/img/tv1.svg
RU KZ
Производство бензина в Казахстане бьет рекорды

Производство бензина в Казахстане бьет рекорды

Объемы месячного производства приближаются к полумиллиону тонн – это гораздо больше, чем нужно внутреннему рынку. Но, несмотря на профицит, цены на топливо могут показать рост.

14:00 22 Октябрь 2019 10044

Производство бензина в Казахстане бьет рекорды

Автор:

Алексей Никоноров

Фото: Серикжан Ковланбаев

Объемы производства бензина в Казахстане бьют рекорды. По данным Комитета по статистике МНЭ РК, в сентябре 2019 года отечественные НПЗ произвели 465,6 тыс. тонн данного вида топлива – больше еще не было. По сравнению с сентябрем 2018 года объемы выросли на 22,8%. По итогам трех кварталов – на 14,7%. В январе-сентябре 2019 года в республике произведено более 3,2 млн тонн.

А могло бы быть и еще больше. В июне министр энергетики РК Канат Бозумбаев заявил, что рынок просто не успевает переработать весь бензин – его выпускается на 20-30% больше, чем нужно. Как результат – на нефтеперерабатывающих заводах произошло затоваривание.

«Это вело к вынужденному снижению переработки нефти и, соответственно, к риску снижения производства других видов нефтепродуктов. А именно: дизельного топлива и авиакеросина, по которым профицит отсутствует», – отметил тогда глава ведомства.

Повышенные объемы производства бензина стали возможны после окончания модернизации крупнейших отечественных нефтеперерабатывающих заводов, завершившейся в 2018 году. Если ранее Казахстан был вынужден закупать топливо в соседних странах, то теперь уже сам думает, куда девать «лишние» тонны.

Импортозамещение прошло успешно

Об этом говорят и цифры внешней торговли. Бензин в течение нескольких лет был одной из главных статей импорта. Только в январе-августе 2018 года в республику было ввезено около 590 тыс. тонн на общую сумму 298,2 млн долларов. По сути, единственным поставщиком выступала Россия. Поэтому, когда казахстанские НПЗ начали выходить на плановые показатели, властями было принято решение ввести эмбарго на ввоз на территорию Казахстана российского бензина. В результате объемы заграничных закупок упали до 18,7 тыс. тонн (7,4 млн долларов) по итогам девяти месяцев 2019 года.

Прекращение импорта хоть и снизило объемы предложения на внутреннем рынке, но проблему с переизбытком собственного топлива не решило. Логичный вариант – экспорт – оказался не так легко реализуем. Казахстану нужно было уладить ряд бюрократических моментов внутри ЕАЭС, в том числе и подписать двусторонние договоры с потенциальными партнерами (тем самым запрещая им реэкспорт казахстанского бензина). Однако процесс затянулся. В июне было объявлено, что первые экспортные партии будут направлены за пределы ЕАЭС – в Узбекистан, Таджикистан и Афганистан. Кроме того, власти прогнозировали, что бензин с Атырауского НПЗ может пойти в Европу. В начале октября первый вице-министр энергетики Махамбет Досмухамбетов сообщил, что экспортные поставки начались. По его данным, за пределы Евразийского экономического союза – около 32,6 тыс. тонн бензина.

Впрочем, экспорт, судя по официальным данным, начался лишь в сентябре. По крайней мере, как следует из бюллетеня Комитета по статистике, в августе Казахстан вообще не продал бензин за рубеж. За восемь месяцев 2019 года объем зарубежных продаж составил 6,3 тыс. тонн (2,6 млн долларов), причем из них 3,2 тыс. тонн ушло в Россию, а остальное – в Беларусь. О каких-либо продажах за пределы ЕАЭС в официальных данных не говорится.

Потребление сократилось, упали и цены

Еще один примечательный момент – в Казахстане сократилось потребление бензина. По данным за январь-июль, на внутреннем рынке было реализовано 2,33 млн тонн. Это на 12,8%, или 343,3 тыс. тонн, меньше, чем за семь месяцев 2019 года. Таким образом, сложилась следующая ситуация: бензина в стране все больше, но на внутреннем рынке спрос падает, а экспорт не налажен. Рынок отреагировал на это снижением цен.

Формула «подорожал бензин – подорожало все» в Казахстане не работает уже полтора года. С апреля 2018 года рост цен на данный вид топлива отмечался лишь раз – в августе 2019 года подорожание составило 0,1%. На протяжении 15 из 18 последних месяцев бензин дешевел, еще дважды цены на него оставались без изменений. В последний раз АИ разгонял инфляцию в марте 2018 года – тогда его стоимость выросла на 1%, тогда как общий рост цен на товары и услуги – 0,5%. С тех пор бензин не разгоняет инфляцию, а сдерживает ее.

При этом стоимость бензина значительно отличается в зависимости от региона. Так, в сентябре 2019 года самый дорогой литр АИ-92 был в Актау – 154 тенге. В Атырау, Уральске и Таразе он на 12 тенге дешевле. Разница в стоимости АИ-95 и 96 достигает 10 тенге (173 тенге за литр в Атырау против 163 тенге в Таразе). АИ-98 в Атырау, Кокшетау, Уральске и Караганде стоит 180 тенге, тогда как в Костанае и Алматы – на 12 тенге дороже.

Будет ли рост цен?

Впрочем, вскоре бензин может начать расти в цене. 16 октября глава Министерства национальной энергетики Канат Бозумбаев сообщил, что Казахстан планирует постепенное повышение цен на бензин до уровня его стоимости в России и других соседних странах для сокращения объемов вывоза нефтепродуктов на их территории

«Другой путь, когда-то мы будем вынуждены его пройти, это поэтапное сближение цен с нашими соседями. Разрыв только по бензину между нами и РФ – больше ста тенге за литр. Любые запреты на вывоз нефтепродуктов из страны будут неизбежно порождать коррупцию на границе», – заявил министр.

То, что цены в Казахстане ниже, чем в соседних странах, является, по сути, «субсидированием чужих экономик». Повышение цен должно снизить это влияние. По словам министра национальной экономики Руслана Даленова, в Правительстве обсуждается вопрос увеличения акцизов на бензин.

«В каждом литре бензина есть акциз, сегодня он составляет лишь восемь тенге. Сейчас обсуждается увеличение еще на 10 тенге с литра. Как вы знаете, бюджетные расходы выросли солидно, в том числе социальные обязательства. В республиканском бюджете расходы на социальную сферу уже превышают 45%. Естественно, нужна бюджетная консолидация, в том числе путем фискальной функции акциза», – объяснил он.

Соответствующее решение, по заявлениям Даленова, может вступить в силу с 1 декабря. И это вполне может значительно отразиться на ценах. Впрочем, заявление коллеги 22 октября опроверг Канат Бозумбаев.

«В этом году для изменения цен на бензин и дизельное топливо никаких оснований нет. Слухи, инсинуации, домыслы попрошу прекратить. Ничего менять в этом году не собираемся, включая акцизы. Точка. Если будем поднимать, то необходимо отменить налог на транспорт для малолитражных автомобилей. Это наше предложение. Таким образом, малолитражные автомобили до трех литров не должны будут платить налог на транспорт. Это в какой-то степени компенсируют для наиболее уязвимых слоев, которые владеют таким автотранспортом», – сообщил министр.

Интересно, что о повышении цен на дизельное топливо речь не идет. За девять месяцев его стоимость снизилась, по официальным данным, на 0,9%. Это произошло на фоне роста внутреннего потребления (около 3 млн тонн за семь месяцев, что на 5,5% больше, чем годом ранее) и производства (3,78 млн тонн за девять месяцев – рост на 8,8%), а также двукратного падения импорта (до 143,2 тыс. тонн и 88,3 млн долларов за восемь месяцев).

Алексей Никоноров

Казахстан становится экспортером бензина

19 Октябрь 2020 09:25 4346

Поставки на внешние рынки выросли к прошлому году в 58 раз в натуральном и в 49 раз – в стоимостном выражении.

За январь-август 2020 года НПЗ Казахстана произвели 2,9 млн тонн бензина, включая авиационный – на 3,3% больше, чем в прошлом году. За полный 2019 год в стране произвели 4,5 млн тонн моторного топлива – сразу на 14,7% больше, чем годом ранее, сообщает портал energyprom.kz.

В разрезе регионов наибольший объем производства пришелся на Шымкент, где работает ПКОП – ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс»: 44,9% от РК, или 1,3 млн тонн, – на 8,7% больше, чем годом ранее.

В Павлодарской области произвели 858,7 тыс. тонн, минус 1,9% за год (в регионе работает ПНХЗ – Павлодарский нефтехимический завод); в Атырауской – 688,7 тыс. тонн, минус 1,1% за год (АНПЗ – Атырауский нефтеперерабатывающий завод).

По итогам семи месяцев отечественные компании обеспечили спрос (экспорт плюс реализация на внутреннем рынке) на бензин практически полностью. На долю импорта пришлись лишь незначительные 0,03%. Импорт топлива за год упал в 25 раз.

На долю экспорта пришлось 11,1% ресурсов, против 0,3% годом ранее. Компании нарастили экспорт топлива в 44 раза по сравнению с прошлым годом, до 276,7 тыс. тонн.

Напомним: с 2010 года в рамках двустороннего соглашения между Россией и Казахстаном «О торгово-экономическом сотрудничестве в области поставок нефти и нефтепродуктов в Республику Казахстан» действовал запрет на экспорт светлых нефтепродуктов из РК. В 2019-м запрет отменили, начались первые поставки казахстанского бензина на внешние рынки. Однако с ноября прошлого года был введен запрет на вывоз нефтепродуктов автотранспортом, чтобы уберечь сектор от «вымывания» ГСМ, более дешевого в РК, чем в РФ и КР, потоком транзитного транспорта. Отменили этот запрет только в текущем году, когда в условиях карантина потребление нефтепродуктов в РК существенно снизилось.

За январь-август 2020 года компании экспортировали 362,1 тыс. тонн автомобильного бензина, против всего 6,3 тыс. тонн в аналогичном периоде годом ранее (рост в 57,6 раза). В деньгах экспорт составил 125,6 млн долл. США – в 48,5 раза больше, чем в прошлом году.

В страны СНГ было отправлено 103,3 тыс. тонн бензина на сумму 36,7 млн долл. США. Основными странами-импортерами казахстанского бензина стали Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. В остальные страны мира было отправлено 258,8 тыс. тонн автомобильного бензина на сумму 88,9 млн долл. США. Основными импортерами стали Афганистан, Нидерланды и Грузия.

В сентябре 2020 года цены на бензин на внутреннем рынке страны показали незначительный годовой рост: АИ-92 подорожал на 2,8% за год, до 150,8 тг за литр, АИ-95/96 – на 1,2%, до 171,4 тг, АИ-98 – на 1,5%, до 190,2 тг.

Рост цен возможен и в дальнейшем. Причина – обязательства перед Евразийским экономическим союзом. Как сообщили в Союзе нефтесервисных компаний, к 2025 году в странах ЕАЭС должен сократиться разрыв в ценах на бензин. На территории союза будет создан общий рынок нефти и нефтепродуктов. В то же время российский бензин сегодня значительно дороже казахстанского.


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Арифметика для АЗС

09 Апрель 2020 10:32 10521

Эксперт ответил «диванным экономистам», как и из чего складывается цена на казахстанский бензин.

В последние дни в казахстанском интернет-пространстве появилось много так называемых диванных вирусологов и диванных экономистов, которые дают свои сомнительные прогнозы на самые разные темы: от коронавируса до цен на бензин.

Кстати, стоимость ГСМ в нашей нефтедобывающей стране всегда и ранее была в центре внимания казахстанцев, и вопрос о том, почему у нас бензин такой дорогой, особенно на фоне низких цен на нефть, актуален до сих пор.

Корреспондент inbusness.kz обратилась к генеральному директору ассоциации KAZENERGY Болату Акчулакову, который дал пояснения на волнующие сегодня всех вопросы.

Болат Уралович, с начала апреля крупные розничные продавцы ГСМ в Казахстане снизили цены на бензин на пять-семь тенге за литр. Сегодня цены в сети крупных АЗС республики на уровне 150-152 тенге за литр, то есть снижение составило немногим более 4% за литр топлива. Почему при падении нефтяных котировок на 55%, стоимость бензина снизилась только на 4%?

Чтобы ответить на этот вопрос, прежде нужно понять принцип ценообразования на ГСМ. Необходимо понимать, что бензин как товар ничем не отличается от любого другого. То есть он имеет свою себестоимость и цену реализации. Давайте обратимся к языку цифр, потому что он самый точный, и рассмотрим, из чего и как складывается цена за один литр бензина Аи-92, на примере Атырауского НПЗ (АНПЗ).

Все знают, что фактическая розничная цена бензина на внутреннем рынке складывается от непосредственно стоимости нефти, оптовой цены, сформированной на нефтеперерабатывающем заводе, и цены розничного реализатора. Поэтому для начала рассмотрим все слагаемые оптовой цены.

Итак, стоимость нефти, поставляемой на переработку на АНПЗ, обходится давальцам около 55 000 тенге за тонну, или 17 долларов за баррель (по данным агентства Argus). Далее стоимость услуг по переработке нефти завода составляет чуть более 41 тысячи тенге за тонну. Полученный в процессе переработки бензин облагается акцизами непосредственно на заводе, и это еще чуть более 24 тысяч тенге за тонну (по дизельному топливу – 540 тг/т).

Затем готовые нефтепродукты отгружаются с завода путем подачи железнодорожных цистерн – это еще около трех тысяч тенге за тонну (включая в том числе и их уборку).

Кроме этого, давалец нефти на АНПЗ самостоятельно осуществляет поставку октаноповышающих присадок, несет расходы по лабораторным исследованиям нефти, обслуживание банковских займов, что составляет около 3000 тенге за тонну.

Таким образом, учитывая стоимость нефти и ее переработки, себестоимость одной тонны бензина составляет порядка 127 тысяч тенге за тонну, или 95 тенге за литр, без учета НДС (с учетом плотности при переводе тонны в литры).

– С расходами по переработке на НПЗ мы определились, а дальше готовый продукт – бензин идет на АЗС… то есть подошли к тому, как будет дальше формироваться розничная цена…

– Стоимость бензина на АЗС формируется исходя из ее оптовой цены на НПЗ с учетом всех сопутствующих расходов по доставке от завода до заправки. Сюда входят:

  • оптовая цена на НПЗ (для удобства в восприятии цифр мы не учитываем здесь НДС, который мы добавим в самом конце расчета): 95 тенге за литр + 4 тенге за литр (маржа давальца нефти) = 99 тенге за литр;
  • доставка от НПЗ до региона сбыта (Костанай, Уральск) – 11,5 тенге за литр;
  • расходы по хранению на нефтебазах – до 4 тенге за литр;
  • постоянные расходы розничного реализатора (содержание АЗС, зарплата персонала, транспортировка между нефтебазой и АЗС, обслуживание банковских займов) – порядка 14-15 тенге за литр и выше;
  • маржа розничного реализатора (с которой уплачивается КПН) – 5 тенге за литр;
  • розничный акциз составляет 0,4 тенге за литр, а НДС – 16 тенге за литр.

Суммируя все вышеперечисленные цифры, мы получаем текущую розничную цену на АЗС – 150-152 тенге за литр, включающую в себя расходы всей цепочки от переработки до цены на стелле АЗС.

– В таком случае мы видим, что в конечной стоимости большая часть приходится на цену на нефть. Но мировые цены, как видим, резко упали. И речь идет уже о цене меньше $20 за баррель нефти. Как быть с этим уровнем цен на сырье?

– Во-первых, отмечу, что ценообразование на нефть на внутреннем рынке имеет свои особенности, что связано в первую очередь непосредственно с себестоимостью добычи самой нефти, ведь нефть – это тоже товар. Сырую нефть необходимо сначала добыть и подготовить до товарного качества, иначе нефтеперерабатывающий завод ее не примет, а также различные затраты, связанные с ее хранением и транспортировкой.

Во-вторых, ценообразование на нефть внутри Казахстана не имеет жесткой привязки к мировым ценам. К примеру, в течение 2017-2018 гг. цена нефти марки Brent на мировых рынках колебалась от 45 до 80 долларов за баррель, однако розничная цена бензина в стране была в коридоре 153-163 тенге за литр. Причем с конца 2017 года и почти на протяжении всего 2018 года мировая цена нефти сорта Brent росла, а цена на бензин внутри страны, наоборот, снижалась со 163 до 153 (некоторые сети АЗС продавали и по 148 тенге).

В-третьих, дальнейшее значительное сокращение цен на поставляемую нефть и в конечном счете на нефтепродукты от текущего уровня, на мой взгляд, возможно только при поддержке государства и общества. Важнейшими задачами нефтегазовой отрасли в это непростое время являются сохранение и поддержание уровня добычи, прирост запасов при достаточном финансировании геологоразведочных работ и поддержание работоспособности нефтепереработки.

При этом хочу заметить, что для загрузки отечественных НПЗ нефтедобывающие компании предоставляют значительные объемы добываемой нефти.

Так, к примеру, нефтяники Актюбинского и Кызылординского регионов поставляют до 90% добываемой нефти на отечественные НПЗ.

С актуальными данными по стоимости нефти на НПЗ республики можно ознакомиться в источниках, выпускаемых информационными агентствами Argus, Thomson Reuters.

Нефть на НПЗ поставляют не сами нефтедобывающие компании, а так называемые давальцы – трейдеры. Какова их прибыль в этой цепочке от НПЗ до АЗС?

– Что касается маржи давальца нефти (трейдера), то, как видно из вышеуказанного, она является незначительной и неизменной – трейдер не получает дополнительные доходы от ценовых изменений.

В Вашей цепочке образования цены возникает вопрос: почему казахстанские НПЗ не извлекают прибыли из производимой продукции?

Как известно, НПЗ республики осуществляют переработку нефти по давальческой схеме переработки, то есть оказывают услуги по переработке нефти, что и является источником дохода НПЗ для закрытия привлеченных на модернизацию займов, содержание персонала, проведение обслуживания технологического оборудования, выплаты дивидендов акционеру. Для самостоятельного приобретения нефти с целью ее дальнейшей переработки и реализации готовой продукции НПЗ должны иметь собственные либо заемные средства, чего на данном этапе наши заводы не имеют.

Вместе с тем одним из крупнейших участников рынка переработки нефти выступает собственник всех трех наших НПЗ – это национальная компания «КазМунайГаз», которая и получает доходы от реализации продуктов переработки нефти.

– Сегодня мы ждем запланированной на четверг, 9 апреля, новой видеовстречи ОПЕК+, когда может решиться вопрос, от которого зависит, поднимется ли мировая цена на нефть или нет. А насколько цена в 20 долларов и ниже за баррель критична для Казахстана?

– Если говорить в целом о ситуации с мировыми ценами на нефть, то здесь нужно сказать, что на это повлияли два основных фактора. Первое – это резкое сокращение потребления нефти в мире в связи с пандемией, вызванной новым типом коронаривуса и, второе, отсутствием в настоящий момент единогласия между основными добывающими нефть странами об уровне суточной добычи. Надеюсь, что на предстоящей 9 апреля встрече в формате ОПЕК+ будет найден компромисс в данном вопросе и цены постепенно вернутся на оптимальный уровень.

Отмечу, что текущий уровень мировых цен 25-30 долларов за баррель не выгоден никому из добывающих стран. Например, добыча сланцевой нефти в США уже не рентабельна при цене ниже 40 долларов. Конечно, можно оптимизироваться и продолжать добычу и при таких низких ценах. Но критическим здесь является невозможность нефтедобытчиков аккумулировать необходимые средства для финансирования геологоразведочных работ, направленных на поиск новых месторождений, а также поддерживать текущий уровень добычи на разрабатываемых месторождениях.

Если такая ситуация будет сохраняться еще долго, тогда в последующие 10 лет мир может столкнуться с дефицитом самой нефти, так как, к сожалению, месторождения любых полезных ископаемых имеют свойство истощаться, а потому необходимо постоянно искать новые.

Кульпаш Конырова