/img/tv1.svg
RU KZ
KASE 2 277,42 Hang Seng 27 949,64
РТС 1 599,82 FTSE 100 7 585,98
DOW J 28 995,64 Пшеница 571,60
Почему Казахстану не нужны председатели суда

Почему Казахстану не нужны председатели суда

Аманжол Мухамедьяров – мнение.

01 Ноябрь 2019 13:07 5139

Почему Казахстану не нужны председатели суда

«Я сторонник того, чтобы полностью исключить должность «председатель суда», – считает адвокат Аманжол Мухамедьяров. Почему все больше адвокатов выражают недовольство в адрес представителей госорганов и судейского корпуса, рассказали адвокаты Аманжол Мухамедьяров и Ерлан Газымжанов.

В Казахстане при населении 18 млн человек насчитывается порядка четырех тысяч адвокатов, а значит, в среднем на одного адвоката приходится по четыре тысячи потенциальных клиентов. Для сравнения, например, в Италии этот показатель – 260 человек на одного адвоката, в Германии – 500 человек, в Великобритании – 900.

Насколько дорого получить высшее образование и квалификацию адвоката в нашей стране?

Аманжол Мухамедьяров: Чтобы стать адвокатом, лицо должно иметь высшее юридическое образование, это четыре года обучения. Можно обучиться бесплатно, получив государственный грант, но чаще всего это платные юридические факультеты университетов. Стоит отметить, что юридическое образование в Казахстане дорогое и до сих пор популярное. Сегодня практически все вузы выпускают студентов по этой профессии. Далее, после окончания вуза, будущий адвокат должен в течение года пройти стажировку, по итогам пройти аттестацию в органах юстиции и получить лицензию. После получения этого документа человек может вступить в нашу коллегию адвокатов, при этом он освобождается от внесения первого вступительного взноса.

Ерлан Газымжанов: Складывается тенденция, что адвокатская профессия становится популярной. Ко мне часто обращаются сотрудники правоохранительных органов и прокуратуры с вопросом, как стать адвокатом. По прошествии времени я вижу, что именно эти люди становятся нашими коллегами. Стоит отметить, что адвокатская профессия более свободная. Если на госслужащего могут оказывать давление госорганы, то адвокатская профессия более свободная и творческая.   

Свободная, скорее, в графике работы? Тем не менее давление на адвокатов продолжает оказываться?

Ерлан Газымжанов: Несмотря на то, что адвокатская профессия становится более популярной, она становится и опасной, потому что в своей работе адвокат пишет много жалоб, обжалований действий и т.д. Таким образом, в поле зрения жалоб попадают государственные служащие, судьи, прокуроры, следователи. В современном Казахстане руководство страны, Верховного суда встали на путь модернизации судебной системы. Глава государства и руководство Верховного суда взяли курс на очищение судебной системы от некомпетентных судей, на повышение доверия населения к судебной системе. Мы как адвокаты приветствуем это направление и всячески стараемся помогать. Выявлять недобросовестных  госслужащих или судей, которые грубо нарушают законы и права граждан, неэтично себя ведут. Именно эти непорядочные судьи вступают в противостояние с адвокатами, пытаются использовать свою судебную власть либо другие методы для преследования адвокатов и воспрепятствования модернизации.

Мы видим, что внутри судебной системы нарастает напряжение. Судьи старой формации, которые привыкли легко работать, по-старому, не хотят меняться, сопротивляются.

А что значит «легко работать»?

Ерлан Газымжанов: Раньше судьям было легко работать, потому что они легко вступали в непроцессуальный контакт с органами обвинения, чувствовали себя их частью. Пытались получить судебный акт в электронном виде, для того чтобы переделать его в приговор, изменив лишь «шапку», внести туда свои данные и в конце, добавив несколько предложений от себя, уже назначить срок. Это продолжалось много лет, и отчасти по этой причине был низкий показатель оправдательных приговоров. Поэтому сегодня те судьи, которые привыкли «легко» работать, не хотят усложнять свою работу и начинают саботировать все новшества Верховного суда.

Аманжол Мухамедьяров: Что касается защиты адвокатов. В 2017 году нами была создана комиссия по защите прав адвокатов, где собрались самые активные наши коллеги, которые за собственные средства выезжают в регионы и защищают адвокатов на местах. Такая необходимость появилась в связи с тем, что в адрес наших коллег регулярно поступают угрозы, их преследуют, и  мы им всячески помогаем и поддерживаем.

Председатель Верховного суда предлагает немало различных инициатив, в том числе выслушивать мнения о кандидатах на должности судей Верховного суда. Какое продолжение может получить эта идея, на Ваш взгляд?

Ерлан Газымжанов: Это очень хорошая тенденция. В последнее время мы видим в Интернете обращения Высшего судебного совета к гражданам, чтобы они дали характеристику тем кандидатам в судьи, которые хотят работать в Верховном суде. Мне это очень понравилось, и я даже нашел в этом списке кандидатов, к которым достаточно серьезные претензии у адвокатского сообщества, у граждан, которые участвовали в судебных заседаниях. Если есть возможность высказаться и не допустить случайных людей до таких серьезных и важных должностей – это очень положительная тенденция.

Аманжол Мухамедьяров: В феврале этого года были внесены изменения в законодательство, в том числе в конституционный закон «О судебной системе и статусе судей». Согласно данным изменениям, теперь адвокаты, юристы, если имеют 15-летний стаж, могут стать судьями областного суда. Если стаж 20 лет и более, то уже можно претендовать на должность судьи Верховного суда. Я считаю, что это сделано для того, чтобы привлечь в судебную систему молодые кадры, так сказать, неиспорченные. Мы, адвокаты, радуемся таким нововведениям, но, как уже сказал мой коллега, часто встречается откровенный саботаж таких вот идей. Я вообще считаю, что необходимо предложить Верховному суду ввести практику, когда на должность председателя районного или областного суда могли бы назначать только после характеристики от местной коллегии адвокатов. Потому что, взаимодействуя с судьями, мы знаем, кто из них как работает и какими навыками обладает. В США в некоторых штатах существует такая практика, когда каждый адвокат состоит в коллегии адвокатов, а при назначении прокуроров или судей обязательно консультируются с коллегией адвокатов.

Зачастую, вынося какое-либо решение, может быть, не совсем логичное, судья признается, что это самое решение было спущено «сверху». Можно ли отработать в данной системе так, чтобы не стать «белой вороной» в коллективе, отказываясь выполнять поручения руководства, и в то же время не поддаться коррупционной составляющей?

Ерлан Газымжанов: Здесь руководству Верховного суда необходимо более тщательно подходить к выбору людей на должности председателей судов. От этой фигуры зависит, насколько независимо будет работать под его руководством любой судья. Если руководитель, к примеру, областного суда считает для себя нормальным вмешиваться в работу судьи, то независимость там будет на грани.

Аманжол Мухамедьяров: На практике мы видим, что правоохранительная система сильно воздействует на судебную. Касательно должности «председатель суда», я вообще сторонник того, чтобы ее полностью исключить. По крайней мере, надо начать с районного суда. Потому что сейчас председатель суда находится в такой позиции, когда он немного забыл свое предназначение. По сути, он должен просто обеспечивать деятельность суда: чтобы у судей была канцелярия, были бумага, комфортные условия для работы, безопасность. Это должен быть административный управляющий. А на самом деле сейчас, я не говорю про всех, но многие председатели вмешиваются в работу судей. Об этом все чаще говорится в социальных сетях и различных СМИ. Поэтому я считаю, что такую должность необходимо исключить. 

Константин Харламов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Этнические казахи из КНР, пересекшие границу, будут отбывать наказание в казахстанской тюрьме

В Восточном Казахстане завершился суд по делу Мурагера Алимулы и Кастера Мусаканулы.

21 Январь 2020 18:09 1018

Этнические казахи из КНР, пересекшие границу, будут отбывать наказание в казахстанской тюрьме

Фото: Azattyq.org

Они приговорены к одному году лишения свободы по статье 392, ч. 1, УК РК (незаконное пересечение государственной границы Республики Казахстан вне пункта пропуска). Наказание отбывать будут в учреждении с наиболее мягким режимом.

«Это самый низший из низших сроков наказания за подобное деяние. Кроме того, учитывая внесенные 11 января 2020 изменения в УК РК, время содержания под стражей до вступления приговора в законную силу засчитывается в срок наказания из расчета один день за два дня отбывания наказания в учреждении минимальной безопасности. Следовательно, так как подсудимые находились под стражей с 18 октября 2019 года, их срок нахождения под стражей будет считаться не 3 месяца и 3 дня, а 6 месяцев и 6 дней. Отбывать наказание придется только 5 месяцев и 24 дня», – пояснила участникам процесса судья районного суда города Зайсан ВКО Шынар Оспанова.

Участники процесса остались довольны решением суда. По словам адвоката подсудимых Ляззат Архатовой, суд вынес справедливый вердикт.

«Да здравствует наша независимость. Спасибо президенту, спасибо Елбасы. Спасибо казахстанскому суду. Ребята остались на родине. Депортации не будет», – не скрывала своей радости она.

Отметим, что на судебных процессах подсудимые акцентировали внимание суда на том, что своими глазами видели «лагеря перевоспитания» в СУАР КНР, подвергались пыткам, и что в данное время оказывается давление на их родственников. И что были вынуждены бежать. В случае возвращения в КНР, уверяли они, им грозит смерть. В поддержку этнических казахов выступили десятки активистов.

На второй, решающий судебный процесс поддержать обвиняемых пришли также порядка ста активистов.

Они собрались у здания суда задолго до начала заседания, скандировали «Бостандық», «Свободу». Ближе к началу процесса все, кто пришел поддержать Мурагера и Кастера, начали штурмовать здание. Потом какая– то часть активистов пыталась ворваться в зал суда, где уже находилось порядка тридцати человек, в том числе и родственники подсудимых. Из зала сюда выпроводили женщину, которая представилась вторым адвокатом подсудимых. Активисты и адвокат Ляззат Архатова заявили, что не признают ее и не знают, кто ее нанял. Следом возникли разногласия между самими активистами, которые стали выяснять, кому можно, а кому нет в зале суда. В итоге судебный процесс начался на час позже назначенного времени.

Судом дополнительно был опрошен ряд свидетелей, в том числе двое пограничников, которые в день, когда Мурагер и Кастер тайно пересекли границу, находились на посту. Также представитель партии «Ата Журт», который оказал поддержку этническим казахам в Казахстане, и свидетель, в дом которого пришли в день пересечения границы.

«3 октября я вышел на улицу ночью по нужде. Вдруг меня окликнул кто-то, сказал «ага». Когда я подошел, увидел двух парней, они сказали, что заблудились. Сказали мне, что они скот пасут. Попросили телефон, чтобы позвонить. Но, так как была ночь, я с подозрением к этой просьбе отнесся. Сказал, что не дам телефон. Один остался снаружи, другой зашел во двор и продиктовал мне номер, я позвонил. После того как с кем-то переговорил, он спросил, как проехать в село Шелекты. Потом ушли. Утром мне позвонил человек, которому они звонили, спросил, где их найти. Но я не знал. Потом один из них опять пришел. Сказал, что они ночевали рядом с могилами, попросил еды. Я их покормил. Потом из Нур-Султана приехал человек, как оказалось, зять одного из них. Все вместе чай попили, и они уехали», – рассказал свидетель Асылбеков.

Подсудимые признали свою вину в пересечении границы и, как и их адвокат, просили суд не судить строго.

«Прошу не привлекать к уголовной ответственности моих подзащитных, так как они сбежали от геноцида в отношении этнических уйгуров, узбеков, татар и казахов. В этом концлагере творятся жуткие вещи. Мои подзащитные не скрывались, после пересечения границы РК сами пришли и попросили убежища. Просим принять справедливое решение», – отметила адвокат Ляззат Архатова.

Судом были учтены как отягчающие ответственность обстоятельства, это то, что преступление было совершено в группе лиц, так и смягчающие обстоятельства.

«Как установил суд, подсудимые добровольно заявили о незаконном пересечении границы, активно способствовали раскрытию преступления путем дачи подробных признательных показаний о месте и способе совершения преступления, признали свою вину, раскаялись в содеянном. Оба подсудимых молоды, ранее не судимы, имеют на иждивении малолетних детей, престарелых родителей. Эти обстоятельства суд признал исключительными смягчающими обстоятельствами и не применил наказание в виде выдворения за пределы Казахстана», – отметила судья.

Напомним, что суд по делу Мурагера Алимулы и Кастера Мусаканулы – двух этнических казахов из Синьцзяна, обвиняемых в незаконном пересечении казахстанской границы, начался в районном суде города Зайсан Восточно-Казахстанской области 6 января. Первый процесс тоже прошел бурно, с участием нескольких десятков человек, выступивших в поддержку обвиняемых.

О побеге Мусаканулы и Алимулы из КНР стало известно 14 октября 2019 года, во время пресс-конференции в Алматы. Позже они были арестованы, и информация о возможной передаче этнических казахов Китаю взбудоражила общественность. Адвокат обвиняемых сообщила, что в случае выдворения из Казахстана двух молодым людям грозит смертная казнь.

Жанар Асылханова, ВКО

На $2 млрд защищены интересы Казахстана за рубежом

Этот результат касается 26 разбирательств.

17 Январь 2020 12:08 652

На $2 млрд защищены интересы Казахстана за рубежом

Фото: Максим Морозов

Казахстан защитил свои интересы в арбитражных и судебных разбирательствах за рубежом на 2 млрд долларов. Об этом на коллегии сообщил вице-министр юстиции Алмат Мадалиев.

"В 2019 году защищены интересы государства в 26 арбитражных и судебных разбирательствах за рубежом и начата работа по четырем новым делам. В отчетном периоде защищены интересы государства на сумму более двух миллиардов долларов", – сообщил замглавы ведомства.

Также в минувшем году, по его словам, обеспечено рассмотрение более 100 проектов контрактов и 15 проектов лицензий на недропользование по твердым полезным ископаемым, проведена юридическая экспертиза двусторонних инвестиционных соглашений и договоров займа, заключаемых под гарантии Казахстана.

Стоит напомнить, одним из самых громких международных разбирательств в последние годы с участием Казахстана стало "дело Стати". В настоящий момент республика ведет судебный процесс по делу о мошенничестве Стати в нескольких юрисдикциях, включая Бельгию, Нидерланды и Люксембург.

12 ноября 2019 молдавский бизнесмен Анатол Стати и его сын Габриэль Стати, Ascom Group S.A. и Terra Raf Trans Traiding Ltd. отозвали иск против РК в окружном суде США по Южному округу Нью-Йорка.

"12 ноября 2019 года Анатол Стати, Габриэль Стати, Ascom Group S.A. и Terra Raf Trans Traiding Ltd. ("Стати") подали уведомление о добровольном отказе от их иска против Республики Казахстан в окружном суде США по Южному округу Нью-Йорка (нью-йоркский суд)", – сообщали в министерстве юстиции.

Бизнесмены подали иск в Нью-Йорке в июне 2017 года, требуя исполнения арбитражного решения суда Швеции на сумму порядка $500 млн и взыскания с ответчика судебных расходов в Швеции на сумму порядка $3,5 млн. В сентябре 2017 года Казахстан подал ходатайство в нью-йоркский суд с просьбой отклонить дело как юридически несостоятельное или в качестве альтернативы приостановить дело.

Молдавские бизнесмены начали судебные тяжбы против Казахстана в 2010 году. Стати потребовали в арбитраже Швеции от Казахстана $4 млрд, но им было присуждено $500 млн, из которых $199 млн – средства, предположительно связанные с затратами Стати на строительство Боранкольского газоперерабатывающего завода.

Динара Куатова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: