/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 190,49 Пшеница 465,40
$ 389.81 € 430.27 ₽ 6.06
Погода:
+4Нур-Султан
+15Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 190,49 Пшеница 465,40
Парадокс Инвестиционного фонда Казахстана
Парадокс Инвестиционного фонда Казахстана
Инвестиций нет – претензий много.

29 Июль 2019 14:10 5172

Парадокс Инвестиционного фонда Казахстана

Инвестиционный фонд Казахстана – как многообещающе звучит название одной из «дочек» холдинга «Байтерек». Кажется, что здесь кипит работа аналитиков, а руководство принимает решения, которые позволяют открывать новые производства, создавать рабочие места и главное – инвестировать с прибылью. На самом деле, по словам предпринимателей, столкнувшихся с ИФК, ничего хорошего из такого сотрудничества не выходит, а бизнес все чаще сталкивается с такими словами, как «дефолт», «претензионная работа», «долги», «банкротство».

Ильяс Сатыбалдиев в свое время планировал открыть завод по производству металлоконструкций и гнутого профиля. Однако на сегодняшний день предприниматель продолжает бороться с инвестиционным фондом Казахстана, представители которого не оставляют шансов взыскать с компании даже те средства, которые, по словам нашего героя, ему и его компании не выдавались.  

«Что касается гарантии – давно уже срок по ней истек. То есть она уже ничтожная. Несмотря на это, все равно по ней взыскивают. Плюс к этому парадокс в том, что сумма, которую предъявляют, на два миллиона долларов больше, чем мы фактически получили. Я обращаю внимание судьи: извините, пожалуйста, можно объяснить, мы же деньги не получили? Однако вразумительного ответа никто не дает. На самом деле, реально если смотреть, я уже с работой ИФК и БРК познакомился, это несколько проектов, потерянных для страны, хорошие проекты, которые приносили бы в экономику определенную пользу, и жалко, что они так и не были реализованы», – рассказывает Ильяс Сатыбалдиев.

Тем не менее, судебные заседания проходят одно за другим и явно не в пользу предпринимателя. А парадокс в том, что компания его уже признана банкротом, о чем Ильяс узнал практически случайно.

«Я совсем недавно узнал, что компания наша стала банкротом. Это как бы без меня сделали ее банкротом. Второе – это то, что в отношении двух других учредителей прекращены все претензионные работы», – недоумевает Ильяс.

Зато к двум другим учредителям у Инвестиционного фонда Казахстана претензий не имеется. По словам Ильяса, они ведут свою деятельность и даже имеют право на выезд за рубеж. Почему ИФК столь избирательно ведет себя по отношению к должникам – еще один вопрос.

«Оказалось, что на сегодняшний день я крайний. Сумма – 360 миллионов с небольшим. К двум другим учредителям нет никаких претензий. Они уже два года ездят по заграницам, за пределы Казахстана, арестов никаких нет. Я даже не могу это прокомментировать. Я показал эти документы, представитель ИФК говорит, что это временно, сейчас уже возобновим, но это возобновление идет с 2018 года», – продолжает Ильяс Сатыбалдиев.

Итак, Сатыбалдиев утверждает, что сумма кредита – 8,3 миллиона долларов, но требуют с его компании уже больше 10 миллионов. Компания признана банкротом, но от претензий ИФК не отказывается. Из трех учредителей требования остались лишь к нему, остальные свободно живут и работают. Наш герой неустанно пытается достучаться до судей, приводя свои доводы и аргументы, однако на сегодняшний день его судебные тяжбы больше напоминают попытки лбом проломить бетонную стену. Сил и времени на это тратится очень много – результат пока негативный, и на это у Ильяса тоже имеется свое объяснение. 

– Господин Сакишев (Ермек Сакишев. – председатель правления АО «Инвестиционный фонд Казахстана») – мама его работает в Верховном суде, поэтому на суде в период процесса с нами никто и не разговаривал. Второе – что он является земляком, может быть, поэтому остальные учредители моих компаний спокойно ходят, хотя натворили дел. Если бы я был в исполнительном органе, я бы, конечно, не допустил. Такой проект глупо было просто так взять и отдать, – говорит Сатыбалдиев.

Однако пока получается, что два предприятия, которые могли бы обеспечить работой сотни людей и ежегодно выпускать продукцию на десятки миллионов долларов, простаивают несколько лет. Учредители – представители национальной буржуазии, которую Президент поручил всячески поддерживать, превращаются в банкротов, которые борются уже даже за то, чтобы у них не отобрали квартиры.

– Я не знаю, может быть, они там не слушают Правительство, не слушают Президента. Недавно совсем было расширенное заседание Правительства, на котором вопросы о том, чтобы ставить барьеры бизнесу, как раз и обсуждались. Было поручено всем, начиная от министерств, заканчивая на местах, чтобы не мешать бизнесу. А здесь в данном случае – проект, который стоит два миллиарда, он практически загублен, и это не один такой загубленный проект в составе ИФК. Занимаются только коллекторскими делами, претензионной работой, больше у них ничего нет. По крайней мере, по отношению к нам. Рассматривать дальнейшую реализацию этих заводов в третьи руки тоже вопрос не стоит. Потому что за такую цену его никто не возьмет, его надо или разбирать, или резать на металлолом. По-моему, это их задача, больше ничего. Само по себе понятие «инвестиционный фонд» – оно полностью потеряно и не соответствует действительности, – констатирует Ильяс Сатыбалдиев.  

Редакция проекта уже отправляла запрос ИФК с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию. Но пока ответа не последовало. Складывается впечатление, что руководству Инвестиционного фонда попросту нечего сказать, ведь объяснить подобное отношение к бизнесу крайне сложно, как и то, что фонд хоть и называется инвестиционным, но, по сути, занимается совсем другой деятельностью.

Константин Харламов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: