DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 279,31 Brent 36,55
Реальная безработица в Казахстане может достигать 15%

Реальная безработица в Казахстане может достигать 15%

Эксперты представили исследование, посвященное  неформальной занятости молодежи, в том числе в депрессивных городах Казахстана.

09 Февраль 2017 16:01 8718

Реальная безработица в Казахстане может достигать 15%

Автор:

Аскар Муминов

Вопрос стал еще более актуальным после трагедии в Шахане, когда всплыл целый пласт проблем, связанных с уровнем жизни и трудоустройством жителей казахстанских моногородов, особенно молодежи.

Социолог общественного фонда «Стратегия» Серик Бейсембаев на площадке аналитической группы КИПР представил результаты комплексного исследования, посвященного данной теме. Он отметил, что в настоящее время доступный рынок формального трудоустройства представлен главным образом низкооплачиваемой работой, которая не привлекает молодежь, это примерно 30-40 тыс. тенге. По его словам, чтобы претендовать на более высокую оплату труда, нужно вступать в коррупционную схему, которая оценивается в размере от 100 тыс. до 1 млн. тенге. Численность неформально занятой молодежи в РК составляет более 600 тыс. человек, это примерно 30% от всех не занятых граждан Казахстана. В целом же по Республикет8,6 млн человек заняты в экономике, из них 2 млн неформально заняты, из этих 2 млн человек 1 млн неформально заняты в формальном секторе, то есть это люди, работающие в ТОО, на предприятиях, которые не имеют трудового договора с работодателем и не получают пенсионных отчислений.

По регионам доля неформально занятых граждан сильно варьируется – от 5% в Мангистауской области до 38% в Костанайской области. Из 2 млн неформально занятых граждан РК, как показали результаты исследования, 600 тыс.  – это молодежь от 15 до 29 лет. Также по регионам разнится и желание молодых казахстанцев работать в той или иной сфере. Так, в Жамбылской области молодежь больше ориентирована на частный сектор, в Алматинской  –на госсектор, а вот в Карагандинской люди до 29 лет готовы работать где угодно, лишь бы хорошо платили. Такой ответ свойственен молодежи почти во всех регионах с наличием моногородов и классифицирующихся как депрессивные, отметил социолог. Приемлемым уровнем оплаты труда неформально занятая молодежь в моногородах назвала 100-120 тыс. тенге, по оценкам фонда «Стратегия», сейчас она зарабатывает 60-80 тыс. тенге.

По словам исследователя, существуют верхние и нижние слои неформально занятых. Первые осознанно выбирают неформальный рынок, не входят в социально уязвимые слои населения и потенциально получают реальную заработную плату выше, чем если бы работали на легальной основе. Нижний слой неформально занятых крайне уязвим, они в связи с недостатком квалификации или по другим причинам не имеют возможности трудоустроиться на легальной основе. В неформальном секторе их ждет, как правило, низкооплачиваемый труд. Существует проблема низкого качества образования, в ходе опросов среди молодежи были случаи, когда люди имели по два высших образования, но работали таксистами, так как не могли даже с наличием диплома устроиться по специальности.

Социолог в целом выделил четыре основные причины вовлечения неформально занятой молодежи РК в теневой сектор: системные проблемы качества образования и отсутствие профоориентационной работы, низкое качество человеческого капитала, социальная и экономическая исключенность и ориентация на самовыживание, а также институциональные ограничения в виде слабого выполнения госпрограмм по занятости.

Откуда берутся социальные аутсайдеры?
Депутат мажилиса парламента РК Ирина Смирнова считает, что проблемой остается отсутствие на уровне профильных ведомств необходимых знаний и наработанной практики взаимодействия с молодежью, находящейся вне официальных институтов и формальных трудовых отношений.

«Реализуемые меры чаще всего охватывают доступные молодежные группы, а политика по вовлечению неформально занятых не достигает своих конечных результатов. Для того чтобы решать проблему, профильные государственные и местные исполнительные органы должны в первую очередь наладить работающую двустороннюю коммуникацию с этой аудиторией, при этом язык общения должен быть доступным в части разъяснения и ответов. Важно использовать новые социальные технологии в сочетании с креативными подходами – например, вести активную работу в социальных сетях и непосредственно на «земле», в оффлайне», – сказала она.

Председатель попечительского совета центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев считает, что в целом по Казахстану, а не только в моногородах уровень безработицы недооценен. По его словам, если официальная статистика приводит цифру в 5%, то в реальности ее можно смело умножать на три – до 15% за счет непродуктивно самозанятых, при этом в 2016 году ситуация с самозанятой молодежью заметно осложнилась.

По данным центра «Талап», в результате принятия новой методики (МЗСР) большая часть «непродуктивно самозанятых», не вставшая на официальный учет в качестве безработных, была отнесена к «неактивным», что позволило сохранить общий уровень безработицы (5,1%) вместо роста до 6,4%. Всего количество безработных, «непродуктивно самозанятых» и части «неактивных» без уважительных причин равно 1,4 млн чел., или 15%, сообщил Рахим Ошакбаев.

Согласно данным центра, доля абсолютно ничем не занятой молодежи, то есть тех, кто не работает и не учится, достигла 9,5% от населения в возрасте 15-28 лет. Самыми сложными в этом отношении являются Мангистауская и Карагандинская область, где ничем не занят каждый шестой молодой человек до 28 лет. По его словам, одной из самых серьезных проблем обеспечения занятости в депрессивных регионах, в моногородах является отсутствие социальных лифтов, поэтому вполне идейная молодежь в продуктивном возрасте попадает в категорию социальных аутсайдеров.

Рост нагрузки по всем фронтам
Однако проблема, как занятости молодежи, так и качества получаемых ею знаний, вероятно, может усугубиться уже в ближайшие годы. За последние 10 лет в РК родилось рекордное количество детей   –  до 400 тыс. ежегодно. Население от 1 года до 9 лет равно 3,6 млн. человек, что в 1,5 раза больше населения 10-19 лет – это новая нагрузка на школу, которая в 1,5 раза превышает население 55-64 лет, что является нагрузкой на рынок труда. Таким образом, в 2020 году в школах будет учиться на 700 тыс. детей больше, чем сейчас, – 3,5 млн, то есть рост нагрузки на 30%. В целях недопущения роста нагрузки, а текущая составляет 8,6 детей на педагога – необходимо дополнительно 100 тыс. педагогов, в то время как система высшего образования сможет обеспечить только 40 тыс.

При этом в 2016-2020 годах население РК старше 15 лет вырастет на 350 тыс. Основной рост придется на реально неактивное население, то есть студенты, пенсионеры, люди с инвалидностью (240 тыс.), что создаст нагрузку на социальную часть государственного бюджета.

В то же время доля наемных работников впервые снизилась в 2016 году – предполагается как минимум сохранение их общей численности на уровне 6,4 млн чел. Таким образом существует риск того, что скрытая безработица – то есть самозанятые, безработные и часть неактивных может вырасти на 110 тыс. и достигнуть 3,4 млн человек.

По подсчетам центра «Талап», чтобы преодолеть эту диспропорцию нужно создать как минимум дополнительно 1,5 млн рабочих мест по всей республике.

Сейчас доля наемных работников в РК составляет 66% реального экономически активного населения, в то время как в странах ОЭСР в среднем 82%.

Для достижения уровня стран ОЭСР численность наемных работников должна вырасти с текущих 6,4 млн. человек до 8 млн. человек к 2030 году, то есть по 500 тыс. каждые 5 лет.

Эксперт отметил, что Программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства, которая должна была каким-то образом снять социальную напряженность в этом вопросе, пока буксует. Опросы центра «Талап» показывают, что среди безработных только 15% готовы переобучиться и менее 1%  хотят открыть свой бизнес и ищут для этого резервы.

МСБ вместе с молодежью уходит в тень
Рахим Ошакбаев заметил, что к тому же усугубляется в целом ситуация в малом и среднем бизнесе, который в развитых странах как раз является подспорьем для незанятой молодежи и основным инструментом формирования среднего класса.

Согласно данным, озвученным Рахимом Ошакбаевым, только в 2016 году количество действующих субъектов МСБ сократилось на 104 тыс. единиц, или на 8%. За январь-сентябрь 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выпуск продукции МСБ уменьшился на 6,9%, численность занятых сократилась на 3%.

Растет нагрузка на фонд оплаты труда – с текущих 28,5 до 37% до 2020 года, что приведет к росту выплат заработных плат в конвертах, считает он. В результате новых мер по регистрации граждан в местах фактического населения также ожидается серьезное снижение социальной мобильности молодежи, заметил эксперт.

Уходу молодых людей до 29 лет, занятых в бизнесе, в серую зону способствует рост фискальной нагрузки.  В условиях минимального роста ВВП  –  1% в 2016 году и падения деловой активности рост налоговых поступлений на 1,1 трлн. тенге, или 23%, свидетельствует о возможном ужесточении налогового администрирования.

«В случае признания безработицы и неформальной занятости в качестве основной проблемы действия государственных органов должны быть сосредоточены на создании наиболее благоприятного бизнес-климата, в частности, снижение налоговых, коррупционных и регулятивных издержек, а также минимизации участия государства в экономике. Если подобные либеральные реформы будут проведены, креативный класс, имеющий предпринимательский талант, начнет переходить в частный сектор, создавая рабочие места, в том числе для молодежи, вне зависимости от их местонахождения», –  заключил Рахим Ошакбаев.

Аскар Муминов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Деловые женщины «Атамекена»: помощь в режиме ЧП

Пока весь мир противостоит эпидемии коронавируса и ищет пути по решению экономических проблем, казахстанцы в очередной раз демонстрируют сплоченность и единение.

30 Апрель 2020 15:38 2343

Деловые женщины «Атамекена»: помощь в режиме ЧП

Несмотря на трудности в бизнесе, деловые женщины запустили челлендж, переросший в полноценный благотворительный проект. Что движет слабой половиной в это непростое время?    

Маски – только начало

Буквально с первых дней объявления в Казахстане чрезвычайного положения и последующего карантина Совет деловых женщин «Атамекена» совместно с Фондом устойчивого развития и поддержки женского предпринимательства запустили республиканский #Челлендж добра. Изначально его главной целью было обеспечить средствами индивидуальной защиты врачей, пациентов и пенсионеров.

«Практически сразу стало ясно, что акция не ограничится исключительно пошивом масок. Деловые женщины из регионов, члены СДЖ и просто бизнес-леди с активной жизненной позицией превратили эту добрую инициативу в полноценный благотворительный проект. В итоге сотни семей смогли получить помощь в виде продуктов питания, одежды и денег», – рассказывает председатель Совета деловых женщин НПП «Атамекен» Лаззат Рамазанова.  

В числе первых, кто поддержал инициативу, стали Совет деловых женщин Актюбинской области и региональная компания «ПО Глобал-Спецодежда» во главе с руководителем Надеждой Шабаевой. В короткие сроки фирма переориентировала свое производство на пошив спецодежды и за свой счет обеспечила средствами защиты городские больницы, пенсионеров, дежурных на блокпостах. Актюбинским врачам было предоставлено более сотни медицинских халатов, а также спальные матрацы, одеяла, подушки и специальные защитные костюмы. Общая сумма такой помощи оценивается в 4 млн тенге.

Важной поддержкой для малообеспеченных семей во время карантина стали продуктовые наборы, которые за свой счет подготовили и предоставили бизнес-леди Актюбинской области вместе с председателем СДЖ Кульпаршин Айдархановой

В фокусе – группа риска

Эстафету антикоронавирусного челленджа бизнесвумен Казахстана передавали друг другу весь март и апрель и продолжают это делать до сих пор. В Мангистауской области отзывчивость проявил не только местный СДЖ во главе с Сауле Салиховой, но и Союз дизайнеров одежды.

«Женщины из Мангистауского региона приняли решение шить и бесплатно раздавать маски не только врачам и пациентам, но и основной группе риска, в которую входят пожилые люди и беременные женщины. Они завезли маски в районные аптеки, и их можно было получить бесплатно.  Конечно, наши женщины не могли обойти вниманием ветеранов и одиноких пенсионеров. Для них закупили продуктовые наборы и организовали адресную доставку, где-то через волонтеров, где-то через акиматы или своими силами. Такая помощь оказалась очень своевременной», – говорит председатель Совета деловых женщин НПП «Атамекен» Лаззат Рамазанова. 

Активную позицию проявили деловые женщины Западно-Казахстанской области. Здесь решили поддержать водителей общественного транспорта: группа волонтеров отправилась на конечные остановки городских автобусов, чтобы раздать макси водителям и кондукторам. Более тысячи масок передала в местный кардиоцентр лично председатель регионального СДЖ Ляна Турсынова.

«Еще одной инициативой СДЖ стала образовательная поддержка. Бизнес-леди организовали в районах Западно-Казахстанской области бесплатные курсы по пошиву одежды для многодетных мам. В перспективе это позволит им самостоятельно одевать своих детей и зарабатывать на услугах», – отметила Лаззат Рамазанова.

О ком еще позаботились бизнес-леди Уральска – так это о детях из малообеспеченных семей. Через руководство школ им были переданы пакеты с продуктами питания.

Не ради признания

Хроники акции #Челлендж добра практически ежедневно отражались на сайте Фонда устойчивого развития и поддержки женского предпринимательства – fundwomen.kz. Такая информационная активность неудивительна, ведь в отдельных областях акция проходила в два, а то и в три этапа. Чтобы объективнее отразить масштаб акции, приведем еще несколько эпизодов.

Так, деловые женщины Жамбылской области во главе с председателем Айгуль Акчаловой пошили более 2000 масок для дома престарелых, для детского дома, врачей скорой помощи и работников ж.-д. вокзала. К акции подключилась региональная Ассоциация легкой промышленности в лице известных бизнесвумен и дизайнеров.

Более 3000 масок пошили и бесплатно раздали жителям деловые женщины Шымкента. ТОО «ПК «АГФ групп» предоставило средства индивидуальной защиты жителям жилых районов, закрытых на карантин. Продуктовые наборы были направлены в дом мамы и реабилитационный центр для детей-инвалидов.

В Костанайской области совет закупил и передал фонду по работе с детьми-инвалидами «Перекресток» 450 масок, а также необходимые средства санитарной обработки. Здесь также не обошлось без продовольственной помощи. Продуктовые наборы были сформированы и доставлены малообеспеченным семьям из городов Рудного, Лисаковска и Денисовского района.

В Восточно-Казахстанской области деловые женщины помогли пережить карантин жителям домов, которым было временно запрещено покидать жилище. Корзины с товарами первой необходимости передали жителям, которые не могли позволить себе покупать продукты на заказ. Посильную помощь в виде масок, средств индивидуальной защиты и продовольственных наборов оказали члены СДЖ Алматинской, Северо-Казахстанской, Акмолинской, Карагандинской областей.

И даже это далеко не все факты. По словам председателя Совета деловых женщин НПП «Атамекен» Лаззат Рамазановой, примеры можно перечислять очень долго. Но для самих деловых женщин эта акция, пожалуй, имела особый смысл.

«Для нас очень показательно и важно, что именно деловые женшины оказались на «передовой» в устранении последствий пандемии. Десятки примеров оказанной поддержки, сотни медработников, пациентов, семей, получивших помощь. При этом сами женщины скромно говорят, что помогают не ради славы. Они помогают по велению сердца. Сегодня мы по праву можем гордиться тем, что в рядах Совета деловых женщин «Атамекена» так много добрых и отзывчивых сердец!» – резюмирует Лаззат Рамазанова.

Бизнес встал на лед: как тренируются фигуристы в карантине

Легко ли иметь свое дело, связанное с подготовкой фигуристов, почему ледовых площадок в ВКО не хватает в «мирное» время, и как провести карантин с пользой.

29 Апрель 2020 11:33 849

Бизнес встал на лед: как тренируются фигуристы в карантине

В Восточном Казахстане существуют три организации по фигурному катанию для детей и подростков, но только одна – ИП «КФК «Звездный» – является полностью коммерческой структурой. Как говорит его руководитель и один из учредителей Екатерина Пригода, такой весьма затратный вид предпринимательства ее саму подстегивает к тому, чтобы всегда быть в форме, искать новые варианты развития «Звездного». Во время ЧП в стране и карантина в Усть-Каменогорске они организовали по Zoom-приложению занятия со своими воспитанниками. Конечно, на время карантина они занимаются в своих квартирах.

«Наша задача сейчас – сохранить детям спортивную форму, контингент клуба. Сейчас по Zооm проходят занятия по общей и специальной физической подготовке – элементам фигурного катания. С 18 марта, после объявления режима ЧП в Казахстане, мы отдохнули 12 дней, а с 1 апреля начали наши онлайн-тренировки. Они проходят почти каждый день, в воскресенье – выходной. У некоторых групп они идут пять раз в неделю, у некоторых – шесть. Сама тренировка длится от часа до двух часов, в зависимости от возраста и от нагрузки», – говорит Екатерина Пригода.

Занятия бесплатны для воспитанников. Ледовые тренировки прекращены из-за режима ЧП.

От IT-технологий до фигурного катания

Клуб фигурного катания появился на свет в 2017 году. Екатерина Пригода рассказывает, что пошла на его создание ради дочери Ульяны, детей своих единомышленников, которые хотели заниматься фигурным катанием. Девочке на тот момент было девять лет. Прежде Екатерина Пригода работала в сфере IT-технологий, в ТОО «1 С Рейтинг» с 2002 по 2019 год она прошла путь от обычного программиста до заместителя директора.

«В 2017 году мы набрали детей. В первый год было очень трудно, у меня через клуб прошло человек 120. Это были дети, которые даже на коньках стоять не умели. Тренера становились на колени на льду и ребенка от одного тренера к другому пускали. В 2017 году я боялась, что занятия фигурным катанием будут дорогими для родителей, и мы разрешали детям ходить два-три раза в неделю, и оплата была поменьше, – вспоминает Екатерина Пригода. – В 2018 году мы решили, что нужно ходить на занятия по фигурному катанию четыре раза в неделю, стоить это будет 25 тысяч, если кто-то не сможет платить – есть альтернатива. И люди стали более ответственно относиться. Набор 2018 года мы сохранили в этом году практически весь. 20 человек у меня тогда пришли, и все они остались в 2020 году. У нас есть группы, где 80% детей продолжают обучение со времен открытия «Звездного».

Постепенно стали добавлять тренировки до шести раз в неделю. По словам Екатерины Пригоды, к родителям пришло осознание, что водить детей на спорт – это большой родительский труд. Но к концу третьего года существования клуба текучка стала меньше.

«Научились работать, чтобы ее не было. А в первый год было жалко тренеров: только научат ребенка просто стоять на коньках, он уходит. Мы учим честно – у нас нет стоек, как в других секциях фигурного катания. Нам нужно, чтобы ребенок сразу поехал на льду. Это тяжелая тренерская работа», – говорит бизнесвумен.

Аксель для клуба

Впрочем, в начале пути приходилось обучаться не только детям, но и самим тренерам. Они почти все являются кандидатами в мастера спорта по фигурному катанию, но тогда большого опыта у них не было. В фигурном катании основными элементами являются: вращение, скольжение и прыжки. Сложность вызывали прыжки, особенно многооборотные.

«И мы поняли, что тренерам надо учиться ставить прыжки, причем быстро. Стали приглашать специалистов из России, из Санкт-Петербурга. К нам они приезжают за сезон два-три раза. Все зависит от финансовых возможностей родителей, – говорит Екатерина Пригода. – Специалисты помогают ставить прыжковую технику, учат тренеров, как это делать правильно. Три года в таком режиме мы сотрудничаем. К нам приезжает мастер спорта по скольжению Сергей Невзоров, чемпионка России по фигурному катанию Ксения Доронина, хороший прыжковый специалист Ольга Григорьева из Санкт-Петербурга. Она детям ставила основу».

Три года назад воспитанники не прыгали даже одинарный аксель, теперь же это для многих не является большой проблемой. Как говорит Екатерина Пригода, после того как ребенок прыгнет аксель, можно говорить о его будущем как профессионального спортсмена. Аксель –это своеобразная черта. Не смог прыгнуть – прогресса не будет. Сейчас на казахстанских чемпионатах старшие воспитанники «Звездного» исполняют полный набор двойных прыжков и аксель. Цели следующих сезонов – двойной аксель и прыжки в три оборота.

А кому – в фигуристы?

Екатерина Пригода говорит, что оптимально начать заниматься фигурным катанием в четыре года. Постепенно у ребенка идет стаж на льду. В пять лет тоже еще не все потеряно. В шесть лет, если нужна спортивная карьера, учиться фигурному катанию поздновато. В 8-10 лет можно еще научиться, но нужно очень много заниматься, а к этому не все готовы. Еще для этого возраста «Звездный» предлагает занятия в группе по синхронному катанию.

«Конечно, мы возьмем и восьми-, и десятилетнего ребенка, но мы предлагаем про одиночное катание в этом возрасте уже не думать, а попробовать себя в синхронном катании. А вот в 14-летнем возрасте у человека не будет навыков скольжения, вращения. Он будет кататься, но будет видно: когда он катится, он думает о том, что катится. Он ловит равновесие, думает, как поставить ногу, сделать шаг. Ему не хватает стажа нахождения на льду», – продолжает Екатерина Пригода.

Сейчас в КФК «Звездный» обучаются фигурному катанию 98 детей в возрастных группах от трех до 13 лет. Есть группы набора, синхрона, начальной подготовки, учебно-тренировочные группы второго и третьего годов обучения. Отдельно есть команды синхронного катания на льду. С ними работают ледовые тренеры, хореографы, тренеры по акробатике и общефизической подготовке. Всего – семь человек.

Фигурное катание – спорт и бизнес красивый и дорогой. По словам Екатерины Пригоды, ежемесячный бюджет клуба «Звездный» примерно 2,2 млн тенге. Именно столько они собирают от родителей детей, которые у них занимаются. Ежемесячная плата за занятие ребенка – от 25 тыс. до 45 тыс. тенге. Недешево стоят профессиональные коньки для занятий фигурным катанием, производства Италии и Канады, для подростков они оцениваются в 250 тыс. тенге. Также родителям за свой счет необходимо покупать термокостюмы. В Усть-Каменогорске нет специализированных магазинов по торговле всей этой амуницией, родители приобретают ее через интернет-магазины, обмениваются друг с другом, если дети вырастают из размеров коньков и термокостюмов. Основные затраты КФК «Звездный» – это зарплата тренерам и аренда ледовой площадки во Дворце спорта Усть-Каменогорска. За нее они ежемесячно платят 1 млн тенге.

«Горячий» лед

«Наши расходы в пропорции 50 на 50 – это аренда льда и зарплата тренерам, – говорит Екатерина Пригода. – При этом нам приходится арендовать малую ледовую площадку во Дворце спорта площадью всего 900 кв. метров. Вообще, льда для фигуристов в городе катастрофически не хватает».

В Усть-Каменогорске всего четыре ледовых площадки, две из них, малая и большая, площадью в 1800 кв. метров, находятся во Дворце спорта и одна – в модуле на улице Михаэлиса, у них один владелец – ТОО «Алма-Сервис». Ледовое поле в районе КШТ принадлежит Восточно-Казахстанской специализированной школе по зимним видам спорта.

«У меня сейчас есть полная картина, что на какой ледовой площадке происходит. На мой взгляд, эти ледовые площадки используются нерационально. И понятно, что в хоккейном городе предпочтение отдают подготовке хоккеистов», – говорит Екатерина Пригода.

Она уверена: для того чтобы разобраться со льдом, нужно решение руководства Восточно-Казахстанской области. Необходимо, чтобы в ситуацию вникли и исправили. Также необходимо грамотно распределить ледовые площадки при их существующем дефиците, чтобы была наполняемость и обеспечивался тренировочный процесс. Дети-фигуристы, которые не соответствуют спортивному возрасту, могли бы кататься как коммерческая группа. Екатерина Пригода считает, что управлению физкультуры и спорта ВКО для поддержки фигурного катания в регионе необходимо рассмотреть механизм размещения госзаказа на подготовку спортсменов. Это помогло бы снизить финансовую нагрузку на родителей.

«Но никто не хочет пока разобраться. Мы маленький клуб и свои проблемы решаем, как можем. Мы единственная организация по фигурному катанию, которая полностью коммерческая, работаем по полному хозрасчету. Конечно, создавая свое ИП, я знала, что нам нужно будет платить за аренду льда. Но, мне кажется, схему можно изменить, чтобы родителям и детям было меньше платить. Мы ведь уже доказали, что достойно справляемся с поставленными перед собой задачами», – говорит Екатерина Пригода.

К слову, в Восточном Казахстане, помимо специализированной детско-юношеской школы по зимним видам спорта и КФК «Звездный», есть еще Федерация по фигурному катанию. Ей, как и школе, лед предоставляется бесплатно.

ГЧП для ледовой площадки

Сама Екатерина Пригода занимается проектом ледового катка второй год, ищет инвесторов, которые бы профинансировали стройку. У нее есть и бизнес-план на каток, и варианты земельных участков. В этом году аким Усть-Каменогорска Жаксылык Омар пообещал выделить землю под строительство. Назначенную на 5 апреля встречу в городском акимате перенесли из-за ситуации с коронавирусом.

«Если строить каток для досуга горожан и тренировочного процесса, а не для соревнований, то в 400 млн тенге можно уложиться. Под ключ сделать. Но любой инвестор, когда вкладывает деньги, хочет окупаемости. Есть время, которое коммерчески интересно, когда все готовы приезжать и детей привозить, и нужна помощь государства в аренде этого же льда. Это интересный вариант ГЧП», – считает Екатерина Пригода.

Она пока не берется гадать, что изменится после пандемии в ее клубе. Екатерина Пригода уверена в одном – детям надо заниматься спортом и крепнуть физически. Особенно должен развиваться массовый спорт.

Как считает председатель Совета деловых женщин при НПП «Атамекен», а в прошлом кандидат в мастера спорта по танцам на льду Елена Березинская-Абилова, КФК «Звездный» – яркий пример социального предпринимательства. Это здоровый образ жизни, формирование у детей привязанности к спорту, сильного стержня в характере.

«Надо больше уделять внимания фигуристам. Им нужно давать «катать» программы. А у них огромная проблема с ледовыми площадями. Большая скученность на льду, – считает общественница. – У создателей «Звездного» – большое мужество, что не побоялись существующей конкуренции. Этот частный клуб более гибок, быстро реагирует на изменения в нынешнем мире. Сейчас в НПП «Атамекен» воздан специальный отдел по социальному предпринимательству. Но считаю, что таким бизнесменам необходима и государственная поддержка».

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: