/img/tv1.svg
RU KZ
«Выборов в Беларуси больше не будет, даже сфальсифицированных»

«Выборов в Беларуси больше не будет, даже сфальсифицированных»

О протестных настроениях и транзите власти рассказал белорусский политолог.

12:00 14 Август 2020 9702

«Выборов в Беларуси больше не будет, даже сфальсифицированных»

Автор:

Майра Медеубаева

9 августа в Беларуси прошли президентские выборы. О том, почему протестное настроение в стране набирает обороты, чем грозит углубленная интеграция с Россией и каков процент населения проголосовал за действующего президента Александра Лукашенко, в интервью Inbusiness.kz рассказал белорусский политолог Павел Усов.

Выборы президента Беларуси проходили в шестой раз, почему именно сейчас возросли протестные настроения населения? Что послужило причиной?

Выступления были на протяжении всех этих лет. Самые масштабные произошли после президентских выборов в марте 2006 года. Также довольно-таки масштабные протесты прошли в 2010 году тоже после проведения выборов. Отличия нынешних протестов следующие. Прежде всего основой тех протестов были оппозиционные лидеры и организации, а также национальное оппозиционное движение, в которых участвовали люди с четкой национальной идентичностью, которые не затрагивали широкие слои населения. Второй отличительный момент – ранее протесты не охватывали всю Беларусь, происходили только в Минске, и в основном на площади. Поэтому были легко подавлены. Также репрессии охватывали не такое количество населения, какое они охватывают сейчас. Соответственно, сразу после разгона площади и в 2006, и 2010 году выступления фактически прекращались.

Специфика нынешних протестов в том, что они охватили огромное количество людей. Масштаб фальсификации стал очевиден для большинства населения, и это послужило основной причиной массовых протестов по всей Беларуси. По официальным данным, на улицы вышли жители более 30 городов. Третий момент – власти неожиданно вынуждены были применить жесткие меры, дошло до кровопролития, до смертей протестующих, чего раньше никогда не было. Несмотря на то, что в прошлые годы протесты также брутально подавлялись – людей арестовывали, задерживали, кандидаты на пост президента получали тюремные сроки за участие и организацию беспорядков, но все равно не доходило до такого уровня репрессий, чтобы гибли люди, до целенаправленного избиения, очевидного насилия не только для белорусов, но и для всего международного сообщества.

Уровень насилия также является отличительной чертой нынешних протестов. Причиной является прежде всего электоральный обвал рейтинга Лукашенко. Он попал в электоральную яму и фактически лишился общественной поддержки.

По каким причинам это произошло?

Причин этому много. Одна из них – абсолютно абсурдная неадекватная политика президента в период коронавируса. Его хамское отношение к тем, кто болел и умер от ковид. Отсутствие какой-либо поддержки, даже просто отеческой опеки – он из Батьки даже в таком шаблонном смысле превратился в уличного хама, что сильно повлияло на восприятие его и его политики большинством населения.

То есть можно ли говорить о том, что если бы выборы не пришлись на пандемию коронавируса, то население проголосовало бы без массовых протестов?

Выборы в Беларуси фальсифицировали всегда. Вопрос был в процентном соотношении и механизме фальсификации. Лукашенко никогда не набирал 70-80% голосов, которые он себе приписывал. Фальсификации всегда становились причинами для недовольства народа, но не приобретали масштабного характера. Возможно, если бы выборы происходили позже, например зимой, если бы не появилось таких игроков, как Виктор Бабарика, Сергей Тихановский, то, возможно, кампания шла бы иначе. Но здесь совпали в одном историческом моменте несколько фактов: и коронавирус, и связанный с ним экономический кризис, социальный, и новые игроки, которые начали вести активную кампанию.

Это вынудило власти на первом этапе выборов просто посадить этих людей в тюрьму по сфабрикованным делам и начать репрессии против актива. Такого никогда не было, чтобы репрессии в Беларуси в период избирательной кампании начинались перед кампанией, а не после нее. Массовые репрессии, задержания, аресты начались на этапе перед сбором подписей и продолжились в период сбора подписей и регистрации кандидатов. Важную роль в пробуждении электората сыграли альтернативные средства коммуникаций, почти все люди получили прямой доступ к тому, что происходит, онлайн. Немаловажную роль в этом сыграли блогеры, ютуберы, которые фактически уничтожили монополию государства на СМИ и дали возможность населению воочию убедиться, каким образом проводятся выборы. Это касалось и коронавируса, власти также пытались замолчать, что происходило с КВИ, до сих пор замалчивают количество заболевших.

Так, по данным независимых экспертов, количество заболевших в Беларуси могло достигать одного миллиона человек, а умерших – больше тысячи человек, хотя официально их не более 400. Все сравнивалось с той же шведской моделью, где также не было ограничений, не вводился карантин. Там количество умерших превышает несколько тысяч, количество заболевших идет на сотни тысяч. При этом в Швеции отменялись массовые мероприятия, а в Беларуси празднование той же Пасхи, Масленицы, Парад Победы не были отменены. Не отменялась учеба в школах, в университетах, не было ограничений на работе, предприятия не закрывались. Можно представить себе масштаб заражений, и фактически коронавирус для Лукашенко стал тем, чем был Чернобыль для советской системы в 1986 году. Попытки замолчать, скрыть реальную информацию привели к полному разрыву так называемого социального контракта, полному неверию того, что и как говорит власть.

Также необходимо понимать еще один нюанс – в Беларуси сложились две формы оппозиции. Есть классическая оппозиция – политические оппозиционные партии, которые функционировали на протяжении всей истории авторитарного режима в Беларуси. Их около семи зарегистрированных партий разных оппозиционных движений. Они не имели никакого влияния на общество, не являлись авторитетом и не могли стать проводниками недовольства или мобилизировать население. Хотя попытки в прошлом были более или менее успешные.

Второе оппозиционное движение сложилось на стыке классического оппозиционного движения. Его можно назвать альтернативным, которое было альтернативно по отношению к власти и альтернативно по отношению к классической оппозиции. Но появилась и третья сила, которая пробудила и мобилизовала вокруг себя недовольный пласт населения.

Власти рассчитывали, что основным противником на выборах будет классическая оппозиция, которая пыталась объединиться, выдвинуть своего единого кандидата через организацию так называемых праймериз. Но это все выглядело блекло, комично, и перед началом самой компании их основной тезис – это был бойкот. Практически все ожидали, что выборы пройдут как в 2015 году – будут спойлеры, будут спарринг-партнеры для Лукашенко, и он спокойно, без какого-либо стресса выиграет эти выборы. Но совершенно неожиданно появились другие игроки и по авторитету, и по политическому бэкграунду, что переломило ход предсказуемого сценария и сделало его совершенно непредсказуемым и привело к тому, что мы сегодня имеем в Беларуси.

По Вашему мнению, насколько данные ЦИК отличаются от реальных цифр?

Я думаю, что по тем крупицам информации, где вывешивали протоколы с правдивыми данными подсчета голосов или итоги голосования за рубежом, где 98% проголосовало за Светлану Тихановскую, данные факты показывают, что Лукашенко мог набрать в Беларуси от 25% до 30%. Тихановская набирала около 70%. В любом случае это полный провал действующей власти. Это позволяет понять, какие у людей были ожидания и каков масштаб фальсификаций. В принципе, голоса даже не считали, а рисовали те цифры, которые спускали сверху. Это привело к электоральному кризису, который привел к революции и протестам, то есть Лукашенко даже не набирал 50%, что фактически делает его полностью нелегитимным президентом. Он проиграл в первом туре.

На Ваш взгляд, до какого уровня сейчас могут дойти протестные настроения?

Все зависит от того, насколько долго люди готовы протестовать. Такого длительного противостояния не было еще в истории Беларуси, чтобы люди каждый день выходили с теми или иными акциями на улицы, никогда не было, чтобы в стране задержали 7000 человек, которые сейчас находятся в тюрьмах, десятки-сотни людей находятся в больницах с различными травмами. Уровень агрессии возрос до невероятной высоты, как со стороны протестующих, так и со стороны внутренних войск. Я думаю, эта неделя будет ключевой, если повторятся такие столкновения, как ночью с 9 на 10 августа и с 10 на 11 августа, то система может дать сбой, потому что она тоже находится в сильном напряжении. Уже есть фото, как бывшие сотрудники внутренних дел, спецназа выбрасывают форму в мусорные баки, говоря о том, что им стыдно, что они служили в этих войсках. Но надо сказать, что власть готова идти до конца, применять любые средства, чтобы зачистить пространство, и, к сожалению, те, кто устраивают разгоны демонстрантов, психологически и морально к этому готовы и отступать не собираются. В любом случае ясно одно – в нынешней ситуации Лукашенко будет крайне тяжело управлять страной. Практически он вынужден будет опираться на репрессии и насилие ежедневно, иначе это приведет к расширению протестного поля.

Каким Вы предполагаете дальнейшее развитие событий?

Я думаю, выборов больше в Беларуси не будет, даже сфальсифицированных. Лукашенко готовил изменения в Конституцию, должны быть введены механизмы передачи – транзита власти от отца к сыну. У него в планах оставить управление своему сыну, причем не старшему, а младшему, 16-летнему Николаю. Понятно, что этот транзит будет означать крах системы. Новые президентские выборы в таких условиях просто невозможны. Поэтому будут внесены изменения в Конституцию, похожие на то, что было сделано в России, будут отменены ограничения по срокам. Но в Беларуси могут быть введены механизмы, которые могут в целом отменить выборы. Президент скажет, что в связи с тем, что ситуация чрезвычайная, кто-то извне пытается дестабилизировать страну, надо отменять выборы – они приводят к разрушению государства. Это будет сделано через парламент, который одобрит данное решение. В любом случае новые выборы для правления Александра Лукашенко будут угрозой, поэтому, скорее всего, президентских выборов в Беларуси уже не будет. Он будет править либо до тех пор, пока жив, либо до тех пор, пока революционная волна его не сметет. Есть еще один сценарий – не очень хороший для Беларуси – это углубленная интеграция с Россией в рамках союзного государства, в рамках подписания программы по укреплению интеграции, ключевым пунктом которой является введение наднациональных органов. То есть передача функций управления государством наднациональным органам и возвращение Беларуси в статус Белорусской Советской Социалистической Республики. В этих условиях это единственная возможность, единственный гарант безопасности Лукашенко, того, что он останется президентом с функциями губернатора. Значительная часть населения, даже того протестного электората, не против России, не против интеграции. Эти протесты не носят антироссийского характера и направленности, и фактически, я думаю, что если население будет убеждено в том, что интеграция поспособствует отстранению Лукашенко от власти, они ее воспримут позитивно, без сопротивления, что, в свою очередь, нанесет сокрушительный удар по независимости страны.

Майра Медеубаева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Москва сейчас поддерживает Лукашенко, чтобы потом прижать его к стенке»

В интервью inbusiness.kz белорусский политолог рассказал о продолжающемся противостоянии в стране.

28 Август 2020 08:55 7089

Фото: Белсат

9 августа в Беларуси состоялись президентские выборы, часть населения считает их результаты сфальсифицированными и выражает свое несогласие в акциях протеста. О том, какие возможны дальнейшие сценарии развития и каким образом от происходящего выигрывает Москва, в интервью inbusiness.kz своим мнением поделился белорусский политолог Александр Класковский.

Население Беларуси выходит с протестами на улицы страны уже 18 дней подряд. Как Вы считаете, добьются ли протестующие перевыборов?

Сначала поговорим о том, почему эти протесты вспыхнули. Результаты выборов президента, которые состоялись 9 августа, по мнению многих белорусов, были сфальсифицированы. Они считают, что на выборах реально победила главная соперница Александра Лукашенко – Светлана Тихановская. Ее феномен – это отдельная тема для разговора. Никто не мог в начале этой избирательной кампании подумать, что обычная домохозяйка станет грозным соперником для многолетнего официального лидера Беларуси. Но так случилось. Действительно, в ее поддержку проходили мощные митинги по всей стране, власть использовала разные незаконные методы, чтобы их сорвать: происходили аресты, задержания сторонников Тихановской.

В принципе, кампанию власти провели брутально, подсчет голосов был непрозрачным, в избирательные комиссии не были включены оппозиционеры, независимых наблюдателей под предлогом коронавируса тоже отсекли от участков. Поэтому результаты выборов, согласно которым, по версии Центризбиркома, Александр Лукашенко набрал более 80% голосов, а Тихановская только 10%, вызвали недоверие и породили массовые протесты. Власти попытались в первые три дня жесточайшим образом эти протесты подавить, было задержано около 7 тыс. человек.

Как потом выяснилось, над ними зверски издевались, пытали в местах содержания, и, когда люди об этом узнали, это еще больше подняло градус протеста. Вдобавок к требованию отставки Лукашенко и новых честных справедливых выборов появилось требование остановить насилие, выпустить задержанных.

В итоге масштабы выступлений стали такими, что обозреватели заговорили о белорусской революции. Например, на две последние воскресные акции в Минске выходили, по разным подсчетам, от двухсот до четырехсот тысяч жителей, что для двухмиллионного Минска огромная цифра. Протесты прокатились по всей стране, мы видим весьма серьезный внутриполитический кризис, но проблема на сегодняшний день в том, что эти мирные протесты не могут заставить Лукашенко уйти в отставку. Он категорически отказался от ухода, от диалога с другой стороной – со сторонниками перемен.

Более того, он, по сути, поставил вне закона координационный совет оппозиции, созданный по инициативе Светланы Тихановской. Теперь по факту его создания возбуждено уголовное дело, на допросы приходят члены совета, в том числе вчера, 26 августа, на допросе была даже Нобелевская лауреат по литературе Светлана Алексеевич. Это беспрецедентный случай, власти, что называется, пробивают дно в плане аморальности и неуважения к человеку, которым страна должна гордиться. Ведь Алексеевич не претендует на власть, хотя Лукашенко обвинил своих противников из координационного совета, что они хотят захватить власть, ей достаточно своей славы, она просто примкнула к протестующим из-за своей гражданской позиции.

На сегодня еще раз хочу подчеркнуть, протесты натолкнулись на жесткий консолидированный авторитарный режим, и, как разрешить эту коллизию, по-моему, не очень-то понятно тем же лидерам координационного совета.

На Ваш взгляд, какими могут быть дальнейшие сценарии развития событий?

Если говорить о стратегии Александра Лукашенко, то он, понятное дело, надеется перемолоть эти протесты. Он понял, что жестокость не сработала, напротив, она возмутила и подогрела людей. Поэтому он решил выждать, были предприняты меры давления на рабочих, чтобы не состоялась национальная забастовка. Это был фактор, который мог бы подействовать на руководство страны, если бы остановились крупнейшие предприятия, такие как «Беларуськалий» в Солигорске или «Нафтан» в Новополоцке, это бы нанесло большой удар по бюджету, по финансам и, возможно, заставило власти прислушаться к требованиям протестующих. Но власти на сегодняшний день подавили эту забастовку, запугали рабочих, спецслужбы стали преследовать лидеров стачечного движения, некоторые из них арестованы, другие были вынуждены бежать за границу.

Пока не получилось с национальной забастовкой, но Лукашенко уже перешел в контратаку, снова начались задержания протестующих, в будничные дни акции не такие многочисленные, и опять стали выходить ОМОН и спецназ. Вчера в центре города происходили задержания. В плане пиара Лукашенко получил подкрепление из Москвы, он сам похвалился тем, что заказал несколько групп российских журналистов, также ходят разговоры, что приехали и другие специалисты – политтехнологи. Они помогают переломить ситуацию, в плоскости пиара стали проводить провластные митинги за Батьку. Причем в Беларуси Лукашенко Батькой никто не называет, это почерк российских политтехнологов, в России его почему-то называют Батькой, у нас такого нет, это не в белорусской традиции.

Нельзя сказать, что сложилась ситуация двоевластия, второго центра власти нет, просто наступило равновесие сил, но, поскольку белорусская революция не развивается, не получает новых импульсов и нет четкой стратегии, Лукашенко понемногу переходит в контрнаступление. Начинает точечные репрессии, разворачивает наступательный пиар в свою пользу, и не исключено, что эта волна выступлений постепенно угаснет. Заканчивается сезон отпусков, начинается учебный год, то есть нахлынут другие хлопоты, пройдет острота шока от того, что сотни людей были избиты, покалечены, несколько человек погибло, говорят, и пропали без вести. Поначалу это вызвало бурю возмущения, но даже такие психологические травмы в общественном сознании постепенно все-таки затягиваются.

То есть Вы допускаете, что в ближайшее время может быть угасание протестов?

Многое будет зависеть от нескольких факторов. Во-первых, как будет развиваться экономическая ситуация, а тут очень плохие перспективы: негативно влияют и коронавирус, и политические события, и консервативная политика Лукашенко в финансово-экономической сфере. Он противник реформ, сторонник сохранения большого неэффективного госсектора. Все эти факторы ведут к тому, что может резко ухудшиться экономическое положение, упадет уровень жизни, и это подогреет протесты, тогда точно могут выйти работяги, которых сейчас запугали, прижали и заставили вернуться в цехи и забои.

Второй фактор – это международное давление, Евросоюз работает над введением санкций, США осудили брутальные действия властей и требуют выпустить политических заключенных. Многое зависит от позиции России, сейчас, к сожалению для сторонников реформ в Беларуси, Кремль занял безоговорочную позицию в пользу Лукашенко. Это тоже, кстати, фактор, который его приободряет и помогает вести контрнаступление.

Так что ситуация сейчас очень зыбкая, и я думаю, что режим Лукашенко оказался более твердым и консолидированным, чем, может быть, казалось в этой революционной эйфории дней 10 назад, когда многие говорили, что Лукашенко не продержится и недели. Теперь видим, что он держится и, в принципе, властная элита достаточно консолидирована. От нее стали откалываться какие-то фрагменты, ряд достаточно заметных чиновников перешли на сторону тех, кто борется за перемены в Беларуси. Это Павел Латушко – бывший высокопоставленный дипломат и экс-министр культуры, бывший посол в Словакии Игорь Лещеня, которого отправили в отставку после его выступления против насилия, ряд журналистов государственных СМИ отказались работать в этих условиях и уволились.

Какие-то признаки эрозии системы, эрозии правящих элит наблюдаются, но пока это не разрушение, система скована страхом. Силовики теперь уже повязаны кровью, они боятся, что в случае смены власти их будут судить как преступников за зверские расправы со своим народом. Поэтому вертикаль Лукашенко послушно выполняет приказы, у него мощный силовой кулак, есть возможность удерживать ситуацию под контролем.

Но я думаю, что очень глубокий конфликт между нынешней властью и основной частью общества будет продолжаться и впредь. Поскольку у Лукашенко нет четких ответов на вопросы, которые ставит перед ним общество, то новые волны протестов могут быть более сильными, и, вполне вероятно, продолжится процесс эрозии властной элиты. Я думаю, время работает против Лукашенко и в исторической перспективе его режим обречен. Сколько времени займут перемены и насколько они будут драматичными – этот вопрос открыт.

По Вашему мнению, насколько вероятно создание единой валюты с Россией и наднациональных органов?

Белорусские аналитики предполагают, что Кремлю выгоден ослабленный Лукашенко. То, что сейчас происходит в Беларуси, на пользу Кремлю – Лукашенко удерживает власть, но при этом он подорвал свою легитимность внутри страны и на западном контуре. Впервые Евросоюз отказался признать результаты выборов, если раньше они говорили о недемократичности кампании, то сейчас открытым текстом говорят, что для них Лукашенко стал нелегитимным правителем.

Это сильный удар по позициям Лукашенко на западном векторе. Мы видим, что резко ухудшаются отношения с Западом, резко ухудшается экономическая ситуация. У Лукашенко не остается другого выхода, как идти за помощью к Москве – просить денег, рефинансирования ранее взятых кредитов, снижения цен на газ, компенсации последствий налогового маневра в нефтяной отрасли.

Таким образом, он попадает в зависимость от России, его позиции в переговорах ослабевают, и это будет выгодный момент для того, чтобы вернуться к дорожным картам углубления интеграции, среди которых и есть ранее отвергнутая белорусской стороной 31 карта, которая предусматривает единую валюту и наднациональные органы. Лукашенко всячески этому сопротивлялся, потому что он понимал опасность для суверенитета такого рода решений, но сейчас ему будет труднее это сделать. В итоге выигрывает Москва, она сейчас поддерживает Лукашенко для того, чтобы потом прижать его, что называется, к стенке и потребовать углубленной интеграции. Риски, опасности для белорусского суверенитета в результате этого внутриполитического кризиса возрастают.

Майра Медеубаева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

15 дней протестов – что происходит в Беларуси сегодня

В стране продолжаются митинги.

24 Август 2020 12:00 4976

Вчера, 23 августа, по данным СМИ. на территории Дворца независимости в Минске приземлился вертолет президента Белоруссии Александра Лукашенко, глава государства вышел из него в бронежилете и с автоматом в руках, сообщает РИА Новости.

В Минске проходят многотысячные протестные акции, их участники требуют пересчета голосов на прошедших выборах президента, а также нового голосования. В какой-то момент оппозиция подошла близко к резиденции главы государства, но дорогу ей преградили силовики и спецтехника.

В Белоруссии продолжаются массовые акции протеста, которые начались после выборов президента. На них, по данным ЦИК, с результатом 80,1% победил Александр Лукашенко, занимающий этот пост с 1994 года.

Второе место заняла Светлана Тихановская с 10,12%. Оппозиция результаты не признала.

В первые дни протестов силовики задержали около семи тысяч человек. С 13 августа начались забастовки на многих белорусских промышленных предприятиях, 17 августа Лукашенко допустил возможность проведения повторных выборов главы государства после принятия новой Конституции.

В то же время, по мнению главы российского МИД Сергея Лаврова, белорусская оппозиция, добиваясь ухода президента Александра Лукашенко, действует по «венесуэльскому сценарию».

«Переговоры они предлагают с нынешними властями только с одной целью – обсудить условия ухода президента Белоруссии, предлагается также дальше продвигать свои программы. Это примерно так же, как в Венесуэле, когда легитимный президент объявляется изгоем», – сказал Лавров на молодежном форуме «Территория смыслов».

По словам российского дипломата, некоторые заявления членов координационного совета оппозиции Белоруссии сомнительны с точки зрения легитимности. Отдельные предложения, например, силовикам – «уходить на сторону народа» – почти равноценны призыву нарушать присягу, заметил Лавров.

Напомним, президент Беларуси Александр Лукашенко в субботу, 22 августа, призвал глав регионов c 24 августа закрыть предприятия, на которых проходят забастовки.

«Я прошу губернаторов, председателей исполкомов, если кто-то не хочет работать – не заставляйте. Не надо. Мы их все равно не заставим и не уговорим. Но если предприятие не работает – с понедельника замок на ворота. Остановим», – заявил он на провластном митинге в Гродно. Политик считает, что в таком случае «люди остынут».

«Разберемся потом, кого пригласить на это предприятие», – отметил он.

Кроме того, Лукашенко предостерег священнослужителей от вмешательства в политику.

«Остепенитесь и займитесь своим делом. В храмы люди должны приходить молиться. Церкви, костелы не для политики», – подчеркнул действующий глава государства.

Политик не оставил без внимания тему избиений и пыток задержанных после протестов. Лукашенко назвал большинство снимков людей, избитых силовиками, «постановочными кадрами». «Эти фейки все время наводняют наш эфир. В интернете кто сидит? 60 процентов показывали синяки. 60 процентов – постановочные кадры!» – заявил он.

При этом президент призвал участников провластного митинга «простить» силовиков, «даже если они где-то ошиблись».

Отметим, ранее в интервью Inbusiness.kz белорусский политолог высказал мнение о том, что выборов президента в Беларуси больше не будет. Подробнее читайте по ссылке.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!