/img/tv1.svg
RU KZ
Неприятная правда: кто в ответе за то, что алматинцы дышат грязным воздухом?

Неприятная правда: кто в ответе за то, что алматинцы дышат грязным воздухом?

Почему экология оборачивается серьезной проблемой – в расследовании inbusiness.kz.

13:14 26 Декабрь 2019 8694

Неприятная правда: кто в ответе за то, что алматинцы дышат грязным воздухом?

Автор:

Катерина Клеменкова

Фото: Максим Морозов

Дискуссии о грязном воздухе в Алматы принимают во внимание всего три источника загрязнения: угольную теплоэлектроцентраль (а точнее, ТЭЦ-2), частный сектор (который углем, дровами, иногда резиной топит свои бани и жжет мусор во дворах), а еще это автомобильные выхлопы.

Глаза и нос меня обманывают

В приложении AirKZ «Казгидромета» можно посмотреть, каким воздухом дышат казахстанцы в том или ином населенном пункте (в AirKZ доступны данные по 46 населенным пунктам и 84 экологическим постам. – Ред.). По данным геолокации программа определит место, где вы находитесь, и покажет концентрации опасных веществ в воздухе. Не всегда информация в приложении обновляется оперативно, из-за чего пользователи остаются недовольными и пишут гневные комментарии на сайте «Казгидромета».  К примеру, такие

«Казгидромет» – этим все сказано. Не покажут правду, либо у меня глаза и нос обманывают, чистый воздух не могут определить».

«Чепуха) Выглядит так, что хотят скрыть факт загрязнения воздуха) Сейчас открыли окно, домашний фильтр аж завыл, пытаясь очистить воздух из форточки».

«Обман полный, тут все в дыму, а показывает чистый воздух».

Подобных отзывов очень много, то есть подавляющее большинство комментаторов как бы уверены, что на самом деле ситуация намного хуже, чем ее хотят представить…

Нет согласия и среди экологов. Одни считают, что основным источником загрязнения атмосферы города является работающая на угле ТЭЦ-2 (говорят, что это 80% от всех вредных выбросов), другие утверждают, что экологическая катастрофа из-за автотранспорта (который на 75% загрязняет воздух, а еще от него и шумовое загрязнение).

Если попытаться разобраться в экологическом вопросе, то может открыться неприятная правда – в наш век научно-технического прогресса и достижений никто достоверно (на все 100%) не знает, отчего город накрыт черным смогом. Впрочем, ситуация характерна не только для Алматы. В Пекине ученые тоже пытаются понять истинную причину смога – и тоже чаша весов склоняется то в сторону автомобильных выхлопов, то угольных электростанций.

Между тем, по статистике ВОЗдевять из десяти жителей нашей планеты дышат загрязненным воздухом, почти каждый год для семи миллионов человек это заканчивается смертью, еще в 2016 году количество таких смертей оценивалось в 4,2 млн.

Но это всего лишь цифры, за которыми стоит репутация ВОЗ. Всемирная организация здравоохранения не сможет назвать 4,2 млн имен людей, которые были «отравлены» воздухом в 2016 году и это официально указано в их свидетельствах о смерти. На самом деле доказать, что человека «убил» токсичный городской воздух, невероятно сложно, практически невозможно. История маленькой Эллы Кисси-Дебры прямое тому доказательство.

Смерть Эллы Кисси-Дебры

Девятилетняя жительница Лондона Элла Кисси-Дебра умерла в феврале 2013 года от приступа астмы. Как пишет BBC, сильными приступами удушья девочка страдала последние три года своей жизни, за эти три года ребенка госпитализировали 27 раз.

Шесть лет после смерти дочери Розамунд Аду-Кисси-Дебра пытается понять, действительно ли смертельный приступ был вызван грязным воздухом. Если так, то именно эта причина должна быть указана в заключении о смерти, где раньше было написано, что девочка умерла от острой дыхательной недостаточности, а теперь не написано ничего.

После того как Стивен Холгейт, профессор Британского университета в Саутгемптоне и экс-председатель консультативного комитета правительства Великобритании, доказал, что приступы астмы у Эллы совпали с годами высоких уровней загрязнения воздуха возле ее дома, Высокий суд разрешил уничтожить предыдущую причину смерти Эллы и начать новое расследование.

«Высокий уровень загрязнения воздуха способствовал появлению и развитию осложнений астмы у Эллы, что сильно ухудшило качество ее жизни и привело к летальному исходу», – говорится в докладе о смерти девятилетнего ребенка, подготовленном Стивеном Холгейтом.

Если суд примет доказательства профессора и признает, что именно загрязнение воздуха стало причиной смерти, то семья Кисси-Дебра, которая с двумя детьми все также живет в 25 м от загазованной Южной кольцевой дороги Лондона (South Circular Road), подаст в суд на премьер-министра Великобритании. По убеждению Розамунды Аду-Кисси-Дебра, экс-мэр британской столицы Борис Джонсон не предпринимал нужных мер, чтобы жители мегаполиса дышали чистым безопасным воздухом, и за это должен будет ответить.

Тем временем в Казахстане…

Пока в Британии все ждут окончания расследования, которое запланировано на апрель 2020 года (когда будет тщательно изучена роль государственных органов в смерти человека и доказана либо не доказана вина автотранспорта в загрязнении окружающей среды в концентрации опасной для жизни), в Казахстане разгорелся спор другого плана.

В СМИ и соцсетях горячо обсуждается заявление директора ЦФХМА (Центр физико-химических методов исследования и анализа) Булата Кенесова, сделанное им на семинаре «Качество воздуха Алматы и влияние на здоровье: обзор проведенных научных исследований. Обсуждение пробелов, недостающих данных и исследований». 

Ученый заявил, что автотранспорт не является основным источником загрязнения воздуха в Алматы.

«После окончания отопительного сезона резко снижались концентрации ароматических углеводородов, мониторинг которых мы проводили. Кроме того, концентрации высокотоксичных полициклических ароматических углеводородов (ПАУ) в зимний период были намного (на два порядка) выше, чем в летний», – говорится в докладе Кенесова. 

Это заявление пытались оспорить другие экологи. Для телеканала «Алматы» директор лаборатории ТОО «РНПИЦ «Казэкология» Сункар Жолдыбаев провел показательный эксперимент. С помощью специального аппарата он взял пробу около оживленной дороги, а затем – в парке.

«Оксид азота, оксид углерода, сера диоксид и формальдегид. Как мы видим, здесь цифры гораздо больше, чем в парке, в парке все равно чище. Примерно раза в полтора», – прокомментировал Сункар Жолдыбаев.

Кенесов с таким научным подходом не согласился.

«То, что непосредственно возле дороги основным загрязнителем воздуха будет автотранспорт, и так понятно, так как расстояние до источника загрязнения оказывает существенное влияние на концентрацию. Если проанализировать воздух у выхлопной трубы, то концентрации будут еще выше. Однако все это никак не доказывает, что основным источником загрязнения воздуха является автотранспорт», – написал ученый на своей странице в Facebook.

Почему автомобиль опаснее угольной ТЭЦ

После заявления Булата Кенесова практически произошел разворот на 180 градусов. Большинство алматинцев, особенно автовладельцев, отныне склонны считать, что алматинский грязный воздух исключительно вина угольной ТЭЦ. А между тем такой простой опыт Сункара Жолдыбаева доказал одну очень важную вещь – автомобиль, который под вашей форточкой прогревает сосед, намного опаснее угольной ТЭЦ.

Воздух вокруг постоянно содержит загрязнения, то есть ТЭЦ загрязняет окружающую среду по максимуму везде вокруг, распространяя на десятки-сотни километров, в том числе и в другие города и соседние государства. Уголь действительно является одним из самых сильных источников загрязнения среди видов топлива.

Но автомобильные выхлопы внизу, совсем рядом, и из-за этого более опасны. Маленькая Элла Кисси-Дебра умерла потому, что жила возле трассы и вдоль нее же ходила в школу.

Загрязненный воздух отравляет миллионы детей и разрушает их жизнь, говорится в отчете ВОЗ.

«Одной из причин особой уязвимости детей к воздействию загрязненного воздуха является тот факт, что они дышат чаще, чем взрослые, и поэтому поглощают больше загрязнителей. Они также находятся ближе к земле, где загрязнители достигают максимальных уровней концентрации, и это негативно отражается на развитие их мозга и организма». 

«Мы должны задуматься о цене наших передвижений по городу, – считает международный эксперт в области городской мобильности Елена Ерзакович. – (…) У нас порядка 88% превалирует транспорт, который выбрасывает в атмосферу целый список вредных веществ».

По словам Ерзакович, то количество автомобилей, которое сейчас колесит по городу, – это среднеевропейский уровень автомобилизации. Вот только качество местных автомобилей запредельно низкое: 2/3 частного автомобильного парка не соответствует экологическим критериям Евро-4, и по западным меркам эти авто уже давно были бы отправлены на утилизацию.

Отчеты по продажам автомобилей подтверждают слова эксперта – у стареньких автомобилей рекордный рост продаж. Автопарк Казахстана стареет ускоренными темпами. Автомобили с двигателями внутреннего сгорания, особенно старые модели, работающие без новейших фильтров выхлопных газов, способствуют высокому уровню токсичного газообразного оксида азота и твердых частиц, которые являются наиболее опасной формой загрязнения воздуха.

«Странно, что людей это не беспокоит, – говорит Ерзакович. – Если нам не будет, чем дышать, то нам уже ездить никуда не надо будет».

Закон о чистом воздухе

Трагическая история Эллы Кисси-Дебры подвигла британскую The Times начать кампанию за новый закон о чистом воздухе, «за право на защиту от токсичного воздуха, который приводит к 40 тысячам смертей в год и особенно угрожает молодежи, пожилым людям и людям с заболеваниями легких». 

По данным издания, загрязнение воздуха в 6500 школах Великобритании превышает рекомендуемые уровни ВОЗ, затрагивая 2,6 миллиона детей.

В Казахстане также разработана новая редакция Экологического кодекса, согласно которой штрафы за загрязнение окружающей среды увеличатся в 10 раз. Вот только «строгость законов часто компенсируется необязательностью их исполнения».

«Есть огромнейшая проблема – у нас законы, может быть, где-то несовершенные, где-то нормальные, хорошие законы могут просто не соблюдаться», – говорит председатель Независимого автомобильного союза Эдуард Эдоков.

Речь идет о санитарных нормах, согласно которым стоянка автомобиля ближе десяти метров к жилым домам, границам земельных участков общеобразовательных школ, интернатов, дошкольных и лечебных учреждений запрещается. Если автомашин больше 10, но меньше 50, то расстояние должно быть не менее 15 метров. Однако автовладельцы в большинстве своем не соблюдают экологических стандартов и норм в виде СНиПов.

«У нас в городе официально зарегистрировано более полумиллиона автомобилей – куда их ставить? – задается вопросом Эдоков. – Но если есть закон, то его должны соблюдать все безусловно, не важно, богатый или бедный, на большой машине или пешком. Можно сколько угодно рассуждать на тему, плохо это или хорошо, но в моем понимании, если есть закон, значит, надо его соблюдать!»

Между тем по статье 425 КоАП РК нарушение нормативных правовых актов в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов, технических регламентов, не повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей, влечет штраф на физических лиц в размере 30 МРП.

Кроме санитарных норм, парковка во дворах регламентируется правилами дорожного движения. Согласно ПДД, стоянка автомобиля во дворе с работающим двигателем более пяти минут запрещается. Но это также игнорируется большинством автовладельцев, несмотря на то, что автопроизводители рекомендуют трогаться с места и уезжать с парковки сразу же после пуска мотора. В движении мотор прогревается быстрее, а топливо сжигается эффективней.

«В непрогретом двигателе сжигание топливовоздушной смеси существенно менее эффективное, чем в прогретом, что приводит к выбросу значительно более высоких концентраций токсичных веществ – остаточных количеств компонентов бензина и продуктов его неполного сгорания, – отметил в разговоре с inbusiness.kz Булат Кенесов. – Среди последних особо стоит отметить окись углерода (угарный газ) – самый опасный компонент, у которого нет запаха, но который в условиях плохой вентиляции может привести даже к летальному исходу»…

Уровень загрязнения воздуха в Алматы опасно высокий, но не все алматинцы осознают, насколько ужасен воздух, которым дышат. Одна из причин, по которой алматинцы уезжают из Казахстана, – это воздух. Здоровье детей и свое собственное дороже...

Катерина Клеменкова

Смогут ли защитить экологи алматинские арыки?

«Зеленая» экономика в деле.

13 Октябрь 2020 08:13 2514

Фото: almaty.today

Портал inbusiness.kz продолжает тему экологии. Казахстанские эксперты считают, что в стране уже давно должна появиться партия «зеленых».

Прошлый год продемонстрировал беспрецедентный рост гражданской активности и масштабных экологических протестов. Пусковым механизмом стала публикация подготовленного международной группой экспертов по изменению климата специального доклада о глобальном потеплении на 1,5 ˚C. Авторы доклада обращают внимание на то, что времени на «раскачку» уже не осталось.

Эксперты понимают, что экологической катастрофы удастся избежать только в том случае, если к 2030 году уровень выбросов в атмосферу двуокиси углерода (CO2) сократится на 45% по сравнению с показателем 2010 года, а к 2050 году и вовсе будет сведен к нулю.

Таким образом, никаких других приемлемых альтернатив переходу к «зеленой» экономике у нас нет. Отечественные эксперты поделились своим видением, как же мы сможем внедрить принципы «зеленой» экономики в Казахстане.

Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений:

«Я только начинал учиться в университете, когда в ФРГ появилось новое движение «зеленых», которое выросло в партию. И руководитель этой партии Йошка Фишер затем даже был премьер-министром Германии, руководителем одной из земель.

В Казахстане нет партии «зеленых», зато имеется несколько соответствующих ассоциаций НПО. И, на мой взгляд, им надо дать больше возможностей проведения экологических экспертиз любых законов и нормативных документов.

Например, недавно стало известно, что в Алматы предложили отказаться от использования арыков для стока дождевых вод с улиц города, поменять их на современную закрытую ливневую канализацию. Здесь собака зарыта не в какой-то исторической преемственности, хотя арыки в городе десятилетиями выполняли важные функции, когда особых экологических экспертиз даже не существовало: сток дождевых вод, полив деревьев, охлаждение температуры воздуха и т. д.

Но сегодня в городе увеличивается плотность застройки, авторы же «антиарычной» идеи утверждают, что закрытые системы ливнестока увеличивают площадь земли общественного назначения, способствуют более рациональному землепользованию. Алматы был построен так, чтобы улицы проветривались со стороны гор, но естественную уникальную среду обитания в городе начали менять еще в Казахской ССР, строя некоторые здания перпендикулярно воздушным потокам.

Теперь их проникновению мешают высотные дома в южной части города. Так что, ликвидируя арыки, надо еще подумать об экологических последствиях такого возможного решения.

Вот другой пример, как Европа внедряет экологические проекты. Мы же знаем, что еще недавно многие авиакомпании из стран постсоветского пространства не могли летать над территорией Европейского союза под тем предлогом, что повышенная «шумность» у их самолетов. Децибелы были препятствием для полетов. Это так называемая проблема звукового мусора, над уменьшением которого в Казахстане мало кто работает.

Кроме того, казахстанские «зеленые» могли бы делать экспертизу тех продуктов, которые мы потребляем. Некоторое время назад мой сын потерял сознание в кафе, затем был госпитализирован. Как оказалось, модные газированные напитки, фастфуд привели к накоплению в организме вредных веществ, и молодой организм не выдержал.

В Алматы значительная часть горожан страдает аллергией. Все это следствие плохого воздуха, вредной пищи. Я не уверен, что большая часть овощей и фруктов, которые продаются у нас, имеют необходимую проверку.

Так, что резюмируя выше сказанное, считаю, что как на республиканском, так и на городском уровнях сегодня, как никогда, необходимы общественный контроль, экспертиза, чтобы ни одна инициатива, ни одно решение, потенциально влияющие на экологию, не принимались без консультации со специалистами».

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Аргументы и факты – Казахстан»:

«Тема арыков в Алматы стала показательной, когда от них некие урбанисты предложили отказаться, предложив закатать их в асфальт. Но станет ли город от этого чище? При этом горожане любят арыки – это часть истории Алматы, особенность окружающего пространства, они не могут превратиться в проблему.

Такие предложения – демонстрация утилитарного сознания, потребительского отношения к экологии, которая сейчас охватывает все сферы жизнедеятельности человека, его взаимодействия с окружающей средой.

С подобным подходом можно найти массу других проблем. Допустим, в городе растет много деревьев. У них есть одна особенность – осенью они начинают сбрасывать листву, которую не всегда убирают. Самые «вредные» из этих деревьев в Алматы – столетние семиреченские дубы, с них опадают не только листья, но и желуди. Можно их спилить, и тогда ничего не будет с них осыпаться.

Я застал еще то время, когда алматинские арыки были не бетонные, а облицованы камушками. И нас приучали с детства чистить арыки. Сегодня нам навязывают мысль о том, что легче их убрать, чем решить проблему экологического сознания людей, научить их соответствовать городской культуре, уважать место, где все мы живем.

Соглашусь, что без привлечения неправительственных организаций эти проблемы экологии никогда не решатся ни в общественном сознании, ни в масштабе государства.

Вспомните битву за урочище Кок-Жайляу. Если бы не экологические и общественные организации, их многолетняя активность, там бы построили горнолыжный курорт. Но этого не произошло именно благодаря гражданской инициативе, к которой власти все же прислушались.

Экология сегодня становится причиной социального недовольства, и стремительно политизируется. Если бы на Западе, прежде всего в Германии, 40 лет назад партия «зеленых» во главе с Йошкой Фишером не ворвалась на политическую сцену, то сегодня политика Европейского союза была бы иной в отношении экологии. Когда-то «зеленые» вызывали усмешки, ныне их рейтинг не сильно уступает традиционным партиям. Именно то, что общественность сумела сформировать в своей среде консолидированные организации, в том числе политические партии, вывело западные страны в лидеры, с которых все берут пример. Основным политическим принципом у «зеленых» считается устойчивое развитие не только в сфере экологии, но и в других областях, в том числе безопасности или экономики.

Что же касается вопросов, связанных с загрязнением воздуха Алматы, противники перевода городских ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 с угля на газ не раз заявляли, что это ударит по карману горожан, у которых в коммунальных счетах появятся большие суммы. Но здоровье дороже.

Алматы входит в число городов мира с самым загрязненным воздухом, поэтому борьба идет не зря. С учетом перевода ТЭЦ на газ через несколько лет планируется, что снижение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух южной столицы сократится почти в три раза».

Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан:

«Сама идея перехода к «зеленой» экономике ни у кого уже сопротивления не вызывает, однако вопросы возникают на уровне ее реализации. Например, давно назрела необходимость пересмотра принципов деятельности промышленных предприятий. Однако многие из них не готовы к изменению технологического процесса. Для этого следует изменить принципы хозяйственной деятельности. Речь идет о внедрении в Казахстане стратегической экологической оценки. Ранее экологическая составляющая при разработке различных программ, дорожных карт и т. д. не учитывалась, результаты воздействия на окружающую среду можно было увидеть уже в процессе реализации программы или после ее завершения.

Новые подходы имеют превентивный характер. Для любых программ, разрабатываемых в рамках землепользования, сельского хозяйства, водного хозяйства, лесоводства, рыболовства, транспорта, промышленности, энергетики, туризма, проведение стратегической экологической оценки обязательно».

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований China Center:

«Обсуждая те или иные инициативы, несущие экологическую угрозу, легко впасть в раздрай. К примеру, вопрос по арыкам. С одной стороны, я, как коренной алматинец, испытываю к ним любовь, вспоминаю даже легенды о форели, которая иногда попадалась в этих самых арыках.

Но во что сейчас они превратились и почему их хотят убрать с глаз долой? К сожалению, на сегодняшний день значительная часть арыков выполняет функцию свободных урн, не везде по ним течет вода. Я не сторонник уничтожения арыков, но логику инициаторов понимаю.

Что касается создания новых контролирующих органов по экологии, то есть сомнения; Много их существует, но они ничего не гарантируют. Потому что, во-первых, коррупция еще не истреблена. Во-вторых, всегда возникает вопрос: те люди, которым дадут власть, чтобы делать экспертизу, – кто они будут?

Не факт, что ими окажутся известные и транспарентные эксперты. Могут назначить удобных, лояльных, да еще и дальних родственников. Сядут они в кресла и назовутся экологической полицией. Есть уже органы экологического контроля. Это же большая проблема существующего госаппарата.

Когда мы говорим об экологии, нужен баланс, чтобы не нагромоздить в системе новых полицейских. Я говорю не конкретно о служащих МВД, а обо всех, у кого есть какие-то контролирующие функции. Много кто что-то контролирует, но бывает так, что в итоге не контролирует ничего. Соответствующие органы часто воспринимаются как натуральная кормушка, где есть возможность обогащения.

Кульпаш Конырова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

«Экология как новая политика» – 2

Эксперты прогнозируют, что в Казахстане не будет резкого подъема «зеленой» энергетики. Так, по мнению экономического обозревателя Сергея Домнина, возможно, что и к 2050 году мы не достигнем запланированных 50% доли ВИЭ в генерации, но на 20-30% выйти вполне реалистично. 

13 Октябрь 2020 07:34 2113

Фото: express-k.kz

Г-н Домнин, вопрос создания «зеленой» экономики давно уже на повестке дня во многих странах мира, озабоченных изменением климата и связанным с ним природными катастрофами. Давайте поговорим о том, какие тренды существуют сейчас в мире и как на это повлиял коронакризис?

Когда говорят о «зеленой» экономике, обычно подразумевают два больших блока. Во-первых, низкоуглеродное развитие, сокращение выбросов. Во-вторых, ресурсосбережение. Кстати, хочу напомнить, что докторская диссертация первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева как раз о ресурсосбережении.

В результате коронакризиса мы видим два тренда – один связан с необходимостью восстановления экономики, а другой – со стремлением сделать ее более «зеленой». Как ни странно, очень жаркое лето 2019 года в Европе подтолкнуло дискуссии в европейских обществах на эту тему. И стимулировало разного рода регуляторы предпринимать такие дружественные по отношению к «зеленой» энергетике решения. 

Так, Европейский центробанк разработал программу по выкупу ценных бумаг на 750 млрд евро, чтобы поддержать экономику во время пандемии коронавируса. 250 млрд евро из них предлагается пустить в поддержку «зеленого» развития. Это важный момент. Дешевое финансирование хорошо стимулирует различные технологии, что показывает мировая практика.

В последние годы к возобновляемым источникам энергии обращаются даже крупные углеводородные предприятия, компании, консорциумы. Например, в 2018 году ВИЭ примерно на 500 МВт совокупной мощности купила ExxonMobil. Это не так много, например, сопоставимо с объемом, который дает один блок Экибастузской ГРЭС-1, но тем не менее. В нынешнем году примерно такой же объем мощности ВИЭ приобретает Chevron. 

Давайте поговорим о Казахстане, который взял обязательства увеличивать год от года долю ВИЭ в своей энергетической корзине. Как конкретно обстоят «зеленые» проекты у нас в стране?

В Казахстане в проекты «зеленой» энергетики часто входят электроэнергетические компании, которые в основном связаны с угольной генерацией. Например, недавно премьер-министр Аскар Мамин был в ветропарке «Астана Expo 2017», который построен компанией, акционеры которой также контролируют ЦАЭК.  Есть в периметре проектов и казахстанские коммунальные системы с «зеленой» генерацией, которых немало. 

В Казахстане некоторые проекты довольно конкурентны даже без тех условий поддержки, которые им предоставляет правительство. В частности, в ноябре прошлого года на аукционе победил проект ВЭС в Туркестанской области, в поселке Шаульдер. Объект получил тариф 12,5 тенге за 1 кВт. Угольная энергия Экибастузской ГРЭС сейчас стоит 5,6 тенге за 1 кВт. 

В конечном итоге в основе перспективных проектов всегда лежит финансирование. Однако льготное финансирование в казахстанских условиях не предоставляется банками второго уровня. Деньги, как правило, выделяют институты развития. Несколько проектов ВИЭ есть у Банка развития Казахстана, достаточно активен Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). 

Теперь о перспективах. В Казахстане есть такая организация, как Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА). Центр много критикуют за неэффективность, но, с другой стороны, одно из направлений его деятельности – «зеленое» развитие. В нынешнем году МФЦА договорился с ЕБРР о совместных проектах. Вполне возможно, что, двигаясь на этой «зеленой» волне, деньги пойдут в Казахстан по льготным ставкам. 

Почему Вы используете слово «возможно», что несет долю сомнения в успешной реализации «зеленого» развития при льготном финансировании от того же ЕБРР совместно с МФЦА?

Так как есть и сдерживающие моменты. Допустим, страны вроде Дании легко решаются отказаться от углеродных источников и переходят на строительство «зеленых» электростанций. У них процесс идет быстро. Или Германия, которая решила сократить до предела угольную генерацию и отказаться от атомной энергетики. 

В Казахстане же экономика такая, что большую часть генерации, если не ошибаюсь, около 40%, потребляют 30-35 крупных энергоемких предприятий. 

Соответственно, перейти на «зеленые» источники энергии одномоментно не получится, это длинный путь, на котором не нужно спешить. 

Представить, что через 10 лет Казахстан будет весь «зеленым», страшно: это означает коллапс современной казахстанской экономической модели, основанной на тяжелой промышленности. 

Поэтому прогноз такой: в стране не будет резкого подъема «зеленой» энергетики. Возможно, что и к 2050 году мы не достигнем запланированных 50% доли ВИЭ в генерации, но на 20-30% выйти вполне реалистично. 

С учетом наших особенностей, богатства углем и другими полезными ископаемыми, потенциала развития атомной энергии со временем увеличится разнообразие источников электроэнергии. Одни доступны, другие дешевы, третьи экологичны. И в каждом конкретном случае необходимо выбирать ключевое преимущество того или иного топлива с учетом местных особенностей. 

Что Вы имеете в виду под местными особенностями?

Например, недавно крупнейший государственный многопрофильный энергетический холдинг Казахстана «Самрук-Энерго» выбрал вариант модернизации алматинских ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 путем перехода с угля на газ, чтобы решить проблему смога. Судя по всему, тариф для потребителей станет значительно дороже, чем если бы теплоэнергия производилась на угле, но с применением современных технологий очистки. Однако компания видит решение в смене вида топлива, это для нее приоритет. 

Вы часто говорите на тему сотрудничества в рамках ЕАЭС. Как обстоят дела в сфере «зеленой» энергетики в рамках этого объединения?

Ответить на Ваш вопрос о том, какие могут быть области сотрудничества если не в рамках ЕАЭС, то хотя бы в двусторонних отношениях Казахстана и России по «зеленой» энергетике, непросто. Если перебирать цепочку добавленной стоимости, видно, что «зеленые» технологии производятся точно не у нас. 

Как правило, это технологии датские, немецкие, оборудование может быть китайское. «Зеленые» для наших стран – это больше инструменты финансирования. На перспективу как совместные для стран ЕАЭС можно рассматривать проекты кооперации, когда будут локализовываться предприятия по производству двигателей, лопастей ветродвигателей, фотоэлектрического оборудования, солнечных панелей. 

Тут перспективы видны больше в плане «зеленого» финансирования и производства «зеленой» энергии, а не выпуска основных средств для «зеленой» энергетики. И потом тут возникнет интересный и важный вопрос с торговлей выработанной электроэнергией. В ЕАЭС он пока тяжело решается даже в условиях модели традиционной энергетики. 

Кульпаш Конырова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!