RU KZ
Когда Миттал захочет продать активы в Казахстане?

Когда Миттал захочет продать активы в Казахстане?

11:47 25 Июль 2016 19635

Когда Миттал захочет продать активы в Казахстане?

Автор:

Олег И. Гусев

Непонятна судьба «АрселорМиттал Темиртау» на перспективу после 2020 года, когда новые иранские металлургические мощности начнут вступать в строй.

В последнее время глобальный ArcelorMittal одно за другим принимает решения по остановке или продаже части своих производственных мощностей в США и Европе. Это его дело.

Но активность Миттала в Иране и недавние визиты в Темиртау (с интервалом в полтора месяца) Владимира Лисина и Олега Сосковца, вновь подняли вопрос о будущем казахстанского актива индийского миллиардера - АО «АрселорМиттал Темиртау», бывшего Карагандинского металлургического комбината.

Еще в 2008 году АМТ производил 4,3 млн тонн стали и четверть – 1 млн тонн проката отгружал в Китай. В планах Миттала было даже увеличение выплавки стали до 6 млн тонн. Но этим планам сбыться не дал сначала мировой кризис, а затем и сам Китай. За короткий срок китайские товарищи настолько нарастили свои собственные производственные мощности, что экспорт АМТ в Поднебесную за 7 лет упал в 40 (!) раз – до  25000 тонн в 2015 году. А производство стали в прошлом году составило 3,468 млн тонн.

Потери китайского рынка несколько компенсировались началом поставок в Иран после снятия с него санкций: 981 тыс. тонн в 2014 году и 1,1 млн тонн 2015 году. И все бы хорошо, но персы в полную силу занялись импортозамещением.

Тегеран-2016: все флаги будут в гости к ним
По данным Всемирной ассоциации производителей стали Worldsteel, Иран является крупнейшим после Турции производителем стали на Ближнем Востоке, заняв 13 место в списке 66 мировых производителей. В первом полугодии 2016 года общемировая выплавка стали по сравнению с показателями годичной давности упала на 1,8%. Иран же на этом фоне прибавил 5,2%, а в июне, благодаря вводу в строй новых мощностей, и вовсе  11,3%

Как заявляло правительство Ирана, страна намеревается к 2025 году увеличить выплавку стали в 3,5 раза - до 55 млн тонн в год, против 16,1 млн тонн в 2015 году. В связи с этим «приветствует приход зарубежных инвесторов в национальную металлургию».

На это приветствие сразу откликнулись корейская Posco, итальянская Danieli, индийская KIOCL. Крупный заказ на строительство электродуговых печей на трех иранских предприятиях получила германская SMS Group.

Корейцы, кстати, подписали соглашение на участие в проекте строительства металлургического завода с инвестициями в 1,6 млрд долларов. Posco планирует получить 8% акций в совместном с иранской Pars Kohan Diarparsian Steel (PKP) предприятии, которое будет производить 1,6 млн тонн стали в портовом (что важно) городе Чахбехар. Posco планирует передать Ирану технологию производства стали FINEX (получение восстановленного железа, используемого в качестве сырья для выплавки стали, из железорудной мелочи и угля некоксующихся марок), и CEM (соединение в одном комплексе слябовой МНЛЗ и непрерывного производства полосы).

Производственная мощность нового предприятия должна составить 1,6 млн тонн стали в год. В дальнейшем планируется установка на нем линий по производству холоднокатаного проката и оцинкованной стали на 600 тыс. тонн в год. Напомню, завод будет построен в портовом городе Чахбехар, порт которого является одним из ключевых элементов транспортного коридора «Север-Юг». А производить завод будет такой же сортамент, который производит и экспортирует в Иран «АрселорМиттал Темиртау».

И еще на счет корейских технологий: строительный блок компании Posco Engineering & Construction планирует построить там же завод по производству электроэнергии с генерацией за счет газов, которые будут образоваться при производстве стали на металлургическом комбинате.

Итальянская группа Danieli, входящая в тройку крупнейших мировых поставщиков оборудования для металлургии, так же подписала ряд соглашений с иранской стороной на общую сумму около 5,7 млрд евро.

От иностранных инвесторов не отстают и сами иранские меткомпании: Mobarakeh Steel и Khouzestan Oxin Steel заключили соглашение о реализации совместного проекта, направленного на создание в стране производства стального листа для труб большого диаметра, применяемых в строительстве нефте- и газопроводов. Потребность Ирана в такой продукции составляет порядка 1 млн тонн в год. Реализация этого проекта позволит Ирану полностью избавиться от импортной зависимости в этом секторе. А пока лист для труб большого диаметра поставляется как раз с «АрселорМиттал Темиртау».

Goodbye, Iran. Hello, Iran
Учитывая все выше изложенное, становится очевидным, что иранский рынок, емкостью 1 миллион тонн в год «АрселорМиттал Темиртау» (читай – Казахстан) потеряет так же, как в свое время и китайский. Соответственно, возникает вопрос: на какие рынки через 2-3 года переориентирует АМТ этот немалый объем? Ответа пока нет.

Ну и самый главный вопрос: что станет с Карметом после 2020 года, когда новые иранские металлургические мощности начнут вступать в строй? Вопрос не праздный и вполне оправдан.

Во-первых, как сообщает в середине июня 2016 года информационное агентство Bloomberg, Иран планирует приватизировать третьего по величине производителя стали в стране Esfahan Steel. По данным агентства, акции Esfahan Steel были сначала предложены национальным инвесторам на иранской бирже, но покупателей на них не нашлось. В то же время сообщается, что интерес к приобретению меткомбината проявляют компании из Кореи и Люксембурга. Судя по всему, это Posco и ArcelorMittal.

А во-вторых, в марте 2016 года ArcelorMittal, вслед за Posco, Danieli и KIOCL, тоже решил конкретно поучаствовать в дележке персидского рынка, подписав соглашение с иранской Tourism Financial Group об участии в двух металлургических проектах. Мы писали об этом 18 июля 2016 года в материале «Как Казахстан спонсирует миллиардера Миттала».

В принципе, можно будет прожить и без этого одного миллиона тонн иранского направления: производство всего трех 3 миллионов тонн стали в год позволяет АМТ «быть на плаву». Но, как бы сказал сам Миттал, «это не наш метод». Низкорентабельные предприятия индийскому миллиардеру не нужны, и он с ними расстается без сожаления. А учитывая движения в сторону создания временной зоны свободной торговли между ЕАЭС и Ираном, последний в скором времени и сам сможет без проблем экспортировать свой металл в Казахстан.

Похищение Европы
В июле 2011 года Лакшми Миттал заявил, что его компания, которая в 2010 году выплавила 48% европейской стали, останавливает две доменные печи с годовой мощностью около 2 млн т на заводе во французском Флоранже из-за «падения спроса на плоский прокат». По его словам, высокие трудовые и энергетические затраты ставят Францию в экономически невыгодные условия.

«Для улучшения производительности предприятий во Франции необходимо снижать энергетические затраты, как в США и Германии», - сказал он.

Миттал также отметил, что во Франции стоимость рабочей силы на 20% выше, чем в Испании, а трудовое законодательство является слишком жестким.

Затем последовали анонсы об уменьшении на 50% мощности комбината в Фос-сюр-Мер возле Марселя «из-за резкого уменьшения спроса на автолист со стороны Peugeot и Renault». Следом - об остановке ДП № 1 в немецком Айзенхюттенштадте  - для «оптимизации производства и в связи с сезонным падением спроса на стальную продукцию». В конце сентября 2011 года ArcelorMittal объявил о закрытии своих производств в городках Роданж и Шифланж в Люксембурге. «Мы остановим наши высокозатратные заводы и станем эффективнее использовать мощности менее затратных предприятий, не теряя при этом своей доли рынка», – прямо заявил тогда Лакшми Миттал. В число «менее затратных» (своя руда, уголь, электроэнергия и дешевая рабочая сила) входит как раз и «АрселорМиттал Темиртау». Но его «эффективное использование» сводилось и сводится только к сокращению персонала.

Следом были озвучены новые планы ArcelorMittal по закрытию завода в испанском городе Сестао (две электродуговые печи и семь прокатных станов); доменной печи на польском комбинате в Домброве-Гурниче (Huta Katowice) и двух доменных печей мощностью 3,1 млн т стали в год в бельгийском городе Льеже.

Французский «Альберт Рау»
Действия ArcelorMittal по сокращению избыточных мощностей в Европе порой перерастали в громкие скандалы, как это случилось, например, во Франции. Министр промышленного развития Арно Монтебур заявил, что правительство больше не желает видеть эту компанию у себя в стране, поскольку «она не уважает Францию и занимается обманом с 2006 года». Он даже пригрозил ArcelorMittal временной национализацией сталелитейного завода во Флоранже и его продажей другому инвестору. В урегулирование ситуации пришлось вмешаться лично президенту Франции, но Николя Саркози так и не удалось убедить Лакшми Миттала отказаться от своих планов.

Далее - везде
В марте 2016 года ArcelorMittal заявила о закрытии своего метзавода Point Lisas в государстве Тринидад и Тобаго. Как сообщают национальные СМИ, об этом было объявлено через три дня после того как местный суд принял решение в пользу около 700 сотрудников комбината, в декабре 2015 года и феврале 2016 года дважды отправляемых компанией в неоплачиваемый отпуск, и потребовал оплатить им время вынужденного простоя. Теперь же ArcelorMittal, объявляя о ликвидации предприятия, намерен отказаться от выполнения каких-либо социальных обязательств в отношении работников завода.

В апреле 2016 года ArcelorMittal сообщила об остановке одного из двух станов горячей прокатки на своем металлургическом комбинате Indiana Harbor в США. Его плановая производственная мощность составляет более 8,6 млн тонн в год, но на нем сейчас функционируют только две доменные печи из трех. Остановка одного из двух станов горячей прокатки, очевидно, приведет к дальнейшему сокращению выпуска. По мнению специалистов, процесс вывода из строя избыточных мощностей будет продолжаться. Как мы видим, Миттал может спокойно закрыть свое предприятие практически в любой стране, так как его интересует только собственная (и акционеров) прибыль, а не развитие национальной металлургии в странах своего присутствия.

Лисин with Сосковец
На этом фоне визиты в Темиртау владельца группы NLMK Владимира Лисина (в мае) и председателя Ассоциации финансово-промышленных групп России Олега Сосковца (в начале июля), вновь подняли тему экспроприации/национализации/выкупа Кармета у Лакшми Миттала.

Оба Металлурга с большой буквы были в городе с частными визитами. Владимир Сергеевич приехал отпраздновать свой 60-летний юбилей с теми, с кем работал на «Карметкомбинате» с 1986 по 1991 год. Олег Николаевич приезжает в Темиртау каждый год повидаться со своими соратниками, а после встречи едет в столицу праздновать день рождения главного металлурга страны. Лисин во время экскурсии по комбинату прогуливался в обнимку с гендиректором АМТ Парамжитом Калоном. Сосковец, придерживаясь правила «Чужие здесь не ходят», по родному заводу ходил в сопровождении местного директора по производству Вадима Басина.

Обоих во время визитов журналисты провоцировали прокомментировать тему выкупа комбината или хотя бы негативно высказаться в адрес его нынешнего владельца.

«Без меня. Бизнес-интересов в Казахстане у меня пока нет», - сразу, но политкорректно закрыл тему Владимир Лисин.

А вот Олег Сосковец, который и раньше не скрывал своего отношения к менеджменту АМТ, высказался все так же прямо. Но сначала напомню, что 2010 году на торжественном собрании, посвященном 50-летию Казахстанской Магнитки, бывший генеральный директор «Карметкомбината» Олег Николаевич Сосковец раздраженным жестом показал тогдашнему гендиректору «АрселорМиттал Темиртау» Франку Панниру, чтобы тот не садился рядом с ним.

Итак, июль 2016 года, из речи бывшего студента Завода-ВТУЗА (ныне – КГИУ) Олега Сосковца в стенах его родной альма-матер:

«Я отношу имеющиеся сегодня недостатки, в большей степени, не к качеству подготовки специалистов, а к деятельности хозяев этого предприятия… Предприятию ни в коем случае нельзя и дальше ориентироваться на изоляцию, ведь сегодня оно самоизолировало себя от российского рынка. Например, комбинат перестал производить автомобильный лист – высококачественную, высокотехнологическую продукцию, производство которой годами совершенствовалось, благодаря чему была достигнута высокая степень качества. Комбинат потерял связи со многими предприятиями России, и их нужно восстанавливать, договариваться с коллегами, потребителями. Это поможет поднять уровень технологии и эффективность производства. Сокращение персонала тоже не может производиться бесконечно, должен быть какой-то оптимум. Содержание зданий, основных сооружений, металлических конструкций оставляет желать лучшего. Здесь нужны люди, специалисты, и собственники комбината, которые определяют направление расходования средств, должны обратить внимание на эту проблему», - сказал Олег Сосковец.

В общем, эти визиты в вопросе «Кто же станет следующим владельцем Кармета?», ясности не привнесли. Но ситуация на казахстанском ArcelorMittal чем-то похожа на историю развития этой компании в Алжире. Посмотрим, чем дело закончилось там.

Алжирский пасьянс
В 2001 году компания LNM Group, позднее ставшая ArcelorMittal, приобрела контрольный пакет акций металлургического комбинат El Hadjar в городе Аннаба, построенный в начале 1970 годов с помощью советских специалистов. Предприятие могло производить до 2 млн тонн сортового и листового проката. Из-за неудовлетворительного качества управления, проблем с обеспечением сырьем и гражданской войны в Алжире, к концу 1990 годов комбинат мог функционировать не более чем на 10-20% мощности.

В 2006 году производительность ArcelorMittal Annaba достигла пикового уровня - более 1,15 млн тонн. Но после подписания алжирскими властями соглашения об ассоциации с ЕС в 2005 году производство пошло на спад вследствие конкуренции со стороны более дешевого европейского проката.

По данным ArcelorMittal, в 2014 году на предприятии было произведено всего лишь 200 тыс. тонн стали, а само оно было убыточным. В конце 2015 года Миттал отказывается от данного актива. Алжирской госкомпании IMETAL, которой сейчас принадлежит контрольный пакет акций предприятия, в настоящее время реализуется первый этап инвестиционной программы стоимостью более 700 млн долларов. Из них 600 млн долларов было выделено Национальным банком Алжира. В ходе этого этапа предполагается модернизировать доменную печь, реконструировать аглофабрику и коксохимпроизводство, а также обновить прокатный стан. Планируется, что проведение всех этих мероприятий позволит довести производительность предприятия до 1,2 млн тонн стали и 1 млн тонн катанки и арматуры в год.

И в этой связи - что очень важно: в настоящее время потребности Алжира в прокате на 80% покрываются за счет импорта. По заявлению алжирского правительства возвращение 100%-ного контроля над комбинатом Annaba - это очередной шаг на пути к достижению самообеспечения страны стальной продукцией.

Олег И. Гусев
Источники: metalinfo.ru, minprom.ua, usa.polpred.ru, rusmet.ru, metalindex.ru, worldsteel.org, eurasiancommission.org