DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 324,92 Brent 36,55
Критика без последствий

Критика без последствий

Мажилисмены раскритиковали систему бюджетного планирования правительства, но утвердили предложенный им бюджет на 2017-2019 годы.

09 Ноябрь 2016 18:34 6302

Критика без последствий

Автор:

Новости

Все новости

Примечательно, что критике подверглись практически все правительственные планы и прогнозы - от макроэкономических параметров и распоряжения средствами Национального фонда до отдельных бюджетных программ. Однако это не помешало депутатам утвердить очередные трехлетние планы кабмина, заложенные в проекте республиканского бюджета на 2017-2019 годы. 

Так, например, депутат Азат Перуашев обеспокоен снижением средств Нацфонда. По правительственным прогнозам, сокращение "страновой копилки" в течение трех лет произойдет на 9,5 млрд долларов. Инвестиционный доход кабмин посчитал в тенге, определив снижение с 812 млрд до 686 млрд, но, поскольку, инвестируются средства Нацфонда не только в тенге, снижение будет значительно ниже. 

"Со временем мы не просто стали черпать ложкой при крайней необходимости, а привыкли рассматривать Нацфонд как постоянный дополнительный источник пополнения бюджета, что, на наш взгляд, противоречит самой идеологии его создания, - возмутился Азат Перуашев. - Вместо развития экономики мы проедаем то, что нам не принадлежит, а принадлежит нашим потомкам. Сегодня мы уже запустили руку по самый локоть и выгребаем не инвестиционный доход, а основные средства фонда. Но так бесконечно продолжаться не может. При таком подходе когда-то уже фонда может не хватить на наши аппетиты". 

"Успокаивать" депутата взялись глава Нацбанка Данияр Акишев и министр национальной экономики Куандык Бишимбаев.

Глава Нацбанка заверил, что все параметры, в том числе и по снижению доходности, "были согласованы с правительством и Национальным банком".

"Они основываются на том, что действительно сокращается размер Национального фонда соответственно сокращается инвестиционный доход, который начисляется на это основное тело Нацфонда. Это основной вопрос. Я хотел бы привести цифры, что 2016 году произошло значительное улучшение инвестиционных параметров. Во-первых, с 2002 года по 2016 год инвестиционная доходность Нацфонда составила 3,56%. За 9 месяцев 2016 года по предварительным данным доходность Национального фонда составила 3,02% в положительном выражении, что является одним из высоких показателей среди вообще других суверенных фондов, которые функционируют в мире", - заявил господин Акишев. 

Министр национальной экономики со своей стороны напомнил, что сейчас правительством и Нацбанком разрабатывается новая концепция управления средствами Нацфонда, которая "содержит снижение использования средств Национального фонда в течении определённого времени на сумму почти в триллион тенге".

"Конечно, это скажется и на доходах, и соответственно, если мы эту концепцию реализуем в том виде в каком она предложена это позволит сохранять основное тело уже в ближайшее время, - заверил он. - Снижение такой доли за счёт снижения трансферта и повышения собираемости доходов из других источников позволит нам стабилизировать это и тем самым меньше средств привлекать из Национального фонда". 

Обсуждая главный финансовый документ, депутаты то и дело пытались прояснить, учитывало ли правительство прежние недостатки в бюджетном планировании, или нет. В итоге депутат Татьяна Яковлева прямо спросила у министра финансов: "Бахыт Турлыханович, в вашем выступлении я не услышала, проводился ли анализ исполнения продолжающихся программ, оценивалась ли эффективность использования средств и учитывались ли недостатки исполнения республиканского бюджета за прошлый период? Каковы итоги этого анализа? Ведь в соответствии с требованиями ОЭСР, они должны лежать в основе при формировании проекта бюджета". 

"Действительно, анализ эффективности реализации как республиканских бюджетных программ, так и реализуемых государственных отраслевых программ должен проводиться на постоянно основе и должен ложиться в основу формирования проекта бюджета последующих лет, - издалека начал ответ глава Минфина. - Как вы отметили, по стандартам ОЭСР, мы сейчас максимально внедряем эти принципы. И эти принципы заложены в принятом в прошлом году вами законе "О внедрении системы государственного аудита". Мы сейчас находимся в активной фазе имплементации этих стандартов". 

В целом же, заверил министр, работа по учету ошибок по оценке действующих бюджетных программ "проводится постоянно, и она учтена и во внесенном проекте бюджета". 

"Мог бы поставить хорошую красивую жирную точку – размазал все, как мог, - не удержался от язвительного замечания спикер мажилиса Нурлан Нигматулин. -  Самое главное, о чем спросила депутат, при рассмотрении отчета правительства, из года в год есть одна большая проблема – это не освоение денежных средств или их неэффективное освоение, регулярное невыполнение бюджета – один из основных признаков оценки. О чем был вопрос – неэффективность работы любой организации. Если говорить о частном бизнесе, то ни один акционер не будет держать менеджера на работе, еще и платить ему заработную плату за то, что он из года в год будет не осваивать либо неэффективно осваивать средства, которые он дает. Почему государство должно содержать руководителей таких госорганов?". Впрочем, вопрос председателя палаты был риторическим, и остался без комментариев. 

Но на этом тема эффективности реализации бюджетных программ и соответственно, выделенных на них средств госказны не закончилась. Мажилисмен Серик Кусаинов удивился нестыковке в данных госпрограмм по обеспечению населения питьевой водой.

Так, в программе управления водными ресурсами закладывались такие показатели: к 2020 году обеспеченность городского населения питьевой водой должна была составит 100%, сельского населения 80%. По факту, в некоторых регионах обеспеченность сел питьевой водой едва превышает 20%, а в стратегическом плане министерства национальной экономики и вовсе оказались другие планы - в городской местности 98%, в сельской 68%. Куандык Бишимбаев объяснил этот "прогнозный разбег" возможностями бюджета, из-за снижения которых и были пересмотрены "некоторые индикаторы". Чем вновь вызвал недовольство спикера: "Вообще остается непонятным - есть госпрограмма, утвердил ее глава государства. Вы говорите о корректировке. Действительно, в 2014 году были корректировки с учетом трехлетнего бюджета, которые несколько приняли другие цифры по "Акбулаку". Но аккурат 31 августа 2016 года вы принимаете стратегический план министерства на 2017-2021 годы, и в разделе "обеспечение питьевой водой центральных источников водоснабжения в городах" вы ставите другие цифры.  Почему министерство и приказы министра корректируют госпрограмму?". Попытки министра сослаться на бюджетные возможности Нурлан Нигматулин отмел сразу, и обратился напрямую к премьер-министру Бакытжану Сагинтаеву: "Бакытжан Абдирович, у меня одна просьба. Мы не будем заслушивать господина министра. Тут присутствуют СМИ, вот вы выйдите и прокомментируйте все-таки. Я думаю, что это проблема не только министерства национальной экономики. Это касается стратегических планов и других госорганов может быть нам нужно сделать ревизию, подкорректировать, что нет денег, давайте. Мы готовы здесь посмотреть, и будем корректировку бюджетов делать".

Бакытжан Сагинтаев согласно кивнул, но конечно же, комментировать что-либо журналистам не стал. Нурлану Нигматулину, впрочем, премьер ответил: "У нас имеются недостатки при реализации инвестиционных проектов, а также стратегическом направлении. Конечно, мы должны планировать, оглядываясь назад, поэтому некоторые поручения, некоторые задачи, стоящие перед нами мы должны проводить работу. Я согласен с вашими предложениями. Работа в данном направлении будет приведена в порядок. Ответственность у нас одна: хоть парламента, хоть правительства". 

Критика в адрес правительства звучала без перерыва на протяжении двух часов. Аманжан Жамалов и вовсе поставил под сомнение все планы и прогнозы, всего лишь сопоставив цифры. Так, в 2016 году при среднегодовой цене на нефть в 40 долларов за баррель, кабмин прогнозирует рост ВВП на 0,5%. При этом на 2017 год закладывается цена на нефть 35 долларов за баррель, но ВВП ожидается на уровне 1,9%. При этом расходы на программы развития снижаются. 

"Возможно, сегодня основные надежды на рост экономики, связанных с добычей кашаганской нефти. В бюджете заложена добыча 14 млн тонн кашаганской нефти в 2017 году и 11 млн тонн в 2019 году. Но по словам председателя АО КМГ Сауата Мынбаева, нижний порог окупаемости добычи нефти на Кашагане – 90-100 долларов за баррель, и будет ли даже при котировке 50 долларов за баррель эта нефть драйвером для роста экономики – это большой вопрос. Рассчитывать на увеличение кредитования банками до такого уровня крайне несерьезно, а других факторов экономического роста нет. Из вышеизложенного можно сделать один вывод о том, что министерства Нацэкономики и финансов изначально завышен план по росту ВВП и занижен план по доходам и расходам бюджета", - резюмировал мажилисмен. И на прощание процитировал, обращаясь к премьеру, Альберта Энштейна: "Сумасшествие ожидать новые отличные результаты делая вещи по-старому". 

Тем не менее, критический настрой и, казалось бы, всеобщее недовольство, не помешало депутатам одобрить представленный им проект трехлетнего республиканского бюджета именно в тех параметрах, которые предложило правительство.

Так, реальный рост ВВП ожидается в 2017 году на уровне 1,9%, 2,1% в 2018 году, 2,7% в 2019 году. Среднегодовая цена на нефть прогнозируется на уровне 35 долларов за баррель в 2017 году с увеличением до 45 долларов за баррель в 2021 году. Объем добычи нефти ожидается в 2017 году на уровне 79,5 млн тонн с увеличением в 2021 году до 86,5 млн тонн. Уровень инфляции прогнозируется в коридоре 6-8% в 2017 году со снижением до 3-4% в 2021 году.

Правда, внутри бюджета депутаты все же нашли дополнительные деньги, сократив резерв правительства на 26 млрд тенге и расходы министерства обороны на 86 млн тенге. Освободившиеся 26,1 млрд тенге мажилисмены решили направить на такие программы: реализация программы "Балапан" - 6,6 млрд тенге; создание и сопровождение call-центра и сайта уполномоченного по правам ребенка - 166,8 млн тенге; ремонт домов творчества - 862,4 млн тенге; подготовка спортсменов по не олимпийским видам спорта - 200 млн тенге; грантовую поддержку деятельности НПО по вопросам защиты прав детей - 180 млн тенге; реконструкция автодороги Актобе - Орск - 1 млрд тенге; развитие системы водоснабжения и водоотведения ЗКО - 1,5 млрд тенге; развитие системы водоснабжения и водоотведения Павлодарской области - 4 млрд тенге; обеспечение технической укрепленности объектов генеральной прокуратуры в антитеррористическом отношении - 204,2 млн тенге; материально-техническое обеспечение комитета национальной безопасности - 9 млрд тенге. 

Ирина Севостьянова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Корея обогнала Россию по суммам денежных переводов в Казахстан

В апреле казахстанцы получили из-за рубежа 12,6 млрд тенге. Четверть этой суммы пришла из Кореи, которая впервые стала лидером по объемам пересылаемых средств.

28 Май 2020 15:07 835

Корея обогнала Россию по суммам денежных переводов в Казахстан

Фото: Серикжан Ковланбаев

По данным Национального банка РК, в апреле 2020 года объем переводов, отправленных из Казахстана за рубеж через системы денежных переводов (СДП) составил 22 млрд 497,1 млн тенге. И это крайне низкий показатель. В последний раз он был меньше в январе 2016 года (20,2 млрд тг). По сравнению с мартом 2020 года переводы сократились вдвое (с 15,1 млрд), с апрелем 2019-го – в 2,3 раза (с 52,1 млрд).

Отмечается снижение и по итогам четырех месяцев. В январе-апреле 2020 года за рубеж через СДП ушло 151,2 млрд тенге. Это на 12,1%, или 20,9 млрд тенге, меньше, чем за аналогичный период предыдущего года. Более того, нынешние показатели уступают объемам начала 2018 года – тогда по итогам четырех месяцев за рубеж ушло чуть более 159 млрд тенге.

Переводы в Россию упали более чем в два раза

Очевидно, что главная причина апрельского снижения – это карантинные меры. Трудно отправить денежный перевод через СДП, когда отделения, осуществляющие эту услугу, либо закрыты, либо ограничены в работе, либо находятся далеко от дома. Причем аналогичные ограничения действуют и для принимающей стороны. Однако статистика показывает: кто хочет, тот найдет способ для перевода.

В первую очередь это касается Узбекистана. По сравнению с мартом объем переводов в эту страну сократился всего на 9,2%, что совсем немного на фоне общего двукратного снижения. По итогам месяца через СДП было отправлено 7,16 млрд тенге – это даже больше, чем в январе 2020 года (6,1 млрд), и лишь немногим меньше февральских показателей (7,28 млрд). Таким образом, каждый третий тенге, отправленный в апреле из Казахстана за границу, шел в Узбекистан. Помимо этого, относительно небольшое сокращение переводов произошло в Азербайджан и Китай – объемы упали примерно на 17%.

С другой стороны, ряд стран, ранее активно получавших деньги из Казахстана, столкнулись с резким сокращением:

  • В марте в Кыргызстан через СДП ушло 5,3 млрд тенге. Месяц спустя – менее 1,1 млрд.
  • Объем переводов в Турцию за месяц сократился с 7,7 млрд до 2,1 млрд тенге (минимум с февраля 2017 года).
  • Но сильнее всего сократились объемы переводов в Россию – с 17,9 млрд до 8,5 млрд тенге.

Национальный банк РК предоставляет данные по странам с 2015 года – с этого момента можно узнать, сколько средств и в каком направлении было выслано. И ни разу за это время объем переводов в Россию не был таким маленьким. При этом объем переводов год к год отмечается уже в 13-й раз за последние 15 месяцев. Это говорит о том, что сокращение объемов переводов в Россию – это давняя тенденция, которая лишь усилилась в нынешней ситуации.

Корея обогнала Россию

Если по объемам полученных из Казахстана переводов Россия пока лидирует, то по объемам отправленных первое место уже утеряно. В апреле через СДП в этом направлении прошло менее 2,9 млрд тенге. Это вдвое меньше мартовских показателей (5,9 млрд) и почти впятеро уступает объемам апреля 2019-го (14,3 млрд тенге). Всего за четыре месяца из России пришло 22,4 млрд тенге. Для сравнения: в одном только июле 2018-го объем переводов превысил 23,1 млрд тенге. Более того, снижение год к году продолжается уже 12 месяцев, а доля России за это время снизилась с 39% до 23%.

Как итог: в апреле лидером стала Корея. За месяц оттуда пришло около 3,1 млрд тенге. Это не много – минимум с марта 2018 года. Но при этом Корея стала единственной страной мира, объемы переводов из которой по сравнению с мартом упали не более чем на 40% («всего» на 36,2%). В целом каждый четвертый полученный казахстанцами тенге пришел со стороны Сеула.

Всего по итогам апреля в Казахстан из-за рубежа было направлено 12,6 млрд тенге. Это на 48%, или 11,6 млрд тенге, меньше, чем в марте. Нынешний объем переводов – на минимуме с августа 2015 года (8,6 млрд), причем даже тогда объемы переводов из России были выше, чем сейчас (4 млрд тенге). По итогам четырех месяцев снижение переводов превысило 30%: 80,9 млрд тенге против 116,3 млрд тенге в январе-апреле 2019-го.

Алексей Никоноров

За 20 лет из Казахстана выведено в офшоры $140 млрд

За пять лет в стране прекращено 238 уголовных дел о выводе капитала, сообщает inbusiness.kz.

28 Май 2020 11:59 198

За 20 лет из Казахстана выведено в офшоры $140 млрд

По словам сенатора Ольги Перепечиной, проблема незаконной утечки капитала из Казахстана создает прямую угрозу национальной и экономической безопасности страны.

«Согласно международной организации Tax Justice Network, за последние 20 лет отток капитала из Казахстана только в офшорные зоны составил порядка $140 млрд. В производстве комитета по финансовому мониторингу министерства финансов по фактам невыполнения требований репатриации национальной и (или) иностранной валюты в течение 2015-2019 годов в едином реестре досудебных расследований зарегистрировано 238 уголовных дел. Прекращено по реабилитирующим основаниям также 238 дел, в суд было направлено три уголовных дела», – сказала она.

Из 238 прекращенных дел порядка 70%, или 170 дел, было закрыто в связи с отсутствием состава правонарушения, уточнила депутат.

«То есть факт вывода капитала за границу есть, однако в национальном законодательстве он не квалифицируется как правонарушение. В Уголовно-процессуальном кодексе обязательства по возврату денег также не предусмотрены», – пояснила она.

По словам Перепечиной, субъекты, чей умысел изначально был направлен на невозвращение денежных средств из-за границы, готовят документальные подтверждения в виде гарантийных писем, формально подтверждающих будущее исполнение контракта, что исключают доказательство о прямом умысле невозвращения валюты из-за границы и, соответственно, делают невозможным привлечение к уголовной ответственности.

«Таким образом, действующая система противодействия незаконному выводу капитала несовершенна. В связи с этим просим премьер-министра и главу Национального банка ответить на ряд вопросов. Есть ли планы по проведению мониторинга, экономических исследований такого явления, как отток капитала за границу? Какой государственный орган будет его осуществлять?» – задала она вопросы правительству в своем депутатском запросе.

Кроме того, существуют сложности по обмену информацией службой экономических расследований с соответствующими органами иностранных государств, продолжила сенатор.

«Что делается в этом направлении, вырабатываются ли какие-либо международные договоры, облегчающие и ускоряющие взаимодействие служб? Национальное законодательство допускает использование множества легальных способов вывода денежных средств за границу. При этом даже при выявлении факта незаконного вывода капитала не предусмотрены обязательства по возврату выведенных за рубеж средств. Каковы дальнейшие планы по совершенствованию законодательства, в том числе административного и уголовного, в вопросах репатриации национальной и (или) иностранной валюты?» – резюмировала она.

Дана Карина

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: