/img/tv1.svg
RU KZ
Производство для производства?

Производство для производства?

Казахстан упускает перспективные рынки для экспорта масличных.

19:01 18 Декабрь 2017 6348

Производство для производства?

Автор:

Ирина Севостьянова

Диверсификация посевных площадей в Казахстане декларируется уже много лет. Отход от традиционной пшеницы пропагандируется на всех уровнях, при ключевом тезисе «производим то, что продается». В прошлом году министерство сельского хозяйства категорично объявило: делаем ставку на масличные. Предполагается увеличить не только собственно посев, но и активизировать перерабатывающее производство, причем Минсельхоз планировал «убить нескольких зайцев» сразу: диверсификация посевов, дозагрузка перерабатывающих предприятий, увеличение производства кормов. 

Площади посевов масличных культур в Казахстане действительно увеличиваются. Так, в 2000 году площадь посевов масличных составляла 448,3 тыс. га, в 2001 году еще меньше – 349,5 тыс. га. В 2003 году вышли на площадь в 632,4 тыс. га, в 2008-м – 905,4 тыс. га, в 2009-м – 1 млн 185,4 тыс. га, в 2010-м – 1 млн 749,5 тыс. га, и начиная с 2014 года размер посевных площадей масличных перешел планку в 2 млн га и с тех пор не опускается. Правда, коридор все же есть: если в 2014 году площадь посевов масличных составила 2 млн 300,4 тыс. га, то в 2016-м она снизилась до 2 млн 037,5 тыс. га. В 2017 году площадь посевов масличных составляла 2 млн 481,8 тыс. га. Объемы урожая также растут, в первую очередь, конечно, за счет увеличения собственно площади посевов. Средняя урожайность, впрочем, также растет – в целом по масличным культурам в текущем году она оценивается в 10 центнеров с гектара. 

Перерабатывающий сектор, по оценкам Минсельхоза, также демонстрирует повышательную динамику. По итогам завершившегося маркетингового года (2016/17) объем переработки подсолнечника составил рекордные 485 тысяч тонн, что на 36,6% превысило показатель предыдущего сезона. При этом производство подсолнечного масла составило 203,7 тысячи тонн. В 2017/18 маркетинговом году переработка масличных ожидается на уровне 480 тысяч тонн, а производство масла может составить 201,6 тысячи тонн.

Очевидно, что таких объемов недостаточно для обеспечения и внутренних потребностей, и экспортных амбиций. Эксперты отмечают: сегодня ни у чиновников, ни у фермеров нет реальной оценки всей картины в целом – что нужно производить и куда продавать. Глава исследовательского бюро «Зерновые и масличные» Виктор Асланов в беседе с abctv.kz отметил: в программах развития агропромышленного комплекса нет единого анализа и прогноза. И это одна из ключевых проблем. 

«Давайте ретроспективно посмотрим действия Минсельхоза, – предлагает эксперт. – Мамытбеков (Асылжан, бывший министр сельского хозяйства) пошел самым простым, но, как оказалось, самым эффективным путем. В свое время я погектарные субсидии ругал, и мы делали аналитику, что они неэффективны. Активно субсидировался рапс, площади которого снижались, хотя преследовали погектарными субсидиями стимулирование. А фактически рынок вел в другую степь. Рос лен, стабильно рос, хотя его субсидирование вообще до нуля упало практически. Но эффект все-таки был от этих погектарных субсидий. То есть, простыми словами, Мамытбеков рублем заставил фермера хотя бы начать сеять. Что мы и сделали. Потом, когда первые деньги получили, поняли: можно пшеницу растить, закрывать свои текущие обязательства, а вот на этом уже зарабатывать. И когда они два-три года подзарабатывали, теперь уже у нас не тенденция, а устоявшееся мнение в фермерской среде – да, надо сеять, оказывается, это очень хорошо и выгодно. Теперь у нас сейчас действует новая программа АПК. Ее лозунгом заявлялось «производить то, что продается». Мы производим то, что продается. Теперь нужно задуматься о второй части этого лозунга – начать продавать все-таки. Потому что мы живем в условиях, когда маркетинг – первая позиция везде, в любой отрасли. У нас этот маркетинг не то что хромает, его практически нет». 

В качестве примера г-н Асланов приводит продвижение именно масличных культур. Например, ключевой акцент сегодня чиновники делают на рапс. Однако по факту, считает эксперт, рост производства пока достаточно слабый и не отвечает ожиданиям рынка: «Во всем мире рапс является самой рентабельной культурой. И в условиях наших климатических тоже. Но наши фермеры считают рентабельность в чем? То, на что меньше тратится, то и рентабельно. А во всем мире считается по-другому – то, что дороже продается, то и рентабельно». 

При этом г-н Асланов отмечает другую тенденцию – в Казахстане фактически идет так называемый льняной бум, производство которого растет рекордными темпами. До 2005 года посевы льна вообще не фигурируют в официальной статистике, да и в 2005-м они появляются на площади в 1,1 тыс. га. Уже в 2010 году это 230,3 тыс. га, в 2015-м – 629 тыс. га и в 2017 году – 869,7 тыс. га.  

«Первопричина этого бума как раз в том, что лен неприхотлив, не требует дополнительной техники, семена доступы, минимум затрат, – отмечает г-н Асланов. – Мы уже, в принципе, вышли на лидерские позиции по льну, у нас и по площади первое место в мире по льну, и, надеемся, экспорт. Экспорт вряд ли, конечно, но производство точно». 

Что интересно, в Минсельхозе практически не упоминают об этом достижении отрасли. Асланов недоумевает, ведь сегодня уже канадские производители, которые занимают лидирующие позиции в мире по экспорту льна, задумываются о растущем в Казахстане производстве. Однако внутри страны об этом не говорится, более того, продукт как экспортный не продвигается. 

«У нас нет протокола с Китаем по льну. То, чего у нас много, что мы можем на соседний рынок, с которым мы граничим, продавать просто, и мы никак не можем с ними договориться по этому протоколу. Экспорт есть, но там килограммами измеряется. А без протокола этот экспорт чересчур затруднен и практически невозможен», – констатирует эксперт. 

Ирина Севостьянова

Темп обновления сельхозтехники РК почти вдвое ниже минимального норматива

Средний износ парка сельхозмашин в Казахстане приблизился к 76%, что вдвое увеличивает фактические сроки проведения посевной и уборочной кампаний.

18 Сентябрь 2020 11:43 598

Фото: elorda.info

Темп обновления парка сельхозтехники Казахстана по итогам 2018/19 года составил 3,5-4%, что значительно отстает от минимального технологического необходимого показателя в 6%. Об этом заявил, описывая текущее состояние отрасли, руководитель управления технического оснащения департамента производства и переработки растениеводческой продукции министерства сельского хозяйства РК Бахыт Ильясов.

Выступая на профильной секции VIII Форума Союза машиностроителей страны, он заявил о планах удвоения ежегодного оборота реализации сельхозтехники через лизинг с текущих 120 млрд до 250 млрд тенге, что позволит повысить темпы обновления до минимально необходимых 6%. На начало текущего года технологическая оснащенность отрасли АПК представляла 147 тыс. тракторов, 38 тыс. комбайнов, 4 тыс. посевных комплексов, 80 тыс. сеялок и 300 тыс. единиц кормозаготовительной и почвообрабатывающей техники.

Источник: министерство сельского хозяйства РК, 2020 год

Динамика имеющейся в наличии у фермеров техники с 2016 года показывает нисходящую динамику. Число тракторов за этот период сократилось на 7 тыс., зерноуборочных комбайнов – на 6,3 тыс., а сеялок – на 10,6 тыс., следует из данных министерства сельского хозяйства. При этом у 85% парка тракторов и 68% комбайнов срок эксплуатации превышает 10 лет, а средний износ парка сельхозмашин составляет 76%.

Источник: министерство сельского хозяйства РК, 2020 год

«Применение старой, изношенной техники приводит к увеличению сроков проведения сельхозработ. Так, уборка вместо положенных 20-25 дней проводится больше 60 дней, что, соответственно, приводит к потере урожая, дополнительным расходам ГСМ, оплате дополнительного труда, простою техники из-за неисправностей, допрасходам на сушку зерна и падению его качества и другое. Перед министерством стоит задача увеличить в течение пяти лет производительность труда в АПК и экспорт переработанной сельхозпродукции как минимум в 2,5 раза. Повышать производительность необходимо в первую очередь путем технического переоснащения сельхозтоваропроизводителей», – подчеркнул Бахыт Ильясов.

Источник: министерство сельского хозяйства РК, 2020 год

Текущий арсенал господдержки АПК в части увеличения механизации труда включает в себя: инвестиционное субсидирование (через возмещение части затрат на покупку техники в размере 25-35%), субсидирование ставок по кредиту/лизингу (на 10 п.п., до фактически 7% годовых), а также предоставление сельхозтехники в лизинг.

По данным минсельхоза РК, с апреля текущего года основным игроком на рынке лизинга сельхозтехники стало АО «КазАгроФинанс» – порядка 80% оборота рынка. По итогам 2019 года объем лизинга через компанию в количественном выражении вырос на 72% (до 5885 единиц), а в денежном – на 61% (на сумму 99 млрд тенге). При этом основной объем лизинговых операций происходит с импортной техникой (78%).

Источник: министерство сельского хозяйства РК, 2020 год

При этом спрос на технику формируется исходя из размера агробизнеса, отметил представитель министерства. В частности, основными приобретателями сельхозтехники отечественной сборки и стран СНГ являются субъекты АПК, имеющие земельные участки площадью до 5 тыс. га, или так называемые мелкие и средние хозяйства; аграрии, имеющие земельные площади свыше 5 тыс. га приобретают в основном технику дальнего зарубежья.

Источник: министерство сельского хозяйства РК, 2020 год

Отрасль отечественного автосборочного сельхозмашиностроения по итогам 2019 года показала рост в денежном выражении на 44%, до 41,2 млрд тенге, заявляют в министерстве индустрии и инфраструктурного развития. За январь-июль 2020 года производство сельхозтехники в РК выросло на 16,1%, до 27,5 млрд тенге, включая 690 тракторов и 224 комбайна. Средний уровень локализации в отрасли, по данным министерства, составляет 36%. 

В структуре продаж, если верить МСХ, основной рост за первое полугодие текущего года идет по программе «Сделано в Казахстане» через АО «КазАгроФинанс» за счет средств Нацфонда в размере 20 млрд тенге. При этом, как уточнил председатель правления АО «БРК-Лизинг» Ринат Гаппаров, до конца текущего года в рамках антикризисных мер участие собственными средствами в приобретении сельхозтехники для аграриев снижено с 15% до нуля.

Султан Биманов


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Министр уехал, а фермеры остались

Актюбинские аграрии в очередной раз бьют тревогу: АПК региона ждет бесперспективное будущее, если не будет кардинальных перемен в подходе к сельскому хозяйству.

07 Сентябрь 2020 08:03 14295

У Актюбинских аграриев, как и у их коллег в Казахстане, проблем хватает. В конце прошлой недели в регион приезжал глава минсельхоза Сапархан Омаров, который встретился с аграриями области. Инициатором встречи стал главный раздражитель сельскохозяйственного министерства – общественное движение (ОД) «Фермерский центр Актобе».

Даешь амнистию!

«Встреча с министром состоялась по нашей инициативе. Мы неоднократно говорили о том, что он должен сдержать свое слово, которое дал мне зимой. Я был у него на приеме в министерстве», – сказал ответственный секретарь общественного движения (ОД) «Фермерский центр Актобе» Александр Мандрыкин.

По его словам, вопросов задано было немало, и все они имеют системный характер. Но, кроме вопросов, аграрии выдвинули несколько инициатив. Впрочем, о них говорилось и говорится уже неоднократно.

«В первую очередь, нельзя решать все вопросы без учета мнения самих аграриев. Все программы в сфере сельского хозяйства надо принимать с обсуждением и участием самих фермеров. От нас всегда исходили конкретные предложения. Мы предлагали создать общественный совет при минсельхозе, куда входили бы по два человека от каждой области на период разработки и запуска той или иной аграрной программы. Один из главных вопросов, который мы хотим решить, – это фермерская амнистия. Не только фермеры Актюбинской области, но и наши коллеги из других регионов Казахстана. Фермерскую амнистию мы увязываем со сложной технологической схемой. Это большой и сложный вопрос. Я не понимаю, почему данная инициатива не идет сверху. В первую очередь стоит отметить, что крестьяне перегружены кредитами, – сказал ответсек ОД. – Мы пообещали министру расписать всю схему финансовой амнистии».

Кредитная кабала

Очень много фермеров «попали», приобретя в кредит или лизинг сельскохозяйственную технику и запасные части. Ведь не секрет, что в Казахстане это не производится. А вся техника покупается вроде бы и за тенге, но вот с привязкой к курсу той или иной валюты.

«В 2012 году трактор МТЗ стоил 2,5 млн тенге. Сейчас стоит 10 млн тенге. Дизтопливо стоило 50 тенге за литр, сегодня уже 170-200 тенге. Оптовая цена мяса (говядина) на тот момент – 1 тыс. тенге, сейчас около 1,5 тыс. тенге за кило. И с учетом инфляции сельчанин должен сдавать мясо оптом не ниже 3,5-4 тыс. тенге за килограмм. На вопрос министра: «А что вы предлагаете делать?» – мы предложили списать часть кредитов. Ведь на эти деньги мы не коттеджи строили и не роскошные автомобили для себя покупали, а брали скот, сельскохозяйственную технику», – привел довод глава КХ «Жаңа Тұрмыс» Марлен Баймагамбетов.

Реальные субсидии или блеф минсельхоза?

По поводу дороговизны сельхозтехники и странного подхода минсельхоза к субсидиям высказал свое мнение глава КХ «Марат» Марат Шарипов:

«Сейчас трактор МТЗ стоит 10 млн тенге. Но, по оценке министерства, для выплаты субсидий его цена не превышает 6,8 млн тенге. Трактор John Deere стоит 23 млн тенге. У минсельхоза на эту технику ограничение. Выплата субсидий делается из расчета не более 10 млн тенге за трактор. Получается, по закону субсидии выплачиваются из расчета 25% от стоимости техники. На деле же они превращаются в 10-15%».

«Надо менять ставки кредитов. 17% для сельского хозяйства – это очень много. Вообще, все мудрено как-то. Дают кредит под 17% годовых, потом 10% возвращают. Все это неправильно. Надо давать кредиты напрямую под 2-4% годовых. Как бы не хаяли советскую власть, но в то время кредиты дороже 2% нам не давали. А субсидии на технику в 25% – это блеф. Неправильно, когда нам предлагают ввести прямое финансирование, но при этом убрать субсидии. Надо восстановить прямое финансирование под 2-4% годовых и параллельно оставить субсидии – это мировая практика», – заметил директор ТОО «Кумкудык» Александр Чемоданов.

«Вот все это мы и называем фермерской амнистией. Нужно дойти до каждого фермера отдельно и просчитать его ситуацию», – подытожил ответсек ОД «Фермерский центр Актобе» Александр Мандрыкин.

P.S.: Глава минсельхоза пообещал аграриям решить все вопросы, отметив:

«Мы готовы создать общественный совет. Включим в него представителей от каждого региона. В будущем году завершается программа развития АПК 2017-2021 гг.. Сейчас мы готовим концепцию новой программы с учетом предложений регионов. Мы готовы рассмотреть все предложения».

На вопрос inbusiness.kz: «Довольны ли вы результатом?» – Александр Мандрыкин ответил:

«Нельзя принимать на веру скоротечные обещания. Сейчас ничего нет и будет в обозримом будущем. Нельзя принимать решения на основании обещаний. Решения же должны быть коллективными».

Семён Данилов


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Новости

Все новости