/img/tv1.svg
RU KZ
Особенности алматинского секс-бизнеса

Особенности алматинского секс-бизнеса

Проституция процветает: кто и как на этом наживается. Расследование inbusiness.kz.

08:00 11 Июль 2019 55609

Особенности алматинского секс-бизнеса

Автор:

Катерина Клеменкова

Фото: Максим Морозов

Нет, не надо надевать короткую юбку и сексуальные чулки в сеточку на подтяжках, не надо и высокой шпильки, не надо и глубокого декольте. Джинсы, футболка, небрежно собранные волосы, на плече сумка – заурядный вид офисной трудяги. Главное, как оказалось, не внешний вид и не позднее время, а место, точнее, отрезок проспекта Сейфуллина в Алматы, примерно километр-полтора в направлении ж.-д. вокзала Алматы-1. Стоит только остановиться, чтобы отыскать в сумочке некстати зазвонивший в три часа дня телефон, как сразу услышишь: «Работаешь?»

А раз есть спрос, будет и предложение…

Часть I: Путаны

Условия труда уличных жриц любви замечательными не назовешь. Сложно сказать, сколько длится их рабочая неделя, когда начинается и когда заканчивается их рабочий день, но в три часа пополудни уже можно встретить проституток, ожидающих клиентов. Выбор есть, и цены разные – от 5000 тенге за час all inclusive, до 8000 за час (или 14 тысяч тенге за два часа) с некоторыми ограничениями, которые оговариваются сразу. К слову, с потенциальными клиентами путаны ведут себя без ложной скромности, называют вещи своими именами и уточняют цену, словно на базаре торгуют ширпотребом. Прохожих, которые становятся свидетелями того, как мужчины Алматы снимают девушек легкого поведения, тоже ничего не смущает и тем более не шокирует. Все просто знают, что происходит в Алматы на проспекте Сейфуллина близ вокзала Алматы-1, и похоже, что считают это обыденностью. Любовь здесь – это спекуляция и бизнес. На ней делают деньги. Хотя заработки при такой форме проституции сравнительно низкие, а условия – встречи с клиентами на улицах, в автомобилях, дешевых гостиницах и квартирах – можно назвать очень тяжелыми.

Фото: Максим Морозов

«Почему это мы должны вам все рассказывать? Нам-то какая от этого выгода?» – вопросом на вопрос ответила красотка с Сейфуллина. И она права – выгоды никакой, деньги за откровения жрицам любви никто предлагать не собирался. В общем-то, наверное, и спрашивать у тружениц секс-индустрии в их рабочее время, не хотят ли инкогнито рассказать журналистам об условиях своего труда, было не самой лучшей идеей.

Часть II: Квартиры

Другое дело люди, которые живут по соседству с «борделями», то есть с виду обычными квартирами в обычном жилом доме, но предназначенными для интимных нужд клиентов.

«Эти «бордели» посещает до полусотни человек, каждый день, с утра и до следующего утра, – рассказала не пожелавшая представиться жительница района первой Алматы. – Жильцы домов в округе уже лезут на стенку от шума и воплей, а полицейские ничего не делают».

Путаны стоят на тротуаре небольшими группами, и жители района большинство их знают в лицо. По словам соседей, одна женщина обслуживает в день минимум пять-шесть клиентов, а некоторые до более двадцати.

«Если мы их всех знаем в лицо, неужели полицейские не знают, кто здесь занимается проституцией и кто все это «крышует»? – продолжает возмущаться собеседница. – Каждому новому акиму пишем и жалуемся, и каждый раз все остается по-прежнему. Вон сколько их, сдающих квартиры по часам, неужели думаете, что это только для командировочных?»

Женщин с ключами и табличками «квартира» вдоль Сейфуллина стоит еще больше, чем жриц любви. Впрочем, вдоль проспекта Абылай-хана, возле вокзала Алматы-2 «ключниц», сдающих квартиры по часам, тоже достаточно. Цены разные. Возле вокзала Алматы-2 за час просят 2000 тенге, а за сутки от 8000 до 13 000, в зависимости от состояния квартиры. Если с евроремонтом, кондиционером и Wi-Fi, то дороже. Если нужны документы и чек, то еще дороже.

 

Фото: Максим Морозов

Возле вокзала Алматы-1 час на съемной квартире стоит 1500 тысячи тенге, а полсуток – 5000. Но если поторговаться, то можно за 6000 снять на целые сутки, а если нужны документы, то плюсом еще 2000.

Женщины-«ключницы» в разговоре уверяют, что не сдают квартиры путанам.

«Зачем нам грязь и болезни всякие? У нас все чисто, квартиры сдаем только командировочным, приличным людям», – утверждают «ключницы». Но жители района им не верят, говорят, что сдают всем, кто готов заплатить.

 

Фото: Максим Морозов

Часть III: Сутенеры

Об этой огромной части секс-бизнеса не принято говорить вслух. Здесь все не так открыто, не так на виду у всех. Сутенеры не стоят на улице рядом с проститутками и не бегут к журналистам с рассказами-жалобами, как обычные жители района первой Алматы. В Казахстане нет ответственности за проституцию, но Уголовный кодекс предусматривает наказание за содержание притонов и за вовлечение в занятие проституцией.

«Проституция в Казахстане не запрещена законом, хотя принудительная проституция, проституция, связанная с организованной преступностью, и действия, способствующие проституции, такие как управление борделем или проституцией, являются незаконными», – говорится в докладе Государственного департамента США Country Report on Human Rights Practices in Kazakhstan от 11 марта 2008 года.

Там же сообщается, что проституция, торговля женщинами в Казахстане – серьезная проблема. НПО сообщали, что в криминальный бизнес часто входили местные сотрудники правоохранительных органов.

В 2012 году международный консультант ЮНИСЕФ, доктор Робин Н. Хаарр при поддержке Агентства США по международному развитию подготовил отчет «Оценка уязвимости детей по отношению к рискованному поведению, сексуальной эксплуатации и торговле людьми в Казахстане».  В этом отчете есть раздел: «Проституция и сексуальная эксплуатация», где говорится, что 39,1% из всех опрошенных в рамках исследования утверждали, что оказывали сексуальные услуги в обмен на деньги.

«Удивительно, – говорится в исследовании, – что только 35,9% жертв торговли людьми сообщили, что кто-то заставлял их предоставлять секс мужчинам, и им за это не платили. Этот факт, скорее всего, основывается на том, что некоторые девушки обвиняют себя в том, что подверглись сексуальной эксплуатации, и они сообщили, что им платили небольшие деньги или ничего за предоставление сексуальных услуг. Кроме того, после погашения своей задолженности многие жертвы торговли людьми продолжали оказывать сексуальные услуги для своих торговцев/эксплуататоров, так как они остались в ловушке сексуальной эксплуатации».

Часть IV: Эмпирический анализ рынка секс-услуг

Проституция в Казахстане разрешена (так как не запрещена). Экономисты пытаются прикинуть обороты этого рынка, но данных для анализа, конечно же, недостаточно.

На фоне обращения жителей Алматы к городским властям о необходимости искоренения в городе услуг коммерческого секса в казахстанском обществе актуализировалось обсуждение проблемы проституции. В этой связи ЦИПЭ (Центр исследований прикладной экономики) представил исследование рынка секс-услуг в Казахстане.

«В настоящем исследовании на основании сбора, обработки, статистического тестирования и моделирования анкетных данных работников и работниц рынка секс-услуг в Казахстане впервые был проведен эмпирический анализ закономерностей ценообразования и других процессов в сегменте незаконной экономической деятельности, как занятие проституцией, – говорится в исследовании. – В частности, оценка гедонических регрессий на базе собранных данных привела к следующим выводам: на женском сегменте рынка проституции большее влияние на спрос и цены оказывают физические анкетные данные работниц коммерческого секса (рост, вес, возраст), тогда как на мужском рынке – только «размер мужского достоинства», а также способность оказать дополнительные услуги. Также было определено, что количество поставщиц услуг на женском рынке оказалось значимым в зависимости от показателя разницы оплаты за сексуальные услуги и официальной заработной платы, что доказывает теоретическое утверждение о компенсации проститутками высокой оплатой за отказ от брака».

Тема секс-работниц лишь изредка поднимается в Казахстане, а между тем можно с определенной уверенностью сказать, что это не только часть теневой экономики – проблема намного шире, так как охватывает здравоохранение в части нераспространения венерических заболеваний и ВИЧ/СПИД, рынок труда, охраны правопорядка и надзора за законностью.

Катерина Клеменкова

Брифинг о поддержке бизнеса в период карантина

Прямую трансляцию смотрите на Atameken Вusiness.

16 Июль 2020 15:00 8877

Брифинг о поддержке бизнеса в период карантина

В Казахстане наблюдается прирост новых субъектов бизнеса, несмотря на ограничивающие карантинные меры. Об этом сегодня в ходе брифинга сообщил директор департамента развития предпринимательства минэкономики Чингис Ахметов.

По его словам, если сравнивать количество действующих предпринимателей на 1 июня 2020 года с 1 января текущего года, то сохранилась динамика, даже имеется небольшой прирост на 0,2% по количеству регистрируемых бизнесов. Если сравнивать с аналогичным периодом за прошлый год, с 1 июня 2019 года, то прирост составляет 1,7%. 

«Мы полагаем, что в отдельных регионах есть негативные тренды, связанные с введением ЧП и карантина, но в целом по стране показатель по количеству бизнеса положительный. Прирост предпринимателей демонстрируют услуги и торговля», – рассказал директор департамента министерства.

В целом, по данным МНЭ, за первое полугодие 2020 года для открытия предприятий было подано 90 тысяч заявок, из них 16 тысяч – юридические лица и 74 тысячи – индивидуальные предприниматели. За II квартал текущего года в период ЧП и карантина было подано 37 тысяч заявок, из них 6300 юридических лиц и 30 тыс. индивидуальных предпринимателей.

По данным минэкономики за первое полугодие 2020 года было открыто 229 предприятий в сфере медицины и медуслуг, из них аптек – 67. За II квартал текущего года – 113 предприятий, из них аптек – 34. Об этом сегодня в ходе брифинга сообщил директор департамента развития предпринимательства МНЭ Чингис Ахметов.

Также он напомнил о приказе агентства по регулированию и развитию финансового рынка от 15 июня 2020 года о дополнительных мерах поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства.

Напомним, в рамках приказа предприниматели могут подать заявление с приложением необходимых документов в банк, организацию, осуществляющую отдельные виды банковских операций, организацию, осуществляющую микрофинансовую деятельность, в том числе юридическому лицу, ранее являвшемуся указанными организациями, посредством электронной почты, онлайн-системы «банк-клиент», интернет-ресурса, мобильного приложения или других средств связи. При обращении субъекта МСБ банк/ кредитная организация в индивидуальном порядке проводит оценку его финансового состояния, влияния чрезвычайного положения и (или) карантина на предпринимательскую деятельность заявителя и оценку перспектив восстановления финансового состояния.

Так, согласно приказу при наличии объективных причин ухудшения финансового состояния субъекта МСБ в период чрезвычайного положения и (или) карантина и возможности восстановления его предпринимательской деятельности кредитная организация предлагает:

1) Рефинансирование банковского займа и (или) микрокредита по льготным условиям в рамках госпрограмм поддержки субъектов предпринимательства, в случае, если кредитная организация участвует в реализации госпрограмм, либо по внутреннему порядку реструктуризации займов и (или) микрокредитов.

Рефинансирование банковских займов и (или) микрокредитов по льготным условиям может осуществляться в том числе по программе льготного кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства на пополнение оборотных средств, программе «Дорожная карта бизнеса – 2025», новой целевой программе поддержки малого и микробизнеса, предусматривающей льготные ставки и возможность получения гарантий со стороны государства.

Рефинансирование по госпрограммам осуществляется при соответствии субъекта малого и среднего предпринимательства критериям и условиям, установленным госпрограммами.

2) Предоставление отсрочки платежей по договорам банковского займа и (или) микрокредита на период, достаточный для восстановления финансового состояния и платежеспособности субъекта малого и среднего предпринимательства. Период отсрочки платежей составляет не менее 90 (девяноста) календарных дней, если иные сроки не указаны в заявлении субъекта МСБ.

Также в ходе брифинга Чингис Ахметов отметил, что согласно правилам дорожной карты бизнеса – 2025 оказывается поддержка бизнесу без отраслевых ограничений. Любой субъект МСБ, несмотря на вид деятельности, может получить финансирование в рамках данной программы. Сумма финансирования увеличена с 2,5 млрд тенге до 7 млрд тенге, значительно расширены условия гарантирования кредита, конечная ставка для заемщика составляет 6%. 

Майра Медеубаева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

NCOC поддержала казахстанские компании в получении сертификатов качества

Компания North Caspian Operating Company (NCOC) оказала поддержку девяти казахстанским компаниям в получении сертификатов ISO 9001, ISO 14001 и ISO 45001.

16 Июль 2020 10:03 3427

NCOC поддержала казахстанские компании в получении сертификатов качества

Казахстанские компании Alshin West, Frontline Safety, TC Company, «Жетісу 2012», Express Global Story LTD, Secure Inform, Holster, Resource Management Service и «Рауан Налко» успешно завершили программу обучения, организованную NCOC.

В 2020 году NCOC провела работу по поддержке и повышению эффективности деятельности казахстанских компаний путем сертификации по стандартам Международной организации по стандартизации (ISO) в рамках программы усовершенствования местного содержания.

Компания реализовала программу обучения по стандартам ISO в соответствии с ее долгосрочным обязательством по повышению потенциала и конкурентоспособности казахстанских компаний в сферах их деятельности. В рамках этой программы отдел развития местного содержания NCOC помогает казахстанским компаниям в обеспечении соответствия с отраслевыми нормами, стандартами и техническими требованиями посредством организации обучения, а также дальнейшей сертификации данных компаний по международным стандартам системы менеджмента качества и охраны здоровья, труда и окружающей среды.

Наличие сертификата соответствия международному стандарту ISO откроет большие возможности для казахстанских компаний по работе с крупными нефтегазовыми операторами и национальными нефтяными компаниями страны и обеспечит соответствие их строгим требованиям.

NCOC – оператор Северо-Каспийского проекта, в рамках которого разрабатывается Кашаганское нефтегазовое месторождение, где по итогам 2019 года было добыто 14,1 млн тонн нефти. В марте этого года объем экспорта кашаганской нефти достиг 40 млн тонн с момента возобновления добычи в ноябре 2016 года.

Акционерами NCOC являются «КМГ Кашаган Б.В.» – 16,88%, «Аджип Каспиан Си Б.В.» – 16,81%, «ЭксонМобил Казахстан Инк.» – 16,81%, «Шелл Казахстан Девелопмент Б.В.» – 16,81%, «Тоталь ЭиП Казахстан» – 16,81%, «КННК Казахстан Б.В.» – 8,33% и «Инпекс Норт Каспиан Си, Лтд» – 7,56%.