RU KZ
Мне нужен твой ID, IP и телефон

Мне нужен твой ID, IP и телефон

09:40 19 Апрель 2018 6706

Мне нужен твой ID, IP и телефон

Автор:

Олег И. Гусев

Учителя будут следить за своими учениками в соцсетях.

В Карагандинской области из-за недостатка правильной информации разгорелись споры между родителями и отделом образования. Речь шла о контроле присутствия учащихся средних школ в социальных сетях.

А именно: учительская общественность города Темиртау была ознакомлена с приказом руководителя отдела образования Есентая Ашима за № 138 от 27 марта 2018 года в конце прошлой недели.

Сразу после выхода приказа родителям школьников стали предлагать подписать нижеследующий документ.

После чего возмущенные родители начали бурное обсуждение этого новшества в социальных сетях.

В связи с большим количеством вопросов, поступающих как со стороны родителей, так и учителей, отдел образования Темиртау выступил с разъяснением в одной из соцсетей.

Следом за этим разъяснением опять пошли комментарии родителей.

Закон на стороне детей

Юрист Сергей Тымченко, ведущий свою профессиональную деятельность в Карагандинской области, к которому abctv.kz обратился с просьбой прокомментировать эту ситуацию, сначала напомнил о недавнем случае. То есть когда отдел образования Темиртау требовал от школьников принести персональные данные своих родителей, которые понадобились городскому Центру занятости.

Затем он дал следующее разъяснение по ситуации с мониторингом:

«Что же касается последней инициативы отдела образования Темиртау, опять же связанной с персональными данными, то она нарушает не только международную Конвенцию о правах ребенка, несколько законов Республики Казахстан, но и саму Конституцию РК.

Статья 18 основного закона РК гласит: 1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства. 2. Каждый имеет право на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничения этого права допускаются только в случаях и в порядке, прямо установленных законом». Также юрист считает, что действия чиновников от образования нарушают статьи 5, 10 и 11 Закона «О защите прав ребенка», Административный кодекс РК, в частности статью 79 «Нарушение законодательства Республики Казахстан о персональных данных и их защите», а также Уголовный кодекс в части статьи 208 «Неправомерное завладение информацией».

«Это не инструмент слежки»

Чтобы до конца разобраться в ситуации, abctv.kz связался с разработчиком программы мониторинга социальных сетей – ТОО «Центр информационных отраслевых решений «Интегро».

Заместитель директора компании Руслан Шарипов пояснил, что его предприятием создана программа автоматизации процесса мониторинга, которая уже работает в Петропавловске и Астане:

«Был круглый стол с участием прокуратуры, директоров школ и психологов, на котором обсуждалась тема суицидов. Прокуратура сказала, что они страницы детей в соцсетях на предмет поиска суицидальных наклонностей просматривают «вручную». Я тогда ужаснулся и говорю, что этот процесс можно автоматизировать, чтобы система это делала сама. Они говорят: давайте. Я ездил в Генеральную прокуратуру, в одном из отделов рассказывал о функционале и областному прокурору нашему».

Система мониторинга – это облачный сервис, договор на использование которого заключается или с Управлением образования, или напрямую со школой, рассказал Руслан Шарипов. Плата символическая – тысяча тенге со школы в месяц. (Согласно данным отдела образования Темиртау, система обошлась в 1,2 млн тенге. Учитывая то, что конкурс на ее закуп в городе не проводился, а внедрение проводится согласно приказу Управления образования Карагандинской области, эта сумма включает в себя все школы региона. – Авт.).

«В системе хранится база сигнальных слов и сигнальных групп: ненормативная лексика, суицид, терроризм и прочее. Есть страничка ребенка. Есть девиантная группа и есть обычные дети, странички которых проверяются реже. Проводится сканирование странички на поиск на ней слов из сигнальной базы. За данную базу отвечает школа или Управление образования», – рассказывает Руслан Шарипов.

Как заявляет разработчик, информация хранится на сервере компании. Допуск к базе своих учеников имеет только сама школа, классный руководитель также видит только своих детей, причем эти базы они создают сами. Очень важно: по условиям договора школа должна иметь у себя подписанное родителями согласие на обработку данных со страницы ребенка:

«Мы с себя эту ответственность снимаем, по договору эта обязанность лежит на школе. Если у школы такого подписанного родителями документа нет, то обрабатывать данные ребенка в системе она права не имеет. То есть если родитель против, то его ребенок не подпадает под этот мониторинг».

Далее Руслан Шарипов пояснил, что если слово из сигнальной группы найдено, то психолог смотрит, в каком контексте слово употреблено:

«Например, «Кровавая роза» – название фильма. Значит, психолог записывает, что слово употреблено в нейтральном контексте и опасности не представляет. Если же находится другое слово, которое психолог определяет как проявление, например, суицидальных наклонностей, то он с ребенком проводит свою работу. Также есть группы, где ребенок ничего не пишет, но его нахождение там заставляет задуматься психолога или классного руководителя. Например, группа «Суицидники», если школьник в нее вступил, не пишет, но читает – это повод задуматься».

По словам автора программы, она должна, автоматизируя часть функций, помогать психологам выполнять свою работу:

«По идее, это не инструмент слежки, а вспомогательный инструмент для облегчения работы психолога: понять наклонности детей, чтобы вовремя провести с ним работу. Мы просто автоматизируем то, что психолог и так должен делать», – считает разработчик.

Далее он пояснил, что доступа к приватным данным у программы нет:

«Если группа или чат закрытые, то мы туда доступа не имеем никак. Мы имеем только доступ к той информации, которую может посмотреть любой. Анализируется информация, находящаяся только в публичном доступе. Закрытая, запароленная информация под анализ не попадает, и доступа к ней нет».

Мне нужен твой ID, IP и телефон

Наконец, Руслан Шарипов ответил на главные вопросы, из-за которых, собственно, и разгорелся в Темиртау скандал: родителям нужно сообщать в школу, в какой соцсети зарегистрирован ребенок и под каким именем, а также ID, IP роутеров или самих телефонов и компьютеров?

«Нет, сообщать ничего не нужно.Родители только должны дать или не дать согласие: «Да, мы не против/против». В конце концов, все же видят страничку ребенка, почти в каждом классе есть своя группа в соцсети. А если требовать от ребенка назвать имя, под которым он там зарегистрирован, то он может так зашифроваться, что вы его страничку не найдете. Мы предлагаем только сервис поиска по сигнальным словам, а не методику, как с этим работать. Если родители не согласны, то школа не имеет права заносить данные этого ребенка в систему, это прописано в договоре, и это законное право родителей», – утверждает разработчик программы.

В итоге получается, что скандал в Темиртау возник от недостатка информации, когда городской отдел образования, не проведя разъяснительную работу о системе мониторинга соцсетей, сразу стал требовать от родителей письменного согласия на обработку данных их детей.

Итак, родители дают только согласие или несогласие на обработку данных их ребенка со странички в соцсети.

Но тогда возникает еще один вопрос: а как же будут обрабатываться адреса страниц детей в соцсетях?

Руслан Шарипов ответил на него так:

«Если Управление образования начало внедрять, не продумав, методику, как это делать, я рад бы помочь, но это уже не наша работа. С родителей требовать ничего не надо. Это внутришкольные дела, может, сам социальный педагог искать будет, может, лаборанта посадят».

«Нам хлеба не надо, работу давай»

Так что, несмотря на то, что система мониторинга соцсетей автоматизирована, для ее работы все равно нужны люди.

Причем, как минимум трое из них – это непосредственно работники школ.

И здесь возникает другой вопрос, который для abctv.kz прокомментировал педагог с более чем 30-летним стажем, но ответа на который пока ни у кого нет:

«А какая доплата будет полагаться за расширение функционала сотрудников школ? Вот, например, классный руководитель, доплата и так всего ничего – 5300 тенге, однако это не смущает тех, кто загружает классных руководителей всем, чем можно. Кстати, между делом, классный руководитель – это кто? Отдельная должность? Или это уже само по себе нечто нагрузочное на учителей химии, физики, математики и так далее? Я не ошибусь, если буду утверждать, что на всей территории Казахстана нет ни одного человека, пришедшего на должность классного руководителя с окладом 5300 тенге. Так что если учитель физики/химии/математики является еще и классным руководителем, то по вышеупомянутому приказу он должен дополнительно выполнять еще две функции – оператора и аналитика».

В свою очередь пресс-служба Министерства образования и науки так прокомментировала abctv.kz данную ситуацию:

«Этот проект как пилотный в Петропавловске получил очень хорошие отзывы, как от родителей, так и от учителей. Безусловно, там было разъяснено, что, зачем и почему. Даже девочку спасли в Петропавловске, потому что система сообщила, что эта девочка уже решение приняла покончить жизнь самоубийством. Теперь эту систему предложили другим регионам.

Министерство не лоббирует никакие проекты, мы только знаем, что система есть, и она хорошая для родителей и для учителей. Учителя сами даже заинтересованы, когда они понимают, зачем эта система. Например, в одной школе директора уволили за то, что у нее там произошел случай (несчастный. – Авт.), учителя получают наказания (за допущение несчастных случаев. – Авт.). Специалисты понимают, что эта система, наоборот, им в помощь, особенно в воспитательной работе классного руководителя.

Учителя соцсети отслеживать не будут, отслеживает сама система. Они один раз только вносят (данные детей в систему. – Авт.) и больше никого не отслеживают и ничего не смотрят. Мы понимаем, что неправильно подали сразу приказ (в Темиртау. – Авт.), не обсудив с родителями и с учителями. Не разъяснив, начали сразу приказы выдавать. Просто нужно разъяснение, что только по желанию самих родителей. Те родители, которые не хотят, чтобы их дети присутствовали в этой системе, они не дают на это согласия».

Олег И. Гусев