/img/tv1.svg
RU KZ
Население покупало доллары вместо продуктов питания

Население покупало доллары вместо продуктов питания

Темпы роста объемов покупки долларов в четыре раза выше роста розничных продаж.

12:47 16 Январь 2020 10443

Население покупало доллары вместо продуктов питания

Автор:

Саян Абаев

Основными факторами более сдержанной динамики розницы в 2019 году стали сильные девальвационные ожидания населения, вследствие чего темпы роста объемов покупки долларов населением в обменных пунктах были в четыре раза выше темпов роста розничных продаж. Об этом говорится в обзоре розничной торговли Казахстана за 2019 год, подготовленном аналитиками Halyk Finance.

Как сообщается в обзоре, размер потребительского рынка в Казахстане в долларовом эквиваленте составил почти $30 млрд. В 2013 году объем розничных продаж достигал $36 млрд в год, однако вследствие ослабления тенге он упал до $23 млрд в 2016 году, после чего медленно восстанавливается. Относительно размера национальной экономики розничные продажи находятся на достаточно низком уровне – 16,5% от ВВП. На данный момент продажи на душу населения на 24% ниже пикового уровня 2013 года, и на восстановление уровня потребления до докризисного уровня в $2 тысячи на душу может уйти три-четыре года.

Как уже отмечалось, в текущем году правительство сконцентрировало свои усилия на повышении заработных плат, задействовав ресурсы госбюджета. Как следствие, заработные платы повысились почти на 9% г/г в реальном выражении за девять месяцев 2019 года, чего не наблюдалось с 2012 года. При этом был задействован целый комплекс мер: увеличение выплат на социальное обеспечение населения, налоговая амнистия, прощения просроченных потребительских кредитов, поддержание низких цен на топливо на внутреннем рынке, сокращение тарифов ЖКХ.

«Как видим, такие меры благоприятствовали потребительской активности населения. В то же время, если бы не выросшие девальвационные ожидания, на наш взгляд, рост оборота торговли в 2019 году мог бы быть заметно выше. Повышение спроса на валюту привело к тому, что за 11 месяцев 2019 года население приобрело $4,8 млрд, что на $1,1 млрд, или на 30%, больше, чем годом ранее. На покупку валюты население потратило на 43% больше средств в тенге, что почти в четыре раза превысило рост товарооборота в номинале. Рост депозитов населения в текущем году был очень вялым – увеличение менее 2% за 11 месяцев 2019 года, что выглядит достаточно противоречиво и не согласуется с почти 20%-ным ростом зарплат», – отмечается в обзоре.

Благодаря вмешательству госорганов инфляция была сдержанной – 5,4% в 2019 году. Основной вклад в рост цен внесли продовольственные товары, которые формируют почти 40% в индексе цен. Их подорожание происходило на протяжении всего года с ростом почти на 10% за год, что нивелировало влияние от снижения тарифов на услуги. К тому же эффект от мер господдержки скоро будет исчерпан, и в текущем году без очередного вмешательства со стороны государства, может реализоваться эффект разжатой пружины, что может спровоцировать рост цен, тем более если учесть наличие подходящей для этого почвы – повышенные инфляционные ожидания населения.

Вмешательство государства в ценообразование в 2019 году имело временный эффект – издержки были переложены на госмонополии. С учетом этого потенциальное ускорение инфляции в 2020 году может оказать негативное влияние на будущие темпы роста оборота торговли. Перспективы следующего года умеренно-оптимистичные. На фоне роста потребительской уверенности, подкрепляемой повышением зарплат в госсекторе и отложенным спросом, вызванным сильным увеличением покупок валюты в 2019 году, ситуация в рознице немного улучшится, полагают аналитики. 

В расчете на душу населения розничные продажи за 2019 год составили Т610 тысяч. Исходя из того, что темпы роста общих продаж опережают динамику увеличения продаж на душу (14,8% против 13,2%), можно говорить о факторе повышения интенсивности, как драйвере потребления, тогда как рост населения играет меньшую роль.

«Розничное кредитование, на наш взгляд, немного ослабнет, но сохранит двузначные темпы роста, что несколько ослабит его влияние на продажи. На фоне роста экспортной выручки в следующем году тенге будет относительно устойчив, что будет поддерживать расширение импорта. Несмотря на наличие неопределенности, связанной с влиянием госорганов, потребительские цены в следующем году предположительно вырастут не выше прошлогоднего уровня. Рост оборота розничной торговли мы ожидаем на уровне 6,4% в 2020 году», – отмечают в обзоре.

Подготовил Саян Абаев

Что ждет тенге?

О перспективах национальной валюты на фоне опасений по поводу второй волны и роста числа заболеваемости.

20 Октябрь 2020 17:02 4483

Фото: Серикжан Ковланбаев

На вопросы редакции информационного агентства inbusiness.kz отвечает заместитель Председателя Национального Банка Алия Молдабекова о ситуации на валютном рынке и динамики тенге.

Что ждет тенге? В условиях пандемии и карантина, ожидается ли послабление национальной валюты?

Мнения экспертов относительно динамики тенге до конца года разделились: некоторые ожидают ослабления национальной валюты на фоне роста числа заболевших, а некоторые – ее укрепления по мере восстановления мировой экономики и спроса на углеводороды. В режиме свободного плавания национальная валюта, как и прежде, остается под влиянием фундаментальных факторов, основным из которых является цена на нефть. На рынке энергоносителей до сих пор сохраняется большая неопределенность, вызванная глобальным сниженным потреблением. Несмотря на продолжающийся шаткий сентимент, подстегиваемый увеличением добычи отдельными странами, к примеру – Ливии, организация ОПЕК+ подает сигнал о намерении придерживаться заранее оговоренных условий по снижению добычи и осознания текущей тяжелой ситуации по ребалансировке рынка нефти. Учитывая, что раздор между крупнейшими производителями привел к шоковому падению цен на нефть ранее в этом году, текущая координация между странами-производителями ОПЕК+ дает возможность полагать, что крупные игроки осознают новые реалии. Сигналы о постепенном восстановлении экономики Китая также оказывают поддержку рынку энергоносителей. Помимо динамики цен на основной экспортный товар, тенге подвержен общим тенденциям в мировой экономике. Многим развивающимся странам приходится мириться со снижением экспорта ввиду падения глобального спроса. В ответ на это, правительствами предпринимаются фискальные и монетарные меры, хоть и в относительно более скромных масштабах по сравнению с развитыми странами. Дополнительное давление на нацвалюты развивающихся стран оказывает укрепление доллара в отдельные периоды на мировых рынках, связанное с общим снижением риск-аппетита инвесторов и неопределённостью по стимулирующим мерам в США. Казахстан в сравнении с другими странами имеет более устойчивую позицию благодаря сильной фискальной поддержке и своевременности принятых мер для поддержания экономики Правительством и Национальным банком.

Каковы прогнозы экспертов по поводу влияния второй волны COVID-19 на мировую экономику?

Несмотря на сохранение опасений по поводу второй волны коронавируса на фоне сообщений о новых случаях заболеваний в Европе, текущая мировая статистика отличается большим процентом излечившихся пациентов, а также низкой смертностью. Некоторые экономисты считают, что вспышки становятся более контролируемыми и ожидают меньших масштабов заболеваемости. Это, соответственно, в меньшей степени ударит по экономикам. МВФ предоставил более оптимистичный прогноз развития мировой экономики по сравнению с летними прогнозами. Фонд ожидает снижение мирового ВВП на 4,4% против снижения на 4,9% по предыдущему прогнозу. Позитивной корректировке подверглись большинство развитых и развивающихся стран. К примеру, прогноз по ВВП России был улучшен. Прогнозируется, что ВВП России упадет теперь на 4,1%, против падения на 6,6% в предыдущем отчете. Темпы роста экономики Китая прогнозируются на уровне 1,9%, что на 0,9 п.п. выше предыдущего прогноза. Продолжение восстановления экономики КНР подтверждается недавно опубликованной статистикой об ускорении ВВП в 3 квартале 2020г до 4,9%.

Прогноз МВФ по динамике ВВП Казахстана на 2020 и 2021 годы не изменился и составляет (-)2,7% и (+)3% соответственно.

Как складывается ситуация на внутреннем валютном рынке?

На фоне роста числа заболеваний COVID-19 на внутреннем рынке не наблюдается ажиотажного спроса на иностранную валюту. Объемы торгов на валютном рынке остаются в пределах пост-карантинного периода в 90-130 млн. долларов США в день. Сохраняется тренд дедолларизации вкладов населения. Если на начало года 57% вкладов в системе были в тенге, то по состоянию на конец августа объем таких вкладов вырос до 60%. Относительно высокие ставки по тенге в сравнении с около нулевыми процентными ставками по твердым валютам являются поддерживающим фактором для привлекательности сбережений в тенге.

Причины возросшей волатильности курса в осенний период?

Курс тенге, как мы уже упоминали, формируется исходя из динамики фундаментальных факторов. Динамика национальной валюты с осени находилась под влиянием дешевеющей нефти и в меньшей степени усиления рисков для валют развивающихся стран. Рынок энергоносителей уже начал закладывать в ценах ожидания по второй волне коронавируса, поэтому цена за баррель нефти с начала сентября опустилась с $45,6 до $42,3. За этот период валюты развивающихся стран ощутили давление. Так, турецкая лира ослабла к доллару США на 7,3%, рубль на 5,2%, бразильский реал – на 2,2%. В целом можно заметить, что проявление волатильности для тенге является нормальной рыночной ситуацией. Рынок формируется исходя из динамики фундаментальных факторов и спроса-предложения на торгах, где рыночные игроки участвуют в процессе курсообразования в зависимости от потребности в иностранной валюте.

Национальный Банк продолжает мониторинг ситуации с обменным курсом и в случае возникновения дестабилизирующих резких скачков курса, готов вмешаться для обеспечения финансовой стабильности.

Жанторе Касым


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

«Самое страшное по курсу мы уже увидели»

Какие прогнозы по тенге дают аналитики?

19 Октябрь 2020 17:07 7461

Фото: Серикжан Ковланбаев

Что будет с курсом тенге, насколько казахстанская валюта устойчива к коронакризису, потребуется ли Нацбанку поддерживать ее в этом году? На вопросы inbusiness.kz ответили эксперты.

Айдар Калиаскар, директор филиала ГК ForexClub:

«Курс тенге до конца года будет достаточно не стабилен, но с большой вероятностью продолжит снижение. Очень многое будет зависеть от ситуации с коронавирусом, с количеством заболевших и состоянием медицинской системы в стране. А самое главное – это возможные карантинные меры, которые негативно влияют на курс тенге: насколько они будут жесткими и длительными.

Вмешательство Нацбанка, вероятно, будет происходить только в критических ситуациях, если падение национальной валюты станет обвальным.

К концу года можно ожидать отметок вплоть до 440, и даже 450 тенге за доллар».

Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари»:

«Есть очень большая вероятность того, что в случае внедрения новых карантинных ограничений Нацбанку придется или поддерживать курс тенге интервенциями, или отпустить его в свободное падение. Оба сценария травматичны для казахстанской валюты, потому что внутренний рынок будет реагировать в любом случае. Объемы интервенций, которые способен проводить НБК, можно только предполагать, потому что регулятор данные не раскрывает. Финансы на поддержание стабильного курса у НБК есть, но если на уровне центробанка будет видно, что дешевле отпустить, чем держать на плаву, он ровно так и поступит.

Доллар до конца проблемного 2020 года может, теоретически, сохраняться внутри коридора 405-445 тенге, евро – 480-545 тенге, рубль – 5,10-6,10 тенге, юань – 59-68 тенге».

Арман Бейсембаев, эксперт международной брокерской группы TICKMILL:

«По курсу тенге моя позиция остается неизменной: самое страшное мы уже увидели (после «черного понедельника 9 марта, когда цены на нефть упали до $31-33 за баррель, тенге начал стремительно слабеть, официальный курс с 382,05 упал ко 2 апреля до 448,52 тенге за доллар. – Ред.). Не думаю, что казахстанскую валюту ждет существенное ослабление или укрепление, она, скорее всего, останется в коридоре, который сформировался ранее, и его очертания мы можем увидеть: верхний предел – 430-440, нижний – 400-410 тенге за доллар. В этом коридоре тенге, скорее всего, и будет колебаться в обозримом будущем, включая весь следующий год и, возможно, дольше.

В марте-апреле, судя по всему, была острая фаза кризиса. Сейчас фактор пандемии перестал быть настолько важным. Самое страшное – когда экономики по всему миру останавливали на полном ходу – уже пройдено. Повторения, скорее всего, не будет. Даже ВОЗ признала локдауны неэффективными и бессмысленными. Правительство Казахстана, судя по всему, тоже осознало, что такая мера слишком дорого обходится и людям, и экономике, и стране в целом.

Поэтому глобально полного закрытия экономик, скорее всего, больше не будет. Если и будут, то локально, по отдельным странам. Но в любом случае риски и масштабы кризиса в принципе понятны, и в этом плане все самое страшное уже произошло.

Если говорить о влиянии на тенге ситуации в России, то здесь есть два момента – события, которые происходят по «периметру» этой страны (в Беларуси, Нагорном Карабахе), и отравление Навального. Катастрофической реакции курса валют на это не произошло. Европейцы ввели по списку Навального определенные санкции (поименный санкционный список ЕС в отношении российских граждан по делу об отравлении Алексея Навального. – Ред.), но там всего несколько фамилий, и подобный опыт уже был в 2014-2015 годах. То есть эти события не являются удивительными для рынка, они довольно быстро переварятся, и ситуация стабилизируется.

По нефти, я думаю, самое страшное мы уже тоже увидели. Это когда цены «грохнулись» и по отдельным фьючерсам вообще ушли до минус $40 (до этого значения падали в апреле майские фьючерсы на нефть марки WTI. – Ред.). Не думаю, что сценарий повторится. Нефть, если и будет стоить ноль, то только в том случае, когда она никому не будет нужна, но в обозримом будущем полного отказа от черного золота не произойдет.

Более того, последующее восстановление мировой экономики приведет, скорее всего, росту цен на нефть. Сейчас есть смысл говорить о том, что серьезных поводов для падения нефтяных котировок нет, серьезных поводов для роста – тоже, но в перспективе они могут появиться. Другими словами, в ближайшем будущем – даже не к концу этого года, а в течение двух-трех лет – поводов для роста стоимости нефти будет больше, чем поводов для падения.

Другой вопрос – как это отразится на стоимости тенге. Не думаю, что это приведет к существенному укреплению нацвалюты. Может быть, мы как раз и увидим стабилизацию курса ближе к нижней границе коридора – 410-400, а, может быть, в моменте даже ниже. Но не дальше. Потому что есть особенности экономики, есть бюджет, который формируется за счет продажи нефти, есть социальный блок, который необходимо обеспечить. В этом смысле мы не можем себе позволить укреплять тенге вслед за дорожающей нефтью. Даже если нефть будет стоить $100 за баррель, не думаю, что мы вернемся даже на 350 тенге за доллар. Это уже невозможно. С тех пор, когда доллар в Казахстане стоил столько, уже и инфляция, и расходы, и экономика изменились. Кроме того, мы активно тратили Нацфонд, его надо пополнять. Это не позволит дополнительно укрепить тенге, это невыгодно во всех смыслах.

Учитывая все эти факторы, до конца года ничего сверхъестественного по курсу не произойдет. Год закроем в коридоре 425-430 тенге за доллар».

Айвар Байкенов, заместитель председателя Halyk Global Markets:

«По курсу очень сложно что-то сказать в текущих условиях, но пока мы не видим, что есть существенный потенциал для его дальнейшего ослабления. Плюс есть влияние интервенций и продаж валюты со стороны экспортеров».

Отметим, что в комментариях inbusiness.kz в конце августа эксперт называл в числе факторов, которые могут негативно повлиять на курс до конца года, растущую инфляцию (хотя ее воздействие на тенге отчасти нивелируется относительно высоким уровнем номинальных процентных ставок). Также возможную реализацию отложенного спроса на иностранную валюту, ожидания, что экспортеры сократят продажу части валютной выручки и уменьшится эффект от конвертаций валюты из Нацфонда. Внутренние и внешние факторы, по мнению эксперта, говорили о давлении на тенге и потенциале ослабления национальной валюты в ближайшие месяцы против доллара на 2-4% от текущих уровней.

Позже, в конце сентября, он указывал на то, что если стоимость нефти упадет до $35-37 за баррель, то курс может приблизиться к отметке 435 тенге за доллар, но вряд ли перейдет ее.

Отметим, в августе официальный курс укреплялся до 417,87 тенге за доллар, слабел до 420,11, в сентябре – до 418,29 и 429,51 соответственно. В октябре курс уходил на отметки 431,82 и 427,29, значение на 19 октября – 428,05 тенге за доллар.

Нефть марки Brent в августе находилась в коридоре $42,89-46,53 за баррель, в сентябре – между значениями $39,30-46,22 за баррель, в октябре – $38,79-43,57 за баррель.

Елена Тумашова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Новости

Все новости