У Казахстана уже есть КТК, есть трубопровод в Китай, российский Атырау – Самара. Кроме этого, надо увеличивать поставки на собственные НПЗ. Таким образом, в отраслевом смысле конвенция не имеет значения для Казахстана», – подчеркнул г-н Ивахненко.

А там, где нефть, там большая политика

Однако, учитывая нынешнюю ситуацию в мире, предстоящее подписание конвенции по статусу Каспия имеет геополитическое значение. Бесспорный факт, что урегулирование «каспийской проблемы» показывает, что хотя бы один мировой регион стал безопаснее и спокойнее, чем раньше.

Усиление нестабильности вокруг региона: исламистские войны в Сирии, Ираке, Афганистане, конфликт между Россией и Украиной, намерение США подвергнуть новым санкционным атакам Иран – вероятнее всего, подтолкнуло глав прикаспийских государств к достижению компромисса.

По мнению казахстанского дипломата Зульфии Аманжоловой, для всех каспийских стран приоритетом стало обеспечение мира и спокойствия в регионе. Подписание конвенции гарантирует отсутствие политических претензий и конфликтов друг к другу, и, следовательно, каспийская «пятерка» укрепила свои стратегические позиции.

С этой точки зрения, например, у США и Израиля стало меньше возможностей для давления на Иран через каспийские разногласия. США и Евросоюзу стало сложнее использовать в энергетической политике против России другие каспийские страны, поскольку конвенция и экологический протокол установили баланс между организацией национальных трубопроводных проектов и коллективным согласием на их реализацию.

«Кроме того, важна и актуальная политическая реальность, в которой развивается каспийская интеграция. Её крупнейший во всех смыслах участник – Россия. Между тем США, ЕС, их союзники сегодня стараются представить Россию как страну-изгоя, с которой никто не хочет иметь дела. Дипломатические события в Каспийском регионе показывают, что здесь разного рода санкции против России не действуют никак», – добавил российский эксперт.

Действительно, сегодня Азербайджан наращивает импорт российского газа, Казахстан увеличивает транзит своей нефти через РФ, Туркменистан расширяет закупки продовольствия из России, Тегеран старается быть союзником Москвы во всех международных делах.

«Если пользоваться терминологией XIX века, то этот раунд «большой игры» остался за Россией. Однако история знает множество прецедентов, когда практическая политика ниспровергала самые важные дипломатические договоренности. Поэтому нельзя исключать, что при радикальных изменениях в положении и политике каспийских стран или при резком усилении давления на них внешних сил достигнутые соглашения будут подвергнуты ревизии или отменены», – резюмирует г-н Ивахненко.

Кульпаш Конырова

Новости

Сегодня
18:03

Более 2 млн казахстанцев бесплатно получат вакцины от COVID-19

Сегодня
17:49

Более 21 млрд тенге возвращено в доход государства по итогам расследования экономических преступлений

Сегодня
17:34

Конфликты на киргизско-таджикской границе не будут урегулированы без участия Казахстана – эксперт

Сегодня
17:19

Доступ к образовательным ресурсам в Казахстане будет обеспечен по льготному тарифу

Сегодня
17:08

Ливанская армия разбирает завалы в порту Бейрута

Сегодня
16:54

170 больных коронавирусом находятся в тяжелом состоянии

Сегодня
16:45

НПП «Атамекен» приняла участие в разработке комплексного плана по привлечению инвестиций на 2020-2024 годы

Сегодня
16:29

Ушел из жизни известный журналист, ветеран Великой Отечественной войны Бисултан Амангалиев

Сегодня
16:21

В Казахстане из незаконного оборота изъяли более 9,6 млн медицинских масок

Все новости