/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 304,45 Пшеница 465,40
$ 388.7 € 428.7 ₽ 6.08
Погода:
-9Нур-Султан
-1Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 304,45 Пшеница 465,40
Почему Казахстану не нужны председатели суда

Почему Казахстану не нужны председатели суда

Аманжол Мухамедьяров – мнение.

01 Ноябрь 2019 13:07 2501

Почему Казахстану не нужны председатели суда

«Я сторонник того, чтобы полностью исключить должность «председатель суда», – считает адвокат Аманжол Мухамедьяров. Почему все больше адвокатов выражают недовольство в адрес представителей госорганов и судейского корпуса, рассказали адвокаты Аманжол Мухамедьяров и Ерлан Газымжанов.

В Казахстане при населении 18 млн человек насчитывается порядка четырех тысяч адвокатов, а значит, в среднем на одного адвоката приходится по четыре тысячи потенциальных клиентов. Для сравнения, например, в Италии этот показатель – 260 человек на одного адвоката, в Германии – 500 человек, в Великобритании – 900.

Насколько дорого получить высшее образование и квалификацию адвоката в нашей стране?

Аманжол Мухамедьяров: Чтобы стать адвокатом, лицо должно иметь высшее юридическое образование, это четыре года обучения. Можно обучиться бесплатно, получив государственный грант, но чаще всего это платные юридические факультеты университетов. Стоит отметить, что юридическое образование в Казахстане дорогое и до сих пор популярное. Сегодня практически все вузы выпускают студентов по этой профессии. Далее, после окончания вуза, будущий адвокат должен в течение года пройти стажировку, по итогам пройти аттестацию в органах юстиции и получить лицензию. После получения этого документа человек может вступить в нашу коллегию адвокатов, при этом он освобождается от внесения первого вступительного взноса.

Ерлан Газымжанов: Складывается тенденция, что адвокатская профессия становится популярной. Ко мне часто обращаются сотрудники правоохранительных органов и прокуратуры с вопросом, как стать адвокатом. По прошествии времени я вижу, что именно эти люди становятся нашими коллегами. Стоит отметить, что адвокатская профессия более свободная. Если на госслужащего могут оказывать давление госорганы, то адвокатская профессия более свободная и творческая.   

Свободная, скорее, в графике работы? Тем не менее давление на адвокатов продолжает оказываться?

Ерлан Газымжанов: Несмотря на то, что адвокатская профессия становится более популярной, она становится и опасной, потому что в своей работе адвокат пишет много жалоб, обжалований действий и т.д. Таким образом, в поле зрения жалоб попадают государственные служащие, судьи, прокуроры, следователи. В современном Казахстане руководство страны, Верховного суда встали на путь модернизации судебной системы. Глава государства и руководство Верховного суда взяли курс на очищение судебной системы от некомпетентных судей, на повышение доверия населения к судебной системе. Мы как адвокаты приветствуем это направление и всячески стараемся помогать. Выявлять недобросовестных  госслужащих или судей, которые грубо нарушают законы и права граждан, неэтично себя ведут. Именно эти непорядочные судьи вступают в противостояние с адвокатами, пытаются использовать свою судебную власть либо другие методы для преследования адвокатов и воспрепятствования модернизации.

Мы видим, что внутри судебной системы нарастает напряжение. Судьи старой формации, которые привыкли легко работать, по-старому, не хотят меняться, сопротивляются.

А что значит «легко работать»?

Ерлан Газымжанов: Раньше судьям было легко работать, потому что они легко вступали в непроцессуальный контакт с органами обвинения, чувствовали себя их частью. Пытались получить судебный акт в электронном виде, для того чтобы переделать его в приговор, изменив лишь «шапку», внести туда свои данные и в конце, добавив несколько предложений от себя, уже назначить срок. Это продолжалось много лет, и отчасти по этой причине был низкий показатель оправдательных приговоров. Поэтому сегодня те судьи, которые привыкли «легко» работать, не хотят усложнять свою работу и начинают саботировать все новшества Верховного суда.

Аманжол Мухамедьяров: Что касается защиты адвокатов. В 2017 году нами была создана комиссия по защите прав адвокатов, где собрались самые активные наши коллеги, которые за собственные средства выезжают в регионы и защищают адвокатов на местах. Такая необходимость появилась в связи с тем, что в адрес наших коллег регулярно поступают угрозы, их преследуют, и  мы им всячески помогаем и поддерживаем.

Председатель Верховного суда предлагает немало различных инициатив, в том числе выслушивать мнения о кандидатах на должности судей Верховного суда. Какое продолжение может получить эта идея, на Ваш взгляд?

Ерлан Газымжанов: Это очень хорошая тенденция. В последнее время мы видим в Интернете обращения Высшего судебного совета к гражданам, чтобы они дали характеристику тем кандидатам в судьи, которые хотят работать в Верховном суде. Мне это очень понравилось, и я даже нашел в этом списке кандидатов, к которым достаточно серьезные претензии у адвокатского сообщества, у граждан, которые участвовали в судебных заседаниях. Если есть возможность высказаться и не допустить случайных людей до таких серьезных и важных должностей – это очень положительная тенденция.

Аманжол Мухамедьяров: В феврале этого года были внесены изменения в законодательство, в том числе в конституционный закон «О судебной системе и статусе судей». Согласно данным изменениям, теперь адвокаты, юристы, если имеют 15-летний стаж, могут стать судьями областного суда. Если стаж 20 лет и более, то уже можно претендовать на должность судьи Верховного суда. Я считаю, что это сделано для того, чтобы привлечь в судебную систему молодые кадры, так сказать, неиспорченные. Мы, адвокаты, радуемся таким нововведениям, но, как уже сказал мой коллега, часто встречается откровенный саботаж таких вот идей. Я вообще считаю, что необходимо предложить Верховному суду ввести практику, когда на должность председателя районного или областного суда могли бы назначать только после характеристики от местной коллегии адвокатов. Потому что, взаимодействуя с судьями, мы знаем, кто из них как работает и какими навыками обладает. В США в некоторых штатах существует такая практика, когда каждый адвокат состоит в коллегии адвокатов, а при назначении прокуроров или судей обязательно консультируются с коллегией адвокатов.

Зачастую, вынося какое-либо решение, может быть, не совсем логичное, судья признается, что это самое решение было спущено «сверху». Можно ли отработать в данной системе так, чтобы не стать «белой вороной» в коллективе, отказываясь выполнять поручения руководства, и в то же время не поддаться коррупционной составляющей?

Ерлан Газымжанов: Здесь руководству Верховного суда необходимо более тщательно подходить к выбору людей на должности председателей судов. От этой фигуры зависит, насколько независимо будет работать под его руководством любой судья. Если руководитель, к примеру, областного суда считает для себя нормальным вмешиваться в работу судьи, то независимость там будет на грани.

Аманжол Мухамедьяров: На практике мы видим, что правоохранительная система сильно воздействует на судебную. Касательно должности «председатель суда», я вообще сторонник того, чтобы ее полностью исключить. По крайней мере, надо начать с районного суда. Потому что сейчас председатель суда находится в такой позиции, когда он немного забыл свое предназначение. По сути, он должен просто обеспечивать деятельность суда: чтобы у судей была канцелярия, были бумага, комфортные условия для работы, безопасность. Это должен быть административный управляющий. А на самом деле сейчас, я не говорю про всех, но многие председатели вмешиваются в работу судей. Об этом все чаще говорится в социальных сетях и различных СМИ. Поэтому я считаю, что такую должность необходимо исключить. 

Константин Харламов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: