/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 29 166,03 KASE 2 277,42
Hang Seng 27 949,64 РТС 1 611,24
FTSE 100 7 631,84 Золото 1 558,60
Пасечник из ВКО привёз из Шанхая «медовый» заказ на $45 млн

Пасечник из ВКО привёз из Шанхая «медовый» заказ на $45 млн

Производственный кооператив «Алтайский мёд» законтрактовал 60% своего годового производства на пять лет вперёд в сторону Китая.

21 Ноябрь 2018 07:01 9080

Пасечник из ВКО привёз из Шанхая «медовый» заказ на $45 млн

Новости

Все новости

Известный казахстанский пчеловод и глава Республиканской палаты пчеловодства, Валерий Касымбаев, в начале ноября вернулся с Первой китайской выставки импортных товаров, прошедшей в Шанхае, с контрактом на руках. Крестьянское хозяйство «Пасека» договорилось поставить в Китай 15 тыс. тонн мёда. Партнёром хозяйства станет «Синьцзян Xinhongji International Trading Co», следует из сообщения Внешнеторговой палаты Казахстана.

За январь-сентябрь текущего года экспорт натурального мёда в КНР составил скромные 44 тонны на сумму 166 тыс. долларов. Поэтому контракт на 15 тыс. тонн не мог не заинтересовать abctv.kz. Договор способен нарастить поставки за рубеж в ближайший год в десятки тысяч раз в физическом и денежном выражении.

Заключённый контракт – прорыв на отечественном рынке пчеловодства, рассказывает Касымбаев в беседе с корреспондентом abctv.kz. Он признаётся, что китайский потребитель – взыскательный и строгий, его не сравнить ни с европейским, ни с арабским. Импортёров из Китая интересует исключительно натуральный, органический мёд на волне общего тренда на рост спроса «чистых» экологически продуктов питания. И в случае с мёдом не должно быть никаких заменителей в виде сахара или свекольной патоки. И это не пустые слова: хозяйство экспортирует свою продукцию в США, ОАЭ, Россию и Монголию.

«С Китаем мы давно работаем. До 1 января 2015 года мы официально поставляли мёд в КНР, но с 1 января 2015 года была закрыта вся поставка животноводческой продукции из Казахстана в эту страну. Минсельхоз, правительство, руководство республики приложили немало усилий для снятия ограничений, и сейчас у нас официальный статус – импортёра в КНР. Мы начинаем поставки в Китай натурального мёда», – описывает бизнесмен рыночную конъюнктуру.

«Контракт заключён на пять лет, – продолжает предприниматель. – Сейчас идёт «раскатка»: как пойдёт реализация у китайских партнёров, соответственно, так пойдут и экспортные поставки».

Бизнесмену напрямую принадлежит крестьянское хозяйство «Пасека», созданное ещё в 2003 году. В целом пчеловодством он занимается 40 лет. На сегодня КХ «Пасека» – одно из крупнейших пчеловодческих хозяйств страны, имеющее статус племенного хозяйства, содержит около 2,5 тысячи пчелосемей, предприятие полного цикла «производство – переработка – фасовка – реализация» продукции пчеловодства.

Также «Пасека» занимается производством и продажей пчелиных маток, пчелопакетов, пчелоинвентаря, ульетары и ветеринарных препаратов. Однако производство на КХ всего 350 тонн. Что ставит вопрос: как будет контрактоваться объём в 3000 тонн мёда?

На базе крестьянского хозяйства создан сельскохозяйственный производственный кооператив «Алтайский мёд», продолжает он, который объединяет свыше 1,5 тыс. пасечников Восточно-Казахстанской области (ВКО). У объединения есть фирменная торговая сеть, охватывающая такие города, как Астана, Усть-Каменогорск, Алматы, Актобе, Актау, Атырау и другие.

Объём производства у кооператива – 5 тыс. тонн меда в год. Таким образом, шанхайский контракт обеспечит 60% производственных мощностей кооператива на ближайшие пять лет. Стоимость тонны натурального мёда варьируется от 3 тыс. долларов. Не трудно посчитать, что стоимость контракта составляет 45 млн долларов.

Ежегодно в Казахстане производится около 10 тысяч тонн товарного мёда, из них 70% производят пчеловоды ВКО. Пчеловодческая отрасль в животноводстве субсидируется государством. Общий объём господдержки в 2018 году составил 150 млн тенге.

«45 хозяйств Восточного Казахстана в этом году субсидируются по линии Минсельхоза на ведение селекционно-племенной работы, из расчёта пять тысяч тенге на одну пчелиную семью», – говорит предприниматель.

«Алтайский мёд» известен ещё с незапамятных советских времен, где считался одним из брендовых, занимая золотые медали на всесоюзных выставках и ведущие места в экспортном направлении. И заключённый контракт будет продолжением славной традиции по возрождению бренда алтайского мёда, гордится Касымбаев.

«Восточный Казахстан – это традиционное место и территория, где занимались пчеловодством, при СССР здесь находились четыре крупнейших специализированных пчелосовхоза. В настоящее время в нашем регионе это традиционное ремесло начинает возрождаться, расширяться и укрупняться в сельской местности, потому что людям сложнее на селе выживать», – говорит он.

По словам собеседника, в ВКО многие предприниматели расширяют свои пасеки. Сам медовый бизнес не такой уж и лёгкий, работы здесь непочатый край. Знания специфики, опытные кадры и трудолюбие – основа успешного дела в этой сфере, подытожил Касымбаев.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Продкорпорация» холдинга «КазАгро» передана в структуру минсельхоза

Количество «дочек» зернового холдинга сократилось до трех.

15 Январь 2020 12:18 2341

«Продкорпорация» холдинга «КазАгро» передана в структуру минсельхоза

Фото: Максим Морозов

В течение 2020 года АО «Продкорпорация» будет продолжать решать государственные задачи по обеспечению продовольственной безопасности на рынке зерна, но уже в структуре МСХ. Об этом говорится в пресс-релизе министерства, распространенном сегодня, 15 января. 

Таким образом, в структуре холдинга остаются три специализированные финансирующие компании: АО «Аграрная кредитная корпорация», АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», АО «КазАгроФинанс». Напомним, в рамках формирования компактного холдинга АО «КазАгроГарант» присоединено к АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», АО «КазАгроПродукт» присоединено к АО «Аграрная кредитная корпорация», АО «Казагромаркетинг» ликвидировано.

Отметим, в 2018 году Единый национальный пенсионный фонд (ЕНПФ) инвестировал пенсионные активы на сумму 450 млрд тенге на рыночных условиях в облигации АО «НУХ «КазАгро». В 2017 году холдинг получил 126 млрд тенге чистого убытка против прибыли годом ранее. В 2018 году убыток компании сократился на 5,5%, до 119,2 млрд тенге.

Позже вице-министр сельского хозяйства Рустам Курманов объяснял причины убытков нацхолдинга.

«Там два фактора сыграли роль. Это была девальвация, они привлекли в валюте, разместили в тенге сельхозтоваропроизводителям, и, когда девальвация случилась, кредитный риск замкнулся на холдинге «КазАгро». Также повлиял кризис в банковской системе. Те известные банки, у которых лицензию отозвал Нацбанк, там были размещены средства, которые тоже не вернулись, и сейчас они перевернулись в облигации и должны быть возвращены к указанному сроку», – рассказал Курманов.

При этом в разные годы в «КазАгро» поступали суммы из ЕНПФ и Государственного фонда социального страхования. В октябре 2019 года общая сумма средств, которая находилась в «КазАгро», составляла 744 млрд тенге. В том числе ГФСС – 120 млрд тенге, остальное все – ЕНПФ.

Напомним, в июле 2019 года президент Касым-Жомарт Токаев раскритиковал работу холдинга.

«Квазигосударственный сектор не должен быть священной коровой. Прежде всего, нужно принять кардинальные меры в отношении «КазАгро». Это уже притча во языцех. Это показатель абсолютно неумелого руководства подобного вида структурой. Накопленный убыток «КазАгро» по итогам 2018 года составил более 120 млрд тенге. Из 672 профинансированных им проектов 270, или 40%, являются простаивающими проектами. Вопросы здесь излишни, комментарии неуместны», – сказал президент.

Майра Медеубаева

Рис и хлопок иссушают юг Казахстана

В Кызылординской и Туркестанской областях необходимо переходить на более водосберегающие типы аграрного хозяйствования.

07 Январь 2020 12:32 3472

Рис и хлопок иссушают юг Казахстана

Рис и хлопок иссушают юг Казахстана. Такое мнение в электронной переписке с inbusiness.kz высказал канадский эксперт по водным ресурсам Жанай Сагинтаев. Комментируя недавнюю просьбу минэкологии Казахстана предоставить на 2020 год 550 млн кубов воды из Кыргызстана для нужд Туркестанской области, что гораздо больше объемов прошлого года в 300 млн кубов, он отметил, что удовлетворить такой запрос будет сложно.

«Хлопок и рис используют много воды. Казахстан и Киргизия исторически больше овцеводством занимались. Более рационально увеличить поливные пастбища, и поголовье овец в Казахстане, Киргизии развивать, с прекращением выращивания хлопка и риса. Хлопок и рис по всей Центральной Азии рационально заменить другими типами сельскохозяйственного хозяйствования, более устойчивыми к малым объемам воды, господдержку оптимизировать по этим направлениям, стимулировать альтернативные, менее затратные по водным ресурсам, проанализировать опыт других регионов, исследования по просу и сорго», – считает специалист. 

Напомним, в 2019 году в бюджете Туркестанской области на субсидирование хлопка-сырца, сданного на хлопкоперерабатывающее предприятие, было предусмотрено 3,6 млрд тенге. Что касается производства риса в Кызылординской области, то в 2018 году в регионе было просубсидировано 343,5 тыс. тонн этой культуры, сданных на переработку, на сумму 1,3 млрд тенге. В сохранении этих видов растениеводства заинтересованы местные лоббистские группы, которые ежегодно получают дотации от государства. В декабре МСХ предлагало отменить субсидии на рис и хлопок. Отметим, что в новых поправках в Налоговый кодекс минэкономики в сентябре намеревалось освободить от НДС производство и переработку, подготовку хлопчатобумажного волокна, хлопка-волокна.
«По казахстанско-кыргызскому водному сотрудничеству: если просто договариваться по объему воды, то Кыргызстан может выпускать воду из водохранилищ, гидростанций, плотин зимой, во время паводков весной, когда Казахстану в ней нет нужды. Поэтому Казахстан собирается строить свои водохранилища на такие случаи. Это очень дорогие расходы, практически дублирование системы водохранилищ, построенных в Кыргызстане в советское время. Там высоко в горах хранить воду более целесообразно, ведь происходит меньше испарений и потерь. При строительстве водохранилищ в низовье, в пустынных регионах, что сейчас делается в Туркестане, будут очень большие испарения – до 80%. Важны детальные исследования, моделирование, прогноз перемещения поверхностных, подземных вод перед проведением текущих инженерных работ. Этот прогноз важен также для анализа, как повлияют строящиеся искусственные водоемы на мавзолей Ясави и возводимый туристический центр», – пишет эксперт. 

По его мнению, лучше создать выгодные условия для Кыргызстана, чтобы сосед мог поставлять воду, когда это понадобится Казахстану в определенное время года. В таком случае будет шанс оптимизировать и продвинуть реальную кооперацию с Киргизией в рамках конкретного бассейна реки, причем привлекая местных жителей и тех, кто работает на бассейновых проектах. 

«В идеале создание водного рынка может решить многие проблемы чрезвычайных событий. Практически текущая система расходов ЧС будет заменена экономическими механизмами. Сейчас система поддержки чрезвычайных событий заинтересована в катаклизмах, ведь чем больше проблем, тем больше финансирования. Лучше создать механизм, чтобы местное население, фермеры имели больше возможностей зарабатывать на своих ресурсах, и они сами оптимизируют их использование в бассейне трансграничных рек Казахстана и Кыргызстана. В случае создания водного рынка на определенных бассейнах Казахстан может заказывать Кыргызстану выпускать воду из водохранилищ тогда, когда нужно», – полагает специалист. 

В этом случае рыночные условия должны быть сопоставимы со стоимостью электроэнергии, которую Кыргызстан производит зимой и ранней весной на гидростанциях. Казахстан также может сэкономить на строительстве своих поверхностных водных хранилищ, которые будут иметь большие потери и испарения. 

«Казахстан сейчас планирует интенсивно развивать животноводство, увеличивать поливные земли для растительных кормов в кооперации с США, что требует большой объем водных ресурсов. Вода становится одним из основных компонентов этого развивающего бизнеса. К воде оптимально относиться как к ценному сырью. Кыргызстан может предоставлять услуги Казахстану по сохранению воды в горах и обеспечению водой, когда это нужно летом, то есть быть поставщиком сырья воды для Казахстана. Если психологически сложно принять водный рынок, можно просто договориться, что вода будет храниться на водохранилищах, гидроплотинах Кыргызстана по заказу Казахстана», – предлагает Сагинтаев. 

Отметим, что, по информации Интерфакс-Казахстан, в конце декабря президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков сообщил, что он поднял вопрос об уплате компенсации за пользование водными ресурсами страны перед лидерами государств региона в зависимости от потребляемых объемов. По его словам, практически все три страны низовья согласились на это. 

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: