DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 280,72 Brent 36,55
Разошлись в версиях

Разошлись в версиях

В «Астана ЭКСПО-2017» опровергли заявление МВД относительно причины ЧП на территории выставочного комплекса.

03 Март 2017 13:31 15170

Разошлись в версиях

Автор:

Дина Ермаганбетова

Фото: informburo.kz

Напомним, накануне министр внутренних дел Калмуханбет Касымов сообщил, что к обрушению декоративной мостовой конструкции между двумя павильонами на территории комплекса EXPO привели нарушения при сварочных работах металлических конструкций. Об этом, по его словам, свидетельствуют результаты проведенной экспертизы.

«Ранее говорили, что из-за металла, но металл был нормальный. Сварщики неправильно провели работу», - сказал г-н Касымов журналистам в кулуарах парламента.

На это заявление сразу отреагировал застройщик, который непосредственно возводил объект, – ТОО «АБК Курылыс-1». Там сослались на результаты независимой экспертизы, согласно которой ошибка была допущена на стадии проектирования павильонов. Эту же причину ЧП ранее называли и еще раз подтвердили в национальной компании «Астана ЭКСПО-2017», а именно - для строительства был предусмотрен неподходящий тип металла, который не выдержал тяжесть конструкции и температуру воздуха. Тогда же сообщалось, что объект, на котором произошло обрушение конструкции, проектировал субподрядчик-проектировщик ТОО «ЭМК». Проектирование павильонов выполнялось по заказу «Астана ЭКСПО-2017».

Независимая экспертиза относительно причин ЧП проводилась компаниями «КазНИИСА» и «КазМИР».

«На данный момент у нас нет никаких причин сомневаться в выводах комиссии, которые мы озвучивали в декабре. Это первое. Второе: я хотел бы напомнить, что нацкомпания по поводу этого инцидента никаких убытков не несет. Кто бы ни был признан виновным в этом инциденте, в любом случае генподрядчик, то есть компания BI Group, обязан по своим контрактным обязательствам сдать нам объект, полностью соответствующий всем требованиям, в том числе безопасности», - сказал на брифинге директор департамента по связям с общественностью АО «Астана ЭКСПО-2017» Сергей Куянов.

«Нам, по большому счету, все равно, кто виноват. Для нас главное, чтобы объект сдали вовремя и в соответствии с требованиями, в том числе требованиями безопасности», - добавил он.

Сергей Куянов сообщил, что после ЧП были приняты дополнительные меры по укреплению других аналогичных конструкций.

«На сегодняшний день у нас нет никаких сомнений в безопасности всего комплекса», - отметил он.

Обрушение декоративной мостовой конструкции между двумя павильонами на территории комплекса EXPO произошло 16 ноября 2016 года. Видео с последствиями ЧП, автором которого, по-видимому, является занятый на объекте рабочий, разместили в социальных сетях. В «Астана ЭКСПО-2017» заявили, что обрушившееся сооружение исключительно декоративное и не несет функциональной нагрузки; примыкающим павильонам ущерба нанесено не было. Согласно официальной версии, пострадавших и жертв нет. Возбуждено уголовное дело по статье «Недобросовестное строительство», расследованием занимается МВД.

Генеральным подрядчиком международных павильонов, где произошло ЧП, является дочерняя структура строительного холдинга BI Group - BI Group Construction. На следующий день после ЧП глава BI Group Айдын Рахимбаев заявил, что строительно-монтажные работы застрахованы, соответственно, предусмотрена выплата компенсации, за счет которой декоративный мост будет восстановлен.

Дина Ермаганбетова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Алишер Пирметов: «Эффект от ЭКСПО уже есть, и он будет расти»

Использовать или нет возможности «ЭКСПО» – вопрос желания и способностей госструктур.

29 Сентябрь 2017 17:27 47822

Алишер Пирметов: «Эффект от ЭКСПО уже есть, и он будет расти»

Об итогах международной специализированной выставки, экономическом эффекте, который получил Казахстан и его партнеры, и о глобальном влиянии EXPO-2017 на все отрасли экономики корреспондент Atameken business channel ведет беседу с первым заместителем председателя правления Национальной компании «Астана ЭКСПО 2017» Алишером Пирметовым. 

– Алишер Хабибуллаевич, много говорят об успешности «Астана Экспо-2017». А в чем, собственно, успех? В количестве посетителей?

– Безусловно, это один из главных показателей. Поскольку любая выставка, и наша в том числе, направлена на посетителей, то их число и количество посещений – две главные для нас цифры. Итоги «Астана Экспо» превзошли все ожидания и прогнозы. Согласно регистрационному досье, мы ожидали более двух миллионов гостей, в итоге выставку посетило около четырех миллионов, среди которых полмиллиона туристов из 187 стран мира. Что касается посещений объектов «Экспо-2017», то здесь цифра и вовсе фантастическая. Против прогнозируемых пяти миллионов посещений – более 33 миллионов. Самым популярным павильоном стал, конечно, «Нур Алем». Он стал новой визитной карточкой Астаны и всего Казахстана. Безусловно, в короткий срок он стал туристическим местом номер один в Казахстане. Это первое. 

Во-вторых, совершенной для нас неожиданностью было письмо от столичных бизнесменов, которые просили продлить выставку. Конечно, мы бы сделали это с удовольствием, но ввиду строгости регламентов Международного бюро выставок и ограниченности бюджетов участников нам этого не удалось. Но такая реакция бизнеса – это огромный успех, я считаю. В период подготовки к выставке с сентября 2015 года, то есть с приходом на пост председателя Ахметжана Есимова, по стране были созданы десятки тысяч рабочих мест. Мы, конечно, ждали и надеялись, что сможем придать долгожданный импульс внутреннему и въездному туризму. Но такой реакции и такого роста туристического бизнеса в столице мы даже не осмеливались ожидать…

– Это в столице. А в регионах? 

– В регионах рост, думаю, тоже есть. Но он, наверное, будет виден в конце года, когда будет подведена годовая статистика. Ну и потом, поймите, что задача «Экспо», как сказал Ахметжан Смагулович, – создавать возможности. Использовать их или нет – вопрос желания и способностей других государственных структур и местных исполнительных органов. Акимат столицы, я считаю, их использовал на полную катушку. 

Я хотел бы вернуться к вашему первому вопросу – об успешности. Вот на примере туристического бизнеса Астаны мы тоже видим наш успех. Он в том, что те же самые туркомпании поняли, что на въездном или даже внутреннем туризме зарабатывать интереснее, чем, как они привыкли, в качестве посредников отправлять наших туристов в Турцию или в Египет. Это очень серьезный успех. Если раньше для них это было недосягаемой мечтой, и на своих коллег, работающих на «прием», из той же Турции, например, они смотрели как на небожителей, то сейчас поняли, что и эта задача им по плечу. И теперь они за этот рынок будут сражаться, а значит, это на пользу экономике страны. 
 
Третье: не думаю, что кто-то сможет оспорить, что более 50 тысяч созданных и сохраненных рабочих мест в период подготовки и более 20 тысяч в период проведения – это тоже успех. Назовите мне хотя бы один государственный проект, который смог похвастать такими же показателями! 

– На память не смогу, конечно…
 
– Четвертое: медийный и рекламный охват по миру суммарно превысил 2,6 миллиарда человек. Думаю, Вы, как журналист, знаете, что это такое и в чем ценность для страны. 

И пятое, но, наверное, самое главное. Собрав и показав на сравнительно небольшой территории 193 передовые технологии со всего мира, мы заставили казахстанцев задаться очень простым вопросом: если мир будет жить этим в ближайшие годы, то чем будем жить мы? Я по долгу службы общаюсь с разными людьми, и с бизнесменами в том числе, и за три месяца выставки неоднократно приходилось слышать от них: «Может, мы не в то деньги вкладываем? Нефть нестабильна, строительный рынок еще более нестабилен, может, пора технологиями заняться?» Я думаю, если десяток хотя бы средних технологичных компаний под впечатлением от «Экспо» будут созданы в Казахстане, то это будет самый большой успех. 

– Из области «зеленых» технологий?

– Почему бы и нет? Рынок перспективный, и в нем еще много свободных ниш. Джон Кеннеди сказал: «Нам нужна молодежь, которая способна мечтать о том, чего у нас никогда не было». По сути, поддерживая и создавая условия для развития перспективной молодежи, мы укрепляем фундамент сильного, инновационного Казахстана. «Экспо» – это, конечно, репутация и имидж нашей страны и столицы. Но, помимо этого, выставка – мощный импульс для инновационно-технологического развития Казахстана. 
   
– Президент страны заявил, что «Экспо» себя окупило. Скорее всего, глава государства пользовался цифрами вашей компании. Можно поподробнее? 

– Что касается нашей нацкомпании, то мы действительно кое- что заработали, это порядка 70 миллиардов тенге… 

– На чем? На билетах? 

– Не только. У нас были спонсоры, мы получали деньги от коммерческой деятельности, от продажи прав на лицензионную продукцию и на использование товарного знака и так далее. Но хочу напомнить, что два года назад наш председатель Ахметжан Смагулович Есимов сказал в своем интервью: «Экспо» – это не коммерческое мероприятие, и прибыль от него нельзя высчитывать путем простого торгового баланса». Думаю, это абсолютно верный подход. В общей сложности, как вы знаете, подготовка выставки обошлась в 452 миллиарда тенге. Большая часть – это, разумеется, строительство. Выставка закончилась, вот этот комплекс, никто сносить его не собирается. Как вы знаете, президентом уже утверждена концепция поствыставочного использования, поэтому здания эти пустыми не останутся. То есть, говоря экономическим языком, это новые государственные активы. Можно ли это считать затратами на «Экспо»? Формально, по статьям расходов на них да. А с точки зрения экономической логики вряд ли. Это инфраструктурные вложения, причем имеющие конкретную перспективу. Как подчеркнул после выставки в Ганновере Герхард Шредер, занимавший тогда пост канцлера, «ценность «Экспо» не может быть измерена в деньгах». Поэтому, помимо, что называется, «живых» денег, у нас остались весьма и весьма ликвидные активы. 

Кроме того, существенную прибыль получили, как мы уже говорили, масса компаний – от авиаперевозчиков до отелей и ресторанов. Как думаете, считать ли деньги, выплаченные в качестве налогов или вложенные в расширение бизнеса от эксподоходов, как часть окупаемости «Экспо»?  Суммируя, могу сказать, что если думать по-государственному, опираясь на законы экономики и здравый смысл, то мы получили колоссальный экономический эффект.  

– Несколько раз после назначения Есимова говорилось о том, что расходы сокращаются. Но если проследить историю этих заявлений, то цифра несколько раз менялась в сторону увеличения. С чем это связано: вы не имели точных расчетов или меняли свои планы? 

– Скорее, использовали возможности. Первое, хотя и не столь масштабное сокращение расходов произошло в августе 2015 года, когда топ-менеджмент нацкомпании был сокращен вдвое. В итоге экономия получилась порядка 100 миллионов тенге в год. Затем был тщательно изучен проект выставочного комплекса, который был несколько упрощен и избавлен от лишних элементов, но без потери функционала. На этом этапе было сэкономлено чуть более 300 миллиардов тенге. Последний этап сокращения – это операционные и сервисные расходы. Многие из наших спонсоров пришли не с живыми деньгами, а с услугами, и, оказав их, помогли нам сэкономить бюджетные деньги. 

– Например? 

– Ну, например, пришел «Транстелеком» – помог нам со связью, Интернетом и коммуникационным оборудованием, мы не стали на эти необходимые вещи тратить государственные деньги. Заключили договор с DHL – аналогичная ситуация. 

Суммируя все этапы, экономия получилась более 364 миллиардов тенге. Это 44,6% от начальной стоимости проекта.   

– В публикациях, в пресс-релизах вы часто пишете, что выставку посетили главы государств, правительств и другие высокие гости. Это попытка повысить статус «Экспо-2017» или за этим стоят дипломатические цели и задачи?

– Да, на самом деле за время «Экспо» было организовано 220 официальных мероприятий с участием 28 глав государств, 13 спикеров парламентов и генсекретарей, 10 премьер-министров, 26 заместителей премьер-министров, 70 министров и 48 замминистров. В целом «Экспо-2017» посетили делегации 45 зарубежных стран-участниц. Многих высоких гостей принимал сам президент Казахстана и показывал объекты выставки. 

Увеличение количества лояльных к нашей стране политиков – это также важная часть имиджевого продвижения государства. 

Отмечу, что в рамках проведения выставки подписано 39 соглашений стран-участниц с представителями деловых и научно-образовательных кругов Казахстана в области энергетики, строительства, инвестиций и так далее.

– Давайте не с точки зрения топ-менеджера компании, а по-человечески: что дало Казахстану проведение выставки?

– Ну, собственно, мы об этом с вами говорим уже час. Давайте суммируем: антикризисный эффект в период подготовки – раз, новый импульс, а честно говоря, зарождение въездного туризма, развитие экономики в отдельных ее секторах, появление делового центра Астаны, колоссальный имиджевый эффект по всему миру и, я надеюсь, изменение видения казахстанцев относительно будущего экономики нашей страны. Это глобально. 

Если более локально, то сейчас акимат Астаны уже отобрал 16 лучших мировых технологий из представленных на выставке для внедрения в столице. Аналогичную работу проделали многие регионы. Кроме того, министерство образования и науки, как вы уже знаете, по итогам выставки «Экспо-2017» создало рабочую группу по внедрению новых «зеленых» технологий. Для этого экспертной группой был проведен мониторинг новых технологий в международных павильонах. 
Могли бы мы сделать такое без «Экспо»? Теоретически – да. Практически – вряд ли. Эффект от «Экспо» уже есть, и он будет расти. 

– До начала выставки было много критики и сомнений по поводу необходимости ее проведения. Что Вы хотели бы им сказать? 

– Ничего. Мы уже сказали все самой выставкой. 

Саян Абаев

 

Astana Art Fest 2017: рождение неономада

В столице Казахстана стартовал Astana Art Fest 2017.

19 Июнь 2017 22:48 5662

Astana Art Fest 2017: рождение неономада

Фото: sputniknews.kz

Железный человек из обломков "Экспо", пришельцы из пластиковых бутылок, огненное шоу и другие чудеса – в столице Казахстана стартовал Astana Art Fest 2017. Впереди вторая часть фестиваля – "три дня театрального безумства" и арт-форум.

Astana Art Fest – ежегодный культурный фестиваль нового международного формата, объединяющий множество направлений искусства: "паблик арт", изобразительное искусство, дизайн, архитектуру, музыку, хореографию, театр, научные и технические инновации, различные формы социальных практик. Уникальное пространство на бульваре Нуржол третий год подряд собирает более 70 участников из Казахстана и стран ближнего и дальнего зарубежья: художников, дизайнеров, артистов, ученых, литераторов.

Третий Astana Art Fest задуман намного масштабнее предыдущих и продлится дольше – с 17 июня по 10 сентября. Как и все последние события светской жизни Казахстана, это связано с "Экспо-2017". В прежние годы артфест в Астане был приурочен ко Дню города и длился всего три дня, после чего превращался в выставку современного искусства под открытым небом. На этот раз фестиваль разделен на две части: второй всплеск творческой активности запланирован на празднование Дня города – 6, 7 и 8 июля.

Тема фестиваля в этом году - Nomad Energy ("Энергия кочевника"). Организаторы и участники размышляют над философией неономадизма и ищут ответы на вопросы: "Кто он такой - современный кочевник?", "Куда мы движемся и что несем с собой?".

"По сути, мы наследуем традиционную философию номадизма", – говорит главный куратор фестиваля Яна Малиновская. – В прежние времена кочевник ощущал себя частью природы, а современный номад ощущает себя частью мира. Мы используем термин спорного, но любимого нами Гумилева о пассионарности. Сегодняшний номад – это человек, преодолевающий границы: физические, духовные, эмоциональные. Мы считаем, что энергия номада – это та самая пассионарность, которая позволяет ему совершать дела во благо общества и мира. Поэтому мы условно разделили пространство нашего фестиваля на три части, взяв за основу триаду «Природа, Человек, Общество»".

Проходя по Водно-зеленому бульвару, не так-то просто отследить переход из одной смысловой зоны в другую. В целом в работах участников видны три основные темы: переосмысление ключевых образов кочевой культуры (юрта, конь, седло), движение как таковое (много кинетических композиций, передвижных объектов) и, наконец, ресайклинг-арт - произведения искусства из вторсырья и бытового мусора.

Например, материал для инсталляции одного из хэдлайнеров фестиваля, основателя эко-арта Стивена Сигела (США) собирали всем миром: организаторы объявили в соцсетях сбор пластиковых бутылок, самые активные собиратели получили подарки и автографы художника. Результатом стал гигантский тюк пластиковых бутылок, на фоне которого посетители охотно фотографируются, раскинув руки, будто у стога сена. По замыслу автора инсталляция предлагает задуматься об огромном количестве пластика, сопровождающего нас в жизни.

Алматинский скульптор Эдуард Казарян сделал для фестиваля две работы с использованием бутылок: металлического верблюда, который несет в своих горбах разноцветную стеклотару, и кинетическую композицию "Степные пришельцы" - целое поле, уставленное вертушками из пластиковых бутылок, в которые с удовольствием играют дети.

Дочь скульптора, начинающий дизайнер Гаяне Казарян с помощью отца создала кинетический аттракцион "Nomadic киномеханик" - конструкцию из велосипеда и стробоскопа: крутя педали, можно увидеть мультик.

Загадочный проект арт-группы молодых художников Астаны Kadmii Qyzyl оказался железным человеком, собранным из остатков рухнувших конструкций "Экспо". Своего героя художники назвали Темирболатом. Мессидж у скульптуры ироничный, но позитивный: она символизирует нашу способность после любых трудностей и неудач собраться, верить в лучшее и двигаться вперед.

Одной из сенсаций фестиваля стало участие легендарной арт-группы "Кызыл трактор", которая после долгого перерыва снова собралась и поработала вместе в полном на сегодняшний день составе: Смайл Баялиев, Саид Атабеков, Арыстанбек Шалбаев и Виталий Симаков.

Работы этих маститых художников выделяются мощностью форм и грузом смыслов. Например, "Сундук кочевника" Арыстанбека Шалбаева символизирует главные ценности современного номада, которые он носит с собой (что бы вы думали – это вываливающиеся из сундука нефтяные бочки), а его же скульптура "Байконур" ("Кости") - намекает, что современный человек уже не совсем человек. Металлическая скульптура "Голова лошади" Смайла Баялиева знаменует собой механизацию главного передвижного средства кочевников. А вот работу Саида Атабекова «Седло» на фестивале называют "взрослой игрушкой".

"В нее активно играют не только дети, но и взрослые мужчины. Важный момент: габариты работы в точности соответствуют габаритам Toyota RAV-4. Это игра, автор играет как со зрителем, так и со смыслами, размышляя о том, что такое современное средство передвижения и насколько оно важно", – объясняет Яна Малиновская.

На фестивале представлено много малых архитектурных форм, предназначенных для активного использования в городском пространстве. Организаторы артфеста предлагают властям Астаны взять их на вооружение. Например, "юрты-раковины" японского автора Шина Шокиты можно использовать как автобусные остановки; парковые скульптуры алматинской художницы Бахыт Бубикановой "Мудрые плеши" предлагаются в качестве необычных скамеек для учебных заведений; детские площадки-лазалки Ерлана Хамижанова – в виде коня и морского чудовища и многое другое.

Многие арт-объекты на бульваре Нуржол интерактивны: на них можно сидеть, лежать, кататься, танцевать и, самое главное, делать селфи. Огромным успехом пользуется стена с надписью на трех языках: «Пока живу, хочу успеть». На ней посетители пишут мелом свои заветные желания и планы на жизнь: «объехать весь мир», «стать волшебником», «поспать», «погасить ипотеку».

"Это очень известная работа американской художницы Кэнди Чанг. Первую такую работу художница сделала в заброшенном, депрессивном районе Нового Орлеана после потери близкого человека. На стене с надписью «Before I die I want to…» люди стали писать, что бы они хотели сделать, пока они живы. И этот проект изменил состояние и настроение целого района. Такие стены начали кочевать по миру, и нам показалось очень правильным и уместным повторить этот объект у себя с разрешения Кэнди", – рассказывает главный куратор фестиваля.

Театральная часть фестиваля началась грандиозным шоу "Путь Номада" в постановке Андрея Еремина и Галины Пьяновой, с участием танцевального коллектива AriZona show performance group, театра светящихся марионеток DUNDU из Германии и выступлением "скульптора огня" Арагорна Дика Рида с Британских Вирджинских островов. Все это соединилось в одну захватывающую мистерию.

Впрочем, если вы и пропустили открытие фестиваля, самое интересное еще впереди.

Рассказывает куратор театрального направления Ольга Султанова:

"Театральная программа состоится 6, 7 и 8 июля. Это будут три дня театрального безумства, потому что у нас запланировано по 21 перфомансу в день, они будут происходить практически каждый час и иногда одновременно. Нам будут помогать театр "АRTиШОК", Республиканский немецкий драматический театр, независимая театральная мастерская "Дом Q". Театр " АRTиШОК " будут делать большую  коллаборацию с русским инженерным театром "АХЕ" из Санкт-Петербурга. Также будет представлена независимая творческая группа П.Н.И. ("Партия народных интересов"). Основательница театра "АРТи ШОК" Вероника Насальская презентует на фестивале свой независимый тетр "БАТА". И наконец, у нас будет театральная программа для самых маленьких зрителей".

Кроме того, с 6 по 8 июля на бульваре Нуржол заработают новые павильоны, приедет новый "десант" хэдлайнеров артфеста и состоится арт-форум с панельными дискуссиями, мастер-классами, лекциями об урбанистике и влиянии искусства на экологию.

Ксения Татаринова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: