/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 396,58 Brent 36,55
Помогут ли принятые меры сдержать инфляцию?

Помогут ли принятые меры сдержать инфляцию?

Эксперты поделились мнением, какие инструменты эффективны.

15:57 26 Август 2019 15344

Помогут ли принятые меры сдержать инфляцию?

Автор:

Елена Тумашова

В Казахстане приняты меры для сдерживания инфляции. Цены на десять продуктов питания будут контролироваться особенно тщательно. Также инфляция будет сдерживаться с помощью изменившихся правил торговли, предоставления торговым сетям оборотных средств в обмен на удержание цен, упрощение процедур формирования стабилизационных фондов и т. д. Достаточно ли этих мер для сдерживания инфляции, удастся ли удержать ее в установленном коридоре 4-6% – эксперты поделились своим мнением с inbusiness.kz.

Лимиты, запреты, упрощенные процедуры

На прошлой неделе министр национальной экономики Руслан Даленов сообщил, что годовая инфляция сложилась на уровне 5,4% (установленный коридор – 4-6%), при этом наибольший вклад в ее формирование внесли дорожающие продукты питания. Для сдерживания инфляции цены на лук, морковь, картофель, свеклу, рис, муку, конину, баранину, говядину, хлеб будут находиться на особом контроле.

С 17 августа начали действовать типовые правила реализации механизмов стабилизации цен на социально значимые продукты и товары. Упрощены процедуры формирования резервов стабфондов, акиматы и социально-предпринимательские корпорации смогут предоставлять оборотные средства торговым сетям в обмен на удержание цен на продовольственные товары.

«Сегодня на «оборотную» схему подтверждены средства в городе Нур-Султане – 1,1 млрд тенге, в Костанайской области – 300 млн тенге, Кызылординской – 380 млн тенге, Алматинской области – 170 млн тенге. По Алматы запланирована сумма в размере 1,5 млрд тенге», – сообщил министр торговли и интеграции Бахыт Султанов.

Кроме того, 16 августа вступили в силу изменения в правила внутренней торговли. Торговым сетям запретили делать надбавку на социально значимые товары более 15%, 30% полочного пространства они должны предоставлять под продукты отечественного производства, также им нельзя взимать ретробонусы с поставщиков социально значимых товаров, а по другим продовольственным товарам установлен лимит вознаграждения – до 5%.

Инфляция импортируется из России

По мнению директора «Улагат Консалтинг Групп», к. э. н. Марата Каирленова, сдержать инфляцию будет достаточно сложно из-за двух факторов.

«Во-первых, значительная часть населения закупает продукты питания на базарах и до нее такие меры, как предоставление ликвидности магазинам, просто не дойдут. Во-вторых, у нас значительная часть товаров завозится из России, а там инфляция раскручивается; импорт инфляции вполне реален и будет, по всей видимости, оказывать значительное влияние на рост инфляции в Казахстане», – говорит экономист.

По его мнению, эффективно воздействовать на инфляцию можно с помощью классического развития конкуренции, и прежде всего в сфере торговли. И также через снижение монополизации в экономике: это лучшее средство борьбы с инфляцией, с учетом того что мы много товаров, особенно продуктов питания, импортируем.

На взгляд эксперта, скорее всего, мы все же выйдем за пределы установленного инфляционного коридора 4-6% в силу обозначенных выше причин.

«В следующем году на фоне все большей реализации дисбалансов в экономике, мне кажется, инфляция будет нарастать. Вопрос в том, будут ее признавать или не будут», – отмечает Марат Каирленов.

То, что сдерживают, потом «выстреливает»

«Пока за границы коридора инфляция не вышла и может и не выйти, но если предположить, что неминуемо превысит 6%, то предложенных методов самих по себе будет недостаточно. Действуя же в связке с Национальным банком и используя такие инструменты, как увеличение базовой ставки и другие, министерства могут достичь результатов», – считает аналитик Международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане Андрей Чеботарев.

По его мнению, описанные выше методы не всегда рыночны.

«Акимы не должны бегать по рынкам и проверять, кто на какие сорта огурцов или муки повысил цену или не повысил. Цены должны формироваться на рыночных условиях, кроме того, когда что-то искусственно сдерживают, оно имеет обыкновение потом «выстреливать», – говорит собеседник.

Он напоминает, что для сдерживания цен существует инфляционное таргетирование – режим денежно-кредитной политики, конечная цель которого – ценовая стабильность.

«Центральный банк посредством процентной политики принимает меры по ее обеспечению и несет публичную ответственность за результаты своей политики. То есть за цены у нас отвечают не акиматы и министерства, а регулятор. Именно его основные инструменты и рычаги используются для этого. Но... в условиях непрозрачной курсовой политики, особенно когда идет перекос в сторону одной из валют, на долю которой приходится большая часть импорта, говорить об этом сложно. Рубль вырос с 5,5 до 6,1 тенге, и это негативно влияет на стоимость импортируемых из ЕАЭС товаров», – отмечает Андрей Чеботарев.

По его мнению, на бумаге инфляцию все же удержат.

«Однако это номинальная инфляция. Реальную инфляцию каждый потребитель чувствует по-разному, так как его потребительская корзина отличается от корзины, установленной Комитетом статистики. Моя личная инфляция за год составила 14%, например. Год назад я менял фильтры и масло в машине за 14 тысяч тенге, на прошлой неделе – за 16 тысяч тенге. А вот стоимость бензина почти не изменилась. В итоге мне, как обывателю, может показаться, что все сильно подорожало, потому что я оцениваю только те части моей корзины, которые действительно подорожали, и не учитываю остальное», – говорит эксперт.

В целом, по его мнению, с помощью принятых мер инфляцию все же удержат в заданном коридоре – 4-6%.

«Другой вопрос – каким образом и как это будет соотноситься с реальностью», – заключает Андрей Чеботарев.

Елена Тумашова

Аналитики ожидают смягчения денежно-кредитной политики Нацбанка

Среднесрочный госдолг Казахстана становится привлекательным в свете улучшения внешнеэкономического фона и зарождающихся дезинфляционных факторов.

09 Июль 2020 08:13 1845

Аналитики ожидают смягчения денежно-кредитной политики Нацбанка

Фото: Максим Морозов

Укрепление мировых цен на нефть улучшило внешнеторговый баланс и стабилизировало ситуацию на денежном рынке Казахстана. Снижение инфляционных ожиданий и инфляции, которое уже происходит, имеет большие шансы продолжиться, делая актуальными покупки среднесрочных гособлигаций Казахстана, акцентируют аналитики Halyk Finance.

Консолидация курса тенге в районе 405-410 KZT/USD на фоне подорожавшей выше $40/баррель нефти снижает давление на инфляцию и стабилизирует инфляционные ожидания в Казахстане. После месячного роста инфляции в апреле на 0,9% в июне темпы ее роста поступательно ослабли до 0,4%, а Нацбанк Казахстана заявил о понижении инфляционных ожиданий с 9-11% на конец года до 8-8,5%.

В свою очередь более слабые экспортные доходы вкупе с медленным восстановлением экономики и падением покупательской способности населения формируют предпосылки для возникновения устойчивых дезинфляционных факторов.

«Во второй половине года среднемесячная инфляция будет находиться в пределах 0,5% с перспективой снижения в 2021 году. По итогам текущего года мы ожидаем инфляцию на уровне 7,3%, что ниже прогнозируемых Нацбанком 8-8,5%, – прогнозируют в Halyk Finance. – Более сдержанное изменение инфляции, временный характер ее ускорения, а также необходимость стимулирования экономики посредством денежного канала, на наш взгляд, побудят Нацбанк к постепенному снижению базовой ставки. В результате мы ожидаем, что базовая ставка будет снижена до 9% к концу текущего года».

Как результат стабилизация инфляционных ожиданий привела к существенному снижению ставок на денежном рынке, где главным бенчмарком выступают одномесячные ноты Нацбанка, используемые регулятором для реализации своей политики в денежной сфере.

«Ставки по этим нотам в последнее время достаточно быстро снижаются после подъема в марте, последовавшего за повышением базовой ставки. К примеру, в марте ставки по месячным нотам находились на уровне 12,1%, но уже в начале апреля снизились до 10,6%, а на конец июня приблизились к отметке 9,6%. Ставки по более длинным нотам Нацбанка также снизились, хотя и менее значительно. Так, ставки по шестимесячным нотам снизились с 12,1% до 10,4%, а по 12-месячным нотам – с 12% до 10,7%. В результате, спред между одномесячными и годовыми нотами расширился с 0,2 п. п. в начале этого года до текущих 1,1 п. п.», – подчеркивают аналитики инвестбанка.

Со временным лагом тренд проявляется и в снижении доходностей по облигациям правительства, эмитируемых министерством финансов Казахстана. В частности, если доходность двухлетних облигаций минфина при размещении в марте составляла 12%, то в апреле и июне опустилась до 11% и 10,8% годовых.

При этом объемы нот Нацбанка в обращении сокращаются, а облигации министерства финансов растут в связи с необходимостью финансировать рост дефицита бюджета с 1,3 трлн тенге в 2019 году до 2,5 трлн в 2020-м. Гособлигации минфина в обращении в объеме выросли с 7,1 трлн до 8,2 трлн тенге. При этом очевиден сдвиг спроса от нот Нацбанка в пользу облигаций минфина, предлагающих более высокую доходность, акцентируют в Halyk Finance.

В настоящий момент структура эмитируемых регулятором нот на 85% состоит из шести- и 12-тимесячных нот, а доля последних составляет более 50%. С июля Нацбанк отказался от дальнейшего выпуска годовых нот в текущем году, подталкивая инвесторов к покупке облигаций минфина. Последний планирует существенно нарастить выпуск среднесрочных госбумаг со сроком обращения до трех лет.

«Разворачивающаяся рецессия и падение покупательной способности населения уже снизили спрос в экономике, при этом восстановление будет происходить достаточно медленно, что создает предпосылки для возникновения устойчивых дезинфляционных факторов. По нашим ожиданиям, снижение базовой ставки до 9% к концу текущего года повлечет снижение ставок по нотам НБРК во второй половине года на 0,4-0,7 п. п от текущих значений. Соответственно, снижение краткосрочных ставок повлечет за собой падение ставок по бумагам минфина по всей длине кривой доходностей», – прогнозируют в Halyk Finance.

В этой связи в инвестбанке полагают интересной покупкой тенговых гособлигаций со сроком обращения три-пять лет, так как на этом участке кривой доходности ставок наблюдается самая высокая доходность в коридоре 10,8-10,9%. При этом ликвидность по таким ценным бумагам значительно выше, чем по гособлигациям с более поздними сроками погашения.

Султан Биманов


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Продуктовая инфляция в Казахстане на девятилетнем максимуме

В первом полугодии 2020 года стоимость продуктов питания выросла на 7,7%. Такого быстрого роста не было с 2011 года.

05 Июль 2020 08:12 1866

Продуктовая инфляция в Казахстане на девятилетнем максимуме

Фото: Серикжан Ковланбаев

По данным комитета по статистике, в июне 2020-го инфляция составила 0,4%, тогда как годом ранее была двое меньше. А это значит, что в годовом выражении темпы роста цен вновь выросли: за последние 12 месяцев они увеличились на 7% (месяцем ранее – 6,8%). И это максимальное значение с декабря 2017 года (7,1%). Другими словами, сейчас стоимость товаров и услуг растет самыми быстрыми темпами за последние 3,5 года.

Главным драйвером остается продуктовая инфляция. В июне цены выросли на 0,5%, с начала года – на 7,3%, за последние 12 месяцев – на 11,3%. Каждый из этих показателей по-своему рекордный:

  • Июньский рост цен на продукты питания оказался на максимальном уровне за три года.
  • В первом полугодии продовольственные товары не дорожали так сильно с 2011 года (7,7%).
  • В годовом выражении рост цен на максимуме с сентября 2016 года (14,7%)

Цены на мясо растут самыми быстрыми темпами за восемь лет

При этом аномально подорожавших продуктов питания, которые выступали в качестве проводников инфляции, нет – цены растут едва ли не на все. Причем часто – более быстрыми, чем обычно, темпами. Например, мясо в июне подорожало на 1,1%, с начала года – на 6,4%. То есть рост цен оказывается ниже продуктовой инфляции, что должно говорить о том, что все хорошо. Но нет:

  • Столь сильного роста цен в первом полугодии не было как минимум восемь лет.
  • Баранина четвертый месяц подряд растет в цене минимум на 2% (в июне – на 2,0%). Такого не было ни разу, по крайней мере, с начала 2011 года (то есть за 9,5 года).
  • Свинина в июне подорожала на 1,2% – это наибольший рост для этого месяца за 10 лет.
  • Рост цен на конину оказался еще выше – 1,4%. И это еще самый низкий показатель за четыре месяца: с марта по июнь включительно мясо подорожало на 6,3%.
  • Говядина, которая относится к социально значимым товарам (а значит, ценам на нее уделяется особое внимание), и та подорожала в пришедшем месяце на 1,2%. С начала марта – на 6%.

Лето началось с роста цен на фрукты

На 3,6% в июне подорожали и крупы – такого роста не было даже весной, когда в преддверии карантина казахстанцы массово запасались нескоропортящимися товарами. Для первого летнего месяца нынешний рост максимальный с 2011 года. Социально значимая гречневая крупа подорожала на 4,7% (максимум для июня за четыре года), мука – на 1,8% (за шесть лет). Овсяная крупа вообще показала максимальный рост с марта 2016 года – впервые за это время цены подскочили сразу на 2,3%. На 2,1% выросла в стоимости и манная крупа.

Фрукты подорожали на 2,4% – так сильно в первый летний месяц они не дорожали как минимум 10 лет. Но компенсировать этот рост удалось благодаря овощам, которые стали доступнее на 5,5%. Например, морковь подорожала на 4%, но это минимальный июньский рост за девять лет. Свекла подешевела с приходом лета впервые с 2011 года. Лук подешевел на 5,7% – самое сильное июньское снижение за пять лет (при этом в 2016, 2017 и 2019 годах цены даже росли). Общую динамику подпортил картофель – рост цен на 8,5%. Сейчас он стоит почти на треть дороже, чем годом ранее (+31,8%).

Помимо этого:

  • Стоимость сыра третий месяц подряд растет не менее чем на 1,5% (в июне – 1,7%). Такого не было с весны 2014 года.
  • Чай за месяц прибавил в цене 2,1% – рекордный месячный рост с ноября 2016 года, а для начала лета такой рост цен вообще нехарактерен – в предыдущие девять лет пиком было 1,2% в 2016 году.
  • Алкогольные напитки подорожали на 1,1% – ни разу за 10 лет в летние месяцы не было более сильного роста.
  • Безалкогольные напитки стали дороже на 1,5% – в последний раз месячный рост был сильнее в ноябре 2016 года.
  • Кондитерские изделия продемонстрировали максимальный месячный рост с ноября 2018-го (1,5%) и рекордный для июня.
  • Яйца подешевели на 3,3%. Но это сезонно – в первый месяц лета традиционно наблюдается пик падения их стоимости. Но обычно цены падают сильнее – за 10 лет лишь однажды сокращение было меньше нынешнего.

Здравоохранение требует все больше средств

Но дорожают не только продукты. На те же 0,5% в июне выросла стоимость непродовольственных товаров (2,6% с начала года и 5,4% за 12 месяцев). Опять же для начала лета картина непривычная – в последний раз более сильный рост в первый месяц лета отмечался в 2011 году (0,7%). На 0,2% подорожали и услуги (за полугодие – на 1,4%, за год – на 3%).

В очередной раз обращает на себя внимание рост цен на товары и услуги, напрямую связанные со здравоохранением. В июне локомотивом стал рост цен на услуги больниц – рост составил 2,6%. При этом совокупный рост в январе-мае был более чем вдвое меньше – 1,2%. Медикаменты выросли в стоимости на 0,8% – с весны 2019 года лишь однажды месячный рост был выше (в апреле 2020-го – 2,8%). В очередной раз резко подорожали антисептики – 3,6% против 0,4% годом ранее. Таким образом сейчас рост цен в 9 раз выше, чем в 2019-ом.

Снятие карантина привело к росту цен на услуги мест общественного питания – на 1,2%. Это максимальный рост с декабря 2018 года (1,4%). Если не считать предновогоднего периода, то нынешний рост – максимальный с июня 2016-го (1,3%). Рост цен на столовые приборы оказался на годовом максимуме (0,8%), ковры и мебель – на максимальном значении с ноября 2015-го (1,7%).

Электроэнергия подорожала заблаговременно

В последних числах июня директор департамента развития электроэнергетики Айдос Дарибаев сообщил о том, что в республике скорректированы предельные тарифы на электроэнергию. По его словам, из 44 энергопроизводящих организаций Казахстана тариф был увеличен у 34 предприятий, у девяти сохранен на прежнем уровне, а у одного снижен. Средний рост тарифов составляет 16%, а в силу они вступили с 1 июля.

Однако рост цен на электроэнергию начался заблаговременно. В июне тарифы увеличились на 1,7%, частично компенсировав снижение двух предыдущих месяцев (суммарно – на 2,7%). Расценки выросли в семи регионах:

  • Акмолинской области – на 11,1%.
  • Кызылординской – на 9,9%.
  • Карагандинской – на 4,9%.
  • Северо-Казахстанской – на 4,4%.
  • Западно-Казахстанской, Туркестанской и Шымкенте – на 3,1%.

Изменились цены и на другие коммунальные услуги. После трех месяцев снижения тарифов подорожала холодная вода – на 0,5%. Стоимость услуг водоотведения увеличилась впервые с июля 2018-го (+0,8%). Зато горячая вода по-прежнему дешевеет – на 3,1% (среднереспубликанские тарифы снижаются третий месяц подряд).

Третий месяц подряд дешевеет бензин, четвертый – дизельное топливо. Однако темпы сокращения цен снижаются. В июне они составили 0,5% и 0,1% соответственно. Наконец, стали снижаться и цены на услуги транспорта. Впервые за четыре месяца упали цены на железнодорожные билеты (на 1,4%), за квартал – на авиабилеты (на 2,5%).

Алексей Никоноров


Подпишитесь на наш канал Telegram!