DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 289,52 Brent 36,55
Казахстан поищет новых клиентов на уголь

Казахстан поищет новых клиентов на уголь

Новых покупателей будут искать в Европе и Китае.

24 Январь 2017 15:21 8074

Казахстан поищет новых клиентов на уголь

Автор:

Ирина Севостьянова

Казахстанским угольщикам нужно искать новые рынки сбыта. Такую задачу определил премьер-министр страны, говоря о будущем угольной отрасли.  

«Смотреть нужно на перспективу. Понятно, мы несколько лет говорим о том, что российская сторона уменьшает закуп угля. Понятно, как бы мы ни говорили, что все станции, которые были ориентированы на экибастузский уголь, не могут использовать другой уголь – кузбасский, к примеру. Но технологии сегодня развиваются очень быстро. И в скором времени мы можем полностью потерять рынок, который имеем по России», – заявил Бакытжан Сагинтаев на заседании правительства, где обсуждалось развитие отрасли.

Именно из-за снижения закупа угля Россией казахстанская угольная промышленность в 2016 году не в полном объеме выполнила план по добыче. Вместе с тем снижать темпы добычи республика не планирует: как заявил министр энергетики Канат Бозумбаев, на 2017 год запланирована добыча 100 млн тонн угля (добыча 2016 года – 98 млн тонн, из которых 71,8 млн тонн поставлено на внутренний рынок, 26,2 млн тонн – на экспорт).

Г-н Бозумбаев констатировал, что тенденция сокращения объемов добычи угля характерна не только для Казахстана, но и для других стран и является следствием перехода к «зеленой» экономике и низкоуглеродному развитию.

Тем не менее «министерство считает необходимым усилить работу по поддержке сохранения уровня добычи угля в стране путем расширения следующих программ: по комплексной глубокой переработке угля, производству из угля дизельного топлива и других жидких синтетических продуктов по программе по диверсификации экспортных поставок».

Одним из вариантов первый вице-премьер Аскар Мамин видит увеличение поставок казахстанского угля в Китай. 

«Надо посмотреть, есть ли возможность у нас поставки угля, увеличения объемов экспорта на китайский рынок. Это достаточно большой рынок, и более 200 млн тонн угля по итогам прошлого года импортировано на рынок Китая из разных стран, в основном это, конечно, морские поставки. Надо посмотреть, есть ли у нас возможность освоить по углю приграничные регионы (КНР – прим. автора)», – сказал он.

Г-н Мамин напомнил, что потребление экибастузского угля Россией будет снижаться.

«Нам нужно учитывать тренды, которые происходят в угольной отрасли, в том числе и на соседних рынках. Например, Россия до 2030 года планирует увеличить объем производства угля с 400 млн тонн до 500. Это их политика. Плюс замена угля из Экибастуза на кузнецкие угли (Кузнецкий угольный бассейн – прим. автора) – это тоже определенное ограничение на российский рынок сформирует. Поэтому нам надо смотреть по новым рынкам», – сказал он.

В ответ на это Бакытжан Сагинтаев отметил необходимость более детального изучения этого вопроса.

«Вот вы сейчас говорите, Китай импортирует 200 млн тонн по прошлому году. У меня есть данные, что правительство Китая приняло решение о сокращении добычи (угля – прим. автора) на 500 млн тонн к 2020 году. То есть они у себя в рамках принятых решений по экономике, экологии, в рамках новой реальности, как они говорят, сокращают добычу угля. Поэтому здесь необходимо изучить, с какой стороны они сокращают, я имею в виду территориально, и с какой части они завозят уголь?» – сказал премьер.

Кроме того, в настоящее время проводится работа по использованию шахтного метана для выработки электроэнергии, что значительно уменьшает выбросы парниковых газов.

Помимо перехода на продукцию глубоких переделов, у казахстанских угольщиков есть и вполне насущные проблемы, из-за которых они ограничены в своих экспортных возможностях. Глава Минэнерго отметил, что предприятия «столкнулись с барьерами доступа к услугам операторов морских портов Российской Федерации».

«В этой связи прошу вас поручить соответствующим государственным органам проработать данный вопрос в рамках Евразийской экономической комиссии с возможным внесением изменений и дополнений к договору ЕАЭС», – обратился он к премьер-министру.

Эту просьбу поддержал и глава Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец.

«10 марта в Бишкеке, как вы знаете, будет межправсовет, и член Евразийской комиссии (Нурлан – прим. автора) Алдабергенов внес свое заключение о том, что российская сторона в данном случае не соблюдает договоренности. Мы очень просили бы занять достаточно жесткую позицию по введению российской стороной правил недискриминационного доступа наших грузов. Это касается не только угля, но и зерна. Но по углю экспортные контракты могли бы получить новый толчок, если бы эти правила были введены в ближайшие месяцы», – попросил он премьера.

Г-н Радостовец обратил внимание и на имеющиеся проблемы внутри страны. В частности, в конце прошлого года угольные компании вынуждены были срывать поставки угля из-за нехватки вагонов. По данным АГМП, недообеспеченность вагонами составляла порядка 30%. Сейчас угольщики предлагают правительству пересмотреть правила перевозок, ужесточив требования к собственникам вагонов.

«Мы очень хотели бы на всю страну сказать, что в стране угля хватает, дефицита в стране угля нет, и пусть население и посредники это знают. (...) Мы очень хотели бы – все грузоотправители, участники рынка, иметь уже в феврале новые правила перевозок, где бы серьезно повысили роль и ответственность каждого участника. Мы честно говорим, что одной из причин вообще недопоставки своевременно угля явилась не только нехватка вагонов, но и в ряде случаев проблемы с тем, что несвоевременно шла погрузка и разгрузка. Поэтому требования должны быть ужесточены, и правила такие мы очень ждем», – заявил глава ассоциации.

Просят угольщики предоставить им и комплексную энергетическую стратегию страны на долгосрочную перспективу, поскольку из-за отсутствия таких долгосрочных планов они не могут выстраивать стратегии развития предприятий отрасли.

«Нам нужна стратегия энергетическая в стране, единая, где мы бы четко имели представление, какая доля будет сжигаться угля, какая должна перерабатываться, как это будет увязываться с возобновляемыми источниками, с газом, с переработкой и сжиганием нефтепродуктов. Нам такая стратегия нужна для выработки долгосрочных планов. Одна из причин, что мы несвоевременно сейчас подаем вагоны и грузим, у нас в том, если честно сказать, что у крупных и средних компаний нет долгосрочных контрактов по углю. Мы на площадке КТЖ выстраивали модель, при которой очень хотели бы уже в феврале иметь долгосрочные контракты у всех компаний, и здесь нужна помощь курирующего министерства», – сказал Николай Радостовец.

Выслушав мнения участников рынка, премьер предложил еще раз вернуться к вопросу о доступе к морским портам и включить его в повестку дня. А самим предприятиям «ставить работу на другой лад», учитывая мировые тенденции.

«Поэтому работу надо ставить на другой лад. Касательно поставки в Европу – вопрос доступа к морским портам давно мы рассматриваем. Этот вопрос нужно снова включить в повестку дня. Давайте еще раз к этому вопросу вернемся», – резюмировал Бакытжан Сагинтаев.

Ирина Севостьянова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Грязное» топливо: во что обойдется Казахстану отказ от угольной энергетики

Экологи вынесли обвинительный приговор угольной энергетике. Что ответит экономика страны?

20 Февраль 2020 09:58 7778

«Грязное» топливо: во что обойдется Казахстану отказ от угольной энергетики

Угольная энергетика с каждым днем притесняется все сильнее. Статьи экологов в высокорейтинговых научных журналах заявляют, что уголь больше всех виноват в загрязнении воздуха, деградации окружающей среды, стихийных бедствиях и экстремальных погодных явлениях.

Научный опыт в Нур-Султане и Алматы

29 января 2020 года в научном журнале «Atmospheric Pollution Research» было опубликовано одно любопытное исследование. Суть его в следующем: в октябре-ноябре 2017 года ученые сели в такси с закрытыми окнами и проехали по некоторым автобусным маршрутам в Нур-Султане. Задача исследователей была – измерить массовую концентрацию CO (угарный газ), CO2 (углекислый газ) и PM1, PM2.5, PM4 и PM10 (мелкодисперсных частиц).

В результате опыта ученые установили, что концентрация угарного газа в столице соответствует стандартам Европейской комиссии и EPA, а вот концентрации PM в старой части города превышают допустимые нормы.

«На конечной остановке маршрута № 53 в старой части города массовая концентрация PM2.5 резко увеличивалась до 258 мкг/м3. Причем данный рост наблюдался во время поездок, как в прямом, так и в и обратном направлении», – говорится в научной работе.

Причину загрязненного воздуха исследователи объяснили наличием двух угольных электростанций в том районе.

Другое исследование ученых, опубликованное в журнале Talanta четыре года назад, утверждает, что в Алматы основной источник BTEX (смесь бензола, толуола и трех изомеров ксилола) не связан с автомобильными выхлопами, а с большой долей вероятности является «продуктом» электростанции и отопления в жилых домах, большинство из которых используют уголь в качестве топлива.

Подобных исследований с каждым днем становится все больше. Уголь, который привел к экономическому процветанию ряда стран, теперь называют «грязным». Из экологических соображений ведущие экономики одна за другой принимают решения о прекращении использования угля в энергетике. Целевой показатель, установленный Брюсселем, заключается в прекращении производства электроэнергии на угле к 2030 году.

Экономика или экология

По данным Kazgeology, в угольной промышленности Казахстана занято около 28 200 человек (в отрасли работают 83 малых, 12 крупных и средних предприятий). Угледобыча ведется в трех регионах: в Карагандинской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской областях. Около 70% электроэнергии в стране вырабатывается с использованием угля. Страна занимает восьмое место в мире по объему доказанных запасов угля (25,6 млрд тонн, согласно статистике BP Statistical Review of World Energy, June 2017. – Прим.) и десятое по объему производства (102,4 млн тонн). Вклад в ВВП составляет порядка 1,5%. По данным energyprom.kz за 12 месяцев 2019 года в Казахстане добыли угля и лигнита на 360,1 млрд тенге. По оценке мониторингового агентства, в 2019 году спрос на казахстанский уголь сократится на 2%.

Все эти цифры, в общем-то, говорят, что республика пока не готова отказаться от угольной энергетики, а если сделает это, то заплатить за такой вклад в решение проблемы глобального потепления придется большой ценой.

К примеру, требование экологов перевести алматинскую ТЭЦ-2 с угля на газ, по мнению представителей отрасли, обойдется дорого и приведет к повышению тарифов для населения примерно в два раза. Кроме того, на Urban Forum, проходившем осенью 2019 года в Алматы, специалисты заявили, что в городе нет такого количества газа, чтобы отказаться от угля.

Такая ситуация характерна не только для Алматы. Угольная промышленность – одна из самых крупных отраслей экономики Казахстана. Именно из-за экономической выгоды уголь приводит в действие большинство электростанций в стране. Без доступной угольной энергии уровень жизни казахстанцев станет значительно ниже. Не нужно быть великим экономистом, чтобы это понять. На каждый товар и услугу влияют цены на энергоносители: вырастут тарифы на горячую воду, тепло и энергию – вырастут цены на товары и услуги. Это станет фактором, сдерживающим рост экономики и уровень жизни населения. Не просто так все чаще звучат призывы экономить на всем, покупать качественные вещи и носить их годами, а потом передавать по наследству.

Давление ради сокращения

Вытеснение угля из энергетики – общемировая тенденция. Получить инвестиции производству, в той или иной степени связанному с углем, уже практически невозможно. А страховщики отказываются страховать угольную промышленность. По данным The Guardian, 35 крупнейших страховых компаний мира заявили, что не будут больше страховать угольное производство, которое является крупнейшим источником изменения климата. Как уточняет издание, большинство угольных проектов не могут быть профинансированы, построены или эксплуатироваться без страховки.

Из-за того что немецкий конгломерат Siemens не отказался от контракта на угольную шахту в Австралии, экоактивисты провели акции протеста перед зданиями компании по меньшей мере в нескольких городах. Об этом пишет Financial Times. 

Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон, заявивший, что не сделает «безрассудных» сокращений в угольной промышленности, также столкнулся с негативной реакцией. «Многие австралийцы обвинили его правительство в бездействии по поводу глобального потепления, причем критика усилилась, поскольку летняя жара побила рекорды по всей стране и усугубила пожары», – сообщает BBC News. 

Казахстан также сталкивается с большим давлением в плане сокращения выбросов CO2 и экологического развития.

2 августа 2016 года Казахстан подписал Парижское соглашение по изменению климата, взяв на себя обязательства в решении проблемы глобального изменения климата, конечно, на местном уровне. К 2030 году наше развивающееся государство обязалось сократить выбросы парниковых газов на 15%. Страна должна развивать возобновляемые источники энергии для достижения «зеленой экономики», чтобы выполнить условия соглашения и сделать воздух чище, а климат не таким жарким.

Венера Смаилова

В Казахстане на 2% сократилась добыча угля

Экспортные поставки также ушли в минус.  

17 Февраль 2020 09:45 2623

В Казахстане на 2% сократилась добыча угля

В Россию уходит почти 86% экспортного угля в натуральном выражении и 50% — в стоимостном, сообщает energyprom.kz.

За 12 месяцев 2019 года в Казахстане добыли угля и лигнита на 360,1 млрд тг. С учетом инфляции промышленное производство сократилось на 2,2%. Для сравнения: в аналогичном периоде 2018 года показатель составлял 319,8 млрд тг.

Реальный рост января-декабря 2018-го к показателям предыдущего года составлял 2,5%.

Угледобыча в РК ведется в трех ключевых регионах: в Карагандинской области (192 млрд тг за январь-декабрь 2019-го против 154,6 млрд тг в аналогичном периоде предыдущего года, 53,3% от РК); в Павлодарской области (136,2 млрд тг против 137,7 млрд тг годом ранее, 37,8% от РК); в Восточно-Казахстанской области (30,9 млрд тг против 27 млрд тг год назад, 8,6% от РК).

В натуральном выражении добыча каменного угля, включая лигнит и угольный концентрат, сократилась на 2% и составила 115,4 млн тонн.

Примечательно, что если добыча каменного угля упала на 1,8% (до 105,3 млн тонн), то лигнита — сразу на 10,2% (до 5,8 млн тонн).

Рост в секторе отмечен только для угольного концентрата — на 6,6%. Впрочем, это всего 4,4 млн тонн.

За 12 месяцев прошлого года из страны экспортировали 23,1 млн тонн угля (минус 1,2% к показателю предыдущего года) на 449,7 млн долларов (плюс 5%).

Среди стран СНГ основный импортер казахстанского угля — Россия: 19,8 млн тонн, 90,8% от всего объема поставок в натуральном выражении среди стран Содружества и 85,6% — от всех экспортных поставок угля из РК. Заметим: в денежном выражении это всего 59,2% от поставок по СНГ и 49,6% — от поставок по миру. Для сравнения: на Украину уходит 790,2 тыс. тонн угля, или всего 3,6% от экспорта в страны Содружества, но в деньгах это 32% от экспорта в СНГ и 26,9% от всех поставок.

Среди прочих стран мира больше всего нашего угля ввезла Швейцария. Впрочем, это всего 773,3 тысячи тонн (58,9% от всего объема поставок в страны вне Содружества и 3,3% — от всего экспорта РК в секторе). В денежном выражении это 66,1% от экспорта в страны вне СНГ и 10,7% — от всех внешних поставок угля из РК.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: