/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 440,81 Brent 36,55
«Меня ничто не заставит вернуться»: казахстанка Мария Имаева – о бизнесе, пандемии и жизни в Швейцарии

«Меня ничто не заставит вернуться»: казахстанка Мария Имаева – о бизнесе, пандемии и жизни в Швейцарии

Интервью с Марией Имаевой – казахстанской журналисткой, которая уже второй год вместе с семьей живет в Швейцарии, вышло удивительно теплым, рассудительным.

08:00 14 Июль 2020 18270

«Меня ничто не заставит вернуться»: казахстанка Мария Имаева – о бизнесе, пандемии и жизни в Швейцарии

Автор:

Мадина Ерик

Однако красной линией на протяжении всего разговора проходит тяжело объяснимое чувство, определение которому только одно – «саднит где-то в районе груди». Саднит от осознания того, как много нужно сделать нам в Казахстане для наших граждан, бизнесменов, врачей, для жизни, которой где-то кто-то живет и благодарен своему правительству. А еще саднит от того, что даже там, проживая в правильных условиях, казахстанцы тоскуют по родине, но не хотят возвращаться. Мария Имаева рассказала корреспонденту Inbusiness.kz свою историю жизни в Швейцарии.

Мария, мы с Вами продолжаем серию интервью «Казахстанцы за рубежом». Вы сегодня живете в стране высокогорных Альп – в Швейцарии. Расскажите Вашу историю – как поменяли страну для проживания, как устраивались?

В Швейцарию я с детьми переехала полтора года назад по программе «Воссоединение семьи». Мой муж – гражданин Швейцарии, и мы приняли решение жить именно здесь. Более года мы потратили на оформление документов, очень долго ждали одобрения с швейцарской стороны, потому что эмигрировать в эту страну совсем не просто, каждый год ужесточаются правила выдачи виз и вида на жительство и уж тем более получение гражданства. Я, например, смогу получить швейцарский паспорт через пять-семь лет, притом что мой муж и дети уже граждане этой страны.

Насколько сильно жизнь в Казахстане и Швейцарии отличается? Что можете назвать первостепенным в этих различиях, что делает жизнь качественнее, интереснее, стабильнее?

Вообще, мы могли бы жить на Шри-Ланке, поскольку это родина моего мужа, или в Казахстане – родина моя и наших детей, но мы выбрали Швейцарию, так как муж живет здесь уже более 25 лет. Мы пожили вместе на Шри-Ланке, потом почти два года прожили вместе в Казахстане и в итоге переехали сюда. Конечно, здесь совершенно другая жизнь. Первое, что я ощутила по приезде сюда, – это безопасность. Это очень приятное ощущение – чувствовать себя безопасно в автобусе, где ты не прячешь подальше телефон и не держишь крепко сумку, чтобы вдруг ее не выхватили, тебе спокойно, тебе комфортно. Так же и на улице вечером, ты не оглядываешься постоянно, кто там идет за тобой, а вдруг нападет, а вдруг ограбит... Так же и дома, ни у кого нет железных, бронированных дверей, у всех простые деревянные, с одним замком. Да, кражи бывают, но редко. В Алматы же у меня постоянно было чувство страха, что залезут, ограбят, хотя и воровать-то особо нечего, просто слишком много было случаев среди соседей и знакомых, и потому этот страх очень прочно овладел мной. Здесь отпустило. И это так здорово – жить и не бояться. Не бояться ездить в общественном транспорте, оставлять квартиру на неделю без присмотра, поздно идти по улице. И переходить дорогу. Для меня это отдельная тема: здесь все ездят строго по правилам, 99% водителей пропускают на зебре пешеходов, редко, кто гоняет и уж тем более ездит на красный свет. Чувство безопасности – одно из главных, что делает человека счастливым и благодарным стране.

Согласна с Вами. А как Вы решаете сегодня вопрос с языковым барьером?

Что касается языкового барьера, то это главный пункт в интеграции и адаптации в новой стране. Мы живем во французской части Швейцарии, а есть еще немецкая и итальянская – это те регионы, которые граничат с Германией и Италией, соответственно, там говорят на немецком и итальянском. А есть еще и исконно швейцарский язык – романдский, на нем говорит коренное население, в основном люди, которые живут в горах. То есть швейцарцы с разных кантонов (так называются области страны) могут и не понимать друг друга. Английский тут не в обиходе, но в магазинах или ресторанах вас могут понять и обслужить. Мы с мужем разговариваем на английском, и потому французский я здесь учу с нуля. До приезда сюда в моем словарном запасе были лишь «бонжюр» и «се ля ви». (Смеется.) А еще «шерше ля фам». Все. Дается мне обучение нелегко, уже год я постоянно посещаю курсы и все никак свободно не заговорю. Зато моя дочь за полтора года настолько хорошо освоила язык, что многие и не верят, что французский не родной ей язык, у нее даже акцента нет. Она постоянно подтрунивает надо мной: »Мама, а ты точно ходишь в свою школу французского? А то как-то незаметно». Да, детям проще даются языки. Но уверена, что и я возьму этот барьер. С языком гораздо проще чувствовать в стране себя своей.

Очень важный для нашего ресурса вопрос – швейцарский бизнес. Вы, наверняка, наблюдали, чем занимаются местные предприниматели, какие ниши самые популярные, доходные? Насколько возможно приехавшим в страну открыть свое дело и успешно на нем зарабатывать?

Бизнес в Швейцарии? Тут снова вернусь к языку. Как только ты свободно овладеешь языком, перед тобой открываются все двери и в бизнес. На самом деле, насколько я правильно ориентируюсь уже и понимаю, здесь очень просто вести бизнес, но необходимое условие – соблюдать четко закон. Здесь, в принципе, нет такого понятия: дать этому взятку, позвонить тому, чтобы отменили проверку, «разрулить», «слить», «замять». Если ты хочешь быть предпринимателем, единственное правило – соблюдай все правила. Вот такая тавтология, но это действительно так. Вовремя плати налоги, вовремя оплачивай счета, соблюдай санитарные нормы, если это кафе или магазин. Кстати, очень много маленьких продуктовых магазинчиков, и они очень популярны. Особенно те, которые открывают эмигранты и продают в своих магазинах товар с родины. Всегда много клиентов в африканских, албанских, турецких магазинах. Еще здесь очень много салонов красоты и барбершопов. Очереди туда всегда. Хотя качество услуг оставляет желать лучшего. Конечно, и часто видишь, как закрываются какие-то бары или рестораны, бизнес не идет. Но здесь в то же время много специальных фондов по поддержке малого и среднего бизнеса, и они реально помогают предпринимателям, находят для них выгодные кредиты, всячески стараются оберегать начинающих бизнесменов. Но, как оно обстоит изнутри, я узнаю, только когда сама открою свой бизнес.

А как государство поддерживает предпринимателей? Как Вы сами оцениваете условия ведения бизнеса здесь, в Швейцарии?

Вообще, здесь очень мощная поддержка государства малому и среднему бизнесу. К примеру, когда во время карантина все кафе, рестораны, салоны красоты закрылись на два месяца (март, апрель), государство сразу выплатило всем заведениям пособия, все сотрудники получили свои сохраненные зарплаты, два месяца аренды списали за счет государства, в общем, из-за пандемии практически никто не обанкротился. Ну, насколько мне известно. По крайней мере, в новостях об этом постоянно говорили. Да, как и во всех странах, многие бизнесмены понесли серьезные убытки, но в Швейцарии на этот беспрецедентный случай было выдано несколько миллиардов швейцарских франков для поддержания экономики в стране.

Мария, Швейцария считается одной из самых дорогих стран мира, давайте посчитаем, какой доход должен быть у семьи из четырех-пяти членов, чтобы жить качественно (жилье, питание, образование, здравоохранение и так далее)?

Да, Швейцария действительно очень дорогая страна. И это первое, что мне бросилось в глаза по приезде. Я постоянно переводила стоимость продуктов в тенге и не переставала возмущаться. А потом, наконец, приняла, что сравнивать неуместно, уровень доходов здесь абсолютно другой. Здесь минимальная зарплата 4000 франков (швейцарский франк равен доллару). Это, так сказать, прожиточный минимум. Давайте посчитаем: в среднем аренда небольшой трехкомнатной квартиры обходится в 2000 франков, плюс оплата коммунальных услуг – 200 франков. Обязательная минимальная медицинская страховка ежемесячно на одного взрослого – 500 франков, на ребенка – от 300. Плюс счета за Интернет и телефон, в среднем на одного человека 100 франков. Ежемесячный абонемент на общественный транспорт – 75 франков. Если есть автомобиль, расходы увеличиваются минимум на 500 франков в месяц: страховка, парковка, бензин. Каждый поход в магазин за продуктами – это минимум 100 франков. При этом в корзине будут молоко, хлеб, грамм 700 мяса, пачка сосисок, килограмма три овощей, столько же фруктов, вот, в общем-то, и все. Только килограмм говядины здесь стоит от 30 франков. Так что в среднем семье из четырех человек – мама, папа, двое детей – нужно в месяц семь-восемь тысяч швейцарских франков. Это чтобы еще можно было попутешествовать по стране, водить одного ребенка на танцы, другого – на плавание, ну и самим в тренажерный зал наведываться. То есть это будет жизнь без особых изысков. Потому многие из Франции, Италии, Германии каждое утро приезжают работать в Швейцарию и каждый вечер возвращаются к себе в страну, там на швейцарскую зарплату можно жить припеваючи.

Отличный расклад, спасибо. Давайте поговорим о том, как проходит Ваш карантин? Что было особенного в изоляции в Швейцарии?

Это был очень показательный момент для страны. Во-первых, изначально здесь такая политика, здесь никто никому ничего не вправе запрещать. Государство может рекомендовать оставаться дома, но указывать и тем более в обязательном порядке всех закрывать здесь не будут. 13 марта по всем СМИ объявили, что в связи с пандемией коронавируса приостанавливают свою работу школы, торговые центры, кафе, рестораны, парикмахерские, кинотеатры. И всех граждан правительство просит по возможности оставаться дома. Сто раз было подчеркнуто: мы не приказываем вам, мы вас просим ради вашей же безопасности. Народ здесь сознательный, и без надобности никто даже на улицу не выходил. Мы с детьми, например, выходили на 15 минут подышать воздухом возле подъезда, потому что у нас в квартире нет балкона. В магазин ходили по острой необходимости по очереди с мужем. Кстати, очень много благотворительных организаций, их активисты возят людям продукты домой. Всюду были указаны телефоны, ты мог позвонить, сказать, что нужна еда, и вам еженедельно будут доставлять продовольствие бесконтактной доставкой. В мае, когда объявили, что Швейцария вышла из зоны риска, и открылись все общественные заведения, и в первую очередь школы, жизнь очень быстро вернулась в прежнее русло. Но сейчас у нас ввели обязательный масочный режим в общественном транспорте и магазинах. При этом каждый раз подчеркивают: мы рекомендуем, давайте будем ответственными вместе. Абсолютно все в автобусах и супермаркетах в масках, нет ни единого человека, кто бы игнорировал это.

Вы, наверняка, следите за событиями в Казахстане, очень много вопросов к министерству здравоохранения. Расскажите, как правительство Вашей страны обеспечивало здоровье нации в период пандемии?

Да, я пристально слежу за ситуацией с COVID-19 в Казахстане, поскольку в Алматы живут мои родители, сестры, племянники. И я очень переживаю за своих родных, все, что доходит до меня из социальных сетей и ленты новостей, меня вводит в страх. И я представляю, какие депрессивные настроения сейчас у людей, которые сами там живут. Обвинять кого-то сейчас бесполезно, найти действенный метод борьбы с этим хаосом – вот, что важно. Я считаю, это не только вина министерства здравоохранения, это провал всего правительства, которое не срегировало вовремя и четко. Но опять же не винить сейчас надо, нужно надеяться, что государство вернет контроль над ситуацией, люди перестанут умирать и болеть. Об этом нужно сейчас молиться.

Мария, сумели ли Вы наладить связь с другими казахстанцами, проживающими в Швейцарии? Как живется им сегодня?

Честно говоря, я не знаю никого из соотечественников лично, кто живет в Швейцарии. У меня была здесь подруга-алматинка, наши дети учились в одной школе в Лозанне, но они с мужем и детьми вернулись в Казахстан, поскольку у мужа закончился контракт на работе здесь. Больше с казахстанцами я не пересекалась, а дружба с русскоговорящими из стран СНГ как-то не завязывается. Люди, переехавшие сюда, очень сильно меняются, и нет в них прежней открытости, дружелюбия, что свойственно нашим.

То, о чем Вы пишете в социальных сетях сегодня, красноречиво говорит о Вашей тоске по Казахстану, по родным и друзьям. Что может Вас заставить вернуться?

Да, я очень тоскую по своим родным. Мне ужасно не хватает рядом моей большой семьи: мамы, папы, сестер, всех родных. Опять же друзей настоящих, преданных, любимых у меня здесь нет. Скучаю страшно по нашим семейным встречам. Здесь у меня только мой муж и мои дети, а я привыкла к большому кругу общения. Но человек ко всему привыкает, вот и я уже меньше плачу и рвусь в Алматы. Первые месяцы здесь каждую неделю чемоданы собирала домой, сейчас уже нет. Хотели приехать летом погостить, но границы в Казахстане закрыты, и, когда откроют, неизвестно. Да, и рисковать не хочется. Поэтому встреча с любимыми людьми переносится на неопределенный срок. Но мы умеем ждать. И любить. Даже на расстоянии. Что меня может заставить вернуться на родину? Наверное, ничего. Уж лучше вы к нам. Мечтаю, чтобы мои родные были рядом. Здесь. Вот тогда я буду действительно счастлива в одной из самых благополучных стран мира.

Спасибо за интересную беседу, Мария. Успехов Вам и благополучия!

Мадина Ерик


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Карантин в Италии: как это было на самом деле

Про абсурдные решения, панику, финансовую чистоплотность чиновников от здравоохранения и борьбу с нигилизмом в отношении самого вируса.

30 Июль 2020 07:49 10867

Карантин в Италии: как это было на самом деле

К прочтению обязательно. Слишком интересной, полезной и глубокой получилась беседа у корреспондента Inbusiness.kz с казахстанкой Алией Каримовой, которая уже 10 лет живет в Италии. Разговор выдался в формате дежавю по части обсуждения темы пандемии. Те же противоборства между неверующими и прилежно отсиживающими карантин дома, те же порой абсурдные решения власти, паника и обвинения в финансовой нечистоплотности чиновников от здравоохранения. Но сначала – сама история Алии о ее переезде в страну Леонардо да Винчи и Микеланджело, о жизнеустройстве в Италии и возможностях в бизнесе.

Алия, из всех героев нашего цикла интервью «Казахстанцы за рубежом», Вы – одна из заграничных долгожителей, скажем так. Вы считаете себя уже итальянкой – по укладу жизни, по ментальности?

Да, я живу во Флоренции уже 10 лет, и мой уклад жизни за это время, конечно же, поменялся. Так как я замужем за итальянцем, и все наши друзья итальянцы, то смело могу сказать, что я впитала и ментальность, и культуру, и привычки итальянцев. Да что там привычки, я уже даже думаю на итальянском! И, если долго не общаюсь с русскоязычными, потом в общении с ними так и проскальзывают итальянские слова и фразы.

Начну с того, что я, в принципе, простой советский человек, с почти атеистическим мировоззрением, в Италии приняла римское католичество. А это уже говорит о многом. Воскресные, рождественские и пасхальные мессы, крещения и венчания – это неотъемлемая торжественная и, как ни странно, веселая часть жизни итальянцев. Да и мы с мужем венчались в церкви. А крестили меня во Флорентийском кафедральном соборе прямо в Пасхальную ночь. Это было незабываемо – волнительно и торжественно.

Временами кружилась голова от обилия шедевров искусства вокруг, от истории собора в 600 лет, от вековых литургических ритуалов, от богатого пасхального декора, от присутствия нескольких тысяч флорентийцев, пришедших на ночную пасхальную службу…Ну а про распорядок дня и рацион уже и говорить нечего. Моими любимыми напитками стали вода, кофе и вино. На нашем столе присутствуют только сезонные продукты, много овощей, рыбы и оливкового масла. По выходным у нас – обязательные застолья с друзьями и воскресный обед с родней (конечно же, с эмоциональными разговорами о политике, музыке и еде), а в августе дружно и неизбежно всей страной мы отправляемся к морю.

Знаменитое «дольче фар ньенте» (а оно у итальянцев в ДНК, и скажу по секрету – без него невозможно создавать те шедевры, которыми знаменита Италия) регулярно становится частью и моей жизни. Да и в целом жизнь в Италии похожа на замедленные съемки. Никто никуда не торопится и ничего не откладывает на завтра, если это можно сделать послезавтра.

Расскажите нам историю Вашего переезда. Чем Вы занимались и как жили в Казахстане, когда вдруг приняли решение уехать? Что стало причиной такого решения?

Моя любовь к Италии имеет глубокие корни – наверное, в прошлой жизни я жила именно здесь, и она мне нравилась всегда, даже во времена «железного занавеса», когда всю информацию мы получали дозированно и только из официальных источников. Мои ощущения от Италии в первый раз были невероятными – мне казалось, что все это я уже видела и трогала, что это все – мое, потерянное когда-то и вот теперь нашедшееся. В детстве, помню, читала сказки Джанни Родари и говорила маме: «Я хочу изучать итальянский!». А она мне отвечала: «Зачем тебе язык, на котором говорит всего одна страна в мире? Учи английский!» И я потом так и сделала – безропотно учила английский в школе и университете, хотя он мне никогда особо не нравился.

У меня диплом КазНУ исторического факультета, плюс два диплома частных школ – дизайнера рекламы и дизайнера интерьеров. Но я по натуре творческий и разносторонний человек – и дизайнер, и декоратор, и копирайтер, и публицист, а теперь вот еще и искусствовед (учусь во Флорентийском университете). Мне все интересно. В Алматы у меня было свое агентство по дизайну и организации мероприятий. Жизнь и работа били фонтаном.

Однажды, собравшись в свою первую турпоездку в Италию, купив обычный разговорник, пролистав его и поняв, что без базовых знаний им пользоваться будет очень сложно, я начала задумываться о языковых курсах… Но, как это часто случается в будничной суете, мысли остались всего лишь мыслями.

Однако спустя время, стоя в ожидании приема в визовом центре итальянского посольства, мне попала в руки брошюра, на которой первое, что бросилось мне в глаза, была крылатая фраза знаменитейшего поэта Августовского века Вергилия: carpe viam – начни путь. Меня словно озарило! В этот же день я начала поиски курсов итальянского языка и учебников и, обежав все магазины, купила набор CD «100% аудио итальянский». Я слушала эти диски везде – в машине, в ванной, на кухне, на лэптопе и в телефоне. Потом я подключила ежедневные занятия с репетитором и упражнения онлайн.

Каждое утро перед работой я летела на итальянский, по дороге слушав диски. Каждый вечер я учила тексты и делала задания, а в перерыве слушала песни и смотрела фильмы на итальянском языке. Я перестала ходить с друзьями по кафе и клубам, экономив деньги на оплату репетитора, которую уговорила приезжать ко мне домой. Изучение итальянского заполнило мою жизнь полностью, вытеснив почти все остальное. И это меня нисколечко не напрягало!

Все мои поездки в Италию потом были для меня отличной языковой практикой. Меня тянуло туда постоянно и сильно. Но, возвращаясь из очередного путешествия на Апеннины, меня с необъяснимой тоской тянуло обратно. Я везла оттуда все возможное и невозможное – книги, диски, картины, продукты питания и даже семена базилика и других ароматических трав! Постоянный перегруз в три-четыре чемодана заставил меня остановиться и сказать «хватит!» – всю Италию невозможно перевезти домой, надо наслаждаться ей здесь.

Туристом было ездить не дешево, и один раз, просчитав все, я решила целый месяц отпуска посвятить изучению языка и культуры не где-нибудь, а во Флоренции. Я нашла там школу и жилье, приготовила все документы и провела на родине Данте, Леонардо и Микеланджело 32 дня, которые пролетели как одна неделя. Эти дни меня окрылили, вдохновили, зарядили энергией и, можно сказать, заново родили. И именно тогда я и познакомилась со своим будущим мужем, который мне предложил поступить во Флорентийский университет на искусствоведа. Что я и сделала, переехав через полгода во Флоренцию.

Какими были Ваши первые месяцы в Италии? Насколько эта страна адаптирована для иммигрантов? Какие сложности были первыми?

Первой сложностью был, конечно же, языковой барьер. Жизнь – это не языковой тест, где надо ответить на академические вопросы, к которым уже, как правило, знаешь ответ. В реальности все намного сложнее, и, несмотря на мой уровень В2, я почти ничего не понимала на лекциях (ведь многие преподаватели говорят на тосканском диалекте). Заходила туда с диктофоном, по вечерам пыталась расшифровывать, но все получалось с большим трудом и очень долго. Пришлось пойти на годичные языковые курсы в специализированной школе во Флоренции, после которых я и смогла уже с уверенностью посещать университет.

Флоренция – очень маленький город (население около 460 тысяч), и ее можно исходить всю вдоль и поперек за пару часов, а исторический центр – это почти вся сплошная зона ограниченного трафика, т. е. передвигаться теперь приходилось на общественном транспорте или пешком. Тогда мне казалось это дикостью, а сейчас я уже не представляю себе, как можно не накручивать по 10 тысяч шагов в день.

Из бытового – мне не хватало моего парикмахера, стоматолога, массажиста, привычных марок личной гигиены, нормального отопления в домах и общественных помещениях – в Италии нельзя включать отопление больше 20 градусов и больше восьми часов в сутки, с конца ноября по начало марта. Поэтому, когда возвращаешься домой вечером и включаешь отопление – надо еще пару часов ходить в пальто и сапогах. А в кафе и ресторанах так и вообще – иногда приходится сидеть прямо в верхней одежде, все они расположены на первых этажах зданий, а у некоторых даже нет внешней с тротуаром стены. Но все это мелочи.

Адаптация для всех бывает разная. Кому-то она и не нужна вовсе, как мне, например. А кому-то и всей жизни не хватит, чтобы адаптироваться. Знаю много русскоязычных, которые живут здесь по 20-30 лет и владеют языком на уровне выживания. Общаются только с русскоязычными, дома слушают радио и смотрят ТВ на русском. О какой интеграции может идти речь? А ведь в стране полно бесплатных курсов по изучению итальянского языка любого уровня. Здесь, кстати, английским вы сможете обойтись разве что в Милане. А так – везде нужно хорошее знание итальянского.

Сейчас в Италии идет усиленная иммиграционная пропаганда. Под эгидой того, что «Европа стареет и не размножается», разные политические силы пытаются провести так называемое «этническое замещение» – План Калерги. Миллионные массы нелегальных иммигрантов (а это 99% молодые мускулистые особи мужского пола) никак, естественно, не интегрируются и попадают в Италию с единственной целью – промышлять криминалом (так как им здесь все дозволено) и попасть под государственное социальное обеспечение. А это и жилье, и питание, и медицинское обслуживание, и даже наличные деньги.

Уже 10 лет как иммиграционная политика в Италии – это огромный бизнес и ничего больше. Криминальные авторитеты так и говорят, что даже наркоторговля не приносит такой прибыли, как управление кооперативами для иммигрантов. Вот если вы законопослушный гражданин, то здесь уже другая политика. Над вами будет установлен финансовый и налоговый контроль, а чуть что не так – штраф.

Очень интересно Вы рассказываете. Ну а если предметно говорить о необходимых для устройства жизни в Италии, да и в любой стране, потребностях – жилье, питание, обучение детей, здоровье, безопасность – можно ли обозначить цифру, с каким денежным запасом стоит туда ехать на ПМЖ, чтобы прожить до первого заработка?

В Италии все не так просто. Она поделена на 20 регионов, каждый из которых – на провинции и коммуны. И все зависит от того, где вы живете. На севере и в центре Италии, например, где сосредоточена работа, большинство арендуют жилье. Так как с приходом евро цены на жилье взлетели в несколько раз, а заработные платы откатились назад, купить свое жилье стало трудно, да и банки почти перестали выдавать кредиты на нормальных условиях. Аренда однокомнатной квартиры во Флоренции, например, обходится от 800 евро в месяц без коммунальных расходов (а это еще пару сотен). А в регионе Базиликата, например, можно снимать четырехкомнатную квартиру в 120 кв. м за 150 евро. Но там нет работы.

Вся молодежь оттуда устремляется на север – там и работа, и университеты. Студенты объединяются и снимают большие квартиры по 5-10 человек – койко-место обходится 250-300 евро в месяц, отдельная комната с общими санузлом и кухней – в 350-500 евро в зависимости от района и бытовых удобств. Коммунальные услуги в Италии стоят очень дорого. Взять, например, квитанцию за электроэнергию двухкомнатной квартиры – 150 евро за два месяца, из которых за конкретно электроэнергию – всего 50 евро, все остальное – налоги, акцизы и другие выплаты. Т. е., даже если вы закрыли квартиру и уехали, вам все равно придет счет в 100 евро за два месяца. И так со всем остальным – и газом, и водой. С питанием в Италии зато все отлично – огромный выбор качественных (здесь с этим очень строго) продуктов по совершенно адекватным ценам.

Траты зависят только от ваших аппетитов, но даже при низком семейном бюджете всегда можно найти, чем себя побаловать. Во Флоренции, например, 200-250 евро в месяц на человека могут позволить очень вкусно и полезно питаться. А вот болеть и ходить по врачам настоятельно не рекомендуется. Вы потратите кучу времени, нервов и денег, несмотря на якобы бесплатное медицинское лечение. Пломба у стоматолога стоит евро 300, например. А поход по врачам превращается в настоящий квест в несколько месяцев. Мне, например, проще, быстрее и дешевле прилететь на родину. Даже обычный аспирин или парацетамол вам не продадут без рецепта врача, а чтобы к нему попасть, надо сначала дозвониться и записаться.

Обучать детей в Италии тоже стоит не дешево и зависит от школы, куда вы хотите отдать свое чадо. Все зависит от региона, провинции, города. Государственные – бесплатно, но учебники и учебный материал закупается самими родителями ежегодно. Детские сады и университеты – платные, а стоимость зависит от годового бюджета семьи. Если он минимальный (до 17 тысяч евро), то и оплата будет символической.

Безопасность в Италии сейчас, наверное, на последнем месте. Иммигрантов и мелких преступников даже не арестовывают (что с них взять-то?), и те знают, что им все дозволено. А в итальянских законодательных дебрях так много лазеек, что судебные процессы тут длятся десятилетиями. Ехать на ПМЖ сюда надо, только имея на руках хороший трудовой контракт или большой счет в банке. Так как «ждать с моря погоды» можно долго, а налоги не ждут, их надо платить, независимо от того, заработал ты что-то или нет.

Ну и в целом здесь финансовый террор. Оплата наличными (и даже займы друзьям или родне) сейчас не должна превышать две тысячи евро, иначе огромные штрафы – все должно проходить через банк, где, естественно, надо оставлять проценты. Ввели даже налог на снятие наличных в банкомате, чтоб все привыкали к безналичным расчетам.

По нашим меркам действительно финансовый террор. Алия, а чем Вы сегодня занимаетесь в Италии? Как получалось начать зарабатывать сначала? Насколько, в принципе, это доступно – хорошо зарабатывать – для граждан других стран?

Сейчас в Италии очень непросто с работой. Безработица галопирует, особенно в этой ситуации с коронавирусом. Хорошо живется только госслужащим – у них стабильный хороший заработок, независящий от погоды на финансовом рынке, и соцпакет. Но всегда можно попробовать найти свою нишу. У меня здесь своя фирма по дизайну интерьера и поставке мебели, но все мои клиенты – из нашего бывшего СССР. Плюс я пишу статьи и тексты в разные русскоязычные издания в России и Европе, делаю дизайн рекламы, перевожу с итальянского на русский и обратно.

Считается, что хорошо зарабатывать можно всем и везде, главное – отлично знать законодательство, рыночные рычаги и хитрости. Но многие колоссы итальянской экономики, как ни странно, переводят свои юридические адреса в Швейцарию, Голландию или страны Восточной Европы во избежание финансового и налогового гнета.

Итальянская налоговая система – это очень сложная и запутанная структура, и предприниматель должен отдать государству 30% социальных и пенсионных отчислений, от 23% до 38% налоговых выплат (в зависимости от типа и доходов предприятия) и от 24% до 50% подоходный налог (которого нет для холдинговых компаний в Голландии). НДС в Италии – от 4% до 22% в зависимости от типа продукции. Хотя в той же самой Швейцарии, например, НДС всего 8%.

Поэтому только в Голландию, например, за последние несколько лет переехали ENI (нефть, газ), ENEL (электричество), EXOR (владельцы контрольного пакета акций больших итальянских компаний, таких как FCA, Ferrari, Juventus F.C., издательская группа GEDI и еженедельник The Economist и др.), FCA (Fiat Chrysler Automobiles), FERRARI, MEDIASET (медиахолдинг Сильвио Берлускони), CEMENTIR (межнациональный концерн цемента и железобетона), LUXOTTICA (производитель очков для известных брендов), FERRERO (производитель знаменитых кондитерских изделий), и много-много других от ILLY (производители дорогого кофе) до CAMPARI (производитель алкогольных и безалкогольных напитков). И это говорит о многом.

Как Вы строили свой бизнес? Насколько он успешен сегодня? Италия славится своей мебельной промышленностью и изысканным вкусом в интерьере, наверняка, высокая конкуренция?

Для дизайнеров интерьера Италия, конечно, – это рай! Чего только ни производит итальянская дизайнерская промышленность. И не могут ее обогнать ни французы, ни испанцы, ни португальцы, ни другие европейцы. Каждый год итальянцы находят, чем удивить самого изысканного покупателя. Чтобы сдать заказчику полноценный проект интерьера, мне приходится обращаться на несколько фабрик, находящихся зачастую в разных регионах Италии – от Ломбардии до Сицилии. А для этого надо постоянно быть в курсе всех новинок этого сектора – посещать специализированные выставки по всей Европе, штудировать профильные издания, посещать мастер-классы и дополнительные курсы, выезжать лично на фабрики для персонализации изделий, иногда даже стоять у станка с мастером, вытачивающим нужный мне завиток на пилястре.

В общем, надо всегда держать руку на пульсе. За эти несколько лет, что существует моя фирма, мой офис потихоньку стал похож на библиотеку, где есть все – каталоги фабрик, вспомогательная литература, периодические издания, образцы тканей, дерева, металлов, отделок, плитки, мрамора, освещения и т. д. Но самое сложное в этом, как и в любом другом бизнесе, – это разбираться в дебрях итальянского законодательства, начиная с регистрации фирмы и заканчивая ежемесячными и ежегодными выплатами. Это весьма сложно даже коренному итальянцу, не говоря уже про иностранцев. Но я стала членом Ассоциации потребителей Италии и плачу ежегодный взнос за пользование ее услугами.

Да, это дороже, чем бегать и делать все самому, но зато быстро и верно. Налогами и выплатами фирмы занимается специалист по торговому праву (что-то типа нашего бухгалтера). Плюс фирма зарегистрирована в Итальянской торговой палате, за что тоже приходится платить ежегодный взнос. Конечно, мои знакомые и друзья итальянцы крутили пальцем у виска и закатывали в ужасе глаза, узнав, что я решила «платить налоги в Италии». Меня и отговаривали, называя сумасшедшей, и пугали кризисом, и даже высмеивали. Но, как говорится, волков бояться – в лес не ходить.

Надо двигаться в пространстве вариантов, несмотря на огромную конкуренцию среди российских и итальянских фирм и агентств похожего профиля. Хотя с марта этого года моя фирма, как и фирма моего супруга, занимающаяся пассажирскими перевозками, так же, как и большинство итальянских фирм, находится в замороженном состоянии. В условиях мирового локдауна это логично.

Да, давайте эту тему обсудим детальнее. Насколько мы знаем, Италию вирус коснулся особенно и практически в самом начале. Мы помним эмоциональные видео, когда граждане Италии обиженно обращались ко всему миру, обвиняя в том, что все в свое время активно ездили, чтобы насладиться историей, достопримечательностями Италии, но, когда понадобилась помощь, такой активности уже не было. Действительно ли все настолько сложно было в эти дни и недели?

Да, удары по экономической и социальной жизни Италии наносятся невероятно жестоко. И об этом надо написать целую книгу. Сейчас стало модным называть всех думающих вразрез с установленными догмами и ищущих информацию из разных источников неподвластных мейнстриму – сторонниками теории заговоров. Но я буду говорить о фактах.

Фаза 1 – мы с 11 марта сидели запертыми в своих квартирах два с половиной месяца. Запрещены были любые общественные и частные мероприятия, любая деятельность, не относящаяся к жизнеобеспечивающей, запрещены были похороны и мессы, запрещено было отдаляться от своего жилища более чем на 200 метров, запрещено было навещать своих родных и друзей и много других запретов. Перемещаться можно было только при наличии декларации, где каждый раз надо было указывать анкетные данные, дату, время выхода из дома и маршрут, с объяснением причины.

За нарушение этих условий налагались большие штрафы. Можно было выходить из дома только за продуктами и лекарствами. Причем, если вы возвращались якобы из аптеки или супермаркета без чека (т. е. без покупки), тоже налагался штраф. Было странным видеть пустынные улицы и площади итальянских городов, где обычно толпы туристов. Абсурдным было то, что с собаками разрешалось гулять, а вот с детьми – нет. Минуя парламент, постоянно издавались какие-то нелепые, противоречащие друг другу декреты, грубо нарушающие Конституцию Италии.

Действующий премьер-министр Италии Джузеппе Конте, по сути, взял на себя авторитарные полномочия. Наняв так называемых task force – советников из сферы финансов других стран (!), обходящихся бюджету Италии в 800 евро в час и диктующих премьеру условия по управлению страной в этой ситуации. Закрыто было все, кроме супермаркетов и аптек, где образовывались многочасовые километровые очереди из-за новых нормативов – не разрешалось одномоментно находиться более одного человека на 25 кв. м.

Вход в супермаркеты разрешали только одному члену семьи. Внутри были открыты только отделы продуктов питания, т. е. невозможно было купить ни кухонную утварь, ни бытовую технику, ни постельное, нательное белье, так как это не считалось предметами первой необходимости. Но перебоев с продуктами или с бумагой, как в других странах, не было. Все всегда регулярно пополнялось. Социальная инженерия была (и есть) в действии – по ТВ и радио круглосуточно муссировались данные по заразившимся, умершим, позитивным бессимптомным, негативным и т. д.

В общем, создавался массовый психоз. И мейнстриму это удалось. Все помнят эту колонну из трех десятков пятитонных военных грузовиков в Бергамо, перевозящих медленным шагом через исторический центр 65 гробов, потому что якобы в городском крематории уже нет места для кремации. Родным пациентов было запрещено навещать их во время лечения и забирать после смерти тела, им выдавались только урны с прахом. И, напомню, были запрещены любые похоронные мероприятия.

Сумасшедше накручивали данные по умершим якобы от ковида, куда нагло зачисляли всех скончавшихся в тот период, ведь именно тогда (вот же совпадение!) был издан декрет, запрещающий аутопсии. Но достаточно было зайти на государственный статистический сайт, сравнить очень замысловато опубликованные данные по всем умершим в Италии за последние пять лет и понять, что в целом общая картина особо не изменилась. А с начала 2020 года странным образом «исчезли» любые смерти, связанные с онкологией и другими серьезными и неизлечимыми заболеваниями, все умирали только от ковида.

В общем, фиктивные, преднамеренно ужасающие новости пестрели во всех заголовках. Мы дома просто перестали включать радио и ТВ, занялись саморазвитием и домашними делами, поэтому даже не заметили, как пролетело время. Но очень многие наши знакомые и соседи начинали сходить с ума от безделья, от закрытого пространства, от этих новостей.

Фаза 2, с середины мая, была уже посвободнее – были открыты магазины, салоны красоты и бары, разрешили перемещаться между регионами, заниматься пробежками, гулять – но все это в медицинских масках, а внутри помещений еще и в одноразовых перчатках. Маски стали обязывать надевать даже на улице, но только если не удается соблюдать дистанцию между людьми в один-два метра, что не все читали.

И вот тут-то началось самое странное. Италия раскололась на две части. Первая – «свидетели секты коронавируса» – смотрела круглосуточно медиа и верила всему, что там говорят. Была терроризована, ждала чудо-вакцину и выходила на улицу чуть ли не в скафандре. Вторая – не смотрела ТВ, искала информацию дальше и глубже официальных каналов, складывала несовпадающие данные, анализировала все и не подчинялась общему психозу. Тогда первые стали ополчаться против вторых, навязывая им свои страхи и поведение. Первые готовы сидеть на карантине пожизненно, ведь им так удобно. В основном это или пенсионеры, или обеспеченные граждане, или госслужащие. Их жизнь никак не зависит от туристических потоков или экспорта.

Сидишь себе «в пижаме на удаленке», а дальше хоть трава не расти, ведь им даже ни разу не задержали зарплату, а многим предпринимателям, кстати, до сих пор еще не выплатили дотации от правительства за март! Вторые же стали требовать соблюдения конституционных прав, снятия абсурдных ограничений и возвращения к работе и нормальной жизни, ведь их заработок, а значит, и жизнь зависят от рынка.

Фаза 3 – это, по сути, та же фаза 2, но с 15 июня были открыты итальянские границы. Заработали с сильными ограничениями рестораны – запрещены «шведские столы», требуются перегородки из плексигласа, а дистанция между посетителями должна быть около двух метров. Начались футбольные матчи без посетителей, только с онлайн-трансляцией. Но по-прежнему запрещены или сильно ограничены некоторые виды деятельности.

Началось повсеместное навязывание априори абсурдного мобильного приложения, нарушающего неприкосновенность частной жизни, для отслеживания контактов – «Иммуни», которое с его запуском скачали (но не сказано, что установили или не удалили потом) всего четыре миллиона итальянцев (при населении в 60 миллионов). По задумке для нормального функционирования приложения необходимо его использование как минимум 60% населения.

Власти от безысходности начинают обвинять «заговорщиков, распространяющих неверную информацию», в том, что это приложение не пользуется успехом у итальянцев. Во всех социальных сетях последние два-три месяца идет тотальная чистка видео, постов и комментариев, противоречащих доктрине мейнстрима. Доходит до невероятного – на страницах «Фейсбука» посты такого содержания исчезают или «сами» меняют конфиденциальность с открытой на закрытую, да и в целом алгоритмы соцсетей сильно фильтруют информацию.

Независимые СМИ начинают иметь несуществующие проблемы, никак не связанные с родом их деятельности – как говорится, не мытьем, так катаньем, но достигается их блокировка. Сейчас, кстати, на премьер-министра Италии посыпались заявления за превышение служебных полномочий, за нарушение Конституции, за незаконные декреты, за незаконные штрафы и т. д. Особенно от родственников жертв, так как выдавать заключение о смерти без аутопсии незаконно. За то, что их близких в прямом смысле обрекали на смерть, подключая к аппаратам ИВЛ.

По всей Италии начинаются расследования, связанные с отмыванием денег на этой ситуации. В выставочном комплексе под Миланом была сооружена экстренная больница на 200 мест интенсивной терапии, которая обошлась бюджету в 21 миллион евро, но в которой за весь период побывало всего 25 пациентов. Это как если было бы лечить каждого пациента в переоборудованном майбахе.

Расследуются скандальные истории, связанные с закупом обязательных медицинских масок для населения, обошедшихся бюджету в несколько десятков раз дороже их себестоимости. Постыдные ситуации с домами престарелых, куда целенаправленно отправляли больных ковидом. Передача в частные руки ключевых объектов здравоохранения (но с их последующим государственным финансированием), сокращение высококвалифицированного медицинского персонала, урезание бюджета и много других преступных действий, приведших к закономерной катастрофической ситуации во время вспышки коронавируса.

Раскрываются факты получения медиками (в том числе бывшим министром здравоохранения) огромных взяток от фармкомпаний и лоббирования их интересов. Не говоря уже о том, что недавно прокуратура Милана по запросу ассоциации потребителей CODACONS возбудила дело и начала расследование в отношении ВОЗ с обвинением в умышленной дезинформации и создании эпидемической ситуации.

Конте, а вернее, силы, стоящие за ним, только что пролонгировали режим чрезвычайного положения в стране (который и так уже с 30 января до 31 июля) до 31 октября (хотели до конца 2020 года), и это со всего 40 пациентами в палатах интенсивной терапии по всей Италии. А это значит «прощайте» демократические выборы, намеченные на сентябрь, и снова «здравствуй, диктатура», т. е. принятие, минуя парламент, нелегальных декретов и законов, замороженная судебная система и ограниченное функционирование здравоохранительной системы (ведь в приоритете – пациенты ковид), не говоря уже о «хромании» внешней политики, начинающей сильно зависеть от чрезвычайного положения ЕЭС.

Такая оценка дорогого стоит, спасибо. На примере Вашего бизнеса, Алия, как правительство справляется с последствиями? Как Вы, как владелица бизнеса, сегодня решаете кризисные вопросы в своем деле?

В Италии сейчас вся экономика в стагнации. Богатеют только причастные к этому идеально спланированному фарсу – это и маски, и перегородки из плексигласа, и специальные школьные парты, и управление отделами интенсивной терапии (за каждого пациента ковид выдается премия), и менеджмент гигантских круизных лайнеров, переоборудованных в карантинные, для содержания вновь прибывших нелегальных мигрантов.

В общем – все, замешанные в так называемом распиле бюджетных денег. Сейчас все ждут, как манну небесную, европейское антикризисное финансирование – это 750 миллиардов евро в рамках Recovery Fund и загадочного MES (Европейский стабилизационный механизм), условия которого до сих пор не внятны, но Греция уже предупредила Италию: «Принимая условия MES, вы обрекаете себя на смерть и закончите, как Греция». Как они будут распределены – кому достанутся большие куски, кому крошки, а кому воздух – уже заранее ясно. А расплачиваться по высоченным процентам придется всем последующим поколениям.

По сути, это подсаживание на морфиновую иглу, и к реальной помощи экономике не имеет никакого отношения. Правительство Италии планировало выплатить своим работающим гражданам (вносящим необходимые социальные и пенсионные взносы) материальную помощь в минимальном размере 600 евро на человека. Но, повторюсь, есть еще много людей, которые не видели эти деньги за март, а мы уже почти в августе. Малому и среднему бизнесу выдаются беспроцентные кредиты до 25 тысяч евро. Но все это выглядит бессмысленным на фоне затяжного экономического кризиса – надо не подачки выделять, а создавать стабильные рабочие места, расплатиться с предприятиями по старым долгам, вернуться к нормальной жизни без ограничений.

Замерло все – у людей нет денег ни на рестораны, ни на путешествия, ни на покупки движимого и недвижимого имущества. Ведь страна так же сильно зависит от туристических потоков, которые сейчас полностью отсутствуют. А это простой всего сектора, обслуживающего туризм: отели, курортные зоны, рестораны, музеи. А что говорить про мою нишу? Мне пока и решать нечего.

Наблюдаете ли Вы за ситуацией в Казахстане? Как считаете, что могло послужить причиной тому, что сейчас происходит, я говорю о вспышке пневмонии, о неготовности фармсферы, о нехватке мест и врачей в больницах и так далее?

Огромные очереди в аптеках Алматы и отсутствие даже самых элементарных и дешевых лекарств, которые производятся на территории Казахстана и никак не зависят от экспорта, эмбарго, или чего-то еще, можно назвать только диверсией или геноцидом населения.

Чтобы понять, откуда «ноги растут» у всего этого и кому это выгодно, достаточно послушать июньское выступление президента Белоруссии Александра Лукашенко в кабинете министров страны, где он открытым текстом говорит о предложении МВФ о возможности предоставить Беларуси 940 миллионов долларов так называемого быстрого финансирования, но в обмен на карантин, изоляцию, комендантский час и другие условия, «чтоб все как в Италии». А чуть ли не идентичные сценарии борьбы с этим вирусом в разных странах, одинаковые декреты, одни и те же ошибки, совершенные в той же последовательности, несмотря на опыт других, говорят только об одном – все это кем-то диктуется и кому-то выгодно.

Здесь тоже можно написать огромную исследовательскую работу, сопоставляя только факты, многие из которых умалчиваются и даже тщательно скрываются мейнстримом. Я подписана на многих итальянских политиков, журналистов, юристов, медиков, ассоциации и внимательно читаю все их публикации и интервью. Так вот, к примеру, еще в марте итальянский медик Стефано Монтанари выступил с обличительной речью в адрес итальянских политиков и нового режима карантина, где он раскритиковал все – от ожидания вакцины, априори бесполезной от такого типа вирусов, до ношения масок, перчаток и закрытия всего населения в домах, без нужных доз витамина Д: «нас хотят сделать иммунодепрессивными по закону».

Как против него ополчились карманные вирусологи и политики действующего режима! Начали блокировать сайты с его интервью, выпускать статьи, опровергающие его доводы, и т. д. Другой доктор – Джузеппе Ди Донно нашел быстрое, недорогое и эффективное лечение плазмой переболевших коронавирусом. Но все его открытия старательно замалчивались, был заблокирован его профиль в «Фейсбуке», не допускали к публикации его статьи, его не приглашали на передачи, посвященные теме борьбы с коронавирусом, и т. д. Ведь это не выгодно лицам, имеющим прямые финансовые (и не только) интересы от продажи вакцин… И таких примеров с докторами в Италии можно привести много. Возможно, через много лет мы и узнаем всю правду, стоящую за этими событиями. А пока нам преподносят все как «пандемию».

Алия, как Вы думаете, может ли Казахстану угрожать массовый отток населения в другие страны? Смогли бы Вы рекомендовать Италию своим соотечественникам для жизни?

Да почти все между нами различается. От отношения к жизни и работе до законов и их исполнения. Итальянцы – воспитанные и дружелюбные, никто никогда не попытается пролезть вперед в очереди, как это делается в Казахстане, все улыбаются, здороваются, участливо спрашивают, как дела, никто не смотрит на других волчьим взглядом. В Италии очень важное место в жизни отдается еде, она чуть ли не возводится в культ – все должно быть свежим, вкусным и красивым. Италия – это искусство, искусство – это Италия. Здесь все так или иначе касается искусства, это музей под открытым небом. Поэтому итальянцам удается создавать жемчужины дизайна и искусства – ведь они рождаются, растут и умирают среди шедевров.

Насчет оттока населения из Казахстана – это время покажет. Но в основной массе, кто хотел покинуть страну, уже это сделали. Хотя у меня много знакомых молодых пар, которые совсем недавно перебрались в Россию из-за катастрофически низкого и постоянно снижающегося уровня школьного образования. Может быть, еще будут покидать русскоязычные семьи или молодежь, которая училась в Европе и впитала в себя европейский менталитет.

Возможный негативный сценарий для страны – это ее исламизация. Вот тогда утечка мозгов из страны 100% обеспечена. Будут уезжать представители творческой и научной интеллигенции. Достаточно вспомнить современную историю Ирана и Афганистана, которые с приходом радикального ислама откатились назад в развитии. Сейчас, кстати, нечто подобное потихоньку начинает происходить и в Турции. Но это отдельная и очень серьезная тема для исследования.

Италия подходит тем, кто любит искусство, историю и уважает старину. Если вам это не по душе, то и в Италии вам не понравится. Тут нет вылизанных пластиковых фасадов зданий – здесь на всем благородный налет старины. Уже в XVIII веке здесь проектировались объекты в стиле руинизма (умышленное визуальное разрушение). Ну и всеми любимая венецианская штукатурка – тоже стиль руинизма. В Италии везде какой-то небрежный живописный беспорядок, поэтому если вам хочется идеального порядка – то тогда вам в Швейцарию, например, или Германию.

Здесь сотрудники автоинспекции даже штраф не всегда выписывают – чаще всего пожурят и отпустят. Но насчет бизнеса здесь очень сложно – быстро и просто, как в Казахстане, открыть свое дело не получится, так же как и работать «черным налом». Плюс везде просто нереальная бюрократия, а законодательная система – это просто дремучие джунгли. Я, например, люблю Италию всем сердцем и душой. Несмотря на ее пороки и недостатки. Люблю культуру, религию, искусство и архитектуру Италии. Природу Италии – от севера до юга, солнце, море, реки, горы, леса. Жизнелюбие, общительность и радушие итальянцев. Поэтому мне здесь комфортно. Ну а советовать кому-то – неблагодарное дело, как говорится.

Алия, большое спасибо за интересную беседу. Успехов Вам!

Мадина Ерик


Подпишитесь на наш канал Telegram!

С началом карантина бизнес в США испытал серьезное потрясение от неизвестности

«Американская мечта» экс-казахстанки Алины Кириловской.

21 Июль 2020 08:00 2279

С началом карантина бизнес в США испытал серьезное потрясение от неизвестности

Казахстанский журналист в прошлом, Алина Кириловская, несмотря на переезд в США несколько лет назад и непростую адаптацию в новой стране, сегодня успешно сохраняет свою суть – она по-прежнему оптимистка, даже хохотушка, и в то же время волевая женщина, способная применить свои навыки и таланты в любых условиях. Историю Алины вполне можно назвать заурядной. Но не в таких ли примерах может таиться мотивация к кардинальным изменениям не только в своей жизни, но и в жизни родного государства? В интервью корреспонденту inbusiness.kz Алина Кириловская рассказала о переезде, жизни в США, поисках себя в попытке заработать и последних громких событиях, охвативших Америку и весь мир.

Алина, это не первый мой разговор с казахстанками, которые сегодня живут за рубежом и демонстрируют при этом отличную выживаемость, назовем это так, даже космополитизм, что ли. Расскажите, как Вы живете сегодня, спустя много лет после того, как уехали из Казахстана?

Спасибо за вопрос! В первую очередь хочу сделать комплимент соотечественникам! Наши люди и правда демонстрируют чудеса выживаемости, выносливости и трудоспособности в новой среде обитания. И это благодаря многим факторам. В том числе стрессоустойчивости, этакой генетической памяти от предков, которым многое пришлось пережить. В целом иммиграцию вполне можно сравнить с неким плавильным котлом или даже мясорубкой. Примерно так себя и чувствуешь, когда все, к чему ты привык, заменяется на новые картинки, новый язык и абсолютно иное мироощущение. Тебе словно опять пара лет от роду и предстоит научиться ходить, разговаривать и найти свой путь в жизни. Причем чем скорее, тем лучше, ведь тебе уже не три, а за 30!

Конечно, есть те светлые головы, чей зарубежный диплом и отличное знание языка открывают многие двери сразу. Но большинство отнюдь не из их числа, и я не исключение. Так что реалии вполне себе суровы: много работы, еще больше страхов и стрессов и туманные перспективы поначалу. И все же, преодолевая трудности, шаг за шагом открываешь новые грани в себе и мире, учишься быть его частью и... начинаешь ценить жизнь по-настоящему! С благодарностью греешь в сердце воспоминания о доме, родных, друзьях. От всей души желаешь счастья создателям Интернета за то, что можно быть на связи с близкими, несмотря на расстояние в тысячи километров.

Как красиво Вы рассказываете о трудностях переезда! Давайте вернемся к вашим первым месяцам, годам в США. Вы юная, но уже опытная журналистка. С Вами Ваши супруг и дочь. Как устраивались? Как зарабатывали, на чем? К чему нужно быть готовым тем, кто решается сейчас на переезд?

Моя история, скорее всего, не станет пособием для тех, кто только планирует перебраться за рубеж, поскольку все love story примерно одинаковы... Ты любишь, веришь в светлое будущее и готов вместе и в огонь, и в воду, и даже официантом поработать. (Смеется) Для меня в этом и заключается смысл партнерства. Однако наравне с делами сердечными и бытовыми приходится решать иммиграционные вопросы. А они порой насущнее любых остальных, ибо в Америке закон превыше всего, и уж тем более эмоций. Здесь новоприбывшим помогут усиленное чтение иммиграционных законов (immigration law), надежный адвокат и поддержка Всевышнего!

Что касается первых месяцев адаптации, то было не сложно. Во-первых, мегапозитивный (еще тогда туристический) настрой придавал сил; во-вторых, руководство радио, где я трудилась, уезжая из Казахстана, дало добро на пробное дистанционное вещание (сейчас этим никого не удивишь, а тогда это было как манна небесная), да и многочисленные партнеры, в их числе деловой еженедельник, киностудия с телепроектами «Стиляги» и «Дневники путешественника», строительная корпорация, Европейский университет, министерство культуры и туризма Турции и многие другие, решили продолжить сотрудничество, несмотря на мою релокацию. За что Алина-иммигрант им всем благодарна и по сей день (улыбается).

Очень многие пишут о тоске не столько по родине, сколько по родным. Что удерживало Вас от возвращения, были моменты, когда хотелось все бросить и вернуться в уже устоявшуюся жизнь, с проверенными обстоятельствами и условиями?  

На самом деле «синдром иммигранта» меня практически не коснулся в первые пять лет. Опять же благодаря интернет-технологиям. Мы очень близки с семьей и потому на связи ежедневно. С друзьями общаемся немного реже, но все же нить не прервана. Мне говорили по приезду: «Вот увидишь, через пару лет они перестанут звонить, общие темы исчезнут». Однако мне очень повезло с друзьями! Наше общение приобрело иную глубину, и темы стали обширнее. В прошлом году удалось слетать домой на каникулы, обнять родных, увидеться с друзьями. Нас везде встречали с любовью (и это взаимно!).

Моменты «все бросить» бывали, конечно. Но, видимо, я в детстве сказок перечитала, так что всегда верю в happy end! А еще в пословицу «Своим успехом ты можешь помочь многим, но твои неудачи не помогут никому». Вот примерно так.

Алина, уверена, Вы перебрали немало вариантов заработка в США и в теории, и на практике. Были мысли или, может, даже попытки начать свой бизнес, даже самый небольшой? Насколько это возможно для приезжих в Америке?

Вы правы, вариантов заработка за эти годы было немало. На родине я бы вряд ли пошла работать официанткой в бар, но здесь запросто! Во-первых, моя первая работа находилась в пяти минутах от дома, что при наличии детей очень важно. Во-вторых, нужно было понять менталитет местных жителей, увидеть эту жизнь «с изнанки», так сказать.

О собственном бизнесе я думала. Но пока что это были не дерзкие попытки, а, так скажем, пробы пера. Удалось также поработать в частных компаниях и побыть частью их бизнес-процессов. То, над чем я не особенно задумывалась в Алматы и делала на автомате, здесь приходится осваивать по новой, учитывая иностранный язык и особенности менталитета, здесь уместны только позитив и безграничная симпатия к клиентам. Совет новоприбывшим: научитесь что-то делать своими руками еще до приезда. Прикладные профессии здесь в цене, как и авторские работы. Конечно, по многим направлениям придется подтверждать дипломы или получать сертификат заново, даже тем же парикмахерам. И, конечно же, учить английский или испанский.

Расскажите, чем занимаетесь сегодня? Насколько сложно было менять профессию?

Сегодня я на 90% занята в сфере медицины, сама не знаю, как так вышло. Работаю в команде лучшего пластического хирурга в нашем штате. Получила лицензию медицинского переводчика. А в прошлом году поступила в медицинский колледж и сейчас прохожу стажировку в госпитале. Сложно совмещать в себе медика с журналистом, когда в каждом пациенте видишь потенциального героя сюжета, но вопросы задавать можешь строго по регламенту. К счастью, эту «творческую боль» отлично заменяет «картинка» – все то, что вижу в новой для меня сфере, и все эти ежедневные ситуации вполне тянут на приключенческий экшен. Вероятно, снова начну писать, как только разберусь с новыми сюжетными линиями в собственной жизни (смеется).

Поддерживаете ли Вы отношения с соотечественниками в США? Какие истории знакомых казахстанцев в Америке вас вдохновляют? Есть ли среди них по-настоящему успешные люди? В бизнесе в том числе?

Последние три года мы живем вдалеке от основной среды русскоязычных иммигрантов. В нашем городке соотечественников не так уж много. И территориальный разброс не располагает к частым встречам. Но несколько раз я бывала на «русских» вечеринках и познакомилась с интересными личностями. В их числе успешные риелторы, преподаватели, врачи, медсестры, профессора университетов, ученые, художники, дизайнеры, стилисты. С некоторыми общаемся иногда, чаще через Facebook, но тесно дружить некогда. Приведу в пример один случай, когда, живя в одном доме с ребятами из Ташкента, мы смогли познакомиться лишь спустя полгода. И то благодаря их бабушке, которая, гуляя с внуками во дворе, заговорила по-русски, чем и привлекла наше внимание. История каждого иммигранта уникальна, а по многим можно кино снимать! Каких только сюжетов не встретишь тут – и комедия с драмой, и фантастика с детективом... Вдохновения хоть отбавляй.

Самый актуальный вопрос последних месяцев – пандемия коронавируса. Расскажите, как американцы переживают это непростое для всего мира время? Как пандемия сказалась конкретно на Вашей жизни?

Поначалу здесь тоже мало кто верил в коронавирус. Шутки шутили, ленты соцсетей пестрили фотопародиями на вирус и паникерские настроения некоторых чиновников. И даже когда в конце марта объявили карантин. В каждом штате он проходил по-разному: пока во Флориде полиция разгоняла с пляжей толпы студентов, а в Нью-Йорке устанавливали мобильные морги, у нас, в Вирджинии, еще косо смотрели на тех, кто заходил в маске в супермаркет. Для кого-то изоляция оказалась серьезным испытанием. К примеру, увеличился процент домашнего насилия. Пациенты госпиталей и домов престарелых остались без посетителей. Врачи и медсестры не могли неделями вернуться домой. Но у американцев есть хорошая черта – помогать ближнему всем миром. Владельцы ресторанов и кафе привозили еду медикам, пожарным, полицейским. Люди шили маски сотнями и раздавали на улицах. Мы с коллегами тоже собирали ящики с медикаментами и средствами защиты для крупных госпиталей. Прихожане церквей помогали нуждающимся продуктами. Все в лучших традициях казахского асар, только еще и при участии представителей власти. Конечно же, были и денежные выплаты. И все же недовольных немало. Местные жители привыкли платить высокие налоги, но и получать взамен полный «пакет». Они не представляют, что бывает по-другому.

Вы, наверняка, следите за тем, что сегодня происходит в Казахстане. Какую оценку можете дать всему этому? Что, на Ваш взгляд, было сделано правильно, а что нет? И можно ли брать за образец решения властей США относительно борьбы с COVID-19?

На самом деле в выигрыше всегда оказывается тот, кто владеет информацией. Но, даже имея представление о масштабах надвигающейся драмы, большое искушение не воспользоваться ситуацией. Очевидно, что так и произошло. И не только в Казахстане. Не стану углубляться в теории заговора, но вот что интересно: точно по списку в СМИ назывались товары и медицинские препараты, которым приписывали роль панацеи от коронавируса. Полки аптек и магазинов опустошили в считанные часы. Теперь же на месте тех товаров более дорогая продукция новых брендов, расфасованных поштучно и произведенных в США. Поток более дешевых товаров из Китая и других стран Юго-Восточной Азии в значительной степени снизился. Клиники, магазины до сих пор ждут заказы, сделанные в январе, а тем временем покупают шприцы, бинты американского производства. Это дороже сейчас, зато в перспективе позволит Make America great again. Между тем не многие компании останутся на плаву после таких потрясений. Ежедневно вижу, как закрывают бутики, фотостудии, кафе. Это грустно и порождает безработицу, но правительство знало, на что идет, поэтому готово платить пособия бизнесменам и безработным.
Я понимаю, как непросто казахстанцам. И очень надеюсь, что те, кто распределяет государственный бюджет, когда-нибудь вспомнят о правах человека и перестанут бить по самым слабым местам. А за образец всем бы не помешало взять человечность. Но, к сожалению, тем, кто имеет отношение к большой политике, об этом мало что известно.

Как власти США поддерживают бизнес? Речь идет и о последствиях пандемии, и об известных событиях в Америке, когда многие владельцы бизнеса пострадали в результате грабежей и мародерства.

С началом карантина бизнес испытал серьезное потрясение. В первую очередь от неизвестности. Но по итогам можно сказать, что правительственные программы в США работают как часы. За время простоя многие получили безвозвратные кредиты (около $10 тыс.), были также предложены налоговые послабления и другие варианты. Как бы там ни было, на улице не остался никто. Хотя в СМИ пишут всякое, конечно. Особенно про волну протестов, недавно захлестнувших полстраны. Мне ежедневно приходили сообщения от родных и друзей с вопросами: «Ну как вы там? Не страшно?» Дело в том, что все «яркие» события, как правило, случаются в крупных мегаполисах типа Нью-Йорка, Сан-Франциско, Лос-Анджелеса и других миллионников. В городах поменьше раз в году случаются разве что парады с участием Санта-Клауса, организованные местными пожарными бригадами. И в этом, наверное, вся прелесть небольших населенных пунктов в Америке – здесь тихо и спокойно, несмотря на политическую обстановку. Мне сложно говорить о прошедших беспорядках с точки зрения очевидца, поскольку все сводки точно так же читала в Интернете, телевизор я не смотрю уже лет 20, наверное.

Алина, и все-таки что сегодня Вас держит в США? Можете ли Вы утверждать, что хотите прожить здесь остаток жизни? И есть ли у Вас сегодня та самая «американская мечта», о которой снято немало фильмов и написано много автобиографичных книг об успешных и богатых американцах?

Не могу сказать, что меня здесь что-то держит. Но эта страна меня многому научила. Показала хорошие и плохие стороны людей и событий. Здесь я многое узнала о бескорыстии простых американцев, их отзывчивости и желании прийти на помощь к тем, кто в этом нуждается. Причем цвет кожи в этом вопросе роли не играет. Однажды я пыталась одолжить у коллег зарядное устройство для телефона, буквально на пару минут. Подходящего ни у кого не нашлось, так что я просто сделала звонок по городской линии и благополучно забыла об этом. Через некоторое время афроамериканка из соседнего офиса приносит новый шнур в упаковке – она ездила на обед и по дороге купила зарядное устройство для меня. Я в ответ привезла ей и другим коллегам казахские национальные сувениры, радовались от души. Так и общаемся – каждый старается сделать что-нибудь приятное для других, не ожидая, пока попросят. Встретить старость я хочу в окружении любимых, родных, детей и внуков. А уж в какой части света – пока рано загадывать. Может, в снегах Колорадо, на пляжах Калифорнии или где-нибудь на острове Пасхи (смеется). Пожалуй, это и есть моя «американская мечта» – идти за мечтой и ни о чем не жалеть!

Мадина Ерик


Подпишитесь на наш канал Telegram!