DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 324,92 Brent 36,55
Казахстан ведёт работу над новым Экологическим кодексом

Казахстан ведёт работу над новым Экологическим кодексом

Подготовка документа идёт на стадии изучения опыта других стран.

16 Ноябрь 2018 13:43 4177

Казахстан ведёт работу над новым Экологическим кодексом

Автор:

Кульпаш Конырова

В будущем году в Казахстане должен заработать новый Экологический кодекс. Учитывая богатые недра страны и активную добычу нефти, газа, а также угля и цветных металлов, сразу же возникает вопрос: будет ли новый закон жёстким для недропользователей либо он станет более лояльным?

К разработке концепции нового Экологического кодекса присоединились ассоциация KAZENERGY и НПП «Атамекен». В качестве консультанта KAZENERGY пригласила компанию Ernst&Young (EY), чтобы её специалисты изучили практику некоторых передовых стран, чтобы учесть все нюансы при разработке уже нового казахстанского Экологического кодекса.

О результатах сравнительного анализа, о том, как обстоят дела «у них» и как «у нас», рассказал региональный директор отдела услуг в области чистых технологий и устойчивого развития по странам Центральной Азии, Кавказа, Украины и Беларуси компании EY Виктор Коваленко. Он выступил с докладом «Исследование действующих практик экологического законодательства в странах ОЭСР, России и Бразилии» в ходе 23-го заседания Совета ассоциации KAZENERGY на этой неделе.

«В странах ОЭСР при регулировании выбросов и оценке ущерба на окружающую среду применяют комплексный подход, где учитываются многие факторы: технологии, индивидуальный подход и предложения общественности», – сказал Коваленко.

По его словам, в Казахстане превышение нормативов выбросов считается ущербом, и восстановление окружающей среды не освобождает компании от уплаты штрафов. В странах же Евросоюза ответственность в случае загрязнения наступает только при установленном факте причинения ущерба. Здесь негативное воздействие на атмосферный воздух не является ущербом.

«В странах ЕС применяется натуральная форма возмещения ущерба. А дополнительные меры воздействия применяются только при неисполнении восстановительных или природоохранных мер», – рассказал г-н Коваленко.

В Северной Америке сверхнормативные эмиссии признаются вредом только при доказанном факте негативного воздействия на окружающую среду.

«При этом обязательное требование – восстановление состояния окружающей среды за счёт компании, которая причинила ущерб природе», – добавил представитель EY.

В качестве сравнения, как «у них» и как «у нас», он привёл вопрос по сере. Как известно, сера – сопровождающий компонент при нефтедобыче на многих месторождениях нефти в Казахстане, например на том же Кашагане.

В Казахстане попадание серы в воздух считается эмиссией (выброс). Плата за размещение одной тонны серы составляет 26 долларов (хотя местные органы могут повысить ставку в два раза. – Прим. автора).

В России серу причисляют к отходам, а плата за размещение одной тонны составляет 11,4 доллара. В странах ОЭСР сера считается либо побочным, либо товарным продуктом, и плата за её размещение не взимается.

Что касается такой важной статьи, как проверки государственными органами, то они также различаются. Так, в странах ОЭСР внеплановые проверки возможны в случае поступления жалоб от граждан, а также при авариях, инцидентах, угрозе вреда здоровью населения и окружающей среде.

В России также внеплановые проверки возможны при возникновении ЧС, при причинении вреда окружающей среде или здоровью населения. В Канаде же, наоборот, внезапные проверки являются распространённой формой государственного контроля.

«В странах ОЭСР цель государственного контроля заключается не в применении карательных мер, а в содействии компаниям соблюдать требования экологического законодательства. В Великобритании более «мягкие» формы воздействия на основе многофакторной методологии, с учётом характера нарушения, наличия предыдущих нарушений, поведения нарушителя. В Канаде меры воздействия зависят от степени негативного воздействия на окружающую среду и здоровье населения, а также от вероятности устранения ущерба», – резюмировал г-н Коваленко.

Подводя итог, председатель ассоциации Тимур Кулибаев сказал, что эксперты нефтедобывающих компаний, работающие в Казахстане, изучат это исследование и предоставят свои рекомендации, которые будут совместно обсуждаться на площадке KAZENERGY.

«Убеждён, что законодательство, непосредственно влияющее на развитие энергетического сектора, сформирует привлекательный инвестиционный климат в стране», – резюмировал г-н Кулибаев.

Кульпаш Конырова, Астана

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Павлодарские экологи обеспокоены вредностью будущего сахарного завода

Производство собираются построить на расстоянии полукилометра от Аксу.

10 Май 2020 09:06 915

Павлодарские экологи обеспокоены вредностью будущего сахарного завода

Недавно проект изменили – увеличили производственную мощность, изменили качество выпускаемой продукции, намереваются построить золоотвал, потому что нет условий для сброса золы, а также сооружение для очистки производственных стоков. Отходы будут очищать до норм сброса в центральную канализацию. Изначально здесь планировали производить сахар только категории ТС2. Теперь будущий ассортимент расширили, добавив туда продукт категорий ТС1 и экстра. Что касается мощности, то она изменилась с 6 тыс. тонн переработанной сахарной свеклы в сутки до 8 тыс. тонн.

Главная необходимость в строительстве сахарного завода – нарастить производство местной продукции, заменив ей импортную. Как заверяют проектировщики, будущий завод будет соответствовать европейским стандартам. Производство планируют расположить на расстоянии 600 метров от микрорайона Черемушки. При этом санитарный режим будет соблюден, поскольку размер санитарно-защитной зоны для данного производства составляет 500 метров.

«Биологический риск, создаваемый приоритетными веществами, поступающими с выбросами предприятия, относится к минимальному. Вероятность возникновения вредных эффектов у человека при ежедневном поступлении веществ в течение жизни – несущественная», – заявили проектировщики.

По их информации, во время эксплуатации завода ежегодно в атмосферу будет выделяться более 1,6 тыс. тонн выбросов. Так, окружающую среду будут загрязнять оксидами железа, аммиаком, серной кислотой, сероводородом, соединениями марганца, свинца и множеством других химических элементов.

Также, помимо коммунальных отходов, во время эксплуатации завода будут образовываться промасленная ветошь, золошлаки и отходы сахарного производства – свекольный жом, меласса, осадок. Эти отходы будут вторично потреблены. Жом в дальнейшем используют для кормления крупного рогатого скота, мелассу для получения этилового спирта и молочной кислоты, осадок в качестве грунта для строительства дорог. Общий объем отходов в год составит свыше 462 тыс. тонн.

Сахарный завод считается крупным потребителем воды в пищевой промышленности. На одну тонну продукции приходится до 10 кубических метров воды. Все сточные воды разделены на три категории, по мере их загрязненности. Одна из главных задач проектировщиков – максимальное использование отработанных сточных вод, чтобы сократить потребность завода в свежей воде. Современные технологии сахарного производства позволяют полностью использовать отработанные воды первой и второй категорий.

Главные претензии экологов заключаются в том, что после увеличения мощности предприятия, никаких дополнительных мер по защите экологии проектировщики не сделали. Более того, для экономии и снижения себестоимости продукции в проекте значится собственная угольная котельная. В то время как рядом расположена электростанция АО «ЕЭК». Ранее местные чиновники говорили, что здесь у инвесторов будет доступ к дешевой электроэнергии, указывая на близость данной станции. Электричество наряду с крупными источниками воды значились главными преимуществами географического расположения будущего производства. Ими, в том числе, оправдывали столь близкое соседство сахарного завода с населенными пунктами.

«Мир уходит от стратегий угольных котельных, в особенности небольших размеров. В наше время это не самая лучшая стратегия. Сейчас весь мир уходит от угольных станций, а мы наставим много маленьких котельных, в то время как у нас рядом большой источник энергии. Что касается очистки воздуха, то не нужно думать только о сиюминутной экономической выгоде, нужно думать о здоровье людей. И нужно учитывать тот большой фон, который уже сейчас имеется в городе Аксу с его огромными предприятиями», – заявила Светлана Могилюк, эколог, председатель общественного объединения «Эком».

Напомним, последние несколько лет Павлодарская область стабильно лидирует среди регионов Казахстана по количеству выбросов в атмосферу. Так, в 2019 году регион вовсе совершил своеобразный антирекорд – было зафиксировано более 717 тыс. тонн загрязняющих веществ.

Сахарный завод планируют построить в Павлодарской области к 2022 году. Он расположится неподалеку от города Аксу, на территории новой индустриальной зоны. Планируемое количество рабочих мест – 300-350 в сезон и 120-140 в несезонный период. Проект оценивают примерно в 150 млн долларов.

Руслан Логинов

Как новый Экокодекс может повлиять на рынок труда

Новый Экологический кодекс в борьбе за экологию способен негативно повлиять как на экономику Казахстана в целом, так и на занятость населения в частности, передает zakon.kz.

29 Апрель 2020 15:00 2420

Как новый Экокодекс может повлиять на рынок труда

Министерство экологии в целях повышения эффективности госполитики в сфере охраны окружающей среды разработало новый Экологический кодекс. Кабмин уже утвердил его проект и внес на рассмотрение в парламент. Однако, как выяснилось, документ оказался сырым и требует серьезной доработки.

Намерение улучшить экологию, безусловно, правильное. Вопрос заключается в том, как сделать так, чтобы и окружающая среда стала лучше, и экономика не пострадала. Особенно сейчас, когда в мире развивается новый экономический кризис.

Как показывает международный опыт, эффективным способом улучшить экологию является ужесточение госполитики в этой сфере, но только вместе с предоставлением предприятиям экономических стимулов по внедрению наилучших доступных технологий (НДТ), снижающих вредные выбросы. Объясняется это тем, что стоимость подобных проектов очень высока и бизнесу без поддержки государства их не осилить.

В Казахстане новым Экокодексом в целях снижения выбросов вредных веществ для предприятий предусмотрен постоянный рост размеров экологических платежей, штрафов, усиление контроля и т. д. При этом экономические стимулы для «зеленой» модернизации там слабо представлены. Иначе говоря, документ носит больше репрессивный характер.

«Основная причина плохой экологии в Казахстане – это использование нашими предприятиями старых технологий. Однако вопросы привлечения и стимулирования инвестиций в новом проекте Экокодекса не нашли свое отражение», – считает сопредседатель Казахстанской электроэнергетической ассоциации Даулет Ахметов.

Единственным существенным экономическим стимулом в Экокодексе является освобождение предприятий, внедривших НДТ, от платы за эмиссии. Только возможным это станет после 2025 года, то есть до этого времени можно забыть про модернизацию заводов-загрязнителей с применением наилучших доступных технологий.

Предприятия не смогут одновременно осилить внедрение НДТ и при этом еще осуществлять огромные экологические платежи. Для реализации таких «зеленых» проектов в рамках всего Казахстана требуются десятки миллиардов долларов США.

В этом вопросе одним лишь освобождением от экоплатежей здесь не обойтись. Необходимы комплексные меры. Помимо обнуления ставки за эмиссии, нужны налоговые послабления для реализации проектов по внедрению НДТ, льготное кредитование, снижение таможенных пошлин на ввоз «зеленого» оборудования и многое другое.

Исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана Николай Радостовец отмечает, что «внедрение достаточно дорогих проектов по НДТ без поддержки государства приведет к удорожанию производимой продукции и снижению ее конкурентоспособности на мировых рынках».

Соответственно, это может привести к сокращению производств, что в конечном итоге выльется в массовые увольнения сотрудников. Учитывая, что фундаментом экономики Казахстана являются нефтегазовая и металлургические сферы, то, если они пострадают, сработает принцип домино. Снизятся налоговые и другие обязательные платежи в бюджет, который придется оптимизировать или, проще говоря, сокращать расходы, в том числе и социальные. Упадет деловая активность в стране, пострадает малый и средний бизнес, который также будет вынужден сокращать персонал, и т. д. Добавьте ко всему этому еще и глобальный кризис, когда спрос и цены на наши основные экспортные товары обвалились, и тогда ситуация будет еще хуже.

Представители бизнеса еще на стадии обсуждения проекта нового Экокодекса говорили минэкологии о необходимости включения экономических стимулов для внедрения НДТ. Вместе с тем разработчик документа не смог или не захотел решать этот вопрос с миннацэкономики и минфином, от которых и зависит предоставление этих самых экономических стимулов.

Так, по словам гендиректора ассоциации Kazenergy Болата Акчулакова, нефтегазовая отрасль принимала активное участие в обсуждении проекта нового Экокодекса. Тогда представители бизнеса заявляли о том, что уровень инвестиций, требуемый для внедрения наилучших доступных технологий, будет превышать финансовые возможности предприятий. Особенно если учесть, что с коммерческой точки зрения некоторые проекты НДТ невозвратные. Однако до сих пор вопрос экономических стимулов для внедрения на предприятиях НДТ остается открытым.

В этой связи представители бизнес-ассоциаций выступили с инициативой перенести на следующий год рассмотрение в парламенте проекта нового Экокодекса. За это время предлагают доработать документ с учетом оценки влияния глобального кризиса и обязательного предоставления экономических стимулов для внедрения НДТ.

Надо признать, что правительству в конечном итоге все же удастся улучшить экологию. Здесь два возможных варианта достижения этой цели. Первый – сделать основной упор на «закручивании гаек», что приведет к спаду производства и в итоге к сокращению кадров. Второй – комплексно стимулировать предприятия внедрять НДТ, то есть использовать систему как наказаний, так и поощрений. Когда бизнес будет понимать, что, кроме модернизации, у него другого выхода нет. Но при этом предприятиям предоставят возможность накопить на это деньги. И в первом, и во втором случае воздух в стране станет чище. Вопрос только в том, какой ценой.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: