/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 27 949,64 FTSE 100 7 480,69
РТС 1 572,23 KASE 2 275,08
DOW J 28 728,33 Алюминий 1 752,00
Особенности алматинского секс-бизнеса

Особенности алматинского секс-бизнеса

Проституция процветает: кто и как на этом наживается. Расследование inbusiness.kz.

11 Июль 2019 08:00 48751

Особенности алматинского секс-бизнеса

Автор: Катерина Клеменкова Фото: Максим Морозов

Нет, не надо надевать короткую юбку и сексуальные чулки в сеточку на подтяжках, не надо и высокой шпильки, не надо и глубокого декольте. Джинсы, футболка, небрежно собранные волосы, на плече сумка – заурядный вид офисной трудяги. Главное, как оказалось, не внешний вид и не позднее время, а место, точнее, отрезок проспекта Сейфуллина в Алматы, примерно километр-полтора в направлении ж.-д. вокзала Алматы-1. Стоит только остановиться, чтобы отыскать в сумочке некстати зазвонивший в три часа дня телефон, как сразу услышишь: «Работаешь?»

А раз есть спрос, будет и предложение…

Часть I: Путаны

Условия труда уличных жриц любви замечательными не назовешь. Сложно сказать, сколько длится их рабочая неделя, когда начинается и когда заканчивается их рабочий день, но в три часа пополудни уже можно встретить проституток, ожидающих клиентов. Выбор есть, и цены разные – от 5000 тенге за час all inclusive, до 8000 за час (или 14 тысяч тенге за два часа) с некоторыми ограничениями, которые оговариваются сразу. К слову, с потенциальными клиентами путаны ведут себя без ложной скромности, называют вещи своими именами и уточняют цену, словно на базаре торгуют ширпотребом. Прохожих, которые становятся свидетелями того, как мужчины Алматы снимают девушек легкого поведения, тоже ничего не смущает и тем более не шокирует. Все просто знают, что происходит в Алматы на проспекте Сейфуллина близ вокзала Алматы-1, и похоже, что считают это обыденностью. Любовь здесь – это спекуляция и бизнес. На ней делают деньги. Хотя заработки при такой форме проституции сравнительно низкие, а условия – встречи с клиентами на улицах, в автомобилях, дешевых гостиницах и квартирах – можно назвать очень тяжелыми.

Фото: Максим Морозов

«Почему это мы должны вам все рассказывать? Нам-то какая от этого выгода?» – вопросом на вопрос ответила красотка с Сейфуллина. И она права – выгоды никакой, деньги за откровения жрицам любви никто предлагать не собирался. В общем-то, наверное, и спрашивать у тружениц секс-индустрии в их рабочее время, не хотят ли инкогнито рассказать журналистам об условиях своего труда, было не самой лучшей идеей.

Часть II: Квартиры

Другое дело люди, которые живут по соседству с «борделями», то есть с виду обычными квартирами в обычном жилом доме, но предназначенными для интимных нужд клиентов.

«Эти «бордели» посещает до полусотни человек, каждый день, с утра и до следующего утра, – рассказала не пожелавшая представиться жительница района первой Алматы. – Жильцы домов в округе уже лезут на стенку от шума и воплей, а полицейские ничего не делают».

Путаны стоят на тротуаре небольшими группами, и жители района большинство их знают в лицо. По словам соседей, одна женщина обслуживает в день минимум пять-шесть клиентов, а некоторые до более двадцати.

«Если мы их всех знаем в лицо, неужели полицейские не знают, кто здесь занимается проституцией и кто все это «крышует»? – продолжает возмущаться собеседница. – Каждому новому акиму пишем и жалуемся, и каждый раз все остается по-прежнему. Вон сколько их, сдающих квартиры по часам, неужели думаете, что это только для командировочных?»

Женщин с ключами и табличками «квартира» вдоль Сейфуллина стоит еще больше, чем жриц любви. Впрочем, вдоль проспекта Абылай-хана, возле вокзала Алматы-2 «ключниц», сдающих квартиры по часам, тоже достаточно. Цены разные. Возле вокзала Алматы-2 за час просят 2000 тенге, а за сутки от 8000 до 13 000, в зависимости от состояния квартиры. Если с евроремонтом, кондиционером и Wi-Fi, то дороже. Если нужны документы и чек, то еще дороже.

 

Фото: Максим Морозов

Возле вокзала Алматы-1 час на съемной квартире стоит 1500 тысячи тенге, а полсуток – 5000. Но если поторговаться, то можно за 6000 снять на целые сутки, а если нужны документы, то плюсом еще 2000.

Женщины-«ключницы» в разговоре уверяют, что не сдают квартиры путанам.

«Зачем нам грязь и болезни всякие? У нас все чисто, квартиры сдаем только командировочным, приличным людям», – утверждают «ключницы». Но жители района им не верят, говорят, что сдают всем, кто готов заплатить.

 

Фото: Максим Морозов

Часть III: Сутенеры

Об этой огромной части секс-бизнеса не принято говорить вслух. Здесь все не так открыто, не так на виду у всех. Сутенеры не стоят на улице рядом с проститутками и не бегут к журналистам с рассказами-жалобами, как обычные жители района первой Алматы. В Казахстане нет ответственности за проституцию, но Уголовный кодекс предусматривает наказание за содержание притонов и за вовлечение в занятие проституцией.

«Проституция в Казахстане не запрещена законом, хотя принудительная проституция, проституция, связанная с организованной преступностью, и действия, способствующие проституции, такие как управление борделем или проституцией, являются незаконными», – говорится в докладе Государственного департамента США Country Report on Human Rights Practices in Kazakhstan от 11 марта 2008 года.

Там же сообщается, что проституция, торговля женщинами в Казахстане – серьезная проблема. НПО сообщали, что в криминальный бизнес часто входили местные сотрудники правоохранительных органов.

В 2012 году международный консультант ЮНИСЕФ, доктор Робин Н. Хаарр при поддержке Агентства США по международному развитию подготовил отчет «Оценка уязвимости детей по отношению к рискованному поведению, сексуальной эксплуатации и торговле людьми в Казахстане».  В этом отчете есть раздел: «Проституция и сексуальная эксплуатация», где говорится, что 39,1% из всех опрошенных в рамках исследования утверждали, что оказывали сексуальные услуги в обмен на деньги.

«Удивительно, – говорится в исследовании, – что только 35,9% жертв торговли людьми сообщили, что кто-то заставлял их предоставлять секс мужчинам, и им за это не платили. Этот факт, скорее всего, основывается на том, что некоторые девушки обвиняют себя в том, что подверглись сексуальной эксплуатации, и они сообщили, что им платили небольшие деньги или ничего за предоставление сексуальных услуг. Кроме того, после погашения своей задолженности многие жертвы торговли людьми продолжали оказывать сексуальные услуги для своих торговцев/эксплуататоров, так как они остались в ловушке сексуальной эксплуатации».

Часть IV: Эмпирический анализ рынка секс-услуг

Проституция в Казахстане разрешена (так как не запрещена). Экономисты пытаются прикинуть обороты этого рынка, но данных для анализа, конечно же, недостаточно.

На фоне обращения жителей Алматы к городским властям о необходимости искоренения в городе услуг коммерческого секса в казахстанском обществе актуализировалось обсуждение проблемы проституции. В этой связи ЦИПЭ (Центр исследований прикладной экономики) представил исследование рынка секс-услуг в Казахстане.

«В настоящем исследовании на основании сбора, обработки, статистического тестирования и моделирования анкетных данных работников и работниц рынка секс-услуг в Казахстане впервые был проведен эмпирический анализ закономерностей ценообразования и других процессов в сегменте незаконной экономической деятельности, как занятие проституцией, – говорится в исследовании. – В частности, оценка гедонических регрессий на базе собранных данных привела к следующим выводам: на женском сегменте рынка проституции большее влияние на спрос и цены оказывают физические анкетные данные работниц коммерческого секса (рост, вес, возраст), тогда как на мужском рынке – только «размер мужского достоинства», а также способность оказать дополнительные услуги. Также было определено, что количество поставщиц услуг на женском рынке оказалось значимым в зависимости от показателя разницы оплаты за сексуальные услуги и официальной заработной платы, что доказывает теоретическое утверждение о компенсации проститутками высокой оплатой за отказ от брака».

Тема секс-работниц лишь изредка поднимается в Казахстане, а между тем можно с определенной уверенностью сказать, что это не только часть теневой экономики – проблема намного шире, так как охватывает здравоохранение в части нераспространения венерических заболеваний и ВИЧ/СПИД, рынок труда, охраны правопорядка и надзора за законностью.

Катерина Клеменкова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Бизнес должен работать «в белую»

О чем говорил президент РК правительству для развития бизнес-сектора страны.

24 Январь 2020 17:55 1870

«Бизнес должен работать «в белую»

Фото: Серикжан Ковланбаев

Предваряя выступление главы государства, на расширенном заседании правительства о социально-экономическом развитии Казахстана в 2019 году рассказал премьер-министр РК Аскар Мамин. По его данным, в минувшем году привлечено около $25 млрд прямых иностранных инвестиций. На 9% увеличен выпуск продукции малого и среднего бизнеса. Доля МСБ в экономике достигла 29,5% против 28,4% в 2018 году. При этом количество действующих предприятий выросло на 8% – c 1,24 млн единиц в 2018 году до 1,34 млн единиц в 2019 году. По программе льготного кредитования производителей «Экономика простых вещей» одобрены 920 проектов на сумму 217 млрд тенге, на рассмотрении в банках находятся свыше 300 проектов на сумму 207 млрд тенге.

Глава государства Касым-Жомарт Токаев отметил улучшение делового климата в республике, но поручил продолжать работу по улучшению условий для предпринимателей.

Так, по его мнению, важно упросить порядок предоставления государственной поддержки малого и среднего бизнеса Казахстана, перейти к субъектному мониторингу, усовершенствовать налоговую практику. Также расширить доступ частного сектора к закупкам государственных органов и национальных холдингов.

«Сегодня мониторинг эффективности ведется без посубъектного анализа каждого получателя, не видно результатов поддержки по отдельному предприятию. Кроме того, господдержка касается сомнительных проектов автозаправки, торговых домов. Конечно, это тоже бизнес, но государственные субсидии не должны тратиться на простую смену собственника. Акиматы, региональные палаты «Атамекен» должны жестко контролировать данную проблематику», – сказал глава государства.

Кабинету министров совместно с Национальной палатой предпринимателей предстоит завершить подготовку информационной системы субъектного мониторинга, отметил он.

«Практически стоит задача по выводу бизнеса из тени в свет. Бизнес должен работать «в белую». Нужно бороться против серых схем. С этой целью нам нужно совершенствовать налоговую практику. Важно упростить порядок предоставления мер господдержки», – подчеркнул президент РК.

В первом полугодии текущего года Касым-Жомарт Токаев поручил завершить работу по созданию единого окна «Правительство для бизнеса». А также обратил внимание на сферу регулирования, которая сегодня требует перезагрузки.

«Считаю, что трехлетний мораторий на проверки дает правительству и бизнесу время для разработки оптимальных подходов к так называемому умному регулированию», – сказал он.

Высказался глава государства и о госзакупках. Он отметил о необходимости продолжить работу по обеспечению доступа отечественного бизнеса к закупкам, объем которых в настоящий момент достигает 14 трлн тенге.

«Несмотря на определенные сдвиги, проблемы еще есть. До 49% закупок в государственных органах и от 70% до 90% в закупках квазигосударственного сектора по-прежнему осуществляются из одного источника. Следует прекратить закуп неконкурентными способами, сведя до абсолютного минимума так называемые исключительные обстоятельства. Требуется обеспечить прозрачность закупочных процессов, активнее внедрять цифровые технологии, исключающие человеческий фактор. Прошу правительство отчитаться по этому вопросу не позднее 1 мая», – поручил президент.

Кроме того, в сфере закупок существует проблема отсутствия единообразия. Закупки регулируются множеством нормативных правовых актов, которые плюс ко всему дублируются между собой.

«Ранее поручалось проработать вопрос разработки единого закона о государственных закупках, а также создания единой IT-платформы закупок. Сделана только часть работы. Правительству следует оценить целесообразность принятия единого закона по государственным закупкам, включая «Самрук-Казына». Кроме того, уже в этом году совместно с НПП «Атамекен» предстоит обеспечить доступ бизнеса к гос- и квазигосударственным закупкам через единый информационный сервис», – сказал Касым-Жомарт Токаев.

Стоит отметить, ранее сообщалось, что в целях повышения прозрачности процедур Национальная палата предпринимателей «Атамекен» запустила единое окно закупок eoz.kz, в котором интегрируются данные четырех квазиструктур и одного госоргана: АО «НУХ «Байтерек», АО «ФНБ «Самрук-Казына», АО «НУХ «КазАгро», АО NadLoc, государственные закупки АО «ЦЭФ».

С помощью этого ресурса у поставщиков появилась возможность получить общую картину рынка, ознакомиться с правилами закупок, изучить потенциального заказчика, документацию ранее проведенных торгов. И на основе полученной информации принимать решения.

В ходе заседания также поручено продолжить программу по обучению предпринимательству «Бастау». За три года по ней представили свои бизнес-проекты около 90 тысяч человек. «Однако профинансирована из них была только одна треть. Необходимо обеспечить полное и своевременное финансирование этой программы», – заявил президент РК.

Затронул глава государства и тему качества высшего образования. По его мнению, в стране нужно «избавиться от частных вузов, занимающихся только продажей дипломов, понижающих статус высшего образования». Решить этот вопрос, по его словам, необходимо в этом году.

Напомним, три вуза в Казахстане уже лишены лицензий. Эти учебные заведения занимали последние позиции в рейтинге образовательных программ НПП «Атамекен».

Карина Алимова

Малый бизнес идет в рост

В Казахстане растет количество юрлиц, но происходит это на фоне сокращения крупного и среднего бизнеса, а также рекордного роста числа неактивных предприятий.

14 Январь 2020 11:53 2891

Малый бизнес идет в рост

По состоянию на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 446,7 тысяч юридических лиц. За последний год их количество увеличилось на более чем 12,9 тыс. единиц. Рост продолжается уже как минимум 10 лет подряд: даже в непростые для экономики республики годы юрлиц становилось больше. По сравнению с началом 2010 года их общее количество выросло в полтора раза (с 298 тыс.).

Более 98% из них – это малый бизнес, доля которого растет вместе с количеством регистраций. Только в 2019 году количество субъектов выросло на 13,2 тыс. единиц, практически достигнув 438 тысяч.

Зато средний бизнес становится редкостью. На 1 января 2015 года в республике было зарегистрировано почти 15 тыс. подобных юрлиц. На протяжении четырех из пяти последующих лет их количество сокращалось. Как итог: в 2020 год Казахстан входит менее, чем с 6,3 тыс. предприятиями среднего бизнеса. Только в 2019 году их количество снизилось на 193 единицы. Становится меньше и крупного бизнеса – 2402 ед., что на 86 ед. меньше, чем в начале 2019-го. И это лишь на 30 больше, чем в начале 2010 года.

Государство помогло

Статистика могла бы быть еще хуже, если бы не бюджетные организации. Количество субъектов среднего бизнеса, находящихся в государственной собственности, растет уже четвертый год – их количество на 1 января 2020 года составляет 3418 единиц. При этом частных предприятий становится меньше, причем эта тенденция наблюдается уже пять лет подряд. Сейчас их чуть более 2,6 тыс. единиц. Таким образом, на 10 частных субъектов среднего бизнеса приходится 13 государственных. Чуть лучше ситуация с крупным бизнесом: на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 997 государственных и 1215 частных предприятий (в 94 из них есть доля государства).

Значительное преобладание отмечается в социальных сферах: в образовании, здравоохранении, искусстве, а также развлечениях и отдыхе государственных средних и крупных предприятий в разы больше, чем частных. Преобладание есть и в сфере водоснабжения и управления отходами: из 38 крупных предприятий, зарегистрированных в Казахстане, 20 – полностью государственные, еще в семи у государства доля.

Самая привлекательная сфера – торговля

Бизнес уходит из финансовой системы. По итогам 2019 года количество зарегистрированных юридических лиц, осуществляющих деятельность в области финансовой и страховой деятельности, снизилось на 25 единиц. Почти втрое больший отток произошел в сфере госуправления и обороны, а также обязательного соцобеспечения – количество юрлиц всех размерностей в 2019 году тут снизилось на 70 единиц. Впрочем, дефицита это не вызвало – осталось около 9,9 тыс. единиц.

Во всех сферах деятельности наблюдается прирост зарегистрированных юрлиц. Наиболее сильный – в торговле (+1602 ед.), административном и вспомогательном обслуживании (+1161 ед.) и образовании (+1146 ед.). Помимо этого:

  • Количество юридических лиц, предоставляющих услуги проживания и питания, за год выросло на 12% (до 7371 ед.).
  • В сельском хозяйстве прирост составил 602 ед. – это в 2,4 раза больше, чем в обрабатывающей промышленности (+254 ед.).
  • Почти треть бизнеса занимается торговлей. В розничной и оптовой торговле на 1 января 2020 года зарегистрировано более 131,5 тыс. юрлиц – это 29,5% от общего количества.

Крупный и средний бизнес уходит из строительства

Однако общую динамику формирует малый бизнес, а если смотреть на более крупные предприятия, то выходит иная картина. Например, количество субъектов среднего бизнеса в строительстве за год уменьшилось на 52 ед. (до 325 ед.), в торговле – на 26 (до 439 ед.), в профессиональной, научной и технической деятельности – на 24 (до 219 ед.), в здравоохранении и соцобеспечении – на 33 (до 400 ед.). Чуть больше средних предприятий стало в логистике (+7 до 182 ед.), искусстве, развлечениях и отдыхе (+3 до 235 ед.), образовании (+31 ед. до 2489 ед.) и госуправлении (+4 до 433).

Что касается крупного бизнеса, то его сокращение заметно практически во всех сферах, кроме госуправления (+2 до 273 ед.), а также информации и связи (+7 до 45). Наиболее сильный отток крупного бизнеса в 2019 году  произошел в обрабатывающей промышленности (-13 до 248) и строительстве (-24 до 149).

Почти четверть всех компаний неактивна

Бизнес не только мельчает, но и теряет в качестве. Количество юридических лиц, временно приостановивших деятельность, за год выросло с 73,4 тыс. до 97,5 тыс. единиц. В процессе ликвидации находится около 7,5 тысяч единиц, включая 33 средних и 13 крупных субъектов. На 1 января 2019 года такой статус имело чуть более 5 тыс. юрлиц.

Как итог: общее количество неактивных субъектов бизнеса составляет 104  966 единиц. А это почти каждое четвертое зарегистрированное юридическое лицо (23,5%). Хуже ситуации в минувшем десятилетии не было: даже во время девальваций и кризисов доля юрлиц, продолжающих деятельность, не падала ниже 80%.

Где ситуация хуже всего?

Хуже всего ситуация в горнодобывающем секторе – тут неактивны 34,9% от зарегистрированных юридических лиц (1433 из 4106 ед.). Чуть лучше ситуация в строительстве (34,5%) и сельском хозяйстве (31,6%) – более чувствительным к сезонности сферам деятельности. В обрабатывающей промышленности «простаивает» 27,7% субъектов или почти 6,5 тыс. ед.. В абсолютном выражении худшие показатели в торговле – тут неактивны почти 32,5 тыс. юрлиц или 24,7% от их общего количества.

Наиболее эффективным с этой точки зрения являются госструктуры – тут активны 98,5% зарегистрированных организаций. В образовании процент составляет 87,6%, в финансовой и страховой деятельности – 85,4%.

28% юрлиц зарегистрировано в Алматы

Если смотреть на бизнес в разрезе регионов, то тут прослеживается следующая картина: Алматы с огромным отрывом лидирует по количеству зарегистрированных юридических лиц, на втором месте идет Нур-Султан. Показатель южного мегаполиса – более 125,5 тыс. единиц, столицы – 73,7 тыс., всех остальных регионов вместе взятых – 247,4 тыс.

Больше всего юрлиц, занятых в сельском хозяйстве, зарегистрировано в Туркестанской области – 4086 единиц (22,8% от общереспубликанского показателя). Нур-Султан лидирует по строительным компаниям – 14 660 ед. (24,7%). Больше всего юрлиц, осуществляющих госуправление и соцобеспечение – в Алматинской области (970 ед., или 9,8%). Во всех остальных категориях (их 16) с большим отрывом лидирует Алматы:

  • тут зарегистрировано 44% всех предприятий информации и связи;
  • 41% всех юрлиц, осуществляющих профессиональную, научную и техническую деятельность;
  • 34,4% бизнеса в сфере предоставления услуг по проживанию и питанию;
  • 32,9% всех предприятий торговли;
  • 32% всех компаний в области транспорта и складирования.

За 2019 год количество зарегистрированных в крупнейшем городе Казахстана юрлиц выросло на 1758 единиц. Быстрее бизнес растет только в Нур-Султане (+4546 ед.). Единственным регионом республики, показатели которого сократились, стала Северо-Казахстанская область: тут и так регистраций меньше всего, так еще количество снизилось за год на 142 единицы.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: