/img/tv1.svg
RU KZ
Принятый за Алмазбека Атамбаева

Принятый за Алмазбека Атамбаева

Сможет ли новый глава Кыргызстана разрядить границу с Казахстаном.

17:11 22 Ноябрь 2017 44369

Принятый за Алмазбека Атамбаева

Автор:

Аскар Муминов

24 ноября 2017 года в доме приемов «Эне-Сай» государственной резиденции Ала-Арча состоится инаугурация новоизбранного президента Кыргызстана (КР) Сооронбая Жээнбекова. Сценарий мероприятия был согласован вчера – 21 ноября.

Вместе с тем накануне, 20 ноября, пока еще действующий президент КР Алмазбек Атамбаев подвел итоги своего правления. Видимо, понимая, какое непростое наследство уходящий лидер оставляет своему предшественнику, г-н Атамбаев вновь не мог не вспомнить про Казахстан, но в этот раз градус критики соизмерялся с примирительными нотками.

Алмазбек Атамбаев заявил, что, подвергая критике Казахстан, поступил правильно, чтобы на следующих выборах «неповадно было соваться со своим мнением».

«Было так, когда во время парламентских выборов сотрудник КНБ Казахстана ходил и раздавал деньги. Мы потом запретили ему въезд. Я не жалею, что преподал урок – не суйся в наши дела! Ситуация наладится, она невыгодна и для Казахстана, который выставляет себя цивильным государством, членом ВТО. Вот Омурбек Бабанов мог бы идти своей дорогой, а не получать благословение президента другой страны, вставать на колени перед ним, продаваясь казахским олигархам. Ходил с Максимом Бакиевым, наверное, заразился от него бактериями», – в очередной раз порадовал журналистов своим спичем кыргызский президент.

Апелляции к Кремлю
Но г-н Атамбаев решил сделать и примирительный жест, пригласив в качестве модератора конфликта между двумя республиками российское руководство.

Он рассказал, что обсуждал сложившуюся с Казахстаном ситуацию на встрече с президентом России Владимиром Путиным (17 ноября в Санкт-Петербурге. – Авт.) и призвал его вмешаться в конфликт, если Москве нужен Евразийский экономический союз. Характеризуя итоги интеграции в рамках ЕАЭС, Алмазбек Атамбаев пояснил, что возлагал на это объединение большие надежды, но переоценил его возможности.

«Я не знаю, что будет дальше, сейчас нас отрезали от союза, но с Россией надо сохранить дружеские и партнерские отношения. Кыргызстан не собирался и не собирается выходить из состава ЕАЭС. Однако я не вижу шевеления со стороны председателя исполкома ЕАЭС в лице Петросяна (в действительности председателя коллегии Евразийской экономической комиссии зовут Тигран Саркисян. – Авт.)», – сказал г-н Атамбаев

В заключение он сказал, что кается за все свои ошибки, и, вспомнив Евангелие, попросил у всех прощения.

Бишкек обратился с резолюцией в ООН
21 ноября министерство иностранных дел (МИД) Кыргызстана распространило заявление о ситуации на границе с Казахстаном. В нем отмечается, что «со стороны Казахстана с 10 октября 2017 года вводятся искусственные препятствия для свободного передвижения людей, транспорта и товаров». Об этом в рамках работы второго комитета Генеральной ассамблеи ООН в штаб-квартире ООН при рассмотрении пакета резолюций, касающихся экономических, экологических и финансовых вопросов, сказала постоянный представитель Кыргызстана Миргуль Молдоисаева.

Также в заявлении МИДа подчеркивается, что была подготовлена резолюция, согласно которой ни одно государство не может применять односторонние экономические, политические меры или меры любого другого характера с целью добиться подчинения себе другого государства в осуществление им своих суверенных прав. Кыргызстан проголосовал за принятие резолюции. Вместе с тем вчера вице-премьер-министр правительства КР Даир Кенекеев сообщил, что начала работу комиссия по подсчету ущерба предпринимателей из-за ситуации. Когда комиссия подсчитает все, информацию направят депутатам, пообещал он.

Водный рычаг Исакова
Тем временем премьер-министр Кыргызстана Сапар Исаков заявил, что Бишкек «если ситуация останется такой же плохой, начнет применять рычаги». Что это за рычаги, стало понятно, когда премьер КР отметил, что республика «воду просто так в вегетационный период отдает», а могла бы продавать соседям.

Так или иначе, отношения между двумя странами продолжают обостряться, и пока механизма запуска переговоров не видно. Но сможет ли посредником стать Москва, как на это намекнул Алмазбек Атамбаев? Эксперты сомневаются в том, что Москва станет вмешиваться в конфликт Астаны и Бишкека.

Путин отмолчится – у него на это три причины
Эксперт по странам Центральной Азии политолог Аркадий Дубнов сказал abctv.kz, что Алмазбек Атамбаев, спекулируя на возможности рассказывать о встрече с Владимиром Путиным, что повышает, по его мнению, собственный рейтинг в Кыргызстане, понимает, что сам российский президент не станет комментировать этот сюжет публично.

Во-первых, он понимает, что личное вмешательство г-на Путина обяжет его указать не только на оскорбительную риторику г-на Атамбаева по отношению к Нурсултану Назарбаеву, но и обнаружить невыполнение Бишкеком своих обязательств при вступлении в ЕАЭС по обустройству таможенных границ.  

Во-вторых, предполагает Аркадий Дубнов, Владимир Путин не станет ставить под удар свои отношения с Нурсултаном Назарбаевым попыткой вмешательства в конфликт, поскольку он в этом случае понесет имиджевый урон в любом случае. Так, если г-н Назарбаев пойдет первым на примирение, то казахстанские элиты будут считать, что это результат давления Москвы, вследствие чего обрушится вал обвинений в имперском давлении со стороны «старшего брата». Если же Нурсултан Назарбаев откажется следовать советам Владимира Путина, то это будет оскорбительно уже для Москвы, заметил политолог.

В качестве третьей причины он назвал то, что в Москве, как и в большинстве столиц СНГ, за благо считают дождаться ухода г-на Атамбаева «и не ввязываться в дрязги», – подчеркнул г-н Дубнов.

Начал хорошо, закончил плохо
Эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности Григорий Трофимчук считает, что проблема не в президентских выборах в Кыргызстане – она гораздо глубже. Частично и в том, что Бишкек не увидел для себя явных экономических преференций, на что сильно рассчитывал еще несколько лет назад. Поэтому пытается перевести экономическую проблему в политическую, хотя открыто об этом не говорит.

По словам эксперта, посредничество только одной России «освятит» новое качество конфликтов между членами ЕАЭС. Москва сделает ошибку, если пойдет по этому пути, так как покажет всем: этот блок точно пророссийский и конфликт является не экономическим, а политическим.

«Поэтому вопрос должны решать имеющиеся коллективные евразийские структуры, специально созданные для такого рода урегулирования. Не хотелось бы, чтобы вопрос решали соответствующие структуры ОДКБ. Атамбаев просто еще раз громко озвучил претензии Бишкека, которые не уйдут с повестки дня даже с его личным уходом. Настоящие итоги президентства Алмазбека Атамбаева состоят в том, что на фоне тяжелой экономической ситуации внутри Кыргызстана страна прошла весь этот срок без неприемлемых потрясений, которые были в 2005 и 2010 годах. Вступила в это же время в ЕАЭС. Но конец этого срока вызывает тревогу», – сказал г-н Трофимчук.

Козырь в рукаве
Политолог Максим Крамаренко заметил, что последние заявления Алмазбека Атамбаева то о возможности выхода страны из ЕАЭС, то об отказе от этой идеи хорошо демонстрируют его подход к внешней политике. При этом, по словам эксперта, г-н Атамбаев хорошо понимает, что Кремль будет прилагать усилия для разрешения противоречий между КР и РК, ведь создание ЕЭАС, его нормальное, поступательное функционирование – это показатель эффективности внешней политики России и деятельности самого Владимира Путина в качестве руководителя страны. Поэтому угроза потери части союзников в этом интеграционном объединении накануне президентских выборов невыгодна г-ну Путину, убежден он.

«Понятно, что Россия будет стремиться, сохраняя лицо евразийской державы, урегулировать казахстанско-кыргызский конфликт даже без просьб одной из сторон. Атамбаев же опять блефует, пытаясь предугадать эти намерения Кремля, заявляет, что он обратился за помощью к российскому коллеге, обвиняя при этом казахстанскую сторону в намерении развалить ЕАЭС. Масло в огонь подливает и Китай своей железнодорожной дипломатией, обещая построить в обход Казахстана еще одну ветку Шелкового пути, что Атамбаев также рассматривает как свой политический козырь. Но и в Кремле, и в Акорде понимают, насколько этот козырь пугает сам Бишкек», – заметил г-н Крамаренко.

По его словам, заявления Алмазбека Атамбаева, вероятно, указывают на то, что он обеспокоен тем, что ему не удастся де-факто сохранить свою власть в стране после освобождения президентского кресла. Поэтому он продолжает подогревать конфликт с Казахстаном, пытаясь втянуть в него и Россию якобы на своей стороне. Этим он пытается ограничить экономическую кооперацию с РК, создать образ внешнего врага, а также показать кыргызскому электорату, что только он может вести политический диалог с Россией, отстаивая интересы государства, считает эксперт.

«Кроме этого, Атамбаев добился от этого конфликта определенного результата – продления льготного периода в ЕАЭС на два года», – заметил он.

Назарбаев победил, а Атамбаев проиграл?
Политолог Айгуль Омарова, оценивая итоги правления Алмазбека Атамбаева, отметила, что единственное, чего он смог достичь на своем посту, так это проведения президентских выборов, которые прошли, как отметили многие наблюдатели, открыто, прозрачно и без массовых нарушений. При этом, по ее словам, после ухода Феликса Кулова из большой политики, уголовных дел в отношении Темира Сариева, Азимбека Бекназарова, посадки Омурбека Текебаева кыргызские политики решили выждать и пока не вмешиваются в расстановку сил в республике. Отсюда и победа Сооронбая Жээнбекова – протеже Алмазбека Атамбаева, хоть еще полгода назад никто не мог поручиться, что он победит.

Политолог считает, что г-н Атамбаев использовал не самый удачный повод для того, чтобы его ставленник выиграл на выборах, – он сыграл на национальных чувствах кыргызов.

«Не исключаю того, что во время недавнего визита в Москву и переговоров с Путиным затрагивалась и тема кризиса в казахстанско-кыргызских отношениях. И не исключаю, что с подачи Путина Атамбаев заговорил о посреднической роли Москвы в урегулировании этого конфликта. Лично я думаю, что казахстанский президент выиграл в этой ситуации. Атамбаев же проиграл, ибо ни один здравомыслящий лидер не станет иметь дело с человеком неуравновешенным, непредсказуемым», – заключила она.

Аскар Муминов

Кыргызстан опроверг информацию о выходе из ЕАЭС из-за-разногласий с РК

Какие условия примет Кыргызстан.

24 Июнь 2020 10:24 4119

Кыргызстан не будет выходить из ЕАЭС из-за разногласий с Казахстаном. Об этом в эксклюзивном материале телеканала Atameken Business сообщил замминистра экономики соседней страны Эльдар Алишеров. Более того, он уточнил, что Кыргызстан готов принять ряд условий нашей стороны. Эксклюзивное интервью записала Молдир Абдуалиева.

Действительно, градус напряжения между двумя республиками в торговых вопросах пошел на спад. Во-первых, заместитель министра экономики Кыргызстана опроверг информацию о возможном выходе страны из состава ЕАЭС из-за разногласий с Казахстаном. Эльдар Алишеров сообщил, что заявления были неверно интерпретированы и подобные угрозы с их стороны не звучали. А две недели назад представители их экономического ведомства провели видеопереговоры с отечественным министерством торговли и комитетом госдоходов. В итоге рабочие группы договорились разработать механизмы для урегулирования сложившейся ситуации. Среди них – маркировка товаров, создание дорожной транзитной карты и построение цифрового транспортного коридора. Кроме того, Кыргызстан заявил о готовности внедрения навигационных пломб, то есть систем слежения за передвижением грузовых транспортов для решения проблемы лжетранзита. Не остался без внимания и вопрос неуплаты налогов.

Эльдар Алишеров – заместитель министра экономики Кыргызстана:

«Допустим, погранконтроль совместно работает с вашими налоговиками. Предоставляет информацию, что такая-то машина заехала в Казахстан, сказали, что едет в Россию, но в Российскую Федерацию не выехала. Все. По номерам машины ее поймали и оштрафовали. Вот так со лжетранзитом можно решить вопрос. По поводу того, что у вас налогоплательщики не хотят регистрироваться и платить налоги, – эта проблема и у нас есть. Это в любой стране, особенно на постсоветском пространстве. Мы сказали, давайте попробуем «пилот» «пломб». Хотя мы у себя ловим таких нерадивых налогоплательщиков, которые привозят товар и не регистрируют, чтобы не платить. Только мы это делаем не на границе, а другими инструментами – посредством счетов-фактур, фискальных чеков».

По мнению заместителя министра, ужесточение проверок на границе в отношении предпринимателей стран – участниц ЕАЭС нарушает принцип свободы передвижения товаров. Но, поскольку казахстанская сторона выступила инициатором разработки электронных систем и Кыргызстан ответил согласием, Алишеров уточнил, что теперь их сторона в ожидании ответа.

Эльдар Алишеров:

«Теперь ждем, они (казахстанская сторона)  сказали, с этой компанией поговорят, дадут нам ответ. Мы ждем. Мы готовы принять все условия в рамках перевозки грузов, но это не должно быть так, что только Кыргызстан это делает. Давайте «пилот» проведем в течение месяца-двух, как вам удобно. Вы устанавливаете, и мы смотрим, что происходит. И все видят. Всем странам ЕАЭС покажем эффективность этой работы».

Ранее государства обменялись взаимными упреками. Кыргызстан направил жалобу в ВТО, заявив об ужесточении мер пропуска грузового транспорта и досмотра товаров. Казахстан же ответил, что подобные мероприятия проводятся в отношении всех стран – участниц ЕАЭС. Но недостаточное администрирование с киргизской стороны приводит к потерям бюджета от неуплаты НДС и таможенных пошлин. Например, в 2019-м было зарегистрировано более 2,5 тысячи фактов ввоза товара фиктивным резидентам Казахстана, и при этом НДС киргизские предприниматели не оплатили. Сейчас казахстанские министерства торговли и финансов от комментариев воздерживаются. Полагаю, что наша сторона также рассматривает способы разрешения имеющихся проблем. Мы будем следить за развитием ситуации.

Меруерт Абдуалиева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Кыргызстан ждут очень большие проблемы»

Экономика КР умрет явно быстрее, чем страна успеет подготовиться.

12 Апрель 2020 11:31 12822

Об этом в эксклюзивном интервью inbusiness.kz рассказал политолог из Бишкека, директор ОФ «Трансграничная исследовательская сеть Центральной Евразии» Денис Бердаков.

В Кыргызстане на сегодня 298 подтвержденных фактов коронавируса, пять человек скончались. На территории Бишкека, Оша и Джалал-Абада, Ноокатского и Кара-Суйского районов Ошской области, Сузакского района Джалал-Абадской области введено чрезвычайное положение и комендантский час. Работа общественного транспорта и такси остановлена, разрешается передвигаться только на личном авто. Причем днем передвижения граждан по населенным пунктам ограничены, с 20:00 до 07:00 – полностью запрещены.

– Денис, какова обстановка в Кыргызстане на данный момент?

– Ситуация, как и во многих странах мира, действительно сложная. Коронавирус, кроме всего прочего, приводит к огромным социально-экономическим и политическим последствиям, и этот феномен оказал очень сильное влияние на жизнь всей республики. Ситуация новая и сложная, такой не было никогда. Элиты давно не встречались с таким системным вызовом. И, даже несмотря на то, что вирус не настолько страшен, как его малюют, ситуация с ним поставила некоторые государства на грань социальной и экономической катастрофы.

– А как оперативно ваши власти отреагировали на эпидемию?

– У нас было много времени [для принятия решений], мы уже видели пример Китая, Италии, Ирана. Полностью закрыть авиасообщение надо было недели за три-четыре, а не в третьей декаде марта. На мой взгляд, если бы мы закрылись 2-5 марта, то имели бы только единичные случаи заболевания. Но очень тяжело решиться на такие шаги: в тех регионах, где введено чрезвычайное положение, экономика почти полностью встала.

В Кыргызстане введен серьезнейший карантинный режим, ночью введен комендантский час, но уже понятно, что вирус вырвется (зараженные есть помимо тех, кто находится в обсервации), и все предпринимаемые меры – это просто отсрочка.

Но мы не понимаем, как долго это все будет продолжаться: сколько экономику и людей нужно будет держать на карантине? По разным оценкам, от полугода до полутора лет. То есть пока все не переболеют или не появится вакцина.

– Насколько сильно «оборонительные бои» с COVID-19 ослабят экономику страны?

– Бои действительно идут очень серьезные. Я не помню такого серьезного падения доходной части бюджета. При плане на 2020 год в 2,2-2,3 млрд долларов (в зависимости от курса), по оценкам президента, мы потеряем 400-450 млн долларов.

– Пятую часть, серьезно.

– Наш президент достаточно быстро смог найти ресурсы у крупных международных организаций и финансовых институтов:

  • МВФ выделил $120 млн;
  • Германия (GIZ) – $550 тыс.;
  • Исламский банк развития – $11 млн;
  • Всемирный банк – более $21 млн;
  • ЕБРР рассматривает выделение $100-150 млн;
  • Азиатский банк развития утвердил выделение $200 тысяч на приобретение оборудования и медикаментов, также АБР выделит дополнительные гранты и кредиты для укрепления системы здравоохранения.

Россия, США, Китай и Турция помогают тестами, масками, аппаратами ИВЛ.

– А Казахстан чем помог?

– Тем, что разрешил нам за деньги покупать свою муку. Но таковы нынешние реалии, и за это спасибо.

– Экономика страны – это в первую очередь ее бюджет. В мае прошлого года Вы говорили, что в 2018 году от киргизских трудовых мигрантов поступило 2,6 млрд долларов, а госбюджет КР составил около 2,1 млрд долларов. Кроме этих переводов, какие сектора пострадают в наибольшей степени?

– В Кыргызстане роль бюджета крайне низка по сравнению, например, с Россией, Казахстаном или Белоруссией. Наш бюджет – это не бюджет развития, это содержание чиновников, зарплаты государственных служащих: врачей, учителей, полиции, военных и немного строительство дорог… У нас слабо финансируемые слабые государственные институты: зарплата в министерствах от 100 до 200 долларов.

Бюджетникам мы зарплату и пенсии выплатим. Но гораздо серьезнее ситуация в самой экономике, она была экспортно ориентированной и завязана на внешний мир. Последние годы она состояла из четырех потоков, и по этим системным потокам нанесен очень серьезный удар.

Первый. Довольно мощный кластер швейного производства, в котором занято 200-300 тыс. человек. Из Турции и Китая поступали ткань и фурнитура, в Бишкеке все отшивалось и продавалось в Россию, Казахстан и даже некоторые страны Восточной Европы.

Хоть и с проблемами, но он развивался и давал огромную низовую занятость: люди платили простейший патент по 4-5 тыс. сомов на каждую швею и шили столько, сколько могли продать. В этом секторе проблемы начались раньше введения режима ЧП, еще с февраля: Россия и некоторые другие страны прекратили заказывать продукцию. А еще раньше – с января – Китай закрыл границу и начался дефицит тканей. Сейчас вся отрасль уже больше месяца стоит. В России, например, спрос на одежду и обувь упал на 90%. Так что после окончания карантина нам понадобятся месяцы, чтобы загрузить швейную отрасль.

Второе, на чем жил Кыргызстан, – это переводы трудовых мигрантов. У нас, кроме России, были трудовые мигранты в Турции, Южной Корее и немного в США. По итогам февраля мы видим падение переводов на 20-30%, а в апреле они упадут на 40-45%.

А каждый мигрант содержит здесь двух-трех человек. Это огромная ударная волна, которая начинает идти оттуда. Более того, у нашего государства нет денег, чтобы эвакуировать их из стран пребывания, а у самих людей уже не будет денег на подорожавшие билеты. Это настолько сложный системный вызов, что не понятно, что с ним делать.

Третий. Реэкспорт товаров из Китая, который шел почти на все СНГ. Теперь это все рухнуло. Мы не получаем НДС, наши предприниматели не работают на крупнейших рынках «Дордой» и «Карасу» – они закрыты.

На одном «Дордое» работали десятки тысяч людей, тысяча водителей фур, тысячи грузчиков и тачечников, которые жили от получки до получки, зачастую ежедневной. Это третий мощнейший удар по экономике, причем как по официальному, так и неофициальному денежному потоку, который шел в страну.

– Давайте «не отходя от кассы» поговорим о закрытой границе между Казахстаном и Кыргызстаном. Как сейчас с легальной торговлей и не меньшим объемом контрабанды?

– Да, граница закрыта. Контрабанда же шла с ведома и киргизской, и казахской погранслужб, которые так или иначе в этом участвовали. По крайней мере, знали или догадывались об этом. Сейчас даже было бы хорошо, чтобы хоть какая-то контрабанда шла, потому что в Кыргызстане по многим позициям очень нужны продукты, но их нет. Все просто боятся появления дополнительных очагов вируса на своей территории. Торговля встала и с Казахстаном, и с Узбекистаном, и с Таджикистаном, и с Китаем. Как и большинство стран мира, мы оказались в полной изоляции, и непонятно, когда это все закончится: будут возникать новые вспышки заболевания, районы будут закрывать и т. д. Хорошо, что есть железная дорога и открытые ж/д перевозки до Бишкека из Казахстана, и спрос на эти перевозки растет.

Четвертый поток. Таксисты, водители маршруток, мелкий и средний бизнес: магазины, кафе и рестораны очень сильно пострадали.

– Бишкек славился самым большим количеством кафе на душу населения.

– Это огромная по занятости сфера, которая потребляла массу продуктов питания и организовывала много рабочих мест, в первую очередь для студентов.

В одном только Бишкеке зарегистрировано 16 тыс. таксистов, в основном это люди многодетные и небогатые, арендующие машины и бусики. Им тяжело будет протянуть без заработка даже две-три недели, и без работы они встанут на грань голода. Серьезнейший удар по экономике и низовой занятости.

– Вы как-то говорили, что Кыргызстан – это, по сути, торговая республика венецианского типа, где слабые государственные институты, но в целом люди жили на уровне «нам хватало». А теперь не хватает очень широкому слою населения?

– Сейчас с этим очень сложно, и что делать с экономикой – вопрос тоже сложный. Если бы мы победили коронавирус простым введением ЧС до 15 апреля, было бы хорошо. Но количество зараженных растет, и всем понятно, что нужно продлевать еще на месяц, а то и на два. Как говорят в ВОЗ, все эти карантины только для того, чтобы смазать волну и дать время государствам подготовиться: закупить оборудование, аппараты ИВО, подготовить медиков…

– А может быть, просто не видеть невидимый вирус?

– В этом плане интересен опыт Таджикистана, который банально на все закрыл глаза с пониманием, что у него молодое, сильное население, и оно перенесет коронавирус. То есть, на их взгляд, отсутствие ограничений и режима ЧС спасет больше жизней, чем попытки играть в самоизоляцию и сильную страну с успешным здравоохранением. У нас сейчас побочных явлений от введения ЧС очень много: больные онкологией не могут из регионов попасть в больницу в Бишкеке, беременные не могут попасть на прием и т. д.

Но для нас уже понятно, что экономика умрет явно быстрее, чем мы успеем подготовиться необходимым образом. И нас ждут если не голодные бунты, то большие проблемы: уже сейчас, по подсчетам правительства, 210-230 тысяч семей нуждаются в регулярной помощи государства. Это те люди, которым надо раз в неделю выдавать большой продуктовый набор. Сейчас кабинет оказывает помощь 35 тысячам. При продолжении нынешней ситуации еще на три-четыре недели таких семей уже будет 500-600 тысяч.

– А страна обладает такими государственными материальными резервами?

– Нет. Бюджет, который с помощью доноров будет еле-еле сведен, придется тратить на питание своих граждан. Отчаяния нет, но и нет таких запасов, как в России и у Казахстана, у которого, на мой взгляд, были очень хорошие меры по поддержке малого бизнеса (освобождение от налогов) и адресная помощь в 42 500 тенге. У нас таких мер, к сожалению, нет. Если ситуация продлится еще полтора-два месяца, то мелкий бизнес просто вымрет.

Олег И. Гусев