/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 21 417,80 Hang Seng 23 182,08
KASE 2 209,51 FTSE 100 5 421,10
РТС 1 055,98 Золото 1 631,10
Общенациональное счастье: довольные жизнью казахстанцы живут в Шымкенте

Общенациональное счастье: довольные жизнью казахстанцы живут в Шымкенте

В Казахстане средняя заработная плата и низкая различаются в четыре раза. Но не зарплата делает людей счастливыми.

12 Ноябрь 2019 10:51 2454

Общенациональное счастье: довольные жизнью казахстанцы живут в Шымкенте

Автор:

Катерина Клеменкова

Что делает казахстанцев довольными своей жизнью и вызывает чувство национальной гордости? Ответ на этот вопрос попытались найти эксперты форума OEF-2019.

Депутат Альтаев о шымкентском счастье

На минуточку, в Шымкенте и Туркестанской области при самых низких доходах живут самые довольные собой люди. Об этом на панельной сессии «Экономика благосостояния: новые подходы в определении экономического развития, качества жизни и благополучия стран» рассказал депутат Парламента, член Комитета по аграрным вопросам Нуржан Альтаев.

«Все опросы показывают, что самые счастливые люди живут в этом регионе. То есть они абсолютно удовлетворены, хотя другие экономические показатели там самые низкие, – сказал депутат и добавил, что с такими примерами он сталкивается практически каждый день: – Кроме того, что я являюсь депутатом Парламента, я еще возглавляю Союз промышленников и предпринимателей. Ко мне часто обращаются предприниматели, и иногда их вопросы удивляют».

По словам Альтаева, недавно к нему обратился учредитель одной птицефабрики, на которой работники получают самую высокую зарплату в сравнении с другими птицефабриками, а также имеют бесплатное питание и достаточно оперативное решение всех вопросов. Но, как рассказал учредитель депутату, люди стали бастовать, хотя на птицефабриках, где зарплаты ниже, никто не бастовал.

«Ему пришлось объяснять, что на самом деле при решении каких-то базовых потребностей человека вступают в силу уже иные законы. В результате опросов мы выяснили, что важный показатель удовлетворенности человека на рабочем месте – это влияние на процессы. То есть если человек, находясь на своем рабочем месте, чувствует себя каким-то винтиком и его мнение никого не интересует, что он просто должен выполнять какую-то функцию, то даже при самой высокой заработной плате он будет не удовлетворен. А человек при невысокой заработной плате, но который может влиять на процесс, как правило, более счастлив. И это не просто красивая теория», – рассказал депутат.

По мнению Альтаева, ВВП и другие экономические показатели не отражают уровень благополучия.

«Опять же в том же Шымкенте во время кризиса 2008-2009 годов, когда упали цены на все, люди говорили, что «если это и есть экономический кризис, тогда пусть он продлится как можно дольше, потому что цены упали и все стало доступным». Я считаю, что настал момент, когда перед государственными органами должны стоять не какие-то абстрактные вещи в виде роста валового внутреннего продукта, а то, что конкретно связано с уровнем благополучия населения, – сделал вывод депутат. – У населения есть базовые потребности и вопросы, которые должны быть решены в первую очередь: это стабильные доходы, образование, здравоохранение, это вопросы безопасности человека».

Депутат Смирнова о голодных детях

Ирина Смирнова, рассуждая на тему новых подходов в измерении экономического развития, что значит в современном мире быть развитой, передовой страной, которая обеспечивает благополучие и благосостояние своим гражданам, сказала, что, узнав из новостей о росте цен на нефть или об увеличении ВВП, человек не чувствует себя счастливым, потому что знает – его жизнь от этого лучше не станет.

«Я раньше была директором школы и, конечно, мерила свое счастье счастьем детей, которые приходили в школу. Если дети приходили голодные, если приходили разутые, мы понимали, что индекс счастья не уменьшается. Разутые дети могли бы быть более счастливыми, чем тот ребенок, который был полностью упакован и сыт. Понимание счастья – оно такое достаточно спорное. Но, живя в богатой стране, которая наполнена полезными ископаемыми, наверное, мы можем надеяться не только на счастье посчитать звезды или пройтись по бескрайней степи, мы все же можем получить какой-то достаток от того богатства, что имеется в нашей стране».

По мнению Смирновой, Казахстан подошел к определенный черте и теперь топчется на месте – ни туда и ни сюда.

«Да и сейчас от нас зависит то, куда мы пойдем – вверх или вниз. А может получиться и то и другое. Хотя наше Правительство всегда высказывает самые лучшие пожелания, стремления и намерения, но лучше что-то не происходит. В нашей стране многодетный человек считается иждивенцем. Я категорически против этого. Я считаю, что во всех проблемах мы должны находить точку роста. Если мы найдем этот положительный момент, то обязательно будем двигаться вперед и вверх. Сейчас говорят, что у многодетных есть проблемы, а мы давайте назовем это не проблемами, а возможностями. Мы должны решать проблему, не видя в ней проблему, а видя точку роста. И тогда все будет у нас хорошо и будет нам счастье».

Экс-министр Кулекеев про 58-е место Казахстана

«Есть индекс человеческого развития, и Казахстан попал в число стран с высокими индикаторами человеческого развития, расположившись на 58-й строчке рейтинга, – сообщил научный руководитель Центра исследований прикладной экономики, экс-министр экономики Жаксыбек Кулекеев. – Кроме Казахстана, еще две страны находятся в этом рейтинге – Россия на 48-м месте и Беларусь на 54-м. Хотя наш ВВП на душу населения, по данным 2017 года, значительно выше, чем в Белоруссии».

Как рассказал Кулекеев, когда речь идет о качестве жизни по индексу человеческого развития, имеются в виду три показателя: ВВП, продолжительность жизни и уровень образования.

«По качеству образования и индикатору младенческой смертности Беларусь находится на уровне развитых стран мира. В Казахстане за последние 10 лет смогли материнскую и младенческую смертность сократить в 2-2,5 раза, и теперь этот показатель равен 12. Конечно, это огромный прогресс. Но не в сравнении с Беларусью, которая по данному показателю в три раза лучше Казахстана (показатель материнской и младенческой смертности в Беларуси равен четырем). В России этот показатель равен шести-семи.

По продолжительности образования во всех странах СНГ ситуация примерно одинаковая, а вот по качеству – разная. Опять Беларусь опережает и нас, и Россию», – рассказал Кулекеев.

Как сказал экс-министр экономики, ВВП не является самым главным индикатором уровня благосостояния населения. В Казахстане более высокие показатели ВВП, но при этом худшие показатели в других аспектах жизни.

«По темпам увеличения жилищного фонда мы опережаем все страны СНГ. Но наша стартовая позиция была очень слабой, поэтому по обеспеченности населения жильем мы уступаем всем европейским странам. На сегодня у нас 22 квадрата на одного жителя страны, в Беларуси – 26 квадратных метров и примерно столько же в России. Россия и Беларусь хотят к 2025 году обеспечить 30 квадратных метров, а Казахстан 30 квадратных метров планирует достичь только в 2030 году. При этом жилье является одним из важных индикаторов благосостояния населения», – сравнил показатели трех стран Кулекеев.

Еще одна проблема Казахстана в том, что в стране наблюдается принцип экономии на оплате труда.

«Если по методу образования дохода посмотреть структуру ВВП, то легко обнаружить, что в России и Белоруссии примерно 47-48% доходов ВВП распределяются в пользу оплаты труда. На долю труда в Казахстане приходится только 30%. Поэтому средняя заработная плата в России больше, хотя у нас примерно одинаковый ВВП на душу населения. У нас и минимальная заработная плата тоже значительно ниже, чем в России и Белоруссии. По данным середины текущего года, средняя заработная плата составила 188 тысяч тенге, а минимальная – 42,5 тысячи тенге. В развитых странах разрыв между средней и минимальной заработной платой составляет порядка 65-68%, а у нас – в четыре раза», – рассказал экс-министр экономики.

По мнению Кулекеева, чтобы улучшить благосостояние населения, надо доплачивать людям. Низкие доходы населения тормозят и будут тормозить развитие экономики.

Советник Лхагважав о концепции общенационального счастья

«Когда говорим о сильной и здоровой экономике, имеем в виду рост, но необязательно оцениваем эту экономику с точки зрения того, как складывается благосостояние граждан, – выступил на пленарной сессии Тур-Од Лхагважав, советник президента Монгольской национальной торгово-промышленной палаты, председатель правления Transparency International, член наблюдательного совета OGP. – И здесь важно посмотреть не только с точки зрения удовлетворенности, но также и в контексте счастья».

Тур-Од Лхагважав напомнил про инициативу гималайского Королевства Бутан добавить к традиционным экономическим расчетам индекс валового национального счастья.

Индекс валового национального счастья в Бутане рассчитывают, основываясь на показателях издержек экономической деятельности, то есть социальные и экологические издержки приуменьшают значение роста ВВП, а также выявляют, что в итоге получает человек и становится ли он счастливее.

«Когда мы говорим о ВВП – это скорее материалистический подход к измерению развития, а речь идет в акценте на более качественные показатели в виде общенационального счастья. Я думаю, концепция общенационального счастья представляет не только новый способ измерения благосостояния людей, но это, скорее, больше новая этика, новая мораль», – сказал советник.

Катерина Клеменкова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Февральский обзор зарплат топ-менеджеров Казахстана

Inbusiness.kz представляет доходы руководителей отечественных компаний, опубликованные за прошлый месяц.

01 Март 2020 08:38 1752

Февральский обзор зарплат топ-менеджеров Казахстана

В феврале этого года свою отчетность о выплатах топ-менеджменту в депозитарий финансовой отчетности (ДФО) министерства финансов направили семь компаний. Соответствующий вывод содержится в реестре ДФО на 1 марта. Добавим что незначительное число отчетов связано с началом периода, когда большинство компаний еще не успели составить свою финансовую отчетность.

Февральское лидерство по доходам смело заняло руководство одной из крупнейших вертолетных компаний страны – АО «Евро-Азия Эйр». Ранее, до ноября 2017 года, юрлицо входило в группу компаний АО «НК «КазМунайГаз», но затем было приватизировано. В 2018 году прибыли компании сократилась на треть, до 747 млн тенге. Тем не менее доходы менеджмента выросли в тот период на 66%, до более чем 102 млн тенге.

В 2019 году доходы руководства вертолетной компании выросли еще на 23%, до почти 127 млн тенге. Причем рост произошел на фоне сокращения состава управленцев до четырех. Среднеарифметический годовой доход каждого топ-менеджера грубо составил 31,7 млн тенге, или 2,64 млн тенге в месяц.

 

На второе место вырвалось государственное АО «Институт внешнеполитических исследований». Несмотря на название, профиль деятельности общества связан с управлением недвижимостью. Более того, до переименования юрлицо называлось «Управление по обслуживанию дипломатического корпуса Астана». В периметр деятельности входит обслуживание представительств, консульств и иностранных учреждений, аккредитованных в Казахстане.

По данным госсреестра активов, на балансе компании зарегистрированы 58 объектов недвижимости, включая земельные участки, квартиры и нежилые объекты, а также два автотранспорта. Руководит им единолично Бозжигитов Айымдос. За 2019 год он заработал более 16,27 млн тенге, что в 1,5 раза больше показателя годичной давности. В пересчете среднемесячный его оклад составляет свыше 1,35 млн тенге.

Замыкает тройку выплаты руководство АО «ЮСКО Логистикс Интернешнл», чьи интересы завязаны на складах и логистике, строительстве и аренде недвижимости, отопительных системах и офисной мебели. За прошлый год доходы руководителя общества, Гаппарова Тахирджана, выросли всего на 0,5%, до 9,87 млн тенге. 

Вплотную к тройке лидеров приблизилась страховая компания «АСКО». Суммарно компания в прошлом году выплатила своим топ-менеджерам, коих было четверо, свыше 33,2 млн тенге, что на 15% больше показателя 2018 года. Если грубо поделить сумму выплат на число получателей, среднегодовой доход каждого управляющего составил 9,48 млн тенге.

Пятерку крупнейших зарплат своих управленцев inbusiness.kz останавливает на АО «Алматыметрокурылыс». Ранее обществом руководил Ерлан Абжаппаров единолично, однако в 2019 году состав управляющих расширился в четыре раза. Тем не менее выплаты суммарно сократились на 4,4%, до 14,97 млн тенге, или по 311,9 тыс. в месяц в среднем на каждого из них.

Также в феврале свою отчетность по зарплатам руководителей предоставляли АО «Желаевский комбинат хлебопродуктов» и АО Petro Asia. Обе компании управляются единолично гендиректорами, а их годовые доходы выросли на 1,5% и 50%, до 3,5 млн и 560 тыс. тенге соответственно.

Султан Биманов

У кого в Казахстане сильнее всего падает зарплата

В трех сферах деятельности средний размер оплаты труда за год упал более чем на 100 тысяч тенге.

11 Февраль 2020 13:50 8505

У кого в Казахстане сильнее всего падает зарплата

По итогам IV квартала 2019 года размер средней зарплаты в Казахстане составил 203 883 тенге, увеличившись за год на 15,8%. С учетом инфляции реальный рост оплаты труда составил 9,9%. Однако насчитывается полтора десятка направлений профессиональной деятельности, зарплаты в которых растут медленнее инфляции. А в шести из них падают и номинальные: даже при нулевой инфляции работники тут фактически бы беднели. Важно: сравнивается IV квартал 2019 года с IV кварталом 2018-го.

6. Воздушный грузовой транспорт

Заработные платы в этой сфере не могут похвастаться стабильностью: в течение одного года в зависимости от квартала они могут отличаться на 100 и более тысяч тенге. В октябре-декабре 2019 года работники воздушного грузового транспорта и транспортной космической системы получали в среднем 323,8 тыс. тенге в месяц. А это меньше и чем в предыдущие три месяца (на 15,8 тыс. тенге), и чем в соответствующем квартале 2018-го (на 12,5 тыс. тенге). При этом впервые за последние как минимум три года зарплаты к концу года не выросли, а, наоборот, пошли вниз. Как итог: средний размер оплаты труда в последние месяцы года составил 323,8 тысячи тенге.

Интересно, что в сфере пассажирских авиаперевозок, в отличие от грузовых, зарплаты растут достаточно быстрыми темпами. За год они увеличились на 16,9%, или почти 83,5 тысячи тенге, составив 578,1 тысячи тенге. Таким образом, разница в зарплате между грузовыми и пассажирскими авиаперевозчиками достигает 80%.

5. Производство фильмов, программ и музыки

В плане заработной платы эта сфера становится все менее привлекательной. Ее средний размер в IV квартале 2019 года составил 137,8 тыс. тенге. Это даже меньше, чем было в июле-сентябре 2016-го (141,6 тыс.). Но если три года назад оплата труда была на уровне среднереспубликанской, то сейчас этого нет и в помине: зарплата работников, занятых в производстве фильмов, программ и оригинальных музыкальных записей, на треть меньше среднереспубликанской.

Стоит отметить, что эта категория включает не только режиссеров, монтажеров, ведущих и певцов. Согласно общему классификатору видов экономической деятельности, сюда также относятся работники, занятые переводом и озвучкой иностранных фильмов и передач, съемкой телевизионных рекламных роликов, покупкой и продажей авторских прав, а также те, кто занимается непосредственным показом фильмов в кинотеатрах.

4. Издательская деятельность

Печатная журналистика также не может похвастать ростом заработных плат. За год средний размер оплаты труда тут упал почти на 32% – с 247,2 до 168,5 тыс. тенге. То есть без малого на 80 тыс. тенге. Этому способствовало 2 фактора:

  • В предыдущие годы зарплаты падали в I квартале, после чего стабильно росли весь остальной год. Сейчас динамика нарушена: в июле-сентябре оплата труда упала на 21 тыс. тенге. Для сравнения: годом ранее в этот период она выросла на 26 тыс..
  • Обошлось без резкого роста зарплат в конце года. Рост к предыдущему кварталу в октябре-декабре 2019-го составил 20 тыс. тенге (то есть даже не компенсировал предыдущее падение). Годом ранее, к примеру, рост превысил 63 тыс. тенге.

К этой категории относятся не только те, кто занят производством журналов и газет, но и все те, кто пишет и производит книги, издает программное обеспечение, а также осуществляет работы с авторскими правами по данным направлениям.

3. Обязательное социальное страхование

Средняя заработная плата работников этой сферы (включает в себя и тех, кто осуществляет выплаты пенсий, пособий и т. д.) меняется очень динамично:

  • Во II квартале по сравнению с предыдущими тремя месяцами она выросла на 81,8 тыс. тенге.
  • В III квартале – на 49,3 тысячи.
  • В IV – почти на 150 тысяч тенге.

Таким образом, за три квартала она увеличилась на 280 тысяч, или 73%, составив к концу года 663,5 тысячи тенге. Отлично же?! Не совсем. Средняя заработная плата в IV квартале 2019 года оказалась на 100 тысяч тенге меньше, чем в октябре-декабре 2018-го – тогда она перевалила за 760 тыс.

Вообще, разброс в оплате труда на протяжении года не может не удивлять. В 2016 году он составлял 277,3 тыс. тенге (2,2 раза), в 2017-м – 298,9 тыс. (2 раза), в 2018-м – 432,4 тыс. (2,3 раза). Разброс в 2019 году составил 279,7 тыс. тенге: в конце года средняя оплата труда выросла на 73% относительно его начала.   

2. Морской и прибрежный грузовой транспорт

В речном грузовом транспорте зарплаты за год выросли на 28,1% (+42,3 тыс. тенге). В морском и прибрежном грузовом транспорте упали на 14,1%. В абсолютных цифрах снижение составило более 138 тысяч тенге. И вновь главной причиной стало отсутствие резкого скачка оплаты труда в IV квартале. В 2016-18 гг. средний рост в октябре-декабре к предыдущим месяцам составлял 217 тыс. тенге. В 2019-м – всего 42,6 тыс.

Но, даже несмотря на такое снижение, зарплаты тут остаются самыми высокими в Казахстане. По итогам года средний размер оплаты труда составил 788,8 тыс. тенге в месяц.

1. Купля и продажа недвижимости

Пожалуй, самая загадочная сфера деятельности  в Казахстане с точки зрения оплаты труда. Зарплаты тут не просто волатильны – их динамика не поддается логике и вообще никак не связана с изменением среднереспубликанского показателя. Посудите сами:

  • В I квартале 2016 года средняя зарплата тут составила 162,8 тыс. тенге,
  • Данных за II квартал 2016-го нет, а в июле-сентябре того же года средний размер составил… 6,9 тыс. тенге! То есть почти в 24 раза меньше, чем за полгода до этого. Ну и в целом цифра, конечно, выглядит странной: средний размер зарплаты в республике в то время составлял 141,2 тыс. тенге.
  • На следующий год данных по зарплате вновь нет. В IV квартале 2017 года вновь становится известно, сколько получают в сфере купли и продажи недвижимости: 145,6 тыс. тенге. За следующие три квартала показатель падает почти втрое, составив в III кв. 2018-го 51,4 тыс. тенге.
  • А дальше взрывной рост более чем в 10 раз – 532,2 тыс. тенге в октябре-декабре 2018-го.
  • Следующий квартал – падение на 137,2 тыс. тенге. На примере других сфер (как в том же морском грузовом транспорте) видно, что это вполне может быть реальностью.
  • Проходит еще три месяца, и оплата труда подскакивает до 271,7 тыс. тенге, превысив в апреле-июне 2019-го 666 тыс. тенге.
  • III квартал 2019-го. Уровень оплаты труда падает в 11 раз! Новый среднемесячный показатель – 61 тыс. тенге. Это более чем втрое уступает среднереспубликанской зарплате.
  • Октябрь-декабрь 2019-го: зарплаты за квартал растут более чем вдвое. Теперь до 132,3 тыс. тенге. И это на 400 тыс. тенге меньше, чем в IV квартале 2018-го.

Такая волатильность может быть объяснена тем, что работают в этой сфере, оказывается, гораздо меньше людей, чем кажется на первый взгляд. Списочная численность работников в IV квартале составила… 0,0 тыс. человек! То есть, по официальным данным, во всем Казахстане не набирается даже 50 человек (иначе при округлении было бы 0,1 тыс.), занятых куплей и продажей недвижимости.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: