/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 26 707,38 KASE 2 304,73
РТС 1 461,22 FTSE 100 7 042,47
DOW J 26 963,08 Медь 5 659,29
Проблемные дольщики – нажива для недобросовестных застройщиков

Проблемные дольщики – нажива для недобросовестных застройщиков

Привлечение новых инвесторов для достройки замороженных жилых комплексов остается рисковым, так как защиту от «великих комбинаторов» дольщикам никто не гарантирует.

12 Июль 2019 08:00 8447

Проблемные дольщики – нажива для недобросовестных застройщиков

Автор:

Динара Куатова

Новости

Все новости

Все проблемные объекты долевого строительства в Нур-Султане, по заявлению столичного акимата, будут возведены до конца 2022 года. Трехлетний срок предусматривается в дорожной карте. Однако сами дольщики не столь оптимистичны. Они опасаются вновь попасться на удочку новых горе-застройщиков. Обезопасить их, по мнению председателя правления жилищно-строительного кооператива «Триумф Есиль» Райхан Исмаиловой, может внедрение принципов проектного управления.

– Какова фабула появления вашего ЖСК и получения статуса проблемного объекта?

– Привлечение пайщиков по нашему объекту, тогда он назывался ЖСК «Есиль ЭК», строительная компания, ТОО «Номад строй ЭК», начала в 2013 году. С тех пор строительство жилого комплекса так и не завершилось. Всего с дольщиков было собрано 2,8 млрд тенге, если считать по тому количеству пайщиков, которые нам известны, а это ориентировочно более 250 человек.

В 2017 году главу строительной компании осудили за растрату денежных средств, то есть все собранные с дольщиков деньги были использованы не по целевому назначению. Средства были по разным объектам распылены, так как застройщик строил не только нас. У него были наряду с нами и государственные объекты. Вследствие чего наш объект получил статус проблемного в 2016 году. В 2017 году был создан жилищно-строительный кооператив «Триумф Есиль». После чего нам судом передали земельный участок и незавершенный объект, который, по сути, на сегодняшний день является стройматериалом.

– Вы участвуете в программе «Нурлы жер»?

– Мы решили пойти по другому пути, то есть попытались привлечь частного инвестора. На ярмарке, организованной акиматом, нашим объектом заинтересовалось ТОО Astana Trade Development. Был заключен договор инвестирования на 200 млн тенге на подготовку проектно-сметной документации (ПСД), для того чтобы начать строительство. Также был подписан договор генерального подряда с аффилированной компанией ТОО «Стройдизайн-Астана» на сумму 11,8 млрд тенге. Но, инвестировав частично, данный инвестор решил не исполнять договорные обязательства в полном объеме и в одностороннем порядке расторгнул договоры, то есть он повел себя безответственно и подтвердил свою неблагонадежность как строительная компания на рынке.

Вложив 78 млн тенге, он планировал через ЖСК дополнительно начать привлекать средства дольщиков и на эти деньги продолжить строительство. Для правления нашего ЖСК данный подход стал сигналом, на который следует обратить внимание. Это для нас было недопустимо и говорило о финансовой несостоятельности инвестора. Мы должны были предпринять правильные шаги, чтобы защитить от дальнейшего простоя. Было ясное понимание, что нельзя надеяться на привлечение денежных средств, особенно в проблемном объекте, так как рынок — это люди, и не факт, что люди рискнут и вложат деньги в проблемный проект.

На сегодняшнем этапе мы сами завершаем ПСД, а также рассматриваем три варианта, чтобы завершить объект: первый – частный инвестор, второй вариант – через уполномоченную компанию ТОО «Елорда курылыс компаниясы» (ЕКК), и третий вариант – инвестор совместно с ЕКК. При любом варианте есть пул мероприятий, которые необходимо провести: завершить ПСД, провести техническое обследование, финансовый аудит для понимания общего объема инвестируемых денег.

Но тот отрицательный опыт, который мы уже имеем, не дает нам полной уверенности и в том, что достроить дом получится по данной программе. Если смотреть на вопрос проблемных долевых объектов глобально, то нужно кардинально поменять подход к его решению. Акимат Нур-Султана разработал дорожную карту, по которой они планируют решить проблему до конца 2022 года. Но тех мер, которые мы видим сегодня, по моему мнению, недостаточно, как и финансирования, которое предусматривается в объеме 40 млрд тенге. На эту сумму завершить все проблемные объекты невозможно. И эти средства выделяются из Нацфонда. К их освоению нужно подходить серьезно. Нужны новые механизмы.

– Что нужно изменить?

– Я думаю, что нужно внедрить проектный подход для решения проблемы долгостроев. Во-первых, акимату нужно оцифровать все объекты. Оцифровизация даст наглядное понимание всей картины по каждому объекту в разрезе: расположения, наличия ПСД и всей разрешительной документации, свободных и занятых площадей, объеме финансирования, выполненных или невыполненных мероприятий, уполномоченного лица от ЖСК вплоть до резюме председателей правления ЖСК и так далее. Это даст возможность принимать приемлемые управленческие решения по каждому объекту, так как все, что нельзя измерить, нельзя контролировать. Если нельзя контролировать причину, то не получится контролировать следствие. Поэтому современная система управления строится на взаимном контроле.

Я также считаю, что нужно создавать проектный офис с квалифицированными проектными менеджерами на уровне акимата, которые будут каждый день мониторить результаты завершения данного объекта.

В дополнение, если на интерактивной карте это все оцифровать и обнародовать, то и у самих дольщиков, которые находятся сегодня на взводе, отпадут вопросы, и у потенциальных инвесторов будет понимание и полное предоставление об объекте.

Второй момент – необходимо внедрить принципы проектного финансирования. В соседней России, например, данный инструмент вводится для того, чтобы уйти от долевого строительства, то есть простая схема: нет долевого строительства – нет проблемных дольщиков.

Я считаю, что нам также нужно обратиться к этому опыту. Потому как сейчас по рекомендации межведомственной комиссии при акимате города Нур-Султана (МВК) созданы жилищно-строительные кооперативы в целях завершения строительства. Однако для того, чтобы ввести их в эксплуатацию, необходимо привлекать средства. И здесь появляется опять же риск, который случился с нами. То есть мы могли бы снова наступить на грабли.

Проектное финансирование в данном случае подразумевает открытие специального счета в банках второго уровня. Условный спецсчет, где размещаются деньги дольщиков, которые станут доступными застройщику только после сдачи объекта. То есть проектное финансирование – это целевое кредитование строительной компании по завершаемому объекту, в котором участвуют три стороны: покупатель вкладывает деньги на условный счет, банк выдает строительной компании целевой кредит для постройки данного объекта, и после приема и ввода в эксплуатацию банк переводит деньги строительной компании, а квартиры переходят покупателю.

– То есть эскроу-счет?

– Да, эскроу-счет – это условная гарантия, что в случае наступления форс-мажорных обстоятельств наши деньги лежат в банке и мы завтра можем на них завершить объект. Данного механизма в работе с ЖСК сейчас, к сожалению, нет. Я, например, как председатель ЖСК, считаю, что рискованно в работе с инвесторами привлекать дополнительный пул пайщиков для завершения. Завтра, привлекая на свободные площади пайщиков, есть риск не завершить объект. Даже если дом на 70-80% не будет возведен – это уже клеймо проблемного жилого комплекса.

Председатели ЖСК не могут контролировать средства, потому что они заключают договоры с генеральными подрядчиками и перечисляют деньги им. И на практике часто случается так, что генподрядчики распыляют деньги по нескольким объектам. Соответственно идут суды, отставания по срокам, появляется угроза незавершения объекта.

– Насколько известно, наша законодательная база не предусматривает данного механизма.

– Да, на сегодняшний день такого в законодательстве нет. Хотелось бы, чтобы на регуляторном уровне этот вопрос решался. Сейчас в городе [акимат Нур-Султана] по рекомендации МВК создали более полусотни ЖСК, а есть же еще ЖСК, которые на рынке только создаются. Они пока не имеют статус проблемного. Но сама форма ЖСК рискованна.

– У нас недавно в Парламенте был принят законопроект по реформированию ЖКХ, который предусматривает упразднение жилищных кооперативов и запрет сбора средств дольщиков без регистрации и земельного участка.

– Мое мнение, что формат жилищно-строительного кооператива надо запрещать полностью, а для действующих ЖСК внедрять на законодательном уровне механизм проектного финансирования. Неблагонадежные строительные компании не пойдут тогда в эти проекты. Это обезопасит дольщиков. И второе – сократятся сроки, так как деньги обесцениваются, строительные компании будут мотивированы быстрее завершить объект. В нынешнем виде ЖСК остаются лазейками для недобросовестных застройщиков.

– На этапе привлечения инвесторов для завершения проблемных объектов акимат контролирует и оценивает благонадежность потенциальных инвесторов?

– У нас с акиматом, с членами межведомственной комиссии сложился контакт, который дал определенные результаты. То есть какие-то вопросы мы решили на уровне МВК. Комиссия – достаточно эффективное звено, которое помогает преодолеть возможные проблемы, а если быть точнее, бюрократию. Для ускорения работы с какими-то точечными вещами МВК работает продуктивно. Желающие ищут способы решения, а нежелающие ищут проблемы.

Что касается участия акимата в работе по привлечению инвесторов, то он как государственный орган не может вмешиваться в гражданско-правовые отношения. А мы заключаем договоры инвестирования, которые относятся к сфере ГПО. Мы – члены ЖСК и правление – берем риски на себя. Но мы могли бы проверить финансовую состоятельность потенциального инвестора, если бы не обходной механизм, которым пользуются недобросовестные компании. Они обычно аффилированы с другими структурами. В этой связи у них есть возможность аккумулировать все деньги родственных организаций на одном счете и показать нам, а затем обратно распылить на другие объекты. То есть добросовестность или, наоборот, неблагонадежность инвестора мы можем понять только на этапе работы с данным инвестором. Когда застройщик еще на этапе инвестирования говорит о необходимости привлечения средств дольщиков-пайщиков, становится ясно, что у него есть проблемы с финансированием.

Также при создании ЖСК для завершения объектов основная масса участников строительства не понимает, что ЖСК – это юридическое лицо, которое по закону имеет обязательство перед государством по уплате налогов за содержание юрлица. То есть мы платим за аренду офиса, заработную плату, за содержание самого объекта, охрану, обеспечение электричеством и так далее. В реальности мы сталкиваемся с непониманием данных обстоятельств. Многие живут мыслями: «Если стройки нет, то не надо платить взносы», «Вы все должны, так как я вложился в объект когда-то в таком-то в долларовом эквиваленте».

Да, закон равен для всех, и мы должны исполнять его, в том числе платить налоги, но в нашем случае не все члены кооператива это понимают и ответственно относятся. В связи с несвоевременными уплатами налогов в казну государства на нас облагают штрафами и пенями со стороны государства. Нас государство не щадит в этом плане. Дальше что может государство сделать? Наложить аресты на квартиры и земельный участок, а с этими арестами говорить о вводе в эксплуатацию дома не приходится.

Также не все понимают, что необходимо довести до себестоимости строительство, так как первоначальных денег нет, а есть обязательства построить занятые площади. Никто ниже себестоимости строительства работать не будет, даже государство. Но большинство дольщиков не понимают, что прошлое не имеет ценности и надо предпринимать кардинальные меры по завершению объекта совместными усилиями.  

– Как Вы считаете, у нас на рынке есть строительные компании, которые в состоянии достроить проблемные объекты?

– Можно сказать, что твердо стоящих на ногах строительных компаний в Нур-Султане, которые были бы готовы взяться за достройку проблемных жилых комплексов, не так много. Их практически нет. Благонадежные, разумные застройщики будут с опаской работать с таким феноменом, как ЖСК, у которого имеются пайщики. Крупным девелоперам с брендом и репутацией рациональнее и менее болезненно работать со своим земельным участком, со своим объектом. Они являются собственниками рабочего проекта, соответственно, у них на балансе нет никаких пайщиков, дольщиков. Проблемные объекты, где сидят дольщики, а в каждом ЖК есть своя категория «горлопанов» и «бузотеров», их отталкивают. Крупные девелоперы не готовы заходить в данные проекты даже под напором акимата.

В итоге у обманутых дольщиков есть два варианта. Первый – создавать с нуля свою строительную компанию и завершать объект. Это очень сложный вариант. Второй способ – передать строительной компании право заказчика путем заключения договоров о совместной деятельности, где доля и ответственность каждого участника четко регламентирована. Но здесь есть опасность того, что фирма-исполнитель не завершит строительство дома. Как в случае с объектами «Азбуки жилья», которые в свое время взяла «Орда инжиниринг».

Стоит отметить, что в тендерах по завершению проблемных объектов в рамках «Нурлы жер» победителем объявляется тот, кто дает самую низкую цену при прочих равных условиях. И это может быть ниже себестоимости. Но чудес не бывает!

Необходимо пересмотреть подход при выборе подрядчиков, всегда отсекать самое дешевое предложение, то есть большие скидки в подрядах. Так как сделанные скидки являются воображаемыми и необоснованными и проводят к тяжелым последствиям, как опоздание и удорожанию работ.

Например, во время объезда столичным акимом Алтаем Кульгиновым проблемных жилых комплексов каждый председатель ЖСК объектов «Азбуки Жилья» просил оказать содействие в разрешении проблем с проектно-сметной документацией, то есть требуется доработка ПСД. Это однозначно приведет к дополнительным затратам, удорожанию и отставанию по срокам, либо самый худший вариант – к некачественному строению, так как некачественный проект не может выдать качественное выполнение работ. Представьте, теперь при таких условиях зашли на объект компании, дающие огромные скидки при такой ПСД. Данные компании способствуют возникновению новых проблем. Из статуса проблемных дольщиков люди перейдут к статусу жильцов проблемных домов.

Также ЕКК необходимо пересмотреть свою работу с проблемными объектами и согласиться с фактом того, что, пока ЖСК не доведут до себестоимости объект, завершить долгострои будет проблематично. Это приведет к новой волне недовольных участников программы. Будут нарекания за неэффективное использование государственных средств, которые не обеспечили возвратность.

Динара Куатова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Была ли коррупция в парке «Самал» Усть-Каменогорска

В ВКО набирает обороты скандал, связанный со второй очередью ремонта, благоустройства парка «Самал» и его пляжной зоны.

22 Февраль 2020 08:33 2315

Была ли коррупция в парке «Самал» Усть-Каменогорска

Конфликт между городскими властями и предпринимателями, строившими парк и пляж «Самал» на Комендантском острове в Усть-Каменогорске, вышел на новый уровень.

После того как субподрядчикам в акимате Усть-Каменогорска власти посоветовали не говорить о своих проблемах акиму ВКО Даниалу Ахметову на отчетной встрече с населением и не портить идиллию, они были вынуждены написать ему на официальную страницу в Instagram.

«Мы хотели участвовать в Вашей встрече, но Ваши помощники, увидев нас, просили воздержаться от участия во встрече и не выносить этот крик души на всеобщее обозрение, не омрачать встречу акима», – написали субподрядчики на странице Даниала Ахметова в Instagram.

Здесь же они попросили главу региона о личной встрече, в которой бы приняли участие все заинтересованные стороны. Обратную связь представители местных исполнительных властей субподрядчикам пока не дали.

Прежде чем обратиться к акиму ВКО, субподрядчики попытались поискать ответа у градоначальника Усть-Каменогорска Жаксылыка Омара и обратились к нему на отчетной встрече с населением Усть-Каменогорска в начале февраля. Мэр был краток. Он заявил, что это проблемы самих субподрядчиков, их никто не заставлял работать в парке, и пусть разбираются с генеральным подрядчиком. Мол, с ним акимат Усть-Каменогорска рассчитался сполна. Субподрядчики пытались объяснить, что внятного диалога не получается, но на градоначальника это не произвело никакого эффекта.

«И вот когда мы хотели пойти на встречу к акиму ВКО, нам в акимате города заместитель акима Тамара Рахимжанова, также руководитель ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог города Усть-Каменогорска» сказали: «Мы сами встретимся, поговорим, все вопросы решим». Но сейчас они не поднимают телефонные трубки», – рассказала директор ТОО «777 и К» Айнаш Садыкова.

Субподрядчики, по их уточненным данным, не получили от своего генерального подрядчика – ТОО «Экспертиза и Аналитика» – свыше 170 млн тенге, но они и не стали бы «впрягаться» в эту «стройку века», если бы за нее не поручились первые руководители акимата Усть-Каменогорска, ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог».

Сначала – работы, а госзакупки – потом

Более того, inbusiness.kz стало известно, что генеральный подрядчик почему-то стал заключать договоры субподряда с компаниями, работавшими на благоустройстве парка раньше, чем с ним самим заключил договор заказчик – ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог». Почему это произошло, узнать у сторон не удалось.

Для возведения парка «Самал» деньги выделялись из государственного бюджета. Только на вторую очередь было выплачено генеральному подрядчику около полумиллиарда тенге. Но, как сообщили inbusiness.kz наши источники, госзакупки в Усть-Каменогорске по второй очереди благоустройства провели позже, чем субподрядчики приступили к работе (в редакции inbusiness.kz имеется аудиозапись и документы по этому поводу). Городские власти заверяли «субчиков»:

«Пока вкладывайте собственные средства! Сейчас вносятся корректировки в сметную документацию, идет подсчет необходимых затрат. Получите свои деньги позже, но обязательно получите, когда пройдет тендер».

Так они и делали, начали проводить работы с апреля 2019 года, вносили свои собственные деньги на производимые ими же работы в парке «Самал». Официальная дата объявления о проведении госзакупок указана на сайте – 21 мая 2019 года.

Здесь же есть официальная информация о том, что ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог города Усть-Каменогорска» заключило основной договор № 050140000903/190110/00 с ТОО «Экспертиза и аналитика» 22 июля прошлого года по благоустройству парка «Самал» в городе Усть-Каменогорске в 2019 году на основании проведенного открытого конкурса. Чуть позднее, 26 августа 2019 года, между этими же сторонами к договору было заключено дополнительное соглашение № 050140000903/190110/01. Общая фактическая сумма дополнительного соглашения составила больше 446,4 млн тенге. Срок действия договорных отношений – до 31 декабря 2019 года.

В то же время один из договоров субподряда между ТОО «Экспертиза и аналитика» и компанией, выполнявшей работы в парке «Самал» с апреля 2019 года, датируется 23 мая того же года. Получить официально информацию о том, почему работы субподрядчиков начались без госзакупок, у их заказчика – ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог» и генерального подрядчика – ТОО «Экспертиза и аналитика» нам не удалось.

У заказчика нет претензий к генподрядчику

Официальный запрос руководителю ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог города Усть-Каменогорска» Еркыну Турарову, inbusiness.kz направил 6 февраля 2020 года. В частности, мы поинтересовались, когда проходили госзакупки, сколько очередей по строительству, благоустройству парка «Самал» было вообще, какова сумма каждой очереди. Также мы поинтересовались у г-на Турарова, известно ли ему о том, что генеральный подрядчик не расплатился за работы с субподрядными организациями?

Но ряд вопросов был проигнорирован. В ответе на официальный запрос, датированном 14 февраля 2020 года, было сказано, что работы по благоустройству парка «Самал» были начаты в 2018 году, они производились в две очереди. Генеральными подрядчиками были: в первой очереди, в 2018 году – КГП на ПХВ «Өскемен Тәртіп», во второй очереди 2019 года – ТОО «Экспертиза и аналитика».

«Оплата по договорам со стороны отдела ЖКХ производились в полном объеме в соответствии с выполненными работами. Вопросы расчетов с субподрядными организациями находятся в сфере ответственности исключительно предприятия подрядчика. Обязательства подрядчика перед заказчиком выполнены полностью», – написано в ответе на запрос inbusiness.kz.

О состоявшихся госзакупках, датах их проведения в официальном ответе ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог города Усть-Каменогорска» нет ни слова.

Идут суды

Руководитель компании-генподрядчика ТОО «Экспертиза и аналитика» Александр Хасис к разговору не был расположен. Он ответил кратко, что якобы субподрядчики выполнили свою работу с недостатками, и расчет он произведет, когда они их устранят.

«Деньги получат, когда устранят все недостатки в своей работе, – ответил он. – Когда со своим ребенком летом придете на пляж, все увидите, что там купаться невозможно из-за технических огрехов, и мне будет проще с вами разговаривать. Я был генподрядчиком, и качество работ должен определить я. Я и определил».

На вопрос inbusiness.kz, есть ли у компании – генерального подрядчика документальные подтверждения допущенных недостатков со стороны субподрядчиков в благоустройстве парка «Самал», г-н Хасис не ответил.

«Я своих комментариев не хочу давать по одной простой причине, потому что субподрядчики пытаются со мной судиться. Пока не будет решения судебных органов, ни то, что вы напишете, ни то, что я вам скажу, не будет являться истиной. После решения судебных органов будет истина, и даже мои комментарии вам не понадобятся», – сказал он напоследок.

В свою очередь, субподрядчики уверяют, что до последнего времени якобы не получали от ТОО «Экспертиза и аналитика» письма-претензии по поводу качества, и недоумевают, зачем тогда генподрядчик подписывал им акты выполненных работ, акты сверки.

«У нас что, фиктивные документы на руках? – удивляется Айнаш Садыкова. – К слову, у нас на руках не было рабочей сметы, с ней нас никто не знакомил. Нам не заплатили даже за тот объем работ, которые мы выполнили и по поводу которых к нам не было претензий. Пусть он предоставит письма, в которых он нас уведомлял об исправлении этих недостатков, и наши гарантийные письма. У нас таких нет. 20 февраля мне из ТОО «Экспертиза и аналитика» пришла претензия, что я дамбу якобы не сделала, но я ее и не процентовала. То есть в данном случае не просила деньги за выполненные объемы работ. Это отдельный и очень большой вопрос, какой объем будем брать. У нас на руках нет сметы».

Более того, как уверяет Айнаш Садыкова, в личной беседе Александр Хасис предлагал субподрядчикам дать согласие на то, чтобы в судебном порядке прошла реабилитация его компании, и тогда будто бы у них есть шанс увидеть свои деньги в течение года. Иначе компанию «Экспертиза и аналитика» ожидает банкротство, а субподрядчиков – непогашенная задолженность. Решение ими еще не принято.

Как ответили inbusiness.kz в Палате предпринимателей ВКО, поскольку спор касается двух хозяйствующих субъектов, то и вмешиваться в него она не имеет права. Субподрядчикам остается надеяться только на свои силы. Субподрядчики собрались не только продолжать судиться со своим генподрядчиком по истребованию долгов, но и жаловаться в агентство по противодействию коррупции РК.

Ольга Ушакова, Усть-Каменогорск

Строительство социальных объектов – на 12-летнем минимуме

Почти половина всех построенных за год школ, садов, поликлиник и больниц находится в Туркестанской и Жамбылской областях.

01 Февраль 2020 08:46 2956

Строительство социальных объектов – на 12-летнем минимуме

По данным комитета по статистике, в 2019 году в Казахстане было построено 35 амбулаторно-поликлинических организаций. По сравнению с предыдущим годом объемы упали более чем на 20%: в 2018-м было построено 44 объекта. Это стало продолжением тенденции: темпы строительства замедляются уже пять лет подряд.

Более того, показатель 2019 года – худший за последние как минимум 12 лет. В 2008-2012 годах в Казахстане ежегодно строилось примерно по 100 поликлиник. За следующие два года – еще почти 330. Это стало пиком: в 2018 и 2019 гг. суммарно не возведено и 80 объектов.

Однако стоит отметить, что сейчас объекты стали более масштабными. Построенные в 2019 году поликлиники рассчитаны на более чем 3,1 тыс посещений в смену. Это на 70% больше, чем пропускная способность объектов, сданных в 2018-м.

Упор на село

В 2019 году 25 поликлиник построено в сельских районах. Больше всего – на юге республики. В Туркестанской и Жамбылской областях появилось по пять новых медицинских учреждений. Аналогичный результат и у Актюбинской области. Вообще на эти три региона приходится больше половины от общего количества построенных в 2019 году поликлиник – 20.

При этом сразу в шести регионах в прошедшем году не появилось ни одной: этим отметились Нур-Султан, Шымкент, Восточно-Казахстанская, Западно-Казахстанская, Северо-Казахстанская и Мангистауская области. Более того, в Западно-Казахстанской и Мангистауской областях новые поликлиники не строились уже как минимум пять лет. В Северо-Казахстанской за это время построена одна. 

Начиная с 2015 года в Казахстане построено 279 поликлиник. Наиболее активные работы ведутся на юге республики:

  • В Алматинской области – 41 новый объект.
  • В Жамбылской – 44.
  • В Шымкенте и Туркестанской области – суммарно 53.

Достаточно много подобных объектов появилось в последние годы и в Карагандинской области – 29 единиц. Но практически все из них (27 единиц) были построены в один год – пик строительства пришелся на 2016-й.

В восьми регионах ни одной новой больницы за пять лет

Больницы в Казахстане строятся гораздо реже поликлиник: за последние пять лет всего 19 единиц. В прошедшем году было построено всего три – по одной в Алматинской (105 коек), Кызылординской (150 коек) и Павлодарской (200 коек) областях. Это один из худших результатов за последние 12 лет: меньше было только в 2017-м (одна больница).

Сразу в восьми регионах Казахстана за последние пять лет не было построено ни одной больницы. К ним относятся Актюбинская, Атырауская, Карагандинская, Костанайская, Восточно-Казахстанская, Туркестанская области, а также Шымкент и Алматы. Зато в Кызылординской и Алматинской областях построено по четыре больницы, в Нур-Султане и Жамбылской области – по три.

Темпы строительства школ – на восьмилетнем минимуме

Падают в Казахстане и темпы строительства школ. В 2019 году построена 71 единица – меньше не было с 2011 года. Количество новых учебных мест также сейчас на минимуме за восемь лет – чуть более 33,1 тыс. В среднем каждая новая школа рассчитана на 467 учеников. Для сравнения: в 2017 году этот показатель составлял 525 человек, в 2018-м – 590.

Лидером по объемам является Туркестанская область – тут за год построено 27 школ.  В Актюбинской области возведено 12 объектов, в Шымкенте – восемь. Как и в случае с медицинскими учреждениями, большинство школ строится в сельской местности. В 2019 году таких набралась 41 единица. В Западно-Казахстанской и Мангистауской областях, а также Алматы в прошедшем году школ не строили совсем, еще в пяти регионах – по одной.

Стоит отметить, что:

  • В Павлодарской и Северо-Казахстанской областях были построены первые школы за последние три года.
  • В Костанайской области за пять лет возведено всего четыре новых учреждения – это худший показатель среди всех регионов республики.
  • Абсолютным лидером является бывшая Южно-Казахстанская область. Начиная с 2015 года в Шымкенте и Туркестанской области построено 169 новых школ. Всего в республике за это время возведено 453 объекта. То есть две из каждых пяти построенных в Казахстане в последние годы школ находятся в этих регионах.
  • На втором месте по количеству построенных за пять лет школ идет Алматинская область (47), на третьем – Акмолинская (44)

Масштабы уже не те

В 2019 году в Казахстане построено 69 новых детских садов. За последние девять лет лишь однажды показатель был хуже – это произошло в 2017-м (65 ед.) При этом в среднем каждый сад рассчитан на 119 человек – это худший результат за последние как минимум 12 лет. То есть и садов стало меньше, и их размеры уменьшились:

  • В Северо-Казахстанской области за год открыто одно дошкольное учреждение. Оно рассчитано на 46 человек.
  • В Костанайской и Западно-Казахстанской областях построено по одному саду вместимостью по 50 человек каждый.
  • Новый детский сад в Павлодарской области рассчитан на 60 детей.
  • В Кызылординской области построено три дошкольных учреждения, но их общая вместимость всего 110 человек.

В Восточно-Казахстанской области и Шымкенте нет даже таких построек: за год тут не возведено ни одного нового объекта. Где же тогда все сады? Большинство из них – в Туркестанской (21 ед.) и Жамбылской (15 ед.) областях.

Эти регионы – абсолютные лидеры по объемам строительства дошкольных учреждений. За пять лет тут построено в общей сложности 193 детских сада – это 45% от республиканского показателя. На третьем месте еще один южный регион – Алматинская область (34). Для сравнения: в Костанайской и Карагандинской областях с 2015 года появилось лишь по четыре новых дошкольных учреждения, в Западно-Казахстанской – восемь, в Мангистауской области – девять.

Самые активные стройки – на юге

Всего в 2019 году построено 178 объектов здравоохранения и образования. И это абсолютно худший показатель за последние 12 лет. В 2018 году был построен 231 объект, а на пике, который пришелся на 2014 год, было возведено 395 школ, садов, больниц и поликлиник.

Главные стройки ведутся на юге республики. В Туркестанской области за год появилось 55 новых социальных объектов, в Жамбылской – 26. То есть почти половина от всех построенных объектов приходится на эти регионы. Все, что построено за год в Западно-Казахстанской области, – это один детский сад на 50 детей. В Северо-Казахстанской области и Нур-Султане появилось по два новых объекта, в Восточно-Казахстанской, Мангистауской, Костанайской и Карагандинской областях – по три.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: