/img/tv1.svg
RU KZ
Проблемы из-за телок

Проблемы из-за телок

Павлодарский фермер не может зарегистрировать племенной скот в информационной системе.   

09:00 09 Март 2020 4193

Проблемы из-за телок

Автор:

Руслан Логинов

Павлодарский фермер намерен судиться с местной ветеринарной инспекцией. Из-за неясностей с документами он не может зарегистрировать скот в информационной системе. Заемщики требуют немедленного возврата денег, а чиновники «душат» предписаниями.

Версия фермера

В 2019 году крестьянское хозяйство «Ынтымак» получило заемные средства по программе «Сыбага» на приобретение племенного крупного рогатого скота герефордской породы. Договор купли-продажи на 50 голов скота Алтынбек Алдамжар, глава КХ, заключил с российской компанией – ООО «Варшавское».

Отобранные животные в соответствии с казахстанским законодательством были поставлены на карантин сроком на 30 дней – сначала на территории России, а после уже в Казахстане. После этого фермер получил от россиян сертификат об отсутствии у животных каких-либо заболеваний.

Проблема в том, что крестьянское хозяйство уже несколько месяцев не может зарегистрировать КРС в системе животноводства ИАС и базе ИСЖ РК. В качестве причины отказа указывают, недостоверный ветеринарный сертификат № 1, ранее выданный российской стороной. Далее из-за отсутствия данной регистрации у крестьянского хозяйства возникли трудности с подтверждением целевого назначения кредитных средств.

Павлодарский филиал Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства выдвинул требования по возврату выделенных средств – 26,4 млн тенге, а также штрафных санкций в размере 25% от суммы. В совокупности сумма составляет 33 млн тенге.

В феврале 2020 года в адрес крестьянского хозяйства выносится предписание об устранении нарушений и требований законодательства РК. Ветеринарно-санитарный инспектор потребовал вывезти скот в течение 15 дней, потому что ввоз животных был осуществлен с нарушением действующих законов Казахстана.

«Вроде бы все предоставили мне. Через таможню пропустили меня, а здесь теперь другое требуют. Какие вопросы могут быть? Если бы скот больной или некачественный был, я бы ничего против не имел», – делится недоумением inbusiness.kz Алтынбек Алдамжар.

По его мнению, далеко не все фермеры грамотно разбираются в юридических тонкостях. Но в таком случае нужно искать другие какие-то варианты. А в Казахстане государство вместо помощи сразу на хозяйственника вешают всю вину. Также он не понимает, почему, если с документами был непорядок, его пропустили таможня и карантинные службы обеих стран. Однако никаких мер предпринято не было, животные беспрепятственно проделали весь путь до Баянаульского района.

Версия чиновников

По словам же Рашида Нурбекова, руководителя Павлодарской областной территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора, ситуация была иная. В октябре прошлого года в ведомство поступило обращение от КХ «Ынтымак» на ввоз из Пензенской области 50 герефордов. Параллельно с этим был согласован маршрут следования.

В ноябре 2019 года, по словам руководителя ветинспекции, скот приехал без ветеринарных сопроводительных документов. Бумаги обещали довезти позднее. Их представили примерно в середине декабря, и там значилась уже Свердловская область. Данный регион считается неблагополучным по нодулярному дерматиту. Чиновники попросили привести документы в надлежащий вид. После чего они получили подтверждение, что якобы скот был все-таки завезен из Свердловской области.

«Документ был подписан председателем комитета ветеринарного контроля и надзора Утегуловым. По исходящему номеру я запросил оригинал документа, и выяснилось, что бумага была подделана. Фермер сказал, что получил данный документ от свердловского хозяйства. Неясность здесь в том, что договор заключен с Челябинской областью, сертификат выдан Свердловской областью, а маршрут следования – из Пензенской области. Из этих трех регионов благополучной является только Пензенская область. На нее мы разрешение и давали», – заявил Рашид Нурбеков.

Таким образом, по словам чиновника, скот был продан не с полным пакетом документов. Самое главное – нет QR-кода. Это значит, документа нет в системе. А если его нет в казахстанской системе, значит и в российской тоже. Скот уже прошел карантин, но его смогут поставить на учет, только когда привезут документ.

Что в итоге?

По словам Рашида Нурбекова, вопрос необходимо решать с российской стороной либо в судебном порядке. Необходимо определиться, откуда скот. Потому как в договоре указано – с Челябинской области, документы – свердловские, а разрешение – пензенское.

Госорган с пониманием отнесся к проблеме фермера, а потому инспекция пообещала предписание отозвать, чтобы у хозяйства не возникли новые проблемы из-за его неисполнения. Однако фермеру вопрос с документами необходимо решить в кратчайшие сроки. К тому же уже выяснили, что скот оказался здоровым.

«Приведите все документы в надлежащий вид. Мы не можем вбить в базу, потому у нас нет официального документа, чтобы могли легализовать скот. Либо в суд», – сказал Рашид Нурбеков.

«Люди хотят трудиться, чем-то заниматься, приносить пользу семье и обществу. А у нас система бюрократическая, везде шлагбаум ставят. Пришлось нанимать адвоката, оформлять доверенность, чтобы он занимался делами, готовил иск. Я не юрист, я – скотник. Другого выбора у меня нет, придется пытаться через суд доказывать свою правоту», – заявил Алтынбек Алдамжар.

Руслан Логинов

Адмсуды Казахстана готовятся к делам по информационным спорам

Будут ли эти дела рассматриваться так же тщательно, как в гражданском судопроизводстве?

30 Сентябрь 2020 08:07 1237

В мае нынешнего года декриминизировали клевету. Статья перенесена из Уголовного в Административный кодекс.

По словам юриста «Интерньюс-Казахстан» Ольги Диденко, споры по клевете в административном судопроизводстве – определенный вызов для всех.

«Будут ли эти дела рассматриваться так же тщательно, как в гражданском судопроизводстве, где у сторон есть возможность добиться справедливого баланса между правом на свободу слова и защитой репутации? Но там такие споры рассматриваются не за одно заседание, назначаются и проводятся экспертизы, приглашаются свидетели и специалисты-филологи, приобщаются доказательства. Возможно, потребуется анализ судебной практики и изменение нормативных документов, дополнительное обучение, для того чтобы разрешение споров по клевете в административном порядке было более эффективным», – говорит она.

А пока непонятно, как и где будет формироваться судебная практика, учитывая участие сотрудников полиции в делах по спорам, где одной стороной являются отдельный журналист или СМИ, с другой – люди, считающие, что информация нарушает их права, честь и достоинство.

«Адмсуды рассматривали административные дела, связанные с нарушением правопорядка, хулиганством, нарушением правил дорожного движения – в общем, всем, что входит в зону адмответственности. Сейчас, с появлением статьи по клевете, конечно, суд будет затрудняться в рассмотрении этих дел, так как практики у них как таковой в этом направлении не было. И мы тоже не знаем, как это будет происходить», – говорит юрист «Интерньюс-Казахстан» Ольга Диденко.

Также возникает вопрос компетентности сотрудников правоохранительных органов.

«Мы сразу говорили, что это очень плохо, что статья перенесена в Административный кодекс, потому что тут предполагается участие полиции. Они привыкли к совсем другого рода конфликтам. Насколько они подготовлены? Вопрос риторический», – акцентирует руководитель ОФ «Международный фонд защиты свободы слова «Адил Соз» Тамара Калеева.

Между тем в Усть-Каменогорске депутат городского маслихата Юлия Миронова, имя которой упоминается в статье о разгорающемся скандале вокруг светодиодных дорожных знаков по 500 тысяч тенге за штуку, подала заявление в полицию на журналиста inbusiness.kz Жанар Асылханову. Заявитель посчитала, что техническая ошибка, произошедшая при опубликовании материала, но которая после была сразу же исправлена, негативно отразилась на ее здоровье и репутации. А также за это должна ответить именно автор, как первоисточник, вкупе с рядом других лиц и СМИ, перепостивших публикацию и написавших пост на просторах социальной сети Facebook. Кроме того, потребовала привлечь к ответственности за клевету. При этом редакция республиканского портала, как и сам корреспондент, воспринимают это как попытку давления на СМИ.

Отметим, что это первый прецедент в стране после декриминализации статьи о клевете.

Мы будем следить за развитием ситуации.

Али Айдаров, ВКО


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Как устроен бизнес по переработке аккумуляторов

Павлодарский предприниматель выстроил сеть по утилизации отработанных аккумуляторов и производству свинца.  

22 Сентябрь 2020 11:23 5236

Компания появилась в Павлодаре в 2007 году и первые десять лет занималась только торговлей аккумуляторами. Постепенно расширяясь, к 2017 году предприятие дополнило свою деятельность утилизацией и переработкой аккумуляторов. Создание нового производства обошлось в сумму порядка 250-300 млн тенге. Основная часть пришлась на собственные средства. Однако впоследствии возникла необходимость взять заем на пополнение оборотных средств. Заем удалось взять по государственной программе «Дорожная карта бизнеса», а процентную ставку субсидировать через фонд «Даму». В 2020 году предприятие снова получило кредит на пополнение оборотных средств в размере 50 млн тенге. Ставка по кредиту составила 13%, почти половину которой финансирует государство.

Процесс переработки аккумуляторов выглядит нехитро. Так, из отработанных аккумуляторов удаляют электролит, который нейтрализуется с помощью каустической соды до состояния воды и утилизируется. Далее из него извлекается два вида сырья – в основном это свинец, а также в виде побочного продукта – пластик. В дальнейшем пластик промывается и дробится на фракции, свинец выливают в чушки. Оба вида продукции компания экспортирует в Россию.

«У нас есть сертификат соответствия ГОСТ – на пластик и свинец. Мы продаем не просто лом, это не продажа сырья – это производство продукции первого передела», – рассказал Павел Горбачев, руководитель компании.

Цена на свинец не фиксирована и привязана к торгам на Лондонской бирже металлов (LME). Свинец, к слову, может достигать до 55% от массы самого аккумулятора.Пластик стоит порядка 40 российских рублей за килограмм. На выходе пластик составляет порядка 6% от массы аккумулятора. Таким образом, компании в месяц удается накопить около 10-15 тонн пластика.

Чтобы не перегружать линию производства, компания старается перерабатывать в сутки порядка десяти тонн аккумуляторов. Тогда это выходит в месячный норматив порядка 250 тонн. Кроме павлодарцев, в Казахстане в данной сфере также работает завод в Талдыкоргане, построенный еще в советское время. Объёмы завода, конечно, намного превосходят объемы переработки небольшого частного предприятия, однако при этом ожесточенной конкуренции между двумя предприятиями нет.

«Мы находим свои рынки. Завод, к примеру, слишком большой для каких-то заказов. Мы же более мобильны в этом плане. Поэтому нам нет необходимости воевать в цене. Всегда можно найти свои ниши», – считает Павел Горбачев.

В западных странах автомобилисты сами платят за услуги по утилизации своего аккумулятора, казахстанские реалии другие. Здесь отработанный аккумулятор продается, хотя бы не выкидывается на свалку. Даже в магазине при покупке нового аккумулятора покупателю могут предоставить скидку, если он согласен отдать старый. Зачастую такие аккумуляторы даже не разбирают, а просто экспортируют, к примеру, в Россию на ту же самую переработку. В розницу компания приобретает старые отработанные аккумуляторы по ценам в пределах от 3 тыс. до 15 тыс. тенге. Конечная цена зависит от нескольких факторов, в первую очередь это его масса, что напрямую сказывается на содержании в нем свинца.

На долю розничных поставщиков приходится порядка 30-40% от общего потока аккумуляторов. Точки приема компании функционируют в Павлодаре, Экибастузе, Усть-Каменогорске, Караганде, Семее и Алматы.

Помимо этого, существуют и оптовые поставщики. Например, в прошлом году павлодарский предприниматель заключил договор на покупку старых аккумуляторов с ресайклинг-фирмой. Это компания, которая скупает по Казахстану старые автомобили для их дальнейшей утилизации. Там по нормативу при сдаче авто должен быть в том числе и аккумулятор.

Сейчас общий штат предприятия насчитывает порядка 60 работников, в то время как на производстве работают 12 человек. В ближайшем будущем предприниматель собирается построить небольшой завод, на котором, помимо свинца, можно будет перерабатывать, к примеру, цветные металлы, такие как медь и дюраль.

Пока по понятным причинам неясно, во сколько обойдется строительство завода. Сам же предприниматель оценивает эту сумму примерно в 3-4 млн долларов. К слову, вентиляция и системы очистки воздуха занимают в предварительной смете порядка трети всего бюджета и выходят дороже самого оборудования. В качестве одного из вариантов для будущего строительства рассматривается территория специальной экономической зоны «Павлодар». Там предпринимателю могут предоставить значительные льготы, а также выстроена удобная логистика.

Руслан Логинов

Подпишитесь на наш канал Telegram!