Баннер втб
RU KZ
«Режим ЧП: бизнес & государство»: что будет с частным образованием?

«Режим ЧП: бизнес & государство»: что будет с частным образованием?

08:24 25 Апрель 2020 7747

«Режим ЧП: бизнес & государство»: что будет с частным образованием?

Автор:

Елена Тумашова

Телемарафон в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

Частные детские сады и школы, с одной стороны, испытывают те же трудности, что и остальной малый и средний бизнес в период ЧП и карантина, а с другой – сталкиваются со специфическими, отраслевыми, проблемами. Как они переживают экономический кризис, насколько эффективна помощь государства и какие задачи министерству образования и науки придется, по всей видимости, решать после коронапаузы?

Зарплата – только минимальная

«Учредители детских садов, как и, в принципе, все в малом и среднем бизнесе, оказались в таком положении, когда возникает очень много вопросов, связанных с кадрами, кредитами, налогами, у нас – еще и с родителями. Но, я считаю, именно нашей сфере не стоит жаловаться. Поддержка государства не прекращена. Даже сейчас, когда дети не ходят в детсады, на каждого ребенка мы получаем деньги и можем хотя бы как-то поддержать коллективы», – открыла беседу председатель Казахстанской ассоциации непрерывного образования Лейла Куленова.

Госзаказ покрывает лишь часть зарплат воспитателей.

«На деньги от госзаказа мы можем выплатить только минимальную зарплату, полную – не можем, при всем желании. Наш ФОТ состоит из госзаказа и родительской оплаты. Родительская оплата сейчас полностью остановлена, никто, понятно, не платит в такой период», – подключилась к дискуссии директор частного детского сада Smart Kid Екатерина Селиванова.

Учреждение образования, которым она руководит, находится в Павлодаре. Спикер рассказывает, что Павлодарская область закрыта на карантин с 13 апреля. Деятельность детсадов приостановлена, персонал отправлен в отпуск, но «никто не уволен, не сокращен».

«Отдел образования Павлодарской области всем детсадам обеспечивает бесперебойное финансирование по госзаказу на период карантина», – говорит она.

Вместе с тем владелица детсада указывает на то, что пока все так же остро стоит вопрос о подушевом финансировании: с января 2020 года сумма составляет чуть меньше 20 тысяч тенге на одного ребенка, но если бы применялась должная методика, то сумма превысила бы 27 тысяч тенге.

«И это помогло бы детским садам менее болезненно пережить ситуацию», – считает она.

Еще одна проблема – поднятие заработной платы на 25% согласно принятому Закону «О статусе педагога».

«Единственное, что из этого закона мы смогли сделать, – увеличили отпуск до 56 календарных дней. И можем пока делать выплаты и отчисления ОСМС. На все остальное нет возможности», – говорит Екатерина Селиванова.

Методика приносит убытки

Директор филиала Казахстанской ассоциации дошкольных организаций по ЗКО Борис Лаврентьев поддерживает коллегу: те же самые проблемы возникли в дошкольных организация во всех регионах.

«Принят Закон «О статусе педагога». Это очень хорошо, мы, как педагоги, защищены в своих правах. Но правительство не продумало и до сих пор не утвердило новую методику подушевого финансирования», – говорит спикер.

Он рассказывает, что дошкольные организации начали исполнять социальные гарантии, которые прописаны в этом законе, но все частники уходят в большой убыток при выполнении этих требований.

«В связи с карантином мы предоставили своим сотрудникам очередные трудовые отпуска за отработанный период и плюс должны им выплатить лечебное пособие в размере должностного оклада к трудовому отпуску. Но по методике хватает только на покрытие части заработной платы», – говорит спикер.

Сейчас родительская оплата в Уральске составляет от 15 тысяч до 25 тысяч тенге, в зависимости от условий, дополнительных программ, расположения детского сада. «Нам не дают утверждать ту родительскую плату, которая смогла бы покрыть расходы всех предпринимателей. У нас все-таки социальный бизнес. И на 100% даже родительская плата и госзаказ не покрывает всех расходов, которые несут учредители и владельцы бизнеса», – поясняет представитель отрасли.

На такие деньги детсад не прокормить

Лейла Куленова комментирует:

«Павлодар сильно отличается по условиям. Есть несколько регионов, там тоже 19 тысяч тенге (сумма госзаказа на одного ребенка. – Ред.). И они совсем не работают по методике подушевого финансирования, их «подписали» на кабальные условия по государственно-частному партнерству».

На 19 тысяч тенге, говорит участница телемарафона, детский сад содержать нереально, особенно в северных регионах, где длительное время в течение года нужно отапливать помещение, что отражается на общей плате за комуслуги.

В других регионах, в Акмолинской и Туркестанской областях, например, тоже есть проблемы. В Акмолинской области не делают индексацию с 2014 года. «Сравните цены на продукты. Стоимость мяса за это время выросла как минимум в два раза – примерно с 1100 тенге до 2500-2600 тенге за килограмм. Цены на продукты там сейчас практически такие же, как в Нур-Султане, но в столице родительская оплата составляет 28 тысяч, а в области – 20 тысяч», – говорит председатель ассоциации.

Онлайн-невозможности

Экономист Бахытжан Саркеев отмечает, что снижение уровня доходов населения отразилось на частных образовательных учреждениях.

«Открываются возможности онлайн-образования, но, наверное, многие родители не смогут его позволить для своих детей. Даже родители-предприниматели, бизнес которых остановился на время карантина», – считает участник телемарафона.

«Давайте говорить о технических возможностях, – предлагает в ответ на это Лейла Куленова. – Сейчас даже к конференции в Zoom мы более 50% членов ассоциации не можем подключить из-за слабого Интернета или из-за того, что они в отдаленных селах. Если в организации «дистанционки» в школах столько проблем, что уж говорить о детском саде».

Спикер отмечает, что, кроме того, ребенка такого возраста тяжело в принципе усадить и проводить с ним какие-то занятия дистанционно. «В старших и подготовительных группах педагоги с детьми на связи, чтобы не упустить период подготовки к школе. Это практически в каждом детсаду делается и это ответственность каждого воспитателя, учредителя перед детьми. Но за это деньги не берутся. Это делается совершенно бесплатно, чтобы ребенок не отстал, потому что каждый коллектив в любом случае переживает за своих деток», – говорит собеседница.

«А вы тут сидите и подсчитываете свои деньги»

Ведущий телемарафона Данил Москаленко зачитал вопрос, который поступил во время прямого эфира. «Государство выплачивает компенсацию детсадам, за эти деньги они могли бы хотя бы в онлайн-режиме занять детей. Элементарно: чтение сказок, онлайн-игры, объяснения, обучающие тренинги во время пожара, землетрясения, пандемии. Хотят от детей критического мышления и активности, а сами педагоги этого не имеют и самостоятельно не работают. А вы тут сидите и подсчитываете свои деньги», – написал зритель.

Лейла Куленова прокомментировала:

«Сейчас обязанность каждого учредителя – сохранить заработные платы своим воспитателям. Они, поверьте, не такие высокие. И хорошо, что есть какие-то деньги благодаря госзаказу, чтобы хотя бы одну ставку оплатить тому же воспитателю».

Она поясняет: воспитатели – это не та категория людей, которая хорошо обеспечена. Многие, особенно в больших городах, снимают жилье, многие из-за карантина разъехались, кто – в свои села, кто – к родителям. Не у всех есть интернет, есть ноутбук, и даже если ноутбук есть, то у кого дети подключены к дистанционке, они используют гаджеты.

«Сейчас не тот период, когда нужно выступать с критикой. Это и родителей, и учредителей касается. Многие учредители возмущаются, зачем они должны платить воспитателю, он же дома сидит. Есть и такие случаи. Думаю, родители вполне могут занять ребенка сами, сейчас много передач, есть разные приложения. Нужно думать о том, как поддержать педагогов, у которых очень маленькая зарплата и у которых тоже дома есть дети и их тоже нужно кормить», – считает Лейла Куленова.

Борис Лаврентьев соглашается: «Перед нами сейчас другие задачи стоят. Есть регионы, где частные детские сады поддерживают дистанционную форму обучения, но не у всех детсадов есть техническая возможность. Невозможно провести дистанционную конференцию, связь постоянно выбивает. В нашем регионе родительская оплата на период ЧП была снята. Сейчас у нас нет дополнительных денег, чтобы заставить педагога сидеть и отправлять им стихи и сказки, как пишут родители. А родители не задумывались о том, что за это нужно хотя бы какую-то сумму заплатить?» – возмущается спикер.

Отсрочка мешает льготным кредитам

Борис Лаврентьев обозначил и другую проблему. «Предприниматели, у которых есть кредиты, написали в банки для получения отсрочки на три месяца. Банки отсрочку предоставили, но три месяца – это очень маленький срок. В июне он уже заканчивается, а я сомневаюсь, что к этому времени у нас появятся деньги на оплату долгов», – говорит спикер.

Он поясняет, что все частные детсады, да и государственные тоже, столкнутся с двумя проблемами: во-первых, неизвестно, когда все же можно будет приступить к работе, во-вторых, произойдет отток детей, так как малышам пяти-шести лет уже нужно будет поступать в школу.

«Нам нужны кредиты по низким процентам, чтобы мы могли мягче выйти из этой ситуации. Потому что без кредитов мы не сможем покрыть все расходы», – говорит Борис Лаврентьев.

Ведущий напомнил, что в качестве антикризисной меры предусмотрены средства под низкий процент. «Банки еще не знают механизм реализации. И потом, поскольку мы взяли отсрочку, во многих банках нам отказывают в кредитах», – ответил собеседник.

Экономист Бахытжан Саркеев заметил, что, на его взгляд, нужно предоставить отсрочку на более длительный срок, возможно, до осени.

«В программу ДКБ-2025 внесены изменения, там много инструментов, фактически исключены отраслевые ограничения. Возможность получить финансирование имеют практически все субъектов МСБ, в том числе детские сады и центры. Финансирование идет через БВУ, и все зависит от каждого банка, он будет поднимать кредитную историю, самое главное для банков – наличие залога. С этим могут возникать проблемы», – прокомментировал спикер.

Частникам поможет зарплата от государства

«Какую скидку можно требовать от частных школ, частных детсадов?» – озвучил Данил Москаленко один из наиболее часто задаваемых зрителями вопросов.

На него ответила председатель Республиканской ассоциации частных организаций образования (РАЧОО) Роза Садыкова: «Мы подготовили общее письмо родителями. Родители, конечно, хотели бы бесплатно учиться или получить 50-70-процентную скидку сразу. Но учредителям это невыгодно, это невозможно – на столько снизить плату. Многие школы сделали скидку на питание и еще минус 10-15%, в Атырау, я знаю, настояли на 50%, есть школы, которые дали и 60%, и 70%. Это ситуативно».

По ее словам, в тяжелом положении сейчас оказались учреждения образования, в которых не размещается госзаказ. «В государственных школах и детских садах сотрудники полностью получают зарплату из бюджета, а в частных садах – это проблема. Поэтому я хотела бы обратиться к компетентным органам, чтобы они обратили внимание на частный сектор дошкольного и школьного образования и чтобы тем детсадам и школам, где нет госзаказа, тоже помогли. Например, в России выделяют хорошие деньги для воспитателей и учителей. Мы хотели бы, чтобы государство выделило средства на зарплату воспитателям и учителям частного сектора образования», – приводит спикер вариант решения проблемы.

Реальность доказала неверное равенство

Директор филиала Казахстанской ассоциации дошкольных организаций по г. Алматы Любовь Айтхожина соглашается: тем детсадам, которые участвуют в госзаказе, сегодня проще выживать, потому что «хоть какие-то деньги сохраняются».

«Сейчас наступило такое время, которое в реальности показало, что частники отличаются от государственных учреждений. Нас часто хотят сровнять: говорят, если вы получаете госзаказ, то и требования к вам такие же, как к «госникам». Сейчас стало видно разницу. Государственные детсады, во-первых, получают госзаказ, во-вторых, финансируются по индивидуальному плану финансирования. То есть воспитателям, работающим там, полностью покрывается заработная плата. У нас же никакого дополнительного источника дохода нет», – говорит спикер.

Более того, по ее словам, «с трибуны» вещают о том, что все, кто получает госзаказ, должны выплачивать полную зарплату. Но зарплаты сотрудников в частных организациях формируется из двух частей: помимо денег от госзаказа, еще и за счет родительской оплаты. Ее сейчас нет. Возникает «конфликт интересов»: сотрудники тоже слышат информацию о необходимости полных выплат и начинают предъявлять претензии руководителям детских садов.

«Неподъемный» отпуск в 56 дней

Учредитель детского сада-школы «Global Education» Леонид Ким (Алматы) высказал мысль, что некоторые путают госзаказ и подушевое финансирование.

«В частных детских садах нет подушевого финансирования, есть только госзаказ. И он предоставляется не всем детским садам, особенно по Алматы. Наш детсад подал заявку на получение госзаказа, но нам отказали, причина – мы должны брать родительскую плату не более 18 тысяч тенге. Сегодня все сотрудники нашего детсада в вынужденном отпуске без содержания, оплаты родительской нет, очень сложно», – поделился собеседник.

Он предлагает рассмотреть возможность предоставления госзаказа всем учреждениям дошкольного образования, сейчас, во время карантина, чтобы можно было «хотя бы выплатить зарплату воспитателям».

Любовь Айтхожина пояснила: государственный образовательный заказ выдается по методике подушевого финансирования, так что «в принципе это одно и то же». По ее мнению, в тех детсадах, где не размещается госзаказ, сотрудники могут воспользоваться поддержкой государства и получить социальную выплату 42500 тенге. «Они не остаются полностью без денег, без зарплаты», – считает участница телемарафона.

На ее взгляд, есть серьезная проблема, и заключается она в следующем. «Вышел новый закон «О статусе педагога». Он подразумевает, что педагогам, воспитателям и методистам (в прошлом они не приравнивались к педагогическим работникам) предоставляется отпуск 56 дней. С учетом увеличения длительности отпуска и повышения заработной платы на 25% должна была измениться методика подушевого финансирования. Мы до сих пор ждем этот документ и пока получаем деньги по старой ставке. Сейчас, в период ЧП, мы могли бы некоторым сотрудникам дать часть оплачиваемого отпуска. Но когда начали считать, поняли, что отпуск длительностью 56 дней – это большая нагрузка на ФОТ. Думаем, для детсадов это не совсем приемлемая норма (увеличение отпуска. – Ред.), потому что детсады работают круглогодично», – представляет спикер свою позицию.

Сертификаты помогут с арендой

Соучредитель Seed school (г. Нур-Султан) Гульсум Егизбаева рассказала, что как только в стране было объявлено чрезвычайное положение, 16 марта, школа перешла в онлайн-режим. «С сентября прошлого года мы начали внедрять элементы дистанционного обучения, на случай, если ребенок болеет. Детей в школе мы приучали к дистанционному обучению. Сейчас предоставили скидки и программы онлайн-обучения, которые дают возможность оплачивать меньше полной стоимости», – поделилась опытом спикер.

По ее словам, одна из основных проблем членов ассоциации (РАЧОО) – арендная плата. Об это же говорила и Любовь Айтхожина; она рассказала, что помещения очень дорогие, в Алматы, например, могут стоить и 800 тысяч, и 1 млн тенге в месяц, и мало кто из арендодателей пошел навстречу владельцам детских садов в период карантина.

Гульсум Егизбаева напомнила, что Внешнеторговая палата Казахстана выдает сертификаты о свидетельствовании форс-мажора. «Все компании образовательной сферы – и дошкольные, и школьные – попали под форс-мажорные обстоятельства. Мы подали заявки для большинства членов ассоциации, пока ждем ответ. Думаю, это была бы большая помощь для нас, если бы «Атамекен» поспособствовал в предоставлении этого сертификата. Мы сможем за счет минимальных средств, поступающих от родителей, покрыть свои обязательства», – говорит спикер.

«Действительно большой наплыв предпринимателей, желающих получить такой сертификат. Заявки обрабатывают несколько десятков человек, сертификаты выдаются, в том числе для частных дошкольных и школьных организаций. Поступали обращения как от ассоциации, так и от отдельных представителей сектора. Все обращения рассмотрены и направлены в центральный аппарат НПП», – прокомментировал заместитель директора по социальным вопросам Палаты предпринимателей г. Алматы Алибек Ашметов.

Телемарафон «Режим ЧП: бизнес & государство» – это совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». Представители бизнеса и эксперты обсуждают актуальные проблемы в формате онлайн.

Елена Тумашова