RU KZ
KASE 2 380,91 РТС 1 237,68 Hang Seng 29 060,91 FTSE 100 7 355,31 DOW J 25 967,80 Brent 67,73
$ 378.17 € 429.11 ₽ 5.88
Погода:
-11Астана
+4Алматы
KASE 2 380,91 РТС 1 237,68
Hang Seng 29 060,91 FTSE 100 7 355,31
DOW J 25 967,80 Brent 67,73
Создание хабов на Каспии даст новый импульс нефтяной индустрии

Создание хабов на Каспии даст новый импульс нефтяной индустрии

Инвесторы и отечественные предприниматели поделились своим видением привлечения инвестиций в нефтегазовый сектор Казахстана.

Создание хабов на Каспии даст новый импульс нефтяной индустрии, Каспий, Каспийское море, нефть , Нефтедобыча, Цифровизация, Таможня, Пошлины

1678 05 Март 2019 07:09 Автор: Кульпаш Конырова

Каспий не Мексиканский залив

Дальнейшее освоение Каспийского шельфа, в частности таких перспективных месторождений, как Каламкас-море и Хазар, требует дальнейшей поддержки со стороны правительства республики и местных нефтесервисных компаний, считает председатель нефтяного концерна в Казахстане Оливье Лазар.

«Не секрет, что больших новых нефтегазовых проектов в Казахстане не было почти 20 лет. И правительство хорошо осведомлено об этом, а потому пошло на принятие нового законодательства (в сфере недропользования. – Прим. автора), чтобы стимулировать освоение новых проектов», – заметил г-н Лазар.

Такого же мнения придерживается и глава французского представительства в Казахстане Паскаль Бреан.

«Тот факт, что почти 20 лет назад был запущен последний крупный проект в Казахстане, – это тревожный звоночек», – заявил г-н Бреан.

Эксперты единодушны во мнении, что вопрос упирается в законодательство, которое, несмотря на уже предпринятые казахстанским правительством шаги, все еще нуждается в усовершенствовании. И оба подробно объяснили, на что еще следует обратить внимание властям.

Г-н Оливье Лазар напомнил, что в нефтедобывающих странах именно крупные проекты становятся «якорями» для развития всей нефтегазовой отрасли. В Казахстане в последние 20 лет такими «якорями» стали такие месторождения, как Карачаганак, Кашаган и Тенгиз.

Но и правительство республики, и мировые нефтедобывающие компании, работающие в Казахстане, сегодня нацелены идти дальше и осваивать новые перспективные участки в казахстанской части Каспийского шельфа. Правда, речь уже идет не о миллиардных запасах нефти, как на Кашагане, а о миллионах тонн.

Тем не менее, прогнозы в сотни миллионов тонн тоже привлекательны, и самое главное – их можно извлечь. По прогнозам международных экспертов, несмотря на бурное развитие ВИЭ, нефть и газ будут востребованы еще долгие десятилетия на Земле. А Казахстан, львиная доля доходов которого приходится на нефть, намерен планомерно наращивать ежегодные объемы добычи черного золота к 2035 году до 105 миллионов тонн с последующим увеличением до 120-130 миллионов тонн нефти.

«Говоря о перспективности освоения морских месторождений нефти Хазар и Каламкас, то их ни в коем случае не следует разрабатывать в отдельности. Это будет очень дорого. Нам нужна экономия средств от масштаба», – отметил глава «Шелл» в Казахстане г-н Лазар.

Напомним, совокупные извлекаемые запасы двух месторождений – Хазар и Каламкас-море – составляют почти 70 миллионов тонн нефти, а газа – девять миллиардов кубометров. Их освоение планируется начать в отрезке 2021-2027 годов.

Под масштабностью, которая может дать серьезную экономию средств при освоении небольших по сравнению с Кашаганом морских месторождений, Оливье Лазар подразумевал создание хабов на Каспии.

«Нам нужны хабы, то есть центры сосредоточения средств, инфраструктуры, сервисных предприятий, человеческих ресурсов. И тогда мы сможем начать освоение новых месторождений на шельфе. Вокруг этих хабов будут поселки и предприятия-спутники, как в Мексиканском заливе. Нам нужны большие объемы, нам нужно много новых проектов, чтобы они шли один за другим и, таким образом, обеспечили бы целесообразность привлечения новых инвестиций в экономику Казахстана, чего добиваются сегодня власти республики», – подчеркнул г-н Лазар.

Масштабность, по мнению эксперта, позволит привлечь как можно больше участников, то есть создать ту самую конкурентную среду, которая, в свою очередь, приведет к снижению цен, а, следовательно, к удешевлению стоимости проектов.

«Новые морские проекты Хазар и Каламкас как раз могут стать очередными «якорями» дальнейшего развития Каспийского региона», – подчеркнул г-н Лазар.

В то же время он напомнил, что Каспий – не Мексиканский залив. Мало того что затраты на нефтедобычу на море всегда выше, чем на суше, в условиях Каспия они возрастают в разы. Здесь непрозрачные воды, сильное заледенение в зимний период, высокое пластовое давление.

«Шелл» и другие участники международного консорциума (NCOC. – Прим. автора), используя свой опыт, постараются сделать все возможное для освоения новых проектов на шельфе. Но нам нужна помощь со стороны всех игроков: правительства Казахстана, сообщества поставщиков и подрядчиков, потому что мы (международные нефтегазовые компании. – Прим. автора) начинаем игру на новом поле», – добавил г-н Лазар.

Как выяснилось, проекты Каламкас и Хазар не попали под действие закона об СРП (соглашение о разделе продукции. – Прим. автора).

«Могут возникнуть возражения, мол, зачем менять законодательство ради нескольких компаний, но без новых правил игры мы не сможем гарантировать яркое будущее Каспийского моря», – резюмировал Оливье Лазар.

Цифровизация и повторные переговоры

Глава «Тоталь» в Казахстане Паскаль Бреан также посетовал на то, что офшорные проекты на Каспии сложные и очень затратные. Он предложил свое видение решения проблемы.

«Сложные проекты и нет конкуренции – вот главные проблемы Каспийского шельфа в Казахстане. Давайте создадим эту самую конкуренцию. Мы не контролируем цены на нефть, но мы (Министерство энергетики и операторы проектов) можем контролировать исполнение проектов, то есть затраты и стратегию заключения договоров», – сказал г-н Бреан.

По его словам, компании, которая работает во многих странах мира, потребовалось четыре года, чтобы запустить проект в соседней с Казахстаном России. А здесь переговоры с подрядчиками и поставщиками занимают вдвое больше времени, почти семь лет. Это очень долго.

Г-н Бреан назвал два пути для снижения времени, затрат и стоимости проектов на шельфе Каспия. Первый – это создать в Каспийском регионе конкурентную среду для нефтесервисных компаний.

Второй путь – это цифровизация всех процессов. Компания давно уже работает в этом направлении и достаточно успешно. Это позволило сократить по миру свои удельные затраты на 40%, притом что она увеличила производство нефти в целом на 20%.

По мнению Бреана, Казахстан тоже должен быть конкурентоспособным в плане привлечения инвестиций, а потому должен работать над оптимизацией своих расходов путем внедрения передовых методов работы. И компания готова поделиться своим опытом.

«Сегодня Казахстан, производящий 1,8 миллиона баррелей нефти в день, становится крупным поставщиком нефти. А потому вам следует адаптировать свою стратегию, чтобы идти в ногу с глобальными изменениями», – резюмировал Паскаль Бреан.

Таможенная пошлина главный барьер для отечественных компаний

В свою очередь представители отечественных нефтесервисных компаний и поставщики считают, что проблема заключается в другом, а не в отсутствии достаточного количества участников.

«Один из давних и самых болезненных вопросов – это неравные условия на тендерах для крупных международных нефтегазовых компаний. Речь идет об особом таможенном режиме для ряда компаний. Есть договор с государством, где закреплено, что эти «избранные» освобождены от таможенных пошлин и НДС», – говорит казахстанский эксперт Асхат Дуйсалиев.

По его словам, некоторые европейские компании, поверив заверениям о нашем благоприятном инвестиционном климате, пришли в Казахстан, вложили сотни миллионов долларов для открытия на территории республики предприятий, оснащенных по последнему слову техники, в надежде наладить здесь надежное производство.

Но эти ожидания развеялись при проведении первых же тендеров для участия в крупных нефтегазовых проектах. Побеждали и получали заказы те, кто был в списке особого таможенного режима. Действительно, нагрузка от таможенной пошлины или НДС увеличивала стоимость услуг и поставляемого оборудования на 10-15%. Это существенная разница и один из главных доводов для отказа от дальнейшего сотрудничества при проведении тендера.

«Наши зарубежные партнеры-инвесторы задавали нам вопрос: если смысл им открывать и развивать здесь предприятия? Многие предприятия закрылись. Многие инвесторы ушли из Казахстана», – рассказал г-н Дуйсалиев.

Этот вопрос имеет давнюю историю и не раз поднимался в рамках Союза нефтесервисных компаний и НПП «Атамекен», но до сих пор не решен, добавил заместитель председателя Комитета машиностроения и металлообработки НПП «Атамекен» Казахстана Павел Беклемишев.

В то же время Асхат Дуйсалиев считает, что выход есть и его можно применить сейчас, не ожидая долгих законодательных процедур.

«Выход – в применении обратной пошлины. То есть мы можем предоставить наши услуги и товары крупным нефтегазовым компаниям, а государство будет возмещать нам таможенную пошлину. Главное, чтобы этот процесс был прозрачным. И тогда государство получит большой мультипликативный эффект от создания тысячи рабочих мест и новых производств на своей территории», – резюмировал г-н Дуйсалиев.

Кульпаш Конырова, Астана

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK