/img/tv1.svg
RU KZ
Касым-Жомарт Токаев: «Чиновники меняются по кругу один за другим, а системные проблемы не решаются»

Касым-Жомарт Токаев: «Чиновники меняются по кругу один за другим, а системные проблемы не решаются»

Выступление главы государства на совещании по вопросам борьбы с коррупцией.

14:58 19 Август 2020 7228

Касым-Жомарт Токаев: «Чиновники меняются по кругу один за другим, а системные проблемы не решаются»

Автор:

Фото: akorda.kz

(…)

Коррупция, как ржавчина, проедает всю вертикаль государственного аппарата.

Только по итогам семи месяцев 2020 года количество лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за коррупцию (лица, в отношении которых вынесены постановления о квалификации преступления), составило 912, что на 11% больше, чем за аналогичный период прошлого года – 820.

(…)

Громкие задержания, эффектные кадры имеют краткосрочный эффект. Когда такие дела потом еще и разваливаются в суде из-за недостатка доказательств, недоверие общества к мерам государства по борьбе с коррупцией возрастает.

Без устранения причин и условий самих коррупционных явлений – это борьба с ветряными мельницами.

Люди должны видеть, что чиновника или какого-либо руководителя не просто привлекли к ответственности, но и в работе госоргана, где они работали, произошли соответствующие перемены к лучшему, которые исключают повторение событий.

Пока такой комплексной и превентивной работы я не вижу.

Чиновники меняются по кругу один за другим, а системные проблемы не решаются.

Начали проверять и вскрывать коррупцию в медицине только после дефицита лекарств в разгар пандемии.

О нарушениях при цифровизации этой сферы заговорили только сейчас, когда уже потрачены десятки миллиардов тенге.

Сейчас выделяем огромные средства на образование, занятость и социальные объекты.

Мы должны иметь гарантии, что через год мы вновь не будем говорить о выявленных хищениях в этих сферах, что эти министерства не будут у нас в антилидерах.

Людям ни к чему красивые рапорты о задержании, когда уже похищены многомиллиардные средства?

Полагаю, что мы должны в корне перестроить эту работу.

Сегодня настал момент для объединения усилий государства и граждан. Коррупция – это глубоко социальная болезнь. Победить мы ее сможем только общими усилиями.

Нужны новые формы общественного контроля и максимальная прозрачность управленческих решений.

Для формирования в обществе «нулевой терпимости» к коррупции должна постоянно проводиться целенаправленная идеологическая работа.

В целом антикоррупционной деятельности необходимо придать новый импульс по всем направлениям.

(…)

Бездействие в борьбе с коррупцией приводит к нарастанию у граждан протестных настроений и правового нигилизма.

Не может быть случайным совпадением то, что криминальные проявления массового характера происходят, как правило, в регионах с наибольшим уровнем коррупции.

Сегодняшняя оценка основана на количестве выявленных фактов взяток в том или ином министерстве. Это следует и из представленного доклада.

Оценка должна формироваться исходя из принимаемых мер по профилактике, минимизации рисков коррупции и устранению барьеров при получении госуслуг.

(…)

В орбиту уголовного процесса не должны вовлекаться честные, не боящиеся брать на себя ответственность чиновники. Госаппарат не должен бояться принимать решения.

Сегодня мы наблюдаем такие тенденции, когда государственные служащие не проявляют инициативу, размывают ответственность, создают излишнюю волокиту. Наглядно такая ситуация проявилась во время пандемии.

Активная борьба с коррупцией не должна превращаться в кампанейщину и охоту на ведьм, ни в коей мере не должна отражаться на качестве работы ответственных и законопослушных государственных служащих.

По моему поручению сейчас исключена возможность осуждения только на показаниях сообщников, вводится уголовная ответственность за провокацию преступлений.

Эти нормы позволят пресекать произвол со стороны правоохранительных органов.

Поручаю Генеральной прокуратуре и антикоррупционной службе в полугодовых отчетах информировать меня о пассивных руководителях, не имеющих достойных антикоррупционных инициатив.

Это касается и местных исполнительных органов.

(…)

Третье. Ускоренная цифровизация государственных услуг

Особое внимание нужно уделить вопросу дальнейшей интеграции баз данных.

У нас до сих пор не изжита практика, когда в ответ на претензии одного ведомства приходится нести справку из другого госоргана.

Такие анахронизмы и должна устранять цифровизация.

Интерактивная карта открытых бюджетов обеспечила общедоступность информации о расходовании более семи триллионов тенге бюджетных денег (за 2019-2020 годы).

«Сергек» показал, какую выгоду государству могут принести передовые технологии в части фиксации нарушений.

Заодно он лишил коррупционных доходов нечистых на руку дорожных полицейских.

Всем государственным органам, в первую очередь акиматам, нужно взять этот опыт на вооружение.

Подобные цифровые решения исключают человеческий фактор и устраняют условия, способствующие коррупции.

Четвертое. Защита бизнеса

На фоне экономических проблем поддержка предпринимательства приобретает особую актуальность.

За пять лет по уголовным делам о воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности осуждено 11 лиц, по делам о рейдерстве – семь.

Из этих цифр видно, что правоохранительные механизмы защиты бизнеса пробуксовывают.

Между тем в своем послании в прошлом году я говорил о том, что воспрепятствование законному бизнесу является тягчайшим государственным преступлением. Вот об этом должны помнить все правоохранительные органы, в том числе Генеральная прокуратура.  

Правительству совместно с Генеральной прокуратурой в месячный срок поручается внести на утверждение конкретные предложения по всем затронутым вопросам.

Между тем, есть определенные позитивные тенденции. Введенный нами институт антикоррупционного сопровождения приносит первые плоды.

По 510 бизнес-проектам только за первую половину текущего года выявлено 114 фактов незаконного вмешательства.

Эту работу нужно продолжать.

Генеральная прокуратура должна незамедлительно пресекать факты необоснованного вовлечения предпринимателей в орбиту уголовного преследования.

Предприниматели, инвесторы должны чувствовать мощную защиту от коррупционного давления.

Пятое. Усиление общественного контроля

Как бы ни старались госорганы, без поддержки общества успеха им не добиться.

У граждан должна сформироваться идеология добропорядочности.

Сейчас в этом направлении проводится большая работа.

Лига академической честности, волонтерские клубы антикоррупционной направленности, киоски честности и кассы самообслуживания – информация о таких проектах должна широко освещаться.

Одновременно должно идти усиление общественного контроля по всему фронту противодействия коррупции.

Гражданское общество готово помогать государственным органам.

Достаточно было создать платформу «Адал көмек», и более 11 тысяч граждан из социально уязвимых слоев бесплатно получили консультации известных адвокатов.

(…)


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Наказания за коррупцию: как будут ужесточать закон?

Чтобы борьба с коррупцией не девальвировала наши усилия.

14 Сентябрь 2020 10:35 10947

«Коррупция – это глубокого социальная болезнь. Победить мы ее сможем только общими усилиями», – сказал Касым-Жомарт Токаев. Глава государства отметил, что борьба с этим «заболеванием» является одним из приоритетов стратегического развития страны, и поручил разработать ряд антикоррупционных мер. О том, как будут наказывать коррупционеров в Казахстане, рассказала Inbusiness.kz директор административно-правового департамента агентства РК по противодействию коррупции Айгуль Базарбаева.

Ваш юридический департамент занимается реализацией поручений главы государства по вопросам противодействия коррупции. Сейчас перед вами стоит задача внести поправки в Уголовный кодекс, запрещающий применение условно-досрочного освобождения (далее УДО) для коррупционеров. Расскажите, как будут реализовываться данные поручения в правовом поле?

Прежде я хотела бы отметить, что агентство, являясь уполномоченным органом по формированию и координации антикорупционной политики, уделяет особое внимание работе по совершенствованию законодательства. Поскольку эффективная антикоррупционная политика возможна только при наличии достойной правовой базы, основанной на правоприменительной практике нашего государства и передовых международных стандартах. В настоящее время перед агентством и всем государственным аппаратом поставлена глобальная задача: своевременно и качественно претворить в жизнь поручения главы государства, озвученные им в сентябрьском послании к народу Казахстана. Нами ведется отработка ряда законодательных инициатив, в числе которых и вопрос о запрете применения УДО в отношении лиц, совершивших коррупционные преступления. В начале сентября на площадке межведомственной рабочей группы по вопросам совершенствования Уголовного и Уголовно-процессуального кодексаов был выработан ряд законодательных поправок, которые касаются применения института УДО. В итоге было принято решение, что запрет на его применение будет распространен только на преступления тяжкие коррупционные и особо тяжкие. Выработанная позиция будет направлена в администрацию президента и после согласования будет законодательно реализована. Чтобы понять суть этих поправок, необходимо, я думаю, знать, как применяется УДО в настоящее время. Согласно действующему законодательству данная мера не применяется к лицам, которые совершили террористические, экстремистские преступления, повлекшие гибель людей. Не распространяется на педофилов, совершивших преступления против половой неприкосновенности. Не применяется и в отношении помилованных лиц. В настоящее время коррупционер, совершивший преступление, после фактического отбытия части срока наказания может выйти на свободу. На практике таких примеров много, когда совершившие хищение, многомиллионные растраты бюджетных средств, получившие взятку, отсидев год-полтора, выходят на свободу, это даже меньше одной трети своего срока.

Я правильно поняла, что нельзя уравнивать террористов и коррупционеров, давая им одинаковые наказания?

Наше предложение обусловлено статистическими данными: за три года и семь месяцев текущего года было освобождено по УДО 111 коррупционеров, из которых 74 были осуждены за совершение тяжкого преступления, а 14 – особо тяжкого. Поэтому, на мой взгляд, введение запрета УДО таких лиц, будет иметь большой профилактический эффект. Это заставит наших чиновников задуматься, стоит ли идти на сделку с совестью, и вселит страх перед реальным сроком, который они в последующем не смогут «скостить».

Президент поручил ужесточить наказание за коррупцию. Как, на Ваш взгляд, можно усилить ответственность для взяткодателей и их посредников?

Да, мы прорабатываем данную инициативу. Хочу отметить, что эксперты ОЭСР (организация экономического сотрудничества и развития) в своих отчетах указывали, что слабые и неэффективные санкции у нас содержатся в статьях, предусматривающих ответственность за взяточничество. Нами выработан проект поправок, предусматривающих усиление санкции этих статьей. К примеру, за дачу взятки срок лишения свободы по ч. 1 ст. 366 УК РК увеличиваем с трех до пяти лет. По ч, 2 той же статьи – с пяти до семи лет. А штрафы, предусмотренные в данной статье, увеличиваем в ч. 1 с 20 до 30-кратного размера, в ч. 2 – с 30 до 40-кратного. Кроме того, в рамках усиления ответственности предлагаем исключить применение кратных штрафов за дачу взятки в особо крупном размере. Предлагаем для осужденных, отбывающих наказание за тяжкие преступления, исключить возможность делать это в колониях-поселениях. Сегодня если при вынесении приговора чиновник, похитивший средства из бюджета, восстанавливает их в полной мере, то может отбывать свой срок в учреждении минимальной безопасности.

Таким образом, получится, что, кроме полного материального возмещения, осужденный будет помещен в колонию общего режима?

Да, именно так. И только после отбытия наказания определенного срока за хорошее поведение может быть переведен в колонию-поселение. При этом лица, осужденные за общеуголовные преступления, имеют право перевестись в колонию-поселение только после двух лет отбывания наказания в исправительном учреждении закрытого типа. Такое лояльное отношение к коррупционерам девальвирует наши усилия по борьбе с коррупцией.

Кроме того, планируется со следующего года внести ограничения в отношении хранения денег и ценностей госслужащих в иностранных банках. Озвучьте, пожалуйста, ваши предложения.

Действительно, мы сейчас вырабатываем пакет законодательных поправок по реализации данной инициативы. Хочу оговориться, что видение, которое озвучу, является не окончательным вариантом. Оно будет обсуждаться, дорабатываться, и только потом будет приниматься окончательное решение. Мы предлагаем запрет на открытие и владение счетами в иностранных банках, находящихся за пределами страны, распространить на госслужащих, депутатов, судей, управленцев квазигосударственного сектора, а также на их супругов и несовершеннолетних детей. В свою очередь, это ограничение не будет распространяться на тех госслужащих, которые находятся на работе в международных организациях , в загранучреждениях, находятся на лечении, обучении, т. е. будут предусмотрены исключительные случаи.

А как быть тем, кто уже имеет счета в иностранных банках за пределами нашей страны?

Для этого случая будут предусмотрены переходные положения. Так, для лиц, которые на момент введения в действие данного антикоррупционного ограничения уже занимают государственные должности, будет предусмотрен трехмесячный срок. В этот период они должны принять решение: либо закрыть счета, либо покинуть госслужбу. Что касается лиц, являющихся кандидатами на занятие соответствующих должностей, то им будет предоставляться месячный срок для принятия решения.

А как можно контролировать вывод капитала в офшоры?

Мы предлагаем контроль за соблюдением данного антикоррупционного ограничения. Возложить данную миссию на комитет финмониторинга при министерстве финансов. Думаю, этот вопрос еще будет обсуждаться. В любом случае введение ограничительных мер требует контроль со стороны уполномоченного органа.

И последний вопрос: когда все ваши выше озвученные предложения могут быть реализованы?

Реализация всех поручений главы государства будет осуществлена в рамках общенационального плана мероприятий. По предварительным данным, те инициативы, которые я озвучила, будут реализованы до конца нынешнего года.

Регина Ким, Марина Попова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Апелляционный суд в ВКО рассматривает дело по заявлению предпринимателей о коррупции

Признать или нет ТОО «Востоквзрывпром» недобросовестным участником государственных закупок, решает коллегия по гражданским делам областного суда.

26 Август 2020 09:01 3565

Во второй судебной инстанции служители Фемиды приступили к рассмотрению по существу апелляционной жалобы ТОО «Востоквзрывпром» на решение Специализированного межрайонного экономического суда ВКО (СМЭС), по которому предприятие было признано недобросовестным участником государственных закупок. Этот процесс, который проходит онлайн, через приложение ZOOM, вызвал особый интерес у представителей местных и республиканских СМИ. Он напрямую связан с июньскими выступлениями ряда известных в Усть-Каменогорске предпринимателей по поводу имеющих место коррупционных нарушений законности в государственных закупках по Восточно-Казахстанской области. Тогда представители бизнеса прозрачно намекнули, что ТОО «Востоквзрывпром» пользуется особым расположением к нему властей области и, по сути, вырвалось в фавориты МИО в 2017 году. Как заверили предприниматели 1 июня на брифинге, ТОО «Востоквзрывпром» забирает львиную долю госзакупок в Усть-Каменогорске по строительно-дорожным работам. Этот факт, к слову, оставила без внимания созданная акимом ВКО Даниалом Ахметовым специальная рабочая группа.

Также, по утверждению директора ТОО «ГРК «Топаз» Булата Багадаева, ТОО «Востоквзрывпром» «влезло» в госзакупки по поисково-разведочным работам и доразведке для обеспечения запасов подземных вод, не имея специалистов и необходимой техники.

СМЭС был неправ?

Суд первой инстанции впоследствии подтвердил сведения г-на Багадаева, признав 25 июня 2020 года ТОО «Востоквзрывпром» недобросовестным участником государственных закупок по иску РГУ «Восточно-Казахстанский межрегиональный департамент геологии комитета геологии министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК «Востказнедра». Основания – предоставление на конкурс по госзакупкам «Востказнедра» недостоверной информации о трудовых ресурсах. Как установил суд первой инстанции, специалисты Валентина Владимирцева и Алексей Фёдоров, ныне пенсионеры, не состояли с предприятием в трудовых отношениях, а договоры ГПХ были подписаны с ними уже после подачи заявки на конкурс. Этого, по мнению СМЭС, достаточно, чтобы признать «Востоквзрывпром» недобросовестным участником госзакупок со всеми вытекающими отсюда последствиями. Решение первой инстанции не вступило в законную силу, и теперь ответчик пытается его оспорить в областном суде.

Представитель ТОО «Востоквзрывпром», адвокат Ирина Дубровская заявила суду, что через судебный кабинет подала дополнение к апелляционной жалобе, но истцу эти документы не были направлены. Г-жа Дубровская выразила также свое несогласие с решением СМЭС ВКО, аргументируя, что суд первой инстанции якобы неправильно применил нормы материального права, Закона «О государственных закупках в РК».

«Мы считаем, что статья 11 закона четко предусматривает: потенциальный поставщик может быть признан недобросовестным участником госзакупок, если он предоставил недостоверные сведения по квалификационным требованиям, документам, влияющим на конкурсное ценовое предложение. Критерии, по которым определяются влияющие на конкурсное ценовое предложение сведения, четко указаны в правилах. Учитывая то, что квалификационная информация о наличии трудовых ресурсов не является критерием, который влияет на конкурсное ценовое предложение, полагаем, что в данной ситуации суд неправильно применил закон», – заявила она.

К слову, статья 11 Закона РК «О государственных закупках гласит, что (цитата) «Потенциальные поставщики или поставщики, предоставившие недостоверную информацию по квалификационным требованиям и (или) документам, влияющим на конкурсное ценовое предложение, включаются в реестр недобросовестных участников государственных закупок в порядке, установленном настоящим Законом».

Ирина Дубровская также сообщила, что обратилась за разъяснением этой нормы в минфин РК, и ей ответили, что «этот причастный оборот «влияющим на конкурсное ценовое предложение» относится как к квалификационным требованиям, так и к документации». По ее словам, ей указали, что недостоверная информация по квалификационным требованиям, за исключением требования наличия опыта работы, предоставленная потенциальным поставщиком или поставщиком, не влияет на конкурсное ценовое предложение. Кроме того, по ее словам, они приобщили к материалам дела документы, которые не предоставляли в облсуд, а именно, три договора о государственных закупках с разными сроками действия, где участвовали г-да Владимирцева и Фёдоров. Основные доводы адвоката – отношения по договорам ГПХ от 2018 года с этими специалистами ТОО «Востоквзрывпром» пролонгировал в 2019 году.

«Они приглашались для выполнения работы в том случае, когда был заключен договор, касающийся их специализации. Срок действия договоров ГПХ с ними заканчивался подписанием актов выполненных работ. Таких актов в материалах дела нет. У нас есть только расходно-кассовые ордера, по которым данные лица получали оплату за свой труд, а окончательные акты выполненных работ по договору с ними составлены не были», – углубилась г-жа Дубровская в историю взаимоотношений со специалистами-пенсионерами.

По ее словам, РГУ «Востказнедра» предвзято относится к ТОО «Востоквзрывпром» и «требовал от компании ту информацию (о трудовых ресурсах. – Прим. авт.), которая к остальным поставщикам не применялась и не проверялась».

Ирина Дубровская просила суд решение СМЭС отменить и отказать РГУ «Востказнедра» в удовлетворении исковых требований.

В свою очередь, представитель истца Гульнур Туменбаева просила судебную коллегию оставить решение СМЭС без изменения, считая его верным, обоснованным, соответствующим действующему законодательству.

Странные отношения

«В решении первой инстанции подробно описано о недостоверности сведений по гражданско-правовым договорам с Владимирцевой и Фёдоровым. Ответчик предоставил договоры по предыдущему виду работ, а также договоры, которые были якобы подписаны, но дата подписания у них была позже проведенного конкурса, что и указано в решении. Хотя на самом деле с ними по новому конкурсу договоры не заключались, и также они не являются работниками ТОО «Востоквзрывпром», – заявила суду г-жа Туменбаева. – В связи с этим доводы ТОО «Востоквзрывпром», что указанные лица еще с 2017 года оказывают услуги по договорам ГПХ, не обоснованы. Самого договора либо документа о гражданско-правовых отношениях ТОО «Востоквзрывпром» ни с Владимирцевой, ни с Фёдоровым на момент проведения конкурса предоставлено не было».

Также Гульнур Туменбаева привела еще несколько аргументов, которые, по ее мнению, подтверждают тот факт, что ТОО «Востоквзрывпром» правильно судом первой инстанции признано недобросовестным участником госзакупок.

Ее поддержала представитель третьей стороны – ТОО «ГРК «Топаз» – Розита Багадаева, объяснив суду, что ТОО «Востоквзрывпром» неверно интерпретирует вышеупомянутую статью 11 Закона РК «О государственных закупках», вводит суд в заблуждение, а его доводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По ее словам, сроки действия предыдущих договоров со специалистами-пенсионерами истекли еще до конкурса, а аргументы г-жи Дубровской о том, что эти документы были действующими, не состоятельны.

Свидетели Алексей Фёдоров и Валентина Владимирцева в этом заседании пока еще не были заслушаны. Процесс по этому делу продолжится 8 сентября.

Ольга Ушакова


Подпишитесь на наш канал Telegram!