RU KZ
Не родная мера пресечения

Не родная мера пресечения

17:42 13 Июнь 2017 7018

Не родная мера пресечения

Автор:

Алия Ахмедиева

В 2016 году из 189 осужденных иностранцев из колоний Алматинской области отбывать наказание в свою страну уехали всего 16 человек, в этом году – четыре. 

48-летний колумбиец Хененбер Пульгарин Бринис отбывает семилетний срок в поселке Заречном Алматинской области. Три года назад его задержали на границе Казахстана с большой партией героина и кокаина.  Говорит, неоднократно обращался с просьбой о депортации, но на родине, в Колумбии, на его просьбы пока не реагируют.

«В Казахстане нет нашего консульства, только в России. Я туда много раз писал, ответа нет. В Колумбии у меня мама, двое детей. Я очень скучаю по родным, хочу остаток срока отбыть на родине. Здесь у меня много друзей, все помогают учить язык», – говорит Хененбер Пульгарин Бринис.

На сложности с экстрадицией жалуется и 49-летний узбек Рустам Бабажонов. Казахстанские стражи порядка задержали его с полутонной героина и тремястами килограммами кокаина. Суд приговорил наркокурьера к 15 годам заключения. В колонии мужчина уже отсидел семь лет. Оставшийся срок мечтает отбыть на родине. По его словам, вместе с ним в колонии сидят 40 его сограждан. Все они хотят быть ближе к родным и поэтому готовят коллективное обращение к новому президенту Узбекистана Шавкату Мирзияеву.

«Как он стал президентом, с Казахстаном и торговля, и взаимопомощь выросла в два-три раза. Я надеюсь, он и о нас озаботится. Лично я больше трех лет не видел своих. Семь лет сижу, всего два раза было свидание. Конечно, добрые люди помогают. У меня есть жена, дети, пятеро внуков. Мать старая болеет», – рассказывает Рустам Бабажонов. 

Немало в колонии поселка Заречного и граждан Кыргызстана. Судя по их жалобам, все их запросы в правоохранительные органы соседнего государства остаются без ответа.

«Лично я отправил десятки запросов. Мне сидеть в колонии до 2026 года. Со мной отбывают наказание еще 13 кыргызстанцев. Если у государства нет денег на нашу депортацию, мы согласны переехать за свой счет. Сидим тут примерно, без нарушений», – утверждает гражданин Кыргызстана Алексей Востриков.

Мечты о цивилизованных странах
Иная ситуация сложилась у 29-летнего афганца Амирхана Задрана. В десятилетнем возрасте парень эмигрировал вместе с родителями в Казахстан. В 23 года, совершив убийство, угодил на 12 лет за решетку. В колонии Амирхан Задран увлекся спортом, выучил несколько иностранных языков и осваивает швейное дело. 

Парень уверяет, что каждые три месяца его навещают специалисты консульства Афганистана, уговаривают перебраться в тюрьму на родине, но он категорически отказывается. Говорит, там нет перспектив для лучшей жизни. До конца тюремного заключения Амирхану осталось шесть лет.

«В Афганистан я никогда не поеду, мне здесь нравится, Казахстан моя вторая родина. У меня много друзей здесь появилось. Когда я освобожусь, мы с родителями поедем в США. Там у меня старший брат и сестренка. Отсюда легче попасть в Америку, чем из Афганистана», – считает Амирхан Задран.

О цивилизованной стране с высоким уровнем жизни мечтает и другой заключенный за убийство – 56-летний Евгений Хасанов. Из 14 лет он отсидел 12. За это время он так и не рассказал стражам порядка о том, в какой стране он родился и гражданином какого государства является. В момент совершения преступления у него не было документов. Получать их он отказывается, называя себя гражданином мира. Три месяца назад Евгений Хасанов обратился в правоохранительные органы с просьбой депортировать его в Швецию. Там он надеется подлечить сердце и зажить в свое удовольствие.

«Я так и написал генеральному прокурору РК, что прошу экстрадировать меня в королевство Швеции по состоянию здоровья, что тяжело болен, что это в рамках международного закона. И писал генеральному прокурору Швеции. Сейчас прокуроры подтвердили, что мое заявление генеральная прокуратура отправила в Швецию. Со Швеции пока ответа не было. Я, когда подлечусь, потом сделаю свой выбор. Возможно, останусь где-нибудь в Европе», – поясняет Евгений Хасанов.

Сложности передачи осужденных лиц
Казахстан впервые присоединился к конвенции о передаче осужденных лиц в страны гражданской принадлежности в 1999 году. Согласно документу, подать прошение о депортации может любой иностранец. Главное, чтобы вынесенный ему приговор был окончательным, вступил в законную силу, а оставшийся срок был не меньше шести месяцев.

«Если осужденный иностранного государства желает перевестись в страну своей гражданской принадлежности, он обращается с заявлением на имя генерального прокурора РК», – прокомментировал abctv.kz заместитель прокурора Алматинской области Марат Абдрахманов. – Далее спецчасть колонии, согласно конвенции, собирает документы и отправляет в областную прокуратуру. Мы пересылаем в департамент международного сотрудничества. Когда пакет документов будет собран, пересылаем их в ту страну, в которой осужденный изъявил желание отбывать дальнейшее наказание. Конкретных сроков рассмотрения в этом деле нет».

В прошлом году из 189 осужденных иностранцев из колоний региона отбывать наказание на родину уехали всего 16 человек, в этом году – четыре.  Согласно статье 18 Международной конвенции о передаче осужденных лиц, расходы, связанные с передачей осужденного, берет на себя государство исполнения приговора, также оно несет ответственность за погашение долга по материальным искам в пользу потерпевших от преступления граждан. 

В прокуратуре также прокомментировали трудности контактов граждан Узбекистана и Кыргызстана с компетентными органами этих стран.

«Мы сами удивлены, почему кыргызские коллеги игнорируют конвенцию о передаче осужденных лиц, как-никак, они ратифицировали этот документ. Узбекистан пока не присоединился к конвенции», – сообщил Марат Абдрахманов.

Ежегодно из бюджета на содержание одного заключенного тратится 700 тысяч тенге.

Алия Ахмедиева, Талдыкорган