/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 147,88 Пшеница 465,40
$ 386.04 € 427.77 ₽ 5.88
Погода:
+13Нур-Султан
+14Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 147,88 Пшеница 465,40
Низкие доходы не позволяют казахстанцам играть на фондовой бирже

Низкие доходы не позволяют казахстанцам играть на фондовой бирже

Всего 1% населения покупает акции и облигации.

20 Май 2019 15:23 3257

Низкие доходы не позволяют казахстанцам играть на фондовой бирже

Автор: Майра Медеубаева Фото: sputniknews.kz

По данным Казахстанской фондовой биржи, в стране открыто 119 тысяч счетов, за последние пять лет активные счета выросли с 5,5 тысячи до 16,9 тысячи счетов. Из них среднюю активность показывают пять-шесть тысяч счетов: их владельцы хотя бы один раз в год проводят сделки с акциями или облигациями на вторичном рынке. Как показывает практика, розничных инвесторов привлекают акции, входящие в индекс KASE, например компании Kaztransoil, Народный банк, Kazminerals, имеющие высокую ликвидность и относящиеся к «голубым фишкам». По словам председателя правления KASE Алины Алдамберген, для увеличения количества розничных инвесторов необходимо применение более продвинутых технологий как на уровне фондовой биржи, так и брокерских организаций, повышение финансовой грамотности населения, а также введение института консультаций. Об этом глава биржи рассказала в ходе сессии, посвященной теме розничных инвесторов в Казахстане, на прошедшем XII Астанинском экономическом форуме.

Так, по данным KASE, общий объем инвестиций в Казахстане составляет 12,7 трлн тенге, из них средства на банковских депозитах составляют 69%, наличные деньги – 16%, акции и облигации – 15%.

По словам директора Центра стратегических инициатив Олжаса Худайбергенова, потенциал розничных инвесторов намного ниже юридических лиц.

«В этом году, если ВВП страны достигнет 60 триллионов тенге, то фонд оплаты труда составит около 30% – примерно 18 триллионов тенге. Но официально из этой суммы демонстрируется около восьми триллионов тенге, остальное – теневой ФОТ. Это влияет на то, как розничные инвесторы участвуют в инвестировании. Если доход получен теневым способом, естественно, его трудно легализовать. Здесь возникает вопрос к налоговым органам: как сделать так, чтобы вся эта масса вышла из тени и население получило бы возможность более активно участвовать в инвестировании через официальные схемы», – отметил О. Худайбергенов.

По его мнению, при правильном распределении ВВП в пользу населения увеличится активность населения на фондовом рынке. К примеру, в США ФОТ составляет 60-65% от ВВП.

«Из тех восьми триллионов тенге, которые официально заявлены в Казахстане, доля населения, которая получает зарплату свыше 500 тысяч тенге, составляет всего 3%. Если провести такую же аналогию с теневой частью, то из 10 триллионов зарплату больше 500 тысяч тенге также получают 3%. В целом из 11 миллионов экономически активного населения постоянную работу имеют семь миллионов человек, остальные частично заняты. Если посчитать из семи миллионов 3%, получится примерно 200 тысяч человек плюс 120 тысяч активных индивидуальных предпринимателей. В целом около 300 тысяч человек. По грубым оценкам, потенциально инвестировать из них может половина – где-то 150 тысяч человек. Я имею в виду ту часть населения, которые имеют больше 10 тысяч долларов», – рассказал глава центра исследований.

По его мнению, в США период активного инвестирования начался в начале XIX века, хотя инструменты были ранее.

«Готовность к инвестированию начинается после определенного уровня дохода. В США в конце XIX века был пройден порог, когда население смогло откладывать средства и инвестировать. У нас, к сожалению, с этим проблема: большая часть населения не имеет нужного уровня дохода. Второй момент – это справедливая судебная система. До тех пор, пока у населения не будет доверия к судам, оно будет скрывать доходы», – резюмировал спикер.

Как рассказал глава Единого накопительного пенсионного фонда Жанат Курманов, как правило, если физлица идут на фондовый рынок, они осуществляют инвестиции менее профессионально, чем брокеры.

«В этом отношении розничный инвестор предпочитает инвестировать во взаимные фонды, паевые инвестиционные фонды. Такие инвестиции менее затратны и более предсказуемы. В развитых странах институциональные инвесторы ограничены инвестированием в небольшие компании, а розничные инвесторы, наоборот, могут приобрести небольшую долю в быстрорастущих компаниях, как правило такие инвестиции и обеспечивают высокий доход. У нас в Казахстане, к сожалению, такого рода эмитентов практически нет, и с этой точки зрения, если говорить о развитии розничного инвестирования, на мой взгляд, необходимо развивать коллективные формы инвестирования, которые являются более защищенными для розничных инвесторов», – рассказал Ж. Курманов.

По его мнению, не все задачи должны быть переложены на регулятор, в некоторых странах регулятором выступает сама биржа и саморегулирование.

Как рассказал глава Freedom Holding Corp. Тимур Турлов, если смотреть на весь рынок, в Казахстане не много счетов, которые можно отнести к ядерной группе клиентов. К «ядру» относятся 15% игроков, у остальных – средний чек составляет ниже одного миллиона тенге. По его словам, тумблером, который регулирует количество денег, достающихся частному сектору и государственным компаниям в Казахстане, как и многим ресурсным странам, является курс национальной валюты – чем он слабее, тем большее количество ресурсов находится в распоряжении госсектора и меньше у физлиц. Девальвации негативно ударили по расслоению населения и среднему инвестиционному чеку.

«Если мы хотим сохранить финансовую независимость, нужна нормально работающая банковская система, необходимо перестать играть в игру в поисках того, кто станет следующим на выход на рынке. Для того чтобы инвесторы более активно приходили на рынок, нужно дать определенные инструменты, чтобы они могли нам доверять, а с другой стороны, предложить доход и выгоду. Если не будет привлекательных инструментов, возможности зарабатывать, то бессмысленно строить инфраструктуру. У нас проблема курицы и яйца – нет интересных эмитентов, потому что нет инвесторской базы, а ее нет, потому что нет интересных эмитентов», – подчеркнул Тимур Турлов. 

Он отметил, что с начала приватизации с 1997 года не много компаний стали публичными. 

«Во многом это объясняется тем, что менеджмент компаний сопротивляется публичности. Менеджменту гораздо комфортнее иметь одного акционера без независимого совета директоров, чем иметь большое количество миноритарных акционеров и независимый совет. Любому менеджменту легче управлять частной компанией или государственной компанией. Поэтому они 20 лет сопротивляются публичности, для них – это хорошо, для нас плохо. Мы выиграем в том случае, если компании, планирующие выходить на IPO, не будут идти по пути наименьшего сопротивления, то есть пытаться продать меньше, позже, максимально узкому кругу, минимально проблемным инвесторам или одному пенсионному фонду. В итоге страна не получает развитого внутреннего рынка капитала», – резюмировал Тимур Турлов.

Майра Медеубаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: