/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 194,35 Пшеница 465,40
$ 389.98 € 434.01 ₽ 6.1
Погода:
-9Нур-Султан
+6Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 194,35 Пшеница 465,40
Критика без последствий
Критика без последствий
Мажилисмены раскритиковали систему бюджетного планирования правительства, но утвердили предложенный им бюджет на 2017-2019 годы.

09 Ноябрь 2016 18:34 6141

Критика без последствий

Примечательно, что критике подверглись практически все правительственные планы и прогнозы - от макроэкономических параметров и распоряжения средствами Национального фонда до отдельных бюджетных программ. Однако это не помешало депутатам утвердить очередные трехлетние планы кабмина, заложенные в проекте республиканского бюджета на 2017-2019 годы. 

Так, например, депутат Азат Перуашев обеспокоен снижением средств Нацфонда. По правительственным прогнозам, сокращение "страновой копилки" в течение трех лет произойдет на 9,5 млрд долларов. Инвестиционный доход кабмин посчитал в тенге, определив снижение с 812 млрд до 686 млрд, но, поскольку, инвестируются средства Нацфонда не только в тенге, снижение будет значительно ниже. 

"Со временем мы не просто стали черпать ложкой при крайней необходимости, а привыкли рассматривать Нацфонд как постоянный дополнительный источник пополнения бюджета, что, на наш взгляд, противоречит самой идеологии его создания, - возмутился Азат Перуашев. - Вместо развития экономики мы проедаем то, что нам не принадлежит, а принадлежит нашим потомкам. Сегодня мы уже запустили руку по самый локоть и выгребаем не инвестиционный доход, а основные средства фонда. Но так бесконечно продолжаться не может. При таком подходе когда-то уже фонда может не хватить на наши аппетиты". 

"Успокаивать" депутата взялись глава Нацбанка Данияр Акишев и министр национальной экономики Куандык Бишимбаев.

Глава Нацбанка заверил, что все параметры, в том числе и по снижению доходности, "были согласованы с правительством и Национальным банком".

"Они основываются на том, что действительно сокращается размер Национального фонда соответственно сокращается инвестиционный доход, который начисляется на это основное тело Нацфонда. Это основной вопрос. Я хотел бы привести цифры, что 2016 году произошло значительное улучшение инвестиционных параметров. Во-первых, с 2002 года по 2016 год инвестиционная доходность Нацфонда составила 3,56%. За 9 месяцев 2016 года по предварительным данным доходность Национального фонда составила 3,02% в положительном выражении, что является одним из высоких показателей среди вообще других суверенных фондов, которые функционируют в мире", - заявил господин Акишев. 

Министр национальной экономики со своей стороны напомнил, что сейчас правительством и Нацбанком разрабатывается новая концепция управления средствами Нацфонда, которая "содержит снижение использования средств Национального фонда в течении определённого времени на сумму почти в триллион тенге".

"Конечно, это скажется и на доходах, и соответственно, если мы эту концепцию реализуем в том виде в каком она предложена это позволит сохранять основное тело уже в ближайшее время, - заверил он. - Снижение такой доли за счёт снижения трансферта и повышения собираемости доходов из других источников позволит нам стабилизировать это и тем самым меньше средств привлекать из Национального фонда". 

Обсуждая главный финансовый документ, депутаты то и дело пытались прояснить, учитывало ли правительство прежние недостатки в бюджетном планировании, или нет. В итоге депутат Татьяна Яковлева прямо спросила у министра финансов: "Бахыт Турлыханович, в вашем выступлении я не услышала, проводился ли анализ исполнения продолжающихся программ, оценивалась ли эффективность использования средств и учитывались ли недостатки исполнения республиканского бюджета за прошлый период? Каковы итоги этого анализа? Ведь в соответствии с требованиями ОЭСР, они должны лежать в основе при формировании проекта бюджета". 

"Действительно, анализ эффективности реализации как республиканских бюджетных программ, так и реализуемых государственных отраслевых программ должен проводиться на постоянно основе и должен ложиться в основу формирования проекта бюджета последующих лет, - издалека начал ответ глава Минфина. - Как вы отметили, по стандартам ОЭСР, мы сейчас максимально внедряем эти принципы. И эти принципы заложены в принятом в прошлом году вами законе "О внедрении системы государственного аудита". Мы сейчас находимся в активной фазе имплементации этих стандартов". 

В целом же, заверил министр, работа по учету ошибок по оценке действующих бюджетных программ "проводится постоянно, и она учтена и во внесенном проекте бюджета". 

"Мог бы поставить хорошую красивую жирную точку – размазал все, как мог, - не удержался от язвительного замечания спикер мажилиса Нурлан Нигматулин. -  Самое главное, о чем спросила депутат, при рассмотрении отчета правительства, из года в год есть одна большая проблема – это не освоение денежных средств или их неэффективное освоение, регулярное невыполнение бюджета – один из основных признаков оценки. О чем был вопрос – неэффективность работы любой организации. Если говорить о частном бизнесе, то ни один акционер не будет держать менеджера на работе, еще и платить ему заработную плату за то, что он из года в год будет не осваивать либо неэффективно осваивать средства, которые он дает. Почему государство должно содержать руководителей таких госорганов?". Впрочем, вопрос председателя палаты был риторическим, и остался без комментариев. 

Но на этом тема эффективности реализации бюджетных программ и соответственно, выделенных на них средств госказны не закончилась. Мажилисмен Серик Кусаинов удивился нестыковке в данных госпрограмм по обеспечению населения питьевой водой.

Так, в программе управления водными ресурсами закладывались такие показатели: к 2020 году обеспеченность городского населения питьевой водой должна была составит 100%, сельского населения 80%. По факту, в некоторых регионах обеспеченность сел питьевой водой едва превышает 20%, а в стратегическом плане министерства национальной экономики и вовсе оказались другие планы - в городской местности 98%, в сельской 68%. Куандык Бишимбаев объяснил этот "прогнозный разбег" возможностями бюджета, из-за снижения которых и были пересмотрены "некоторые индикаторы". Чем вновь вызвал недовольство спикера: "Вообще остается непонятным - есть госпрограмма, утвердил ее глава государства. Вы говорите о корректировке. Действительно, в 2014 году были корректировки с учетом трехлетнего бюджета, которые несколько приняли другие цифры по "Акбулаку". Но аккурат 31 августа 2016 года вы принимаете стратегический план министерства на 2017-2021 годы, и в разделе "обеспечение питьевой водой центральных источников водоснабжения в городах" вы ставите другие цифры.  Почему министерство и приказы министра корректируют госпрограмму?". Попытки министра сослаться на бюджетные возможности Нурлан Нигматулин отмел сразу, и обратился напрямую к премьер-министру Бакытжану Сагинтаеву: "Бакытжан Абдирович, у меня одна просьба. Мы не будем заслушивать господина министра. Тут присутствуют СМИ, вот вы выйдите и прокомментируйте все-таки. Я думаю, что это проблема не только министерства национальной экономики. Это касается стратегических планов и других госорганов может быть нам нужно сделать ревизию, подкорректировать, что нет денег, давайте. Мы готовы здесь посмотреть, и будем корректировку бюджетов делать".

Бакытжан Сагинтаев согласно кивнул, но конечно же, комментировать что-либо журналистам не стал. Нурлану Нигматулину, впрочем, премьер ответил: "У нас имеются недостатки при реализации инвестиционных проектов, а также стратегическом направлении. Конечно, мы должны планировать, оглядываясь назад, поэтому некоторые поручения, некоторые задачи, стоящие перед нами мы должны проводить работу. Я согласен с вашими предложениями. Работа в данном направлении будет приведена в порядок. Ответственность у нас одна: хоть парламента, хоть правительства". 

Критика в адрес правительства звучала без перерыва на протяжении двух часов. Аманжан Жамалов и вовсе поставил под сомнение все планы и прогнозы, всего лишь сопоставив цифры. Так, в 2016 году при среднегодовой цене на нефть в 40 долларов за баррель, кабмин прогнозирует рост ВВП на 0,5%. При этом на 2017 год закладывается цена на нефть 35 долларов за баррель, но ВВП ожидается на уровне 1,9%. При этом расходы на программы развития снижаются. 

"Возможно, сегодня основные надежды на рост экономики, связанных с добычей кашаганской нефти. В бюджете заложена добыча 14 млн тонн кашаганской нефти в 2017 году и 11 млн тонн в 2019 году. Но по словам председателя АО КМГ Сауата Мынбаева, нижний порог окупаемости добычи нефти на Кашагане – 90-100 долларов за баррель, и будет ли даже при котировке 50 долларов за баррель эта нефть драйвером для роста экономики – это большой вопрос. Рассчитывать на увеличение кредитования банками до такого уровня крайне несерьезно, а других факторов экономического роста нет. Из вышеизложенного можно сделать один вывод о том, что министерства Нацэкономики и финансов изначально завышен план по росту ВВП и занижен план по доходам и расходам бюджета", - резюмировал мажилисмен. И на прощание процитировал, обращаясь к премьеру, Альберта Энштейна: "Сумасшествие ожидать новые отличные результаты делая вещи по-старому". 

Тем не менее, критический настрой и, казалось бы, всеобщее недовольство, не помешало депутатам одобрить представленный им проект трехлетнего республиканского бюджета именно в тех параметрах, которые предложило правительство.

Так, реальный рост ВВП ожидается в 2017 году на уровне 1,9%, 2,1% в 2018 году, 2,7% в 2019 году. Среднегодовая цена на нефть прогнозируется на уровне 35 долларов за баррель в 2017 году с увеличением до 45 долларов за баррель в 2021 году. Объем добычи нефти ожидается в 2017 году на уровне 79,5 млн тонн с увеличением в 2021 году до 86,5 млн тонн. Уровень инфляции прогнозируется в коридоре 6-8% в 2017 году со снижением до 3-4% в 2021 году.

Правда, внутри бюджета депутаты все же нашли дополнительные деньги, сократив резерв правительства на 26 млрд тенге и расходы министерства обороны на 86 млн тенге. Освободившиеся 26,1 млрд тенге мажилисмены решили направить на такие программы: реализация программы "Балапан" - 6,6 млрд тенге; создание и сопровождение call-центра и сайта уполномоченного по правам ребенка - 166,8 млн тенге; ремонт домов творчества - 862,4 млн тенге; подготовка спортсменов по не олимпийским видам спорта - 200 млн тенге; грантовую поддержку деятельности НПО по вопросам защиты прав детей - 180 млн тенге; реконструкция автодороги Актобе - Орск - 1 млрд тенге; развитие системы водоснабжения и водоотведения ЗКО - 1,5 млрд тенге; развитие системы водоснабжения и водоотведения Павлодарской области - 4 млрд тенге; обеспечение технической укрепленности объектов генеральной прокуратуры в антитеррористическом отношении - 204,2 млн тенге; материально-техническое обеспечение комитета национальной безопасности - 9 млрд тенге. 

Ирина Севостьянова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: