«Выборов в Беларуси больше не будет, даже сфальсифицированных»

"Выборов в Беларуси больше не будет, даже сфальсифицированных"

12:00 14 Август 2020 15104

«Выборов в Беларуси больше не будет, даже сфальсифицированных»

Автор:

Майра Медеубаева

О протестных настроениях и транзите власти рассказал белорусский политолог.

9 августа в Беларуси прошли президентские выборы. О том, почему протестное настроение в стране набирает обороты, чем грозит углубленная интеграция с Россией и каков процент населения проголосовал за действующего президента Александра Лукашенко, в интервью Inbusiness.kz рассказал белорусский политолог Павел Усов.

Выборы президента Беларуси проходили в шестой раз, почему именно сейчас возросли протестные настроения населения? Что послужило причиной?

Выступления были на протяжении всех этих лет. Самые масштабные произошли после президентских выборов в марте 2006 года. Также довольно-таки масштабные протесты прошли в 2010 году тоже после проведения выборов. Отличия нынешних протестов следующие. Прежде всего основой тех протестов были оппозиционные лидеры и организации, а также национальное оппозиционное движение, в которых участвовали люди с четкой национальной идентичностью, которые не затрагивали широкие слои населения. Второй отличительный момент – ранее протесты не охватывали всю Беларусь, происходили только в Минске, и в основном на площади. Поэтому были легко подавлены. Также репрессии охватывали не такое количество населения, какое они охватывают сейчас. Соответственно, сразу после разгона площади и в 2006, и 2010 году выступления фактически прекращались.

Специфика нынешних протестов в том, что они охватили огромное количество людей. Масштаб фальсификации стал очевиден для большинства населения, и это послужило основной причиной массовых протестов по всей Беларуси. По официальным данным, на улицы вышли жители более 30 городов. Третий момент – власти неожиданно вынуждены были применить жесткие меры, дошло до кровопролития, до смертей протестующих, чего раньше никогда не было. Несмотря на то, что в прошлые годы протесты также брутально подавлялись – людей арестовывали, задерживали, кандидаты на пост президента получали тюремные сроки за участие и организацию беспорядков, но все равно не доходило до такого уровня репрессий, чтобы гибли люди, до целенаправленного избиения, очевидного насилия не только для белорусов, но и для всего международного сообщества.

Уровень насилия также является отличительной чертой нынешних протестов. Причиной является прежде всего электоральный обвал рейтинга Лукашенко. Он попал в электоральную яму и фактически лишился общественной поддержки.

По каким причинам это произошло?

Причин этому много. Одна из них – абсолютно абсурдная неадекватная политика президента в период коронавируса. Его хамское отношение к тем, кто болел и умер от ковид. Отсутствие какой-либо поддержки, даже просто отеческой опеки – он из Батьки даже в таком шаблонном смысле превратился в уличного хама, что сильно повлияло на восприятие его и его политики большинством населения.

То есть можно ли говорить о том, что если бы выборы не пришлись на пандемию коронавируса, то население проголосовало бы без массовых протестов?

Выборы в Беларуси фальсифицировали всегда. Вопрос был в процентном соотношении и механизме фальсификации. Лукашенко никогда не набирал 70-80% голосов, которые он себе приписывал. Фальсификации всегда становились причинами для недовольства народа, но не приобретали масштабного характера. Возможно, если бы выборы происходили позже, например зимой, если бы не появилось таких игроков, как Виктор Бабарика, Сергей Тихановский, то, возможно, кампания шла бы иначе. Но здесь совпали в одном историческом моменте несколько фактов: и коронавирус, и связанный с ним экономический кризис, социальный, и новые игроки, которые начали вести активную кампанию.

Это вынудило власти на первом этапе выборов просто посадить этих людей в тюрьму по сфабрикованным делам и начать репрессии против актива. Такого никогда не было, чтобы репрессии в Беларуси в период избирательной кампании начинались перед кампанией, а не после нее. Массовые репрессии, задержания, аресты начались на этапе перед сбором подписей и продолжились в период сбора подписей и регистрации кандидатов. Важную роль в пробуждении электората сыграли альтернативные средства коммуникаций, почти все люди получили прямой доступ к тому, что происходит, онлайн. Немаловажную роль в этом сыграли блогеры, ютуберы, которые фактически уничтожили монополию государства на СМИ и дали возможность населению воочию убедиться, каким образом проводятся выборы. Это касалось и коронавируса, власти также пытались замолчать, что происходило с КВИ, до сих пор замалчивают количество заболевших.

Так, по данным независимых экспертов, количество заболевших в Беларуси могло достигать одного миллиона человек, а умерших – больше тысячи человек, хотя официально их не более 400. Все сравнивалось с той же шведской моделью, где также не было ограничений, не вводился карантин. Там количество умерших превышает несколько тысяч, количество заболевших идет на сотни тысяч. При этом в Швеции отменялись массовые мероприятия, а в Беларуси празднование той же Пасхи, Масленицы, Парад Победы не были отменены. Не отменялась учеба в школах, в университетах, не было ограничений на работе, предприятия не закрывались. Можно представить себе масштаб заражений, и фактически коронавирус для Лукашенко стал тем, чем был Чернобыль для советской системы в 1986 году. Попытки замолчать, скрыть реальную информацию привели к полному разрыву так называемого социального контракта, полному неверию того, что и как говорит власть.

Также необходимо понимать еще один нюанс – в Беларуси сложились две формы оппозиции. Есть классическая оппозиция – политические оппозиционные партии, которые функционировали на протяжении всей истории авторитарного режима в Беларуси. Их около семи зарегистрированных партий разных оппозиционных движений. Они не имели никакого влияния на общество, не являлись авторитетом и не могли стать проводниками недовольства или мобилизировать население. Хотя попытки в прошлом были более или менее успешные.

Второе оппозиционное движение сложилось на стыке классического оппозиционного движения. Его можно назвать альтернативным, которое было альтернативно по отношению к власти и альтернативно по отношению к классической оппозиции. Но появилась и третья сила, которая пробудила и мобилизовала вокруг себя недовольный пласт населения.

Власти рассчитывали, что основным противником на выборах будет классическая оппозиция, которая пыталась объединиться, выдвинуть своего единого кандидата через организацию так называемых праймериз. Но это все выглядело блекло, комично, и перед началом самой компании их основной тезис – это был бойкот. Практически все ожидали, что выборы пройдут как в 2015 году – будут спойлеры, будут спарринг-партнеры для Лукашенко, и он спокойно, без какого-либо стресса выиграет эти выборы. Но совершенно неожиданно появились другие игроки и по авторитету, и по политическому бэкграунду, что переломило ход предсказуемого сценария и сделало его совершенно непредсказуемым и привело к тому, что мы сегодня имеем в Беларуси.

По Вашему мнению, насколько данные ЦИК отличаются от реальных цифр?

Я думаю, что по тем крупицам информации, где вывешивали протоколы с правдивыми данными подсчета голосов или итоги голосования за рубежом, где 98% проголосовало за Светлану Тихановскую, данные факты показывают, что Лукашенко мог набрать в Беларуси от 25% до 30%. Тихановская набирала около 70%. В любом случае это полный провал действующей власти. Это позволяет понять, какие у людей были ожидания и каков масштаб фальсификаций. В принципе, голоса даже не считали, а рисовали те цифры, которые спускали сверху. Это привело к электоральному кризису, который привел к революции и протестам, то есть Лукашенко даже не набирал 50%, что фактически делает его полностью нелегитимным президентом. Он проиграл в первом туре.

На Ваш взгляд, до какого уровня сейчас могут дойти протестные настроения?

Все зависит от того, насколько долго люди готовы протестовать. Такого длительного противостояния не было еще в истории Беларуси, чтобы люди каждый день выходили с теми или иными акциями на улицы, никогда не было, чтобы в стране задержали 7000 человек, которые сейчас находятся в тюрьмах, десятки-сотни людей находятся в больницах с различными травмами. Уровень агрессии возрос до невероятной высоты, как со стороны протестующих, так и со стороны внутренних войск. Я думаю, эта неделя будет ключевой, если повторятся такие столкновения, как ночью с 9 на 10 августа и с 10 на 11 августа, то система может дать сбой, потому что она тоже находится в сильном напряжении. Уже есть фото, как бывшие сотрудники внутренних дел, спецназа выбрасывают форму в мусорные баки, говоря о том, что им стыдно, что они служили в этих войсках. Но надо сказать, что власть готова идти до конца, применять любые средства, чтобы зачистить пространство, и, к сожалению, те, кто устраивают разгоны демонстрантов, психологически и морально к этому готовы и отступать не собираются. В любом случае ясно одно – в нынешней ситуации Лукашенко будет крайне тяжело управлять страной. Практически он вынужден будет опираться на репрессии и насилие ежедневно, иначе это приведет к расширению протестного поля.

Каким Вы предполагаете дальнейшее развитие событий?

Я думаю, выборов больше в Беларуси не будет, даже сфальсифицированных. Лукашенко готовил изменения в Конституцию, должны быть введены механизмы передачи – транзита власти от отца к сыну. У него в планах оставить управление своему сыну, причем не старшему, а младшему, 16-летнему Николаю. Понятно, что этот транзит будет означать крах системы. Новые президентские выборы в таких условиях просто невозможны. Поэтому будут внесены изменения в Конституцию, похожие на то, что было сделано в России, будут отменены ограничения по срокам. Но в Беларуси могут быть введены механизмы, которые могут в целом отменить выборы. Президент скажет, что в связи с тем, что ситуация чрезвычайная, кто-то извне пытается дестабилизировать страну, надо отменять выборы – они приводят к разрушению государства. Это будет сделано через парламент, который одобрит данное решение. В любом случае новые выборы для правления Александра Лукашенко будут угрозой, поэтому, скорее всего, президентских выборов в Беларуси уже не будет. Он будет править либо до тех пор, пока жив, либо до тех пор, пока революционная волна его не сметет. Есть еще один сценарий – не очень хороший для Беларуси – это углубленная интеграция с Россией в рамках союзного государства, в рамках подписания программы по укреплению интеграции, ключевым пунктом которой является введение наднациональных органов. То есть передача функций управления государством наднациональным органам и возвращение Беларуси в статус Белорусской Советской Социалистической Республики. В этих условиях это единственная возможность, единственный гарант безопасности Лукашенко, того, что он останется президентом с функциями губернатора. Значительная часть населения, даже того протестного электората, не против России, не против интеграции. Эти протесты не носят антироссийского характера и направленности, и фактически, я думаю, что если население будет убеждено в том, что интеграция поспособствует отстранению Лукашенко от власти, они ее воспримут позитивно, без сопротивления, что, в свою очередь, нанесет сокрушительный удар по независимости страны.

Майра Медеубаева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Материалы по теме:

koronavirus-v-kazahstane-obzor-sobytij-k-14-avgusta

kazahstanskij-media-alyans-obyavlyaet-o-nachale-proekta-po-razrabotke-bazovyh-principov-media-v-kazahstane

ekskursiya-v-gorod-prizrak-i-pesheru-drakona

iz-saryarki-nachalsya-ishod-legionerov

kazahstan-dobilsya-sushestvennogo-ogranicheniya-trebovanij-stati-v-spore-po-raskrytiyu-informacii-v-sude-vashingtona

загрузка

×