/img/tv1.svg
RU KZ
Кураторы «групп смерти» и интернет-педофилы активизировались во время «дистанционки»

Кураторы «групп смерти» и интернет-педофилы активизировались во время «дистанционки»

Дистанционное обучение и самоизоляция спровоцировали рост преступлений против малолетних в Интернете – эксперты по информационной безопасности.

10:30 30 Сентябрь 2020 1899

Кураторы «групп смерти» и интернет-педофилы активизировались во время «дистанционки»

Автор:

Регина Ким

Кураторы суицидальных пабликов активизировались в русскоязычном Интернете во время дистанционного обучения и самоизоляции. Между тем на днях появилась информации о том, что «группы смерти» появились на казахском языке.

Ко всему прочему в Интернете мобилизировались педофилы.

Какие опасности подстерегают детей в Интернете сегодня – в программе «Интервью» рассказывает психолог, руководитель проекта «Молодежная служба безопасности», кибердружинник Леонид Армер.

Леонид, приветствую Вас! Расскажите о себе. Как Ваша деятельность связана с Казахстаном?

С начала 2000-х группа молодых единомышленников поставила задачу – обеспечение молодежной среды. Сначала была борьба с распространением наркотиков, но с развитием коммуникационной сети различные виды преступности «переехали» в виртуальное пространство. В 2011 г. виртуальное пространство стало практически таким же опасным, как и реальный мир. Поэтому волонтерами проводится работа в виртуальном пространстве в социальных сетях, где практически у каждого школьника уже есть свой аккаунт.

Отдельное направление началось в конце 2016 года с появления «групп смерти», в числе которых «Синий кит», «Красная сова» и др. К концу 2018-го – началу 2019-го удалось минимизировать их активность, но во время самоизоляции нами было замечено изменение тенденций в сторону роста.

Вы работаете напрямую с МВД РК – передаете свои данные, если замечаете подозрительную активность?

Да, с учетом того, что Интернет внетерриториален, поэтому приходится сталкиваться с преступниками и с пострадавшими из разных стран – практически вся территория бывшего Советского Союза и даже больше. Нам приходилось устанавливать контакты с полицией Польши, Германии, Чехии, Ирана и Израиля. С помощью нашей информации сотрудники замечательно отрабатывали – спасали тех, кому что-то угрожало, и преступники получали наказание.

Суицидальные паблики «Синий кит», «Тихий дом», «Разбудим меня в 4:20» уже давно потеряли актуальность – они не являются проблемой сегодня. Однако во время карантина в русскоязычном Интернете (подчеркну – не в России, а в русскоязычном виртуальном пространстве) вы заметили активность со стороны кураторов «групп смерти». Расскажите об этом?

В 2016-2017 гг. были популярны теории заговоров – многие считали, что это действия западных спецслужб, направленные против детей. Со временем стало понятно, что возникла субкультура во многом из-за шума в СМИ. В 80% случаях «страшными кураторами» оказались дети и студенты, и в гораздо меньших случаях ими оказались взрослые, то есть дети играли с детьми.

К началу 2019-го эту «массовость» удалось нейтрализовать в значительной степени во многом благодаря коррекции Уголовного кодекса касательно статьи по доведению до суицида. Там появились две новые статьи – 110.1 и 110.2, которые были заточены конкретно на привлечение к ответственности организаторов суицидальных игр.

Тема актуализировалась весной во время самоизоляции, когда дети перестали ходить в школу, взрослые перестали ходить на работу. По сравнению с 2019 г. мы зафиксировали резкое увеличение желания стать кураторами. При этом резкого увеличения стать игроками мы не зафиксировали.

Стало больше времени для нахождения в Интернете. Определенная часть подростков где-то что-то заново прочитали и по большому счету от нечего делать решили примерить на себя роль кураторов. Это действительно было зафиксировано, это чувствовалось, и продолжалось это до конца учебного года.

Важный момент, касающийся суицидальных игр. Согласно всем исследованиям, в том числе исследованиям, которые заказывал следственный комитет РФ психологическому факультету Санкт-Петербургского университета, игра с нуля не способна привести ребенка к суициду. Истинная причина всегда была во внешнем мире. Это касается и взаимоотношений с родителями, и буллинга в школе, и случаев, если ребенок подвергся домогательству или изнасилованию. К сожалению, на самоизоляции, когда дети и родители стали проводить больше времени вместе, это оказалось критично (увеличилось количество скандалов и депрессивных состояний у детей, которых не выпускали гулять).

Казахстанские СМИ на днях писали, что появились «группы смерти» на казахском языке. Вам что-нибудь известно об этом?

За четыре года работы по «группам смерти» паблики, заточенные на конкретную страну на родном языке, нам не встречались. Они находятся в русскоязычном сегменте Интернета, если речь идет о территории бывшего Советского Союза. Я столкнулся с этой статьей и поинтересовался у сотрудников МВД Казахстана, но это вызвало у них удивление, потому что такой информации им не поступало. Я предполагаю, что в значительной степени это фейк.

Вторая проблема, которую вы отмечаете в связи с пандемий, с новым образом жизни, – рост интернет-педофилов во всем мире. Расскажите об этом.

Мы опираемся на свою многолетнюю статистику мониторинговую. Как только началась самоизоляция, мы зафиксировали количество обращений, касающихся каких-либо форм домогательства. Приведу американскую статистику. Американцы одного штата столкнулись с проблемой – полиция за один месяц домашнего дистанционного обучения задержала 52 извращенцев, которые приставали во время онлайн-уроков. Это общемировая проблема. Количество сексуальных преступлений через Интернет ежегодно удваивается. Мы должны понимать, что это одна из проблем, которая ждет детей в виртуальном пространстве.

Вернемся к суицидальным пабликам. Ранее Вы говорили, что в России ужесточили законы за создание и ведение суицидальных групп. Нужно ли в Казахстане сделать подобное?

В 2018-2019 гг. в РК поднимался вопрос о коррекции казахстанского законодательства, чтобы его актуализировать для борьбы с суицидальными темами. Насколько мне известно, аналогов наших законов за организацию игры и за пропаганду информации, которая может привести к суициду, в Казахстане так и не приняли. Что может помешать быстро и своевременно отработать информацию в случае выявления кураторов.

Какие дадите советы по информационной гигиене родителям и детям?

Родителям надо иметь представление, где их дети находятся в Интернете. Речь не идет о шпионаже, о предоставлении паролей к страницам – это приведет к конфликтам. Интернет – не безопасная среда, это надо говорить детям, чтобы они понимали, что из Интернета могут прийти неприятные персонажи. Детям надо пояснять, что незнакомые дядьки с конфетами переехали в виртуальное пространство. Если у ребенка кто-то просит прислать неприличные фотографии или, наоборот, ребенку сбрасывают неприличные фотографии, ребенок должен не бояться рассказать об этом родителям.

Родители всегда несут персональную ответственность за ребенка. В таком случае, может быть, надо вводить образовательные курсы по информационной гигиене для родителей при школах?

Все зависит от региона, от города – имеются ли там специалисты, которые в интересной форме смогут донести информацию. Профилактике уделяется большое внимание в РФ – есть определенные программы, есть определенные курсы для преподавателей. Намного более эффективно могут проводить профилактику люди, которые работают с этой темой. Мне приходится читать до 100 лекций в год и школьникам, и родителям, и педагогам. После лекций ко мне родители подходят и говорят: «Ужас! Какой кошмар! Мы не понимали, что угрожает нашим детям в Интернете!» Сколько бы статей ни выпускалось, сколько бы сюжетов ни выходило об этом, постоянно надо напомнить, потому что масса людей не понимают, с чем дети могут столкнуться в Интернете.

В связи с новыми реалиями жизни – «удаленкой», «дистанционкой» – некоторые граждане впервые сели за компьютеры. Поэтому вопрос информационной гигиены сегодня актуален как никогда. Леонид, благодарю за информацию!

Регина Ким


Подпишитесь на наш канал Telegram!